Терри Гудкайнд.

Огненная цепь

(страница 7 из 61)

скачать книгу бесплатно

Никки, стоявшая за его спиной, сказала еле слышно:

– Ричард, нам нельзя оставаться здесь. Пойдем!

– Я согласна! – Кара стала плечом к плечу с Никки.

Виктор вскинул булаву. Он стиснул ее так крепко, что костяшки пальцев побелели.

– Я хочу видеть тех, кто это сотворил. Можешь ты выследить их? – спросил он Ричарда.

– Я не думаю, что это правильная мысль, – возразила Никки.

– Правильная или нет, – сказал Ричард, – но я никаких следов не вижу. – Он посмотрел прямо в голубые глаза Никки. – Может, ты попробуешь убедить меня, что я и это выдумал?

Она не отвела взгляд, но и брошенный ей вызов не приняла.

Виктор все смотрел на Феррана.

– Я обещал его матери заботиться о нем. Что я теперь скажу семье? – Слезы душевной боли и гнева блеснули в глазах кузнеца, когда он указал булавой на другие останки. – Что я скажу их матерям, и женам, и детям?

– Что они пали жертвой зла, – сказал Ричард. – И что ты не будешь знать отдыха, пока не отомстишь.

Виктор кивнул, гнев его сменился печалью.

– Мы должны похоронить их.

– Нет, – сказала Никки угрюмо, но решительно. – Я понимаю твое желание почтить память друзей, но они уже давно не здесь, не в этих кусках изуродованных тел. Твои друзья теперь отдыхают в мире добрых духов. А нам пока не время присоединяться к ним!

Виктор снова рассердился:

– Но мы должны…

– Нет, – перебила Никки. – Оглядись. Здесь побывал кровожадный безумец. Мы не хотим стать новыми его жертвами. А погибшим мы помочь никак не можем. Нам нужно уйти отсюда!

Прежде чем Виктор успел возразить, Ричард резко обернулся к колдунье:

– Что ты знаешь об этом?

– Я же говорила тебе, Ричард, что нам нужно многое обсудить. Но здесь не время и не место для этого.

– Верно, – проворчала Кара. – Мы должны убираться, и поскорее.

Отвернувшись от трупа Феррана, Ричард снова посмотрел на кровавое месиво под кленом и вдруг ощутил подавляющее одиночество. Он до боли тосковал по Кэлен. Ему недоставало ее утешения. Он хотел, чтобы ей ничто не угрожало. Жива ли она еще? Мучительное неведение изводило его невыносимо.

– Кара права. – Никки настойчиво дернула Ричарда за руку. – Мы не знаем, с чем столкнулись – но что бы это ни было, я боюсь, что ты еще слишком слаб, чтобы твой меч мог оградить нас от опасности. И я сейчас тоже не способна на такое. Если убийца прячется в лесах, ныне не время противостоять ему. Справедливый суд и мщение должны свершиться. Но для этого нам нужно остаться в живых.

Виктор отер тыльной стороной ладони слезы, текущие по щекам.

– Как ни противно мне признавать это, но я думаю, что Никки права.

– Чудовище искало вас, лорд Рал, – проворчала Кара. – Я не хочу, чтобы вы торчали здесь, пока оно не вздумает вернуться!

Ричард мельком отметил, что красный кожаный костюм Кары больше не выделялся на фоне леса – так много было вокруг крови. Он еще не был готов отказаться от поисков чудовища, сгубившего столько хороших людей, и вдобавок ощущал смутную, нарастающую тревогу.

Ричард хмуро взглянул на морд-сит.

– С чего ты взяла, что оно искало меня?

– Я уже говорила, – процедила Никки сквозь зубы, говоря вместо Кары, – сейчас не время и не место для разбирательств. И сделать что-то еще здесь мы не сможем. Мертвым не поможешь…

Не поможешь. Относилось ли это также к Кэлен? Он не мог позволить себе даже подумать так.

Ричард посмотрел на север. Он не знал, где искать ее. Из того, что к северу от их лагеря нашлась пара сдвинутых с места камешков, вовсе не следовало, что похитители увели Кэлен именно в том направлении. Они могли просто пойти на север, чтобы избежать столкновения и с отрядом Виктора, и с солдатами, охраняющими обоз с провиантом, чтобы уйти незамеченными из этой местности. А потом могли повернуть куда угодно…

Но куда?

Ричард понимал, что без помощи не обойдется. Он попытался сообразить, кто способен чем-то помочь ему в этих обстоятельствах. Кто поверит ему? Зедд поверил бы – но Ричард не был уверен, что дед мог предложить ему решение такой сложной задачи. Добираться до Зедда нужно очень долго, и если такая поездка кончится ничем… Но кто же может и захотеть помочь, и знать что-то полезное?

Неожиданно Ричард повернулся к Виктору.

– Где я могу достать лошадей? Мне нужны лошади. Где они есть ближе всего?

Вопрос застал Виктора врасплох. Он опустил булаву и отер со лба дождевую воду, обдумывая ответ, шевеля бровями от напряжения.

– Алтур-Ранг, пожалуй, ближе всего, – сказал он наконец.

Ричард спрятал меч в ножны.

– Хорошо. Пойдемте. Нам нужно поторопиться.

Обрадованная этим решением, Кара подтолкнула Ричарда в направлении Алтур-Ранга. В глазах Никки сквозило подозрение – но она так спешила уйти прочь от побоища, смердящего смертью, что даже не спросила, зачем ему лошади.

Забыв об усталости, четверо друзей поспешно зашагали прочь. Как ни тошно было им уходить, бросив тела товарищей непогребенными, все они понимали, что задерживаться слишком опасно.

Как только Ричард спрятал меч, гнев утих. Его место заняла щемящая скорбь по мертвым. Казалось, даже лес оплакивает их.

Еще хуже были мысли об исчезновении Кэлен. Хоть бы представить, что могло с нею случиться… Ищи решение, напомнил сам себе Ричард.

Чтобы найти Кэлен, ему нужна помощь. Чтобы добраться до того, кто сможет помочь, нужны лошади. Вот на этой непосредственной задаче и нужно сосредоточиться. Они могут идти еще целых полдня, пока не стемнеет. И не стоит зря тратить ни одной минуты.

Ричард вел своих спутников напрямик через густые леса без остановок, почти бегом. Никто не жаловался.

Глава 7

Пользуясь угасающим светом дня, Ричард и Кара выдергивали из рыхлой почвы корешки сосны – прочные и гибкие, как проволока. Набрав большую вязанку, они вернулись к найденному убежищу и принялись связывать корешками тонкие стволики молодых деревьев. Виктор и Никки бродили у подножия склона, густо заросшего лесом, обрубая и складывая в кучу ветви пихты. Убежище представляло собой нависающий над склоном скальный выступ, к которому они теперь прилаживали стенку. Ричард придерживал жерди, Кара переплетала их и связывала корешками. Обрезав излишек корешков, Ричард спрятал нож в чехол на поясе, проверил прочность получившейся рамы и стал выкладывать на ней стенку из пихтовых веток. Кара для большей надежности связывала торчащие наружу побеги. Виктор и Никки таскали снизу все новые охапки веток и складывали под рукой у Ричарда. На одну ночь этой постройки должно было хватить.

Под выступ скалы дождь не затекал, но улечься удобно здесь было затруднительно. Плетеная стенка позволяла расширить укрытие. Рассчитывать на тепло без костра не приходилось, но будет хотя бы сухо…

На протяжении дня изморось превратилась в тихий, упорный дождь. Быстрая ходьба утомляла, но она же и согревала; теперь, остановившись на ночлег, путники попали в бессердечные объятия холода. В сущности, погода была всего лишь прохладной – но люди промокли, обессилели и были не в состоянии согреться теплом своих тел. Ричард знал, что долгое пребывание в мокром виде даже при умеренной прохладе могло истощить путников, довести до болезни, а то и до смерти. Никки и Кара почти не спали в предыдущие три дня, сам Ричард еще не вполне выздоровел, а потому признал необходимость ночевки в тепле и сухости – иначе они не выдержат дороги. А он не мог допустить никаких задержек.

Весь остаток дня и вечер они шли, постепенно приближаясь к Алтур-Рангу. Воспоминание о зверском убийстве соратников было еще слишком свежо, поэтому никто из них не мог даже думать о еде. Но теперь требовалось подкрепиться, чтобы хватило сил на завтрашний путь; поэтому они достали вяленое мясо и сухари и откусывали понемногу, не прекращая работы.

Ричард от усталости едва держался на ногах. Он выбрал путь по нехоженым чащам, чтобы сократить расстояние и избежать опасности столкновения с врагом, но ходьба напрямик, без троп, давалась нелегко. День выдался изнурительный. Болела голова, спина, ноги. Зато, если завтра выйти спозаранку и идти так же быстро, к концу дня можно добраться до Алтур-Ранга. А потом они добудут лошадей, путь станет легче и намного быстрее.

Он сожалел, что придется ехать так далеко, но другого выхода не видел. Нельзя бесконечно скитаться по лесам в тщетной надежде найти еще один потревоженный камешек и определить, куда увели Кэлен. Но даже если бы камешки нашлись и определилось бы какое-то направление, кто поручится, что Кэлен именно там? Похитители могли сколько угодно раз сворачивать, не потревожив ни единого камня в окрестностях.

Ричард работал машинально, не задумываясь над тем, что делает. В вечерних сумерках Кара старалась не спускать с него глаз. Ей казалось, что он может упасть в любой момент, и тогда она должна будет подхватить его.

Работая, Ричард обдумывал отдаленную, но вполне реальную возможность того, что солдаты Имперского Ордена сейчас прочесывают леса, чтобы схватить их. Его беспокоило и то неведомое чудовище, которое уничтожило отряд Виктора – а теперь, быть может, охотилось за ними. Он размышлял, какие еще меры предосторожности можно предпринять и сможет ли он в случае чего побороть тварь, способную на такое зверство…

Все эти рассуждения не помогали, однако, подавить грызущую тревогу за Кэлен. Снова и снова вспоминал он все, до мельчайших подробностей. Думал, не допустил ли какой-то оплошности. Представлял, какие страхи и сомнения испытывает она, удивляясь, почему он не приходит на помощь и успеет ли прийти раньше, чем похитители убьют ее.

Он пытался отделаться от грызущего страха, от мысли о том, что она, возможно, уже мертва. О том, как обращаются с пленницей, он тем более старался не думать – это могло быть бесконечно ужаснее, чем простая казнь. У Джеганя имелись веские резоны желать ей долгой жизни – но это была бы жизнь, полная боли… Ведь Кэлен с самого начала прилагала все усилия к тому, чтобы укротить амбиции Джеганя и обратить его успехи против него же. Первый экспедиционный корпус войск Имперского Ордена, отправленный в Новый мир, помимо прочего, уничтожил всех жителей большого галеанского города Эбиниссии. Кэлен побывала там вскоре после того, как результаты этого жуткого нашествия обнаружил отряд галеанских новобранцев. Ослепленные болью и гневом, юные воины, хотя их и было вдесятеро меньше, чем врагов солдат, стремясь к мести и славной победе, порывались встретиться на поле боя с мерзавцами, которые пытали, насиловали и убивали их родных и близких.

Кэлен встретилась с этим отрядом, которым командовал капитан Бредли Райан, как раз когда они готовились к бою, задуманному по учебникам, по представлениям о благородной старине – и поняла, что там юноши все и полягут. Отважные, но неопытные, они были убеждены, что задуманная тактика сработает и принесет им победу, несмотря на огромное численное преимущество врага.

А Кэлен знала, как умеют сражаться закаленные солдаты Имперского Ордена. Она понимала, что, если позволить отчаявшимся мальчикам исполнить задуманное, они попадут в настоящую мясорубку и погибнут все до одного – а из-за их недальновидности войска Имперского Ордена пройдут, не встретив никакого сопротивления, к другим городам и продолжат убивать и грабить ни в чем не повинных людей.

Поэтому Кэлен приняла командование на себя и постаралась разубедить Райана и его храбрецов в применимости благородства при борьбе с таким врагом. Она заставила их понять как следует, что главное – убивать захватчиков всеми доступными средствами. Как именно будет достигнута победа – все равно. Когда убиваешь, речь идет не о славе, а о спасении. И если уж приходится убивать, то пусть это будет ради жизни, а не ради смерти. Кэлен подсказала юношам, как можно справиться с превосходящим по численности противником, и под ее руководством они стали взрослыми, способными выполнить тяжелую задачу.

Ночью перед началом боя Кэлен одна отправилась во вражеский лагерь и убила тамошнего мага, а заодно и нескольких офицеров. Наутро обученные ею пять сотен юных бойцов, следуя ее советам, все-таки сумели – пусть и с тяжелыми потерями – начисто уничтожить пятитысячный авангард Имперского Ордена. Деяний, равных этому, история знает немного.

Таков был первый из многих ударов, которые Кэлен нанесла Джеганю. Немудрено, что он отправил убийц на охоту за ней. Но у них ничего не вышло.

В отсутствие Ричарда – когда Никки увела его в самое сердце Древнего мира – Кэлен присоединилась к Зедду и силам Д’харианской империи. Люди впали в уныние, отступая после поражения в битве, длившейся три дня. Заменив Ричарда, отдавшего ей Меч Истины, Мать-Исповедница заставила армию приободриться и немедленно повела ее в контрнаступление, застав врага врасплох и основательно пустив ему кровь. Именно Кэлен вдохновила войска Д’Хары на битву, вернула им стойкость и воодушевление. Капитан Райан со своим отрядом присоединился к ней в борьбе против захватнических орд Джеганя. И почти целый год после этого Кэлен руководила всеми действиями Д’Хары, мешая Джеганю быстро подчинить Новый мир. Она гнала и преследовала его безостановочно, используя всякую возможность нанести врагу новый ущерб, заставив армию Джеганя терять десятки и сотни тысяч людей.

Кэлен обескровила силы Имперского Ордена и добилась того, что они застряли под Эйдиндрилом. Зимою она вывела оттуда всех жителей и под защитой своих воинов отправила через перевалы на земли Д’Хары. Затем войска Д’Хары наглухо перекрыли перевалы и тем самым на время заставили Имперский Орден отказаться от своей конечной цели – завоевать Д’Хару и окончательно подчинить Новый мир жестокой власти Ордена.

Лишь одного человека Джегань ненавидел сильнее, чем ее – Ричарда. Недавно сноходец отправил на охоту за ними очень опасного мага по имени Николас. В этот раз Ричард и Кэлен едва избежали пленения, хотя в итоге дело обернулось еще одним поражением Джеганя и его людей.

Ричард знал, что братья Ордена всегда старались причинить пленникам самые чудовищные муки и получали от этого великое наслаждение. И никого, кроме самого Ричарда, император Джегань так сильно не желал бы подвергнуть пыткам, как Мать-Исповедницу. Он не экономил усилий, чтобы захватить ее – и уж наверняка приготовил бы для Кэлен самые изощренные испытания…

Ричард вдруг осознал, что застыл на месте, дрожа и стиснув в руках охапку пихтовых веток. Кара молча наблюдала за ним. Он опустился на колени и снова взялся укладывать ветки на раму. Кара тоже вернулась к работе. Ричард постарался сосредоточиться и завершить наконец сооружение укрытия. Чем скорее они лягут спать, тем лучше отдохнут и тем быстрее пойдут завтра.

Хотя нигде в окрестностях не было ни торных дорог, ни троп, Ричард все-таки не рискнул развести костер, опасаясь, что вражеские разведчики могут учуять его. Увидеть дым костра сквозь заслон дождя и тумана они были не в состоянии – но из-за сырости этот дым расползался бы понизу над землей во все стороны, и патрули Имперского Ордена могли уловить запах издалека. Эта опасность была вполне вероятной, и его спутники не стали спорить. Лучше уж помучиться от холода, чем драться за свою жизнь!

Никки притащила еще одну охапку веток; Ричард продолжал крепить их к раме. Все молчали, подавленные тяжелыми мыслями. Всем, кроме Ричарда, было не по себе от того, что неведомое зло, погубившее их товарищей, могло затаиться и здесь, в сгущающейся тьме – между тем как они собирались лечь спать в хлипкой крепости, сложенной всего-навсего из веток пихты.

Первый день пути к Алтур-Рангу походил не столько на путешествие, сколько на бегство. Но нечто, убившее людей Виктора, не преследовало их. По крайней мере, Ричард так полагал. Он считал, что существо, наделенное такой силой и злобой, без труда нагнало бы путников, если бы захотело. Кроме того, находясь в лесу, Ричард обычно чувствовал, есть ли поблизости животные и где именно они находятся; присутствие людей поблизости он тоже, как правило, распознавал. Если бы Виктор со своим отрядом не остановился на ночлег так далеко от стоянки Ричарда, Кэлен и Кары, бывший следопыт тоже почуял бы его приближение. Это же чутье сигнализировало Ричарду, когда за ним кто-то шел. В бытность свою проводником он не раз находил по следам людей, потерявшихся в лесах – а иногда он и другие проводники устраивали состязания, выслеживая друг друга. Поэтому Ричард хорошо знал, как обнаружить преследование.

Но в этот день он чувствовал не опаску, а просто леденящий страх – как если бы за ними охотился кровожадный призрак. Этот страх беспрестанно подгонял, заставлял бежать. Но Ричард также знал, что очень часто именно бегство добычи побуждает хищника наброситься на нее. Поэтому он постарался не забыть обо всех возможных предосторожностях: вел своих друзей по руслам мелких ручьев, пока они не отошли на порядочное расстояние от места убийства, а потом старался выбирать путь по каменистой почве, где выследить идущих было значительно сложнее. И укрытие из веток также служило для того, чтобы сделать их незаметными. Даже проходя совсем рядом, это скопление веток трудно было признать делом человеческих рук.

Тем не менее Ричард отчетливо осознавал, что жаркое дыхание преследователей лишь чудится ему. Зедд учил его, что очень важно уметь понимать, почему возникают те или иные ощущения, и разбираться, вызваны ли они чем-то, заслуживающим внимания, или же нет. Кроме вполне объяснимого страха, вызванного жестокостью произошедшего убийства, никаких реальных признаков преследования Ричард не находил – и потому старался держать свои чувства в узде.

Страх как таковой часто становился величайшей опасностью. Он лишал человека способности рассуждать. От страха люди совершали бессмысленные поступки и только усугубляли трудности своего положения.

Еще подростком Ричард помогал найти людей, заблудившихся в обширных лесах вокруг Хартленда. Одного мальчишку он искал два дня – тот, испугавшись темноты, бежал вслепую, пока не свалился с обрыва. К счастью, обрыв оказался невысоким. Ричард нашел его у подножия холма с вывихнутой лодыжкой. Нога распухла, но не была сломана. Мальчик замерз, устал и был сильно напуган, но только и всего. Могло быть намного хуже, и он признал это – когда успокоился. Он был счастлив, когда появился Ричард, и всю дорогу домой крепко обнимал его за шею.

Имелось много способов умереть в лесу. Ричард слыхал о людях, заломанных медведем, растерзанных дикой кошкой или укушенных ядовитой змеей. Но по какой причине погибли люди Виктора? Ничего подобного ему прежде не приходилось ни слышать, ни видеть. Человеку – во всяком случае, обычному солдату, – такое явно не под силу. Сотворить это жуткое убийство мог кто-то, наделенный магическим даром, – но почему-то это объяснение тоже не казалось убедительным.

Тут он поймал себя на том, что уже создал в своем воображении образ чудовищного зверя.

Виктор приволок огромную вязанку веток и уложил их у ног Ричарда.

– Еще нужно?

Ричард подкинул ветки носком сапога, оценивая их густоту и размер.

– Нет, думаю, этого и той охапки, которую несет Никки, хватит, чтобы закрыть всю раму.

Никки уронила свою ношу наземь рядом с Виктором. Странно было видеть ее за такой работой. Даже перетаскивая срезанные ветки, Никки выглядела как королева. Кара тоже была очень красива – но ее дерзкие повадки не допускали и мысли о женской слабости, она возводила не просто укрытие – ощетиненный остриями редут, чтобы отгонять непрошеных гостей. А Никки, казалось, вот-вот пожалуется, что испачкала руки – хотя ничего такого никогда себе не позволяла. Дело было не в том, что она неохотно исполняла порученную ей Ричардом работу – нет, просто она выглядела совершенно не на своем месте. С такой благородной осанкой, с таким лицом она явно не была предназначена судьбой на роль сборщицы хвороста для постройки убогого шалаша среди лесов.

Услышав, что Ричард сказал «хватит», Никки застыла под ненадежным пологом дерева – сквозь крону его капал дождь – и, дрожа от холода, стала растирать плечи. Пальцы Ричарда тоже занемели от холода, но он продолжал быстро укладывать ветки. Кара, занятая укреплением постройки, то и дело совала руки под мышки, пытаясь согреть их. Только Виктор не выказывал никаких уступок холоду. Ричард подумал, что кузнецу хватит душевного жара, чтобы согреться.

– Почему бы вам троим не лечь поспать? – сказал Виктор, когда Ричард наконец закончил работу. – Если никто не возражает, я могу постоять на страже. Меня что-то в сон не клонит.

Судя по скрытому за внешним спокойствием гневу, Виктор еще долго не захочет спать, подумал Ричард. Он понимал, как терзает Виктора горечь утраты. Стоя на страже, он, наверное, попытается подобрать те слова, с которыми обратится к матери Феррана и родичам других погибших.

Ричард положил руку на плечо Виктора.

– Мы не знаем, чего опасаться. Если услышишь или заметишь что угодно странное, не жалей нас, буди. И не забудь все-таки попозже забраться внутрь и хотя бы немножко поспать – завтра нам предстоит долгий путь, и силы понадобятся всем!

Виктор кивнул. Ричард проследил, как кузнец натягивает на плечи плащ, а потом, цепляясь за висячие корни и плети лиан, карабкается по скале к тому месту над их укрытием, где он хотел устроиться. Глядя на него, бывший следопыт подумал, как все могло сложиться, если бы Виктор остался со своими ребятами. Но тут же перед его мысленным взглядом встали расщепленные деревья и глубокие рытвины в земле, выбитые с такой силой, что камни разлетались, а толстые корни рвались, подобно гнилым ниткам. Он вспомнил вспоротые кожаные панцири, разбитые кости и разорванные на куски тела – и порадовался, что Виктора там не было. Даже тяжелая булава в могучих руках разъяренного кузнеца не остановила бы той силы, что бушевала на поляне.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61

Поделиться ссылкой на выделенное