Терри Гудкайнд.

Огненная цепь

(страница 2 из 61)

скачать книгу бесплатно

Она была словно выжатая, и Ричард это почувствовал. Светлая грива растрепана, черное платье выглядело так, будто она в нем спала. Но эта небрежность по контрасту лишь подчеркивала ее безупречную красоту.

– Да в общем неплохо, только слабость сильная и голова кружится – хотя Кара и говорит, что я долго спал.

Никки беспечно взмахнула тонкой рукой:

– Этого следовало ожидать. Отдохнешь – снова войдешь в полную силу, и очень скоро. Ты потерял много крови. Чтобы полностью поправиться, нужно время.

– Никки, мне нужно…

– Тихо! – Она приложила одну ладонь к его спине, а другую – к груди. Ее тонкие брови сошлись на переносице.

По виду Никки была одних лет с Ричардом или года на два-три старше – но она много лет прожила в общине сестер Света, во Дворце Пророков, а в стенах этого дворца время текло совсем иначе. Ее очаровательные манеры, проницательный и ласковый взгляд голубых глаз, особенная потаенная улыбка – всегда сопровождающаяся пристальным многозначительным взглядом – поначалу обескураживали, потом волновали, но сейчас ему просто было радостно видеть знакомое лицо.

Ричард поморщился, ощутив, как сила Никки проникает, покалывая, глубоко в его грудь, от одной руки к другой. Ощущение было не из приятных. Сердце затрепыхалось, прилив тошноты подступил к горлу.

– Все держится, – пробормотала Никки про себя. – Сосуды целы и хорошо наполнены. – Проблеск удивления в глазах женщины выдал, насколько она была не уверена в успехе. Теперь она смогла успокаивающе улыбнуться: – Да, отдых необходим, но ты выздоравливаешь, Ричард, на самом деле выздоравливаешь!

Он кивнул. Приятно узнать, что ты здоров. Даже если сама целительница этому удивляется. Но теперь он хотел избавиться наконец от своих тревог.

– Никки, где Кэлен? Каре сегодня вздумалось пошутить, и она не говорит…

– Кто? – растерянно спросила Никки.

Ричард схватил ее за руку и гневно потребовал ответа:

– Что с ней? Она ранена? Где она?

Кара объяснила Никки:

– Лорд Рал во сне обзавелся женой!

Удивленная Никки, нахмурившись, глянула на Кару:

– Женой? Откуда?

– Помнишь то имя, что он называл, когда бредил? – Кара заговорщически улыбнулась. – Так вот, во сне он на ней женился. Она красива – ну, и умна, конечно.

– Красива, – машинально повторила ошеломленная Никки. – И умна.

Кара изогнула бровь:

– Вот-вот. Да к тому же она – Мать-Исповедница.

Никки все еще не понимала.

– Мать-Исповедница?

– Хватит, – сказал Ричард, оттолкнув руку Никки. – Мне надоело. Говорите! Где она?

Обе женщины сразу поняли, что его обычное чувство юмора испарилось. Ярость в голосе, не говоря уже о взгляде, заставила их замолчать.

– Ричард, – осторожно сказала Никки, – ты был очень тяжело ранен. Поначалу я даже не думала… – Она уложила выбившуюся прядку волос за ухо и начала по-другому: – Понимаешь, когда человек получает такую рану, она может отразиться на рассудке.

Так уж устроено тело. Я сталкивалась с такими случаями и раньше. Когда эта стрела тебя пронзила, ты не мог дышать. А если воздуха не хватает, как, скажем, когда тонешь, то получается…

– Да что с вами обеими? Что происходит? – Ричард не мог понять, почему они упрямятся. Его сердце билось так, словно вот-вот разорвется. – С ней что-то случилось? Скажите мне!

– Ричард, – продолжала Никки спокойно, стараясь утихомирить его, – арбалетный болт прошел в опасной близости от сердца. Если бы он его задел, я ничего бы не смогла поделать. Я не умею воскрешать мертвых. К счастью, этого не случилось, но стрела наделала много бед. Обычно люди с такими ранениями не выживают. Я не могла бы вылечить тебя обычными способами, они здесь не годились. Не было времени даже вытащить стрелу другим способом. У тебя было внутреннее кровотечение. Мне пришлось…

Она осеклась, взглянув ему в глаза. Ричард наклонился к ней.

– Что тебе пришлось?

Никки застенчиво дернула плечом.

– Я применила Магию Ущерба.

Никки была умелой колдуньей и могла многое – но ее исключительная особенность заключалась в том, что она умела использовать потусторонние, темные силы. Когда-то она служила этим силам. Тогда ее даже называли «госпожа Смерть». Целительство в общем-то даже не было ее основной специальностью.

Ричарда сразу охватило подозрение:

– Зачем?

– Чтобы вынуть из тебя стрелу.

– Ты уничтожила стрелу с помощью Магии Ущерба?

– Не было ни времени, ни другого способа. – Она снова положила руки ему на плечи, теперь уже с выражением сочувствия. – Если бы я не сделала этого, ты умер бы за считаные минуты. Вот так…

Ричард взглянул на Кару – теперь она хмурилась – и снова на Никки.

– Ну что ж, наверное, это разумно.

По крайней мере, это звучало разумно. Он не знал наверняка, так ли это. Он вырос в бескрайних лесах Вестландии и не сильно разбирался в магии.

– И еще я удалила часть твоей крови, – тихо добавила Никки.

Ричарду не понравилась ее интонация.

– Что?

– Кровь скапливалась внутри грудной клетки. Я увидела, что сердце сместилось в сторону. Одно легкое уже залило совсем. От давления главные артерии могли разорваться. Нужно было убрать кровь, чтобы легкие и сердце могли работать как следует. А они уже отказывали. Ты был в состоянии шока и бредил. Еще чуть-чуть, и умер бы… – Голубые глаза Никки наполнились слезами. – Я так боялась, Ричард! Кроме меня, здесь некому было помочь тебе, и я очень боялась, что не справлюсь. Даже когда я сделала все возможное, то не была уверена, что ты очнешься…

Ричард увидел отражение того страха на ее лице, почувствовал его силу по дрожанию ее пальцев в своей руке. Далеко же она зашла с тех пор, как отказалась от своей веры в дело сестер Тьмы и позже – Имперского Ордена!

По осунувшемуся лицу Кары он прочел, насколько отчаянным было его положение. Он-то сам крепко спал, а вот из них ни одна, судя по всему, не позволила себе надолго сомкнуть глаза. Это бдение далось им нелегко.

Дождь без устали барабанил по крыше. Больше ничто не нарушало мертвую тишину дома. И все же покинутое жилище еще хранило отголоски былого существования. От этого ощущения у Ричарда холодок пробежал по спине.

– Ты спасла мне жизнь, Никки. Я помню, что очень боялся умереть. Но ты меня спасла. – Он прикоснулся кончиками пальцев к ее щеке. – Спасибо тебе. Прости, не знаю, как лучше сказать, лучше выразить, как я ценю то, что ты сделала, у меня просто не хватает воображения!

Слабая улыбка Никки и кивок убедили его, что она осознала всю искренность его чувства. Но тут до него дошло кое-что другое.

– Ты хочешь сказать, что использование Магии Ущерба причинило мне… какой-то вред?

– Нет-нет, Ричард! – Никки стиснула его руки, словно пытаясь унять его страх. – Нет, я не думаю, чтобы тебе это повредило.

– То есть в каком это смысле «не думаешь»?

Поколебавшись немного, она объяснила:

– Я прежде не делала ничего подобного. И даже не слыхала, чтобы такое делали другие. Духи предобрые, я и не знала, что кто-то мог такое сделать. Ты же сам представляешь, что пользоваться Магией Ущерба таким образом рискованно – мягко говоря. Все живое, что попадет под ее действие, разрушится. Мне пришлось использовать само древко стрелы как путь внутрь твоего тела. Я старалась действовать как можно осторожнее, чтобы удалить только стрелу… и просочившуюся внутрь кровь.

Ричард задумался: что происходит с телами или предметами под воздействием Магии Ущерба? Куда делась кровь из его грудной клетки? Но голова уже и так шла кругом от всей этой истории, и он очень хотел наконец-то добраться до сути.

– Но все это вместе, – добавила Никки, – ранение, большая потеря крови, затрудненное дыхание, удар Магии Приращения, когда я лечила тебя – не говоря уж о неизвестном нам влиянии Магии Ущерба – это жестокий кризис, с непредсказуемым результатом. Столь сложное стечение обстоятельств может иметь самые неожиданные последствия.

Ричард все еще не понимал, к чему она клонит.

– Что за неожиданные последствия?

– Определить их нельзя, то-то и оно! У меня не было выбора, я должна была применить самые крайние меры. Ты тогда перешел уже через все пороги. Пожалуйста, попытайся понять: на какое-то время ты перестал быть самим собою…

Кара засунула большой палец за красный кожаный пояс и вмешалась:

– Никки права, лорд Рал. Вы были не в себе. Вы боролись с нами. Мне пришлось вас держать, чтобы Никки могла помочь вам. Я видала многих людей на грани смерти. С ними случаются очень странные вещи. Поверьте мне, вы очень долго пробыли в таком состоянии в ту первую ночь!

Ричард очень хорошо знал, что стоит за ее словами о людях на грани смерти. Все морд-сит были мастерицами по части пыток – пока он не покончил с прежним порядком вещей. Денна, одна из них, когда-то испробовала свое искусство на нем самом. В торжественный миг освобождения она отдала ему свое страшное оружие, эйджил – в знак благодарности за избавление от безумия ужасной службы… хотя знала, что ценою свободы будет удар мечом, пронзающий сердце. Именно тогда Ричард почувствовал, как далеко завела его судьба от мирных лесов, где он провел детство. Он сберег тот эйджил…

Никки вскинула руки, будто умоляя его напрячься хорошенько и понять.

– Ты потерял сознание, а потом надолго уснул. Я поддержала твои силы настолько, чтобы ты смог попить воды и бульону – но для заживления раны требовался долгий, глубокий сон. Потому я применила усыпляющее заклинание. Ты потерял много крови; если бы я позволила тебе проснуться слишком рано, ты мог бы не выдержать и ускользнуть от нас.

Умер бы – вот что она подразумевала. Он мог умереть. Ричард глубоко вздохнул. Он понятия не имел о том, что происходило в последние три дня. Разрозненные картинки битвы – и сразу пробуждение от волчьего воя.

– Никки, – сказал он, пытаясь убедить ее, что может спокойно рассуждать и все понимает, хотя ни того, ни другого не было, – какое отношение все это имеет к Кэлен?

Ее лицо исказило мучительное сочетание сочувствия и тревоги.

– Ричард, эта женщина, Кэлен, – всего лишь порождение твоего разума, она возникла, когда ты был в потрясенном состоянии, перед тем, как я смогла излечить тебя!

– Никки, при чем тут воображение, я не…

– Ты находился на краю смерти, – сказала она, вскинув руку, чтобы заставить его молчать и слушать. – В мыслях у тебя было желание найти кого-то, кто помог бы тебе – кого-то вроде этой особы, Кэлен. Пожалуйста, верь мне, это вполне объяснимо. Но теперь ты очнулся и должен взглянуть правде в глаза. Она – лишь видение больного тела.

Ричард потерял дар речи. Уши слышали, но разум отказывался воспринимать эти слова. Он повернулся к Каре, умоляя ее вернуться к здравому смыслу, если уж она не спешила его спасти.

– Как ты могла додуматься до такого? Как я мог бы поверить в это?

– Разве не приходилось тебе, когда что-то тебя сильно пугало, видеть во сне, как твоя мать, давно уже умершая, приходит и помогает тебе? – Немигающие глаза Кары смотрели мимо него. – Неужели ты не помнишь, как, просыпаясь после таких снов, чувствовал, что это была реальность, что мать ожила и готова помочь тебе? Ты не помнишь, как тебе хотелось удержать это чувство? Как отчаянно мечтал, чтобы оно оказалось реальностью?

Никки слегка нажала на то место, где прежде торчала стрела, а теперь была гладкая кожа.

– После того, как ты немного поправился и худший момент миновал, наступил долгий сон. И эти образы отчаяния остались при тебе. Ты видел их, добавляя к ним новые подробности, ты жил среди них дольше, чем бывает в обычном сне. Это длительное видение, эта утешительная иллюзия, это божественное состояние успело проникнуть во все уголки твоего сознания, пропитать мысли, и потому стало для тебя реальным. Кара верно сказала насчет снов – а тут, из-за того, что ты спал долго, видение стало еще крепче. Теперь же тебе сложно сразу отделить сновидение от яви.

– Никки права, лорд Рал. – Ричард не видал еще, чтобы Кара была столь серьезной. – Вам все просто привиделось – в том числе и волчий вой. Судя по всему, сон был приятный: эта женщина, ваша жена, и все такое… Но все же остается тем, чем был – просто сном.

Мысли Ричарда совсем перепутались. Представить себе, что Кэлен – попросту сон, творение горячечной фантазии, было страшно. И страх внезапно вспыхнул в его душе. Если женщины сказали правду, тогда не стоило пробуждаться. Если это правда, тогда напрасно Никки вылечила его. Он не хотел жить в мире, где нет места для Кэлен…

Он попытался нащупать прочную почву в темной трясине смятения – слишком ошеломленный, чтобы бороться со столь бесформенной угрозой. Его смущало, что из разрозненных клочков воспоминаний не восстанавливается точная картина. Он уже начинал сомневаться в надежности того, что считал достоверным.

Он собрался с духом. Помня, что страх оживает, если поверить в него, Ричард не хотел поддаваться панике. Каким образом Никки дошла до таких чудовищных предположений, оставалось пока неясным, но он знал наверняка, что Кэлен – не видение.

– Как можете вы обе утверждать, что Кэлен мне приснилась, – после всего, что пережили вместе с нею?

– Вот именно, – сказала Никки. – Если бы то, что ты говорил, было правдой, разве мы посмели бы огорчать тебя?

– Лорд Рал, мы никогда не позволили бы себе так жестоко обманывать вас в том, что вам дорого!

Ричард обвел их обеих недоверчивым взглядом. Могло ли так быть? Он безуспешно пытался отыскать хоть какое-нибудь подтверждение тому, что они говорят правду. Его кулаки сжались сами собой.

– А ну-ка бросьте это, обе!

Это был всего лишь призыв вернуться к здравомыслию. Он не хотел никому угрожать, но так уж вышло. Никки отступила на полшага. Лицо Кары слегка побледнело.

Ричард не мог утихомирить дыхание, не мог укротить бешено бьющееся сердце.

– Я никогда не запоминаю своих снов! – Он по очереди взглянул на каждую из них. – Даже в детстве не запоминал. И не помню, чтобы видел сны, когда лежал раненый или когда спал. Никогда. Сны лишены смысла. Кэлен дает смысл всей моей жизни. Прошу вас, не поступайте так со мной! Это ничему не помогает, становится только хуже. Пожалуйста, если с Кэлен что-то случилось, я должен знать.

В этом наверняка все дело: с нею что-то случилось, а они боятся, что он еще недостаточно окреп, чтобы перенести такое известие.

Тут он припомнил, как Никки сказала, что не умеет воскрешать мертвых, и ему стало совсем невмоготу. Возможно, они пытаются оградить его от этого?

Он заскрежетал зубами, сдерживаясь, чтобы не наорать на них, сохранить видимость спокойствия.

– Где Кэлен?

Никки осторожно наклонила голову, словно просила у него пощады.

– Ричард, она существует лишь в твоем мозгу. Я знаю, что такие вещи могут казаться истинными, но это не так. Ты выдумал ее для себя, пока болел… и ничего более!

– Я не выдумывал Кэлен! – Он снова обратился к мордсит. – Кара, ты провела вместе с нами более двух лет. Ты сражалась рядом с нами, сражалась за нас. А в те дни, когда Никки была еще сестрой Тьмы и привела меня сюда, в Древний мир, ты, заменив меня, защищала Кэлен. Она же защищала тебя. Вы вместе прошли сквозь такие испытания, какие и не снились большинству людей. Вы подружились. – Он указал на эйджил, грозное оружие, с виду напоминающее просто короткую и тонкую палочку, оплетенную красной кожей, свисающую с запястья Кары на тонкой золотой цепочке. – Ты даже назвала Кэлен сестрой по эйджилу.

Кара стояла неподвижно, молча. А ведь тогда, назвав Кэлен «сестрой по эйджилу», она, по сути, совершила пусть и не формальный, но глубоко торжественный обряд, превративший прежнего смертельного врага в подругу, которой она отдала свое уважение и доверие!

– Кара, поначалу ты была просто телохранительницей лорда Рала, но стала близким другом и мне, и Кэлен. Ты стала нам родной.

Кара охотно, без колебания отдала бы жизнь, защищая Ричарда. Она была не только безжалостна, но и бесстрашна в бою. Единственное, чего Кара боялась, – это разочаровать, подвести его. И сейчас этот страх был отчетливо виден в ее глазах.

– Спасибо, лорд Рал, – сказала она наконец слабым голосом. – Спасибо за то, что мне нашлось место в вашем чудесном сне!

Ричард весь покрылся гусиной кожей от приступа леденящего ужаса. Потрясенный, он прижал руки ко лбу, откинув волосы. Эти две женщины не выдумывали историю, боясь сообщить ему дурные новости. Они говорили правду – правду, доступную им. Правду, каким-то образом превращенную в кошмар. Он не мог совместить свое знание с этим, не мог уловить смысл.

После всего, что они разделили с Кэлен, всего, что пережили за долгое время, для него было немыслимо слышать такое от этих двух женщин.

И тем не менее они это сказали.

Пусть он пока не постиг причину, что-то несомненно было не так. И очень плохо. Удушающее предчувствие овладело им. Казалось, будто весь мир перевернулся вверх дном и теперь уже невозможно сложить разлетевшиеся осколки. Нужно было что-то делать – то, к чему он готовился как раз перед тем, как напали солдаты. Может быть, время еще не упущено?

Глава 3

Ричард опустился на колени рядом с расстеленным одеялом и принялся запихивать одежду в дорожный мешок. Судя по холодной мороси за маленьким окошком, дождь зарядил надолго, и он не стал упаковывать плащ.

– Ну, и что ты собираешься делать? – спросила Никки.

Он заметил валяющийся на полу кусок мыла и сунул в кармашек.

– Неужели тебе не ясно, что я собираюсь делать?

Он и так уже потерял много времени – несколько дней. Далее терять его нельзя. Он засунул в мешок свертки с сухими травами и специями, мешочек урюка, и взялся поспешно сворачивать одеяло. Кара оставила расспросы и возражения и вместо этого принялась упаковывать свои вещи.

– Я не о том, и ты это знаешь. – Никки присела на корточки рядом с ним и, взяв его за руку, заставила повернуться к ней. – Ричард, ты не можешь сейчас уйти. Тебе нужен отдых. Я же говорила – ты потерял много крови. Ты еще недостаточно окреп, чтобы отправляться на охоту за призраками…

Он подавил негодующий ответ и туго перевязал скатку с постелью кожаным шнурком.

– Я отлично себя чувствую.

Он, конечно, преувеличил – но самочувствие и вправду было вполне приличное.

Никки провела несколько дней, усердно спасая его жизнь. Она не только беспокоилась за него – она выложилась до предела и, возможно, не в состоянии мыслить здраво. Все вместе заставляет ее полагать, что он поступает безрассудно. И все же он разозлился на ее недоверие.

Никки настойчиво дернула его за рубашку, когда он взялся затягивать второй ремешок.

– Ты даже не осознаешь, насколько на самом деле слаб, Ричард. Ты подвергаешь опасности свою жизнь. Чтобы твое тело исцелилось, требуется время и отдых. Ты же не выдержал и половины срока, необходимого для восстановления сил!

– А какой срок отпущен Кэлен? – Он схватил Никки за руку над локтем и, разгоряченный тревогой, притянул ее к себе. – Она где-то там, и ей плохо. Ты не признаешь этого, Кара не признает этого, но я?то знаю! И ты думаешь, я способен валяться здесь, когда женщина, которую я люблю больше всего на свете, подвергается опасности?

Он перевел дыхание.

– Никки, вот попади ты сама в переплет, обрадовало бы тебя, если б я из благоразумия не пришел на помощь? Или все-таки захотелось бы, чтобы я попробовал тебя выручить? Не знаю, что именно там случилось, но что-то несомненно есть. И если я прав – а я прав, – то даже приблизительно не могу предположить, насколько тяжелыми могут быть последствия.

– Что ты имеешь в виду?

– Вот посмотри: если права ты, тогда я просто путаю сны и явь. Но если прав я – при том, что вы с Карой, очевидно, не могли сразу и одинаково сойти с ума, – это будет означать, что у происходящего имеется некая причина – и отнюдь не благоприятная. Я не могу промедлить и, рискуя потерять все, пытаться убедить вас, насколько серьезно наше положение. Слишком много времени уже пропало зря. И слишком велики ставки…

Потрясенная Никки не нашла, что ответить. Ричард отпустил ее и отвернулся, чтобы застегнуть верхний клапан своего мешка. Ему некогда было ломать голову над поведением Никки и Кары.

Наконец к Никки вернулся голос:

– Ричард, неужели ты не видишь, что с тобой происходит? Ты начинаешь выдумывать нелепые доводы, лишь бы подтвердить то, во что хочешь верить. Ты сам сказал: мы с Карой вдвоем не могли одновременно сойти с ума. Останься и отдохни. Мы сможем разобраться в природе этого сна, который так глубоко укоренился в твоем сознании, и, надеюсь, все расставим по местам. Возможно, это я сама что-то натворила, пытаясь вылечить тебя. Если так, пожалуйста, прости меня, Ричард… и останься!

Она не могла думать ни о чем, кроме этой своей проблемы. А он… он тоже думал лишь о своей. Старый Зедд, помогавший воспитывать Ричарда и оказавшийся его родным дедом, говаривал во дни его юности: «Размышляй не о проблеме, размышляй о ее решении!» И ему сейчас нужно было сосредоточиться и решить, как найти Кэлен, прежде чем станет слишком поздно. Как жаль, что Зедда нет рядом – он уж точно подсказал бы, где ее искать.

– У тебя еще могут случиться серьезные осложнения, – повторила Никки, стряхивая капли дождевой воды, просочившиеся сквозь дырявую крышу. – Чрезмерные усилия могут привести к…

– Я понимаю, хорошо все понимаю. – Ричард осмотрел охотничий нож и сунул в ножны на поясе. – И не собираюсь отмахиваться от твоих советов. Постараюсь не слишком напрягаться.

– Ричард, послушай меня, – сказала Никки, растирая пальцами виски, словно у нее болела голова. – Дело не только в этом… – Она примолкла и пригладила рукой волосы, видимо, подыскивая слова поубедительнее. – Ты не всесилен. Пусть ты носишь этот меч, он не сможет всегда служить тебе защитой. Твои предки, все прежние правители династии Рал, хоть и владели особым даром, всегда держали под рукой телохранителей. Ты унаследовал дар по рождению, но даже будь ты вполне искусен в обращении с ним, это не дало бы тебе ни полной неуязвимости, ни постоянной защиты – особенно в такое время, как сейчас. И вот, в тебя попали стрелой! Теперь-то ты понимаешь, насколько на самом деле беззащитен? Ты, несомненно, особенный человек, Ричард, быть может, даже великий. Но ты всего лишь человек. И ты очень нужен нам. Отчаянно нужен…



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61

Поделиться ссылкой на выделенное