Валерий Гусев.

Засада под облаками

(страница 2 из 10)

скачать книгу бесплатно

– С ушами не шутят! – сказала мама, затаскивая его в лифт.


Яков Ильич был страшен – в белом халате, в белой шапочке и с круглым блестящим зеркалом на лбу.

– Ну-с, молодой человек, прошу, – и он величественно показал Алешке на кресло. – Нервных просим удалиться, – сказал он нам с мамой.

– Мы не нервные, – поспешила мама. – Мы – сочувствующие.

А сочувствовать было чему. Маленький Алешка съежился в громадном врачебном кресле и с ужасом смотрел, как Яков Ильич выбирает из кучи блестящих инструментов самую большую воронку. Мама даже зажмурилась.

– Снимайте головной убор, юноша.

– Не снимается, – отчаянно пролепетал Алешка. – Узел навечно затянулся.

– В нашем мире ничего нет вечного, – рассудительно ответил Яков Ильич и разрезал тесемки устрашающими ножницами. Такими только уши обрезать.

Потом он вставил воронку узким концом Лешке в ухо и пустил туда «зайчика» своим зеркалом. И долго в Алешкино ухо смотрел. Вытащил воронку, бросил ее в продолговатый тазик, взял себя за подбородок и сказал:

– Да-с… Если бы у меня были такие уши…

Мы с мамой замерли в ожидании самого ужасного. Сейчас он скажет: я бы их отрезал вот этими ножницами и выбросил бы в мусоропровод. И он продолжил как-то грустно-мечтательно:

– Да-с… Если бы у меня были такие уши, я стал бы самым счастливым человеком.

Не много же ему для счастья надо.

– Да-с… Если бы у меня были такие уши, как бы я их берег! Как бы я их мыл, мыл и мыл! – И грозно уставился на Алешку: – Признавайся, когда ты мыл уши в последний раз? В первом классе?

– Во втором, – буркнул Алешка. – Когда в бассейн ходили.

Мама покраснела. А я понял, что Алешке сегодня грозит крутая головомойка. Ухомойка, точнее.

– Извини, Яша, – сказала мама. – Мы больше так не будем.

– Надеюсь, – и Яков Ильич улыбнулся: – Заходите, если что…

«Ни за что», – прочитал я в Алешкиных глазах.


Дома мама сказала:

– Не знаю, как там твои уши. И что в них разглядел Яшка, но будешь сидеть дома. Два дня, как миленький.

Нас это вполне устраивало. Уж очень не хотелось попасть Вадику под горячую руку.

– А как же книжки? – спросил меня Алешка, когда мы ложились спать.

– Придумаем что-нибудь.

– Вот ты и придумай, – сказал он, – а с меня хватит. Так еще и к зубному угодишь.

Тут мы услышали, что наконец-то пришел с работы папа, и живо уткнулись носами в подушки.

– Что так долго? – спросила его мама.

– Оперативное совещание. В городе участились угоны машин. Наш отдел подключили к розыску.

– А Интерпол тут при чем? – удивилась мама.

Папа засмеялся вполголоса, чтобы нас не разбудить:

– Наверное, потому, что угоняют иномарки.

И они ушли на кухню.

– Интересно? – спросил меня Алешка.

– Очень интересно, – согласился я.


Утром я придумал, как выручить мамины расчетные книжки без опасности для нас. Мой план основывался на том, что наши родители никогда принципиально не обращали внимания на расклеенные по подъездам всякие объявления.

Я выдрал из тетрадки несколько листков и черным маркером крупно написал: «Нашедшего расчетные книжки просим опустить в почтовый ящик кв.

40». Потом подумал и добавил зачем-то: «Вознаграждение гарантируется».

Когда родители разошлись по своим делам, я расклеил объявления по дому. И мы стали ждать результата. Поминутно заглядывая в почтовый ящик.

Результата долго не было. А потом он получился. Но вовсе не такой, на который мы рассчитывали. Когда нам надоело ждать и волноваться, я решил проверить объявления – на месте они или уже нет? Любителей срывать чужие объявления всегда хватает. Я сам из их числа.

Они были на месте. И поверх моего черного маркера было написано красным: «Фиг вам! Сами придете!»

Я сорвал все объявления и выбросил на помойку.

Что ж, придется идти в подземное логово Вадика.

– Завтра пойдем, – сказал Алешка. – Как раз мой домашний арест кончается.

– Это ты плоховато придумал, – возразил я. – Я один пойду.

– Щас-с! – взвизгнул Алешка. – Я тебя одного не пущу!

И я знал – не пустит…

Глава IV
Притворяемся дураками

Погода с утра немного улучшилась. Дождя не было, даже солнышко иногда просвечивало через дырки в облаках. И воробьи зачирикали. И кошки на помойке грелись на крышках контейнеров.

– Как твои уши? – спросила мама Алешку за завтраком.

– Какие уши? Эти? – удивился он, будто у него их два десятка было.

– Значит, в порядке, – улыбнулась мама. И стала собираться на работу. – Помоете посуду и сходите за хлебом. И книжки в жэке заберите.

Мы, конечно, сказали, что – да, обязательно, непременно, не беспокойся, мамочка.

Знала бы она, в каком-таком жэке эти самые книжки и как нам придется их забирать.

– Да, – вспомнила мама уже в дверях, – вот вам квитанция, захватите заодно мои сапоги из починки. И нечего гримасничать, Алексей. У вас все равно каникулы.

– Каникулы, – ответил Алешка, – даются, чтобы школьники отдыхали…

– А то вы так устали! По вашим дневникам видно! – и она захлопнула за собой дверь.

Алешка вздохнул и сказал:

– Давай сразу сапоги заберем, а потом все остальное сделаем.

– Почему? – не понял я.

– Потому что! Если в лапы Вадика попадемся, мама без сапог останется.

По-моему, ей тогда вообще не до сапог будет. Но я не стал с ним спорить. Бесполезно.

И мы пошли в мастерскую за сапогами. Сапоги нам выдали без всяких разговоров. Они стали как новенькие, с бумажными наклейками на подошвах. Только вот сумку мы не догадались захватить, и приемщица дала нам газету. Мы завернули в нее сапоги и пошли домой, не думая, что такое незначительное событие внесет такие значительные (и очень опасные) перемены в нашу жизнь…

В лифте Алешка вдруг уставился на сверток, который я держал под мышкой, нахмурился и, шевеля губами, стал что-то вычитывать в газете. А дома, едва мы вошли, отобрал ее у меня и, аккуратно распрямив на столе, прочитал вслух:

«Только для вас!

Только для вас наша фирма установит непобедимое противоугонное устройство «Черный рыцарь» на ваш любимый автомобиль! Мы уверены в нем – вы уверены в нас! Только для вас!»

– Ну и что? – спросил я. – Опечатку, что ли, нашел?

– Смотри, – и Алешка ткнул газету мне в нос.

Рядом с этой рекламной заметкой красовался рыцарь в доспехах, со щитом с когтистой лапой и с копьем. И с надписью по-английски: «Black Knight».

Сначала я ничего особенного в этой рекламке не увидел, а потом до меня дошло, что этот «Черный рыцарь» нам знаком. Мы видели коробки с ним в подвале Вадика. Никакие, значит, это не доспехи, а противоугонные устройства. Только при чем здесь Вадик? Он ведь чаще всего сахаром торгует.

– Как при чем? – удивился Алешка. – Он их продает. Этой фирме, которая «Для нас!».

– А чего же он тогда себе не поставил такую противоугонку? Непобедимую? Без машины остался.

Алешка развел руками и ехидно посоветовал:

– А ты у него спроси.

Ага, он так ответит! Мало не покажется!

Что-то эта история все меньше мне нравится и все больше запутывается. Почему угонщик сидит в конторе «Сыщик»? Почему Вадик не схватил его за шиворот? Почему Вадик прячет в подвале «Черных рыцарей», хотя он торговал всегда только продуктами питания? А главное – чем мы его так напугали?

Чем больше я ставил вопросов, тем яснее становилось, что ответить на них может только сам Вадик. «Вот ты у него и спроси!»

Ага! Он ответит! На все вопросы разом…


Когда мы возвращались из булочной, то прямо за углом нашего дома наткнулись, как на бульдозер, на нашего заклятого друга Вадика.

Он стоял у нас на пути, расставив ноги и скрестив руки на груди.

– Попались? – злорадно спросил Вадик. – За хлебушком ходили?

– За сапогами, – ответил Алешка и показал на батон, торчащий из сумки.

– Чего? – удивился Вадик. – Ты что, тормоз, в натуре?

– Ага, – сказал Алешка, – за хлебом.

Вадик стоял у нас на пути, расставив ноги и скрестив руки на груди.

– Попались? – злорадно спросил он.

– Хватит придуриваться! Вы мне еще убытки покроете. За товар в подвале.

– В каком подвале? – изумленно спросил я.

– В котором я вас запер! – взревел Вадик.

Мы удивленно переглянулись. И спросили в один голос:

– Когда?

– Тогда!

– А мы только сегодня вернулись, – объяснил я.

– Откуда? – Вадик начал понемногу шалеть.

– Из бани, – спокойно объяснил Алешка.

– А замки кто сорвал?

– В бане? – уточнил я. – В бане – это мы.

– В подвале! – заорал еще громче и безнадежнее Вадик.

– В бане нет никакого подвала, – Алешка недоуменно пожал плечами и так посмотрел на Вадика… Ну, будто сильно пожалел его из-за съехавшей крыши. У бани.

– А ну пошли! – сказал Вадик. – Я вам сейчас покажу, что вы там натворили.


– В бане?

– В подвале, блин!

Пришлось спуститься с ним в подвал. Все равно надо мамины книжки выручать.

– Это ваше? – спросил Вадик, стараясь быть спокойным, и потряс в воздухе растрепанными расчетными книжками.

– Наше, – подтвердил я. – Мы их в бане оставили.

– А полотенце мое вы не нашли? – с надеждой спросил Алешка. – Я его тоже там забыл.

Мне показалось, что грозный бандит Вадик начал уже побаиваться нас.

– Ладно, ребята, – сказал он. – Давайте по-хорошему, – он положил книжки на столик, рядом со своим магнитофоном, с трудом вытащил откуда-то громадный замок и уронил его с грохотом на пол: – Ваша работа?

Я присел рядом с замком, стал его разглядывать. Вадик доверчиво опустился на корточки рядом. Лешка в это время стянул со стола книжки и сунул их под куртку.

Перевернув замок, я внимательно осмотрел его и с другой стороны.

– Ну? – нетерпеливо повторил вопрос Вадик. – Ваша работа?

– Нет, – и я ткнул пальцем в клеймо на замке. – Вот его: «Завод металл. изделий».

От дальнейших расспросов Вадик отказался.

– Идите отсюда, – шепотом попросил он. И стал похожим на снеговика весной. – Идите скорей.

– В баню? – послушно спросил я. – Но мы только что…

– Куда хотите! – Вадик схватился за голову. – Только поскорее!

Я поднял с пола сумку с хлебом, и мы пошли домой. А на верхней ступеньке Алешка вдруг остановился и сказал:

– Э, а книжки расчетные? Отдайте, пожалуйста. И мое полотенце.

Вадик посмотрел на него, на столик, а потом ноги его подкосились и он сел прямо на пол. Растаял окончательно.


Мы еле добежали до лифта, чтобы не лопнуть от сдерживаемого хохота. А в лифте начали смеяться так, что он стал спотыкаться на каждом этаже.

Когда мы отперли дверь, Алешка сказал:

– Да, крыша точно поехала.

– У бани? – спросил я. И мы опять заржали.

Мы положили расчетные книжки на самом видном месте, чтобы маме сразу стало приятно, когда она вернется усталая и озабоченная, и пошли на кухню. Помыли посуду, пообедали, опять посуду помыли.

– А теперь, – загадочно сказал Алешка, – пойдем послушаем. У меня запись хорошая есть.

– Откуда?

Он усмехнулся:

– Оттуда. Из подвала с баней. Вадик подарил.

– Зачем?

– Мама правду говорит, – вздохнул Алешка, – соображаешь ты неплохо. Но очень медленно.

Я грозно взглянул на него, и он поправился:

– Не всегда быстро, я хотел сказать, – и объяснил: – Понимаешь, Дим, я в тот раз, когда мы в подвале бродили, помнишь, хотел музыку включить. А оно не получилось, я по ошибке на «запись» нажал…

– Так! Это интересно!

– …И только потом догадался. Когда мы удирали. Ну и…

Понятно. Ну и спер сегодня кассету вместе с книжками. Не растерялся добрый молодец.

– Дим! Ну чего ты так на меня смотришь? Это же… как его… контро… компра…

Компромат, он хотел сказать.

– Да ладно тебе, – заныл он. – Помнишь, папа говорил, что врага надо бить его же оружием?

– По-твоему, если они воруют, то и мы должны красть?

– Я ж не насовсем! Перепишу их разговор и верну кассету Вадику. – И он хихикнул: – В бане.

Ну что с ним делать?

…Кассету мы прослушали и на этот раз уже кое-что поняли. А именно, что Вадик и этот сыщик-угонщик – явные сообщники. И что-то очень пакостное затеяли.

И мы на всякий случай переписали их разговор. А потом еще вырезали из газеты рекламку «Только для вас!» и надежно спрятали этот компромат под Алешкиной тахтой.

Больше в этот день скучных осенних каникул ничего особенного не случилось. Кроме того, что мама, сначала похвалив нас за книжки, потом отругала за то, что в жэке на перерасчете они так и не побывали. Мы совсем об этом забыли.

И снова забрали их и пошли в жэк. А мимо агентства «Сыщик» прошли на цыпочках.


Вечером – мы уже улеглись – пришел с работы папа. И мы слышали, как мама спросила его в прихожей:

– Что так поздно?

– Да мы с Петровичем после работы в баню зашли…

Глава V
Новости от Чучундры

Утро началось очень скучное – за окном моросил дождь, монотонно и безнадежно стуча каплями по стеклу и подоконнику.

Вставать не хотелось. Я повертелся с боку на бок, но даже спать показалось скучным.

Алешка, проснувшись раньше меня, уже погрузился в очередной роман про рыцарей – только страницы шелестели. Будто их осенний ветер листал. Когда Алешка чем-нибудь увлекается, то ныряет с головой в это новое увлечение. И его оттуда не выдернешь, пока он сам к нему не охладеет…

Наконец он зевнул, положил книгу на тумбочку и, взяв пульт, включил телевизор.

– Посмотреть, что ли, что в мире происходит? – лениво пробормотал он. – Не посадили ли, к примеру, Вадика?

В мире ничего нового не происходило: катастрофы, конфликты, скандалы, жвачки и непобедимый кариес.

Но тут Алешка набрел на наш кабельный канал. Шла, как всегда, реклама.

– Ага! – вдруг воскликнул Алешка, соскочил с тахты и уселся на пол перед экраном. – Старый знакомый!

А на экране появилась заставка:

«Уважаемые господа!

Частное сыскное агентство «Сыщик» предлагает свои услуги всем пострадавшим от угонщиков автомобилей. Мы разыщем в кратчайший срок Вашу любимую машину за небольшое вознаграждение по соглашению».

А дальше некрупными буквами сообщались адрес и телефоны этого «Сыщика».

Заставку на экране сменила знакомая улица, и на фоне мчащихся по грязи машин дорожный инспектор, в форме и с полосатым жезлом, отдал честь, подмигнул и сказал:

– Я открою вам, господа, профессиональный секрет, – и он сделал вид, что из предосторожности, как шпион, оглядывается по сторонам. – Если у вас угнали машину, не спешите в милицию. Мы разыскиваем только четыре процента из похищенных автомобилей. Мой вам совет. Если хотите, чтобы ваша машина нашлась в добром здравии, спешите в агентство «Сыщик»!

И тут на экране возник… Вадик. Лицо его сияло, в руке звенели ключи от машины.

– Еще вчера я был несчастлив, – завопил Вадик. – А уже сегодня – снова со мною мой верный друг, красавец «мерс»! И вернули мне его бравые ребята из детективного агентства «Сыщик»! Спасибо вам, друзья! В следующий раз я обязательно обращусь к вам!

И дикторша напомнила телефоны «Сыщика».

Я выскочил из постели и выглянул во двор. Точно! Вадькин «Мерседес» снова стоял у входа в подвал, и его щедро отмывал осенний дождик.

– Что-то тут странное, – сказал Алешка и выключил телевизор. – Как-то все подозрительно перепуталось.

Я с ним молча согласился. Вадик торгует противоугонными устройствами, а себе такую штуку не поставил. Угонщик очень похож на сыщика. Сыщик отыскал машину за один день…

Вроде бы по отдельности эти факты и не такие уж странные, а все вместе наводят на мысли. Непонятно только – на какие.

Чует мое сердце, что мы все каникулы пробегаем по чьим-то горячим следам.

Мы пошли завтракать и на столе увидели прижатую сахарницей мамину записку. Точнее – приказ: «Забрать расч. кн. из жэка! Сходить за хлебом! Помыть посуду! Мама».

Господи, и куда все время девается хлеб? И откуда все время берется грязная посуда? Особенно на каникулах.

За завтраком мы с Алешкой поторговались, поспорили и договорились, что он моет посуду, а я иду за хлебом и в жэк. Лешка никогда не прогадает. Хорошо хоть дождь кончился.

Я быстренько сбегал в булочную и оттуда поспешил в жэк. А проходя мимо автостоянки, немного задержался, открыв рот, – уж больно интересный услышал разговор.

Разговаривали двое – расстроенный владелец машины и наш участковый.

Владелец, разводя руками и постанывая, говорил с дрожью в голосе:

– …И вы представляете, ну буквально на минуту отошел. Оглянулся, а мой «Рено» уже мчится по улице вдаль…

– Что ж вы, товарищ водитель, – упрекнул его участковый, – имеете такую дорогую машину и не обезопасили ее от угона?

– Как же не обезопасил? – возмутился бывший владелец дорогой машины. – Очень даже обезопасил! Мне установили самое надежное противоугонное устройство «Черный рыцарь». Его сейчас вовсю рекламируют…

– Не все, что рекламируют, того стоит, – мудро заметил участковый. – Что я вам могу посоветовать? Пишите заявление и несите его в милицию.

– Да? Уж лучше я пойду в агентство «Сыщик». Говорят, они просто волшебники! В два счета разыскивают угнанные машины.

– Ну что ж, дело ваше, – участковый пожал плечами и почему-то долго смотрел ему вслед.

А я закрыл рот и помчался домой – делиться с Алешкой еще одной новостью.

– Ты знаешь, – сказал он, открыв мне дверь и не выпуская из рук книгу, – оказывается, настоящий рыцарь, когда подъезжал на своем коне к развилке, всегда сворачивал направо. Здорово?

– Почему – здорово? По-моему, просто глупо.

– Эх ты! Он этим подчеркивал, что всегда сражается за правое дело!

Ага, подумал я, а если сворачивает налево, значит – бьется за левое дело?

– Рыцари всякие бывают, – сказал я. И поведал в двух словах о подслушанном разговоре.

Алешка нахмурился, подумал и сказал:

– В нашем районе что-то происходит.

Это я и без него понял. И пошел на кухню, чтобы выложить из сумки хлеб. Там меня ждал сюрприз: немытая посуда.

– Дим, я подумал, что не стоит ее все время мыть, – мигом оправдался Алешка. – Пообедаем – и сразу все помоем.

В принципе в его словах была логика. Но, по-моему, была и хитрость. И я решил после обеда не терять бдительности.

– Книжки забрал? – спросил Алешка.

– Забыл! Из-за этого угона. Ладно, после обеда схожу.

– Ладно уж, – великодушно предложил Алешка, – я сам схожу.

Помолчал, вздохнул и добавил:

– А ты уж посуду помой. Так уж и быть…

Вот хитрец! Но что делать? Уж очень не хотелось снова выбираться на улицу в такую погоду.


Когда Алешка пошел в жэк, я решил разобраться в своем столе, потому что, как мама говорит, в нем уже солдат с ружьем может потеряться.

Только я вытащил все ящики и разложил их на полу, в дверь затрезвонили. Это был Алешка.

– Ты что так быстро? – спросил я, – жэк, что ли, теперь угнали?

– Не, – Алешка перевел дыхание. – Чучундру встретил.

– И что? – холодно поинтересовался я. – Укусила?

Чучундрой давно прозвали во дворе и в школе дочку Вадика. За то, что она суматошная, любопытная, всюду лезет со своим острым носиком и бегающими глазками.

– Знаешь, что она сказала? Похвалилась. – И Алешка очень точно передал ее слова, которые она всегда ехидно растягивала: «Мы теперь еще больше бога-а-тые будем! У папы новый бю-изнес. На зимние каникулы в Бразю-илию поеду, на карнава-ал. Съел?»

Съел! Хватит! Информации накопилось – целый сундук. И все в нем перемешалось и перепуталось, как в маминой любимой шкатулке для ниток. Когда надо кому-нибудь из нас пришить пуговицу, мама ставит шкатулку на колени и приговаривает: «Как хорошо, когда все можно найти в одном месте». Долго в шкатулке копается, а потом идет за нитками к соседке. И за иголкой – тоже.

В общем, пора нам в этом сундуке, где «все в одном месте», порядок наводить.

Но Алешка, оказывается, не все еще выдал. Он встал в характерную для Чучундры позу – ручки за спину, голова с острым носиком вперед, язык на нижней губе:

– «Май дэд нового компайнена нашел. Он та-а-кую фирму держит!»

– А что за компаньон? – спросил я просто так, без всякого интереса.

– Англичанин какой-то. Или американец, я думаю.

– Это почему? – удивился я. Чтобы с нашим Вадиком иностранец связался… Такое только присниться может. В самом глупом сне.

– Почему, почему? Чучундра так сказала. У него имя такое. Типично американское.

– Это какое?

– Бай-бай.

Что-то знакомое мне в этом имени, похожем на кличку, послышалось. Но я отвлекся, потому что вспомнил кое-что поважнее:

– Леха, ты книжки из жэка забрал?

– А ты посуду вымыл? – оправдался Алексей Сергеич.

– Нет! – мстительно ответил я. – Решил, что уж лучше сразу всю, после ужина, ее мой младший брат вымоет!

Глава VI
Старый гараж

Утром позвонил Бонифаций. И застонал в трубку:

– Дима! Я тебя умоляю! Мы такую пьесу написали! Веселую, мудрую, задорную! Ты мне веришь? И все роли распределили. Уже репетируем! Даже наши педагоги участвуют. Веришь? А вот на главную роль – ну никого нет. Никак не подберем. Я вижу в этой роли только тебя! Ты мне веришь? Понимаешь, друг мой, ты подходишь по всем параметрам…

Тут я невольно перебил педагога:

– Это по каким же параметрам? – в моем голосе прозвучала обида. – Дурак, что ли, вылитый?

– Ну зачем же так? Просто ты и по виду, и по характеру на первый взгляд такой простодушный. А на самом деле…

– Еще глупей, да? – опять невежливо перебил я.

– Нет, я совсем не это хотел сказать. Я имел в виду твой богатый внутренний мир, глубоко скрытый от всех. До поры. А когда она, эта пора, настанет…

– Пока она настанет, Игорь Зиновьевич, у нас в школе все стены испишут: «Димка – дурак».

– Нет, ты меня не понял. Давай договоримся так: подумай до завтра, ладно? И завтра утром, на свежую голову, дай свое согласие! – и он поскорее положил трубку, чтобы не услышать в ответ мое решительное несогласие.

– Опять Бонифаций? – спросил Алешка. – Что-то это подозрительно.

– Вокруг нас теперь все подозрительно, – проворчал я.

– Что подозрительно? – спросила, входя в нашу комнату, мама. – Подозрительно, что вы до сих пор не принесли книжки.

– У них санитарный день, – не подумав, соврал Алешка. – Карантин.

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.
Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.

Купить и скачать книгу в rtf, mobi, fb2, epub, txt (всего 14 форматов)



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10

Поделиться ссылкой на выделенное