Терри Гудкайнд.

Десятое Правило Волшебника, или Призрак

(страница 8 из 60)

скачать книгу бесплатно

   Кэлен была повергнута в ужас той кровавой бойней, что видела в городе, испытывала тошноту от всего увиденного там. Некоторое время она была едва способна дышать. И не только от зловония смерти, но и от собственного полного печали отчаяния при виде такой бессмысленной жестокости, при виде такого поразительного и преднамеренного порока. Ее пробирал болезненный страх за те беспомощные души, которым еще предстоит столкнуться с этой ордой и с сокрушительной потерей всякой надежды на то, что жизнь может быть достойной, что она может быть разумной, безопасной и, тем более, приносящей радость.
   Но сейчас, при виде исполнителей этой резни, огромного сборища тех, кто с готовностью совершает подобные зверства, вся эта жалостливость растаяла без следа. Ее место занял разгоревшийся гнев и сжигающая изнутри ярость, настолько сильные, что она и представить не могла. Вспоминая изрубленных стариков, младенцев, с которыми быстро разделались, вышибая им мозги, и зверское обращение с женщинами, Кэлен не могла думать ни о чем, кроме как о жгучем желании отомстить за безропотных мертвых.
   Жажда мести кипела в ней, ярость и гнев были так ужасны, что, казалось, способны навсегда изменить что-то внутри нее. В эту минуту она испытывала глубочайшую близость с той маленькой статуэткой, которую ей пришлось оставить в тихом саду Лорда Рала, и полное единение с ее духом, который раньше она не ощущала в такой мере.
   – Все верно, это Джегань, – наконец-то сказала сестра Улисия с горечью в голосе.
   Сестра Эрминия кивнула и добавила:
   – И нам придется пройти мимо него, чтобы попасть в Касску.
   Сестра Улисия указала рукой в сторону гряды горных пиков, протянувшейся слева.
   – Их армия, со всеми лошадьми, повозками и припасами, не способна двигаться через узкие проходы между этими гребнями, а мы сможем. Учитывая, как медленно движется Джегань, мы запросто преодолеем эти переходы и окажемся в Касске намного раньше, чем они смогут продвинуться на юг, чтобы обойти горы, а потом направиться вверх, в Д’Хару.
   Сестра Цецилия вгляделась в далекий горизонт.
   – У армии Д’Хары ни единого шанса выстоять против этого войска.
   – Это не наша проблема, – сказала сестра Улисия.
   – А каковы наши обязательства в отношении Ричарда Рала? – спросила сестра Эрминия.
   – Мы не охотимся за Ричардом Ралом, – сказала сестра Улисия. – Джегань охотится за ним и ищет возможности уничтожить его, а не нас. Мы же те, кто получит в свое распоряжение все могущество Одена, а затем мы даруем Ричарду Ралу то, что, получив надлежащую силу, сможем даровать только мы. Этого будет вполне достаточно, чтобы выполнить наше обязательство и защитить нас от сноходца. Джегань и его армия – это не наша проблема, и мы не в ответе за их цели и намерения.
   Кэлен, вспоминая, как бывала в Народном Дворце, задумалась, каким же был этот человек.
Даже не зная его, она боялась за него и за его людей. Она боялась, что им предстоит встреча с тем, что надвигалось на них.
   – Это будет нашей проблемой, если они окажутся в Касске быстрее нас, – заметила сестра Цецилия. – Помимо встречи с Тови, в Касске – единственный центральный узел, до которого мы можем добраться сейчас.
   Сестра Улисия легким движением руки отклонила это замечание.
   – Они сейчас далеко от Касски. Мы можем легко срезать путь и опередить их, пройдя через перевал, а не в обход через равнины, и уберемся оттуда раньше, чем они окажутся там.
   – А ты не думаешь, что они могут ускорить свой темп? – спросила сестра Эрминия. – В конце концов, Джегань мог бы решить поторопиться покончить с Лордом Ралом и с теми силами, которые выставит Д’Хара.
   У сестры Улисии эта идея вызвала раздражение.
   – Джегань понимает, что армия Д’Хары не имеет свободы выбора… Ричарду Рал сейчас не остается ничего другого, как принять бой. Этот вопрос уже решен. Дело только во времени.
   – Сноходец не спешит, да это и невозможно с такой огромной и неповоротливой армией. И будь они даже способны ускорить свой темп, им надо миновать немалое расстояние, они никак не могут оказаться в Касске раньше, чем мы. Армия Джеганя, между прочим, ровно такая же, какой была, когда они захватили Древний мир, несколько десятков лет назад, и на протяжении всей этой войны она оставалась такой же. Они никогда не ускоряют свой темп. Они, как времена года, движутся очень медленно, но неотвратимо.
   Она бросила многозначительный взгляд на остальных двух сестер.
   – Кроме того, сейчас они захватили в городе множество женщин. Люди Джеганя горят нетерпением насладиться своими новыми трофеями.
   Кровь отлила от лица сестры Эрминии.
   – Кому, как не нам, знать это.
   – Джегань и его люди всегда готовы воспользоваться пленными женщинами, – заметила сестра Цецилия, отчасти для себя.
   Лицо сестры Эрминии вновь обрело прежний оттенок.
   – Хотелось бы подвесить Джеганя и разобраться с ним по-своему.
   – Мы все не прочь порадоваться, хорошенько проучив этих людей, – сказала сестра Улисия, снова вглядываясь в даль, – но у нас есть более важные дела. – Она самодовольно улыбнулась. – Хотя в один прекрасный день…
   Некоторое время три сестры молчали, всматриваясь в растянувшуюся вдоль горизонта огромную орду.
   – В один прекрасный день, – произнесла сестра Цецилия негромким, полным ненависти голосом, – мы откроем шкатулки Одена, и тогда будем обладать могуществом, которое заставит этого человека мучиться от бессилия.
   Сестра Улисия повернулась и пошла назад, к лошадям.
   – Если мы хотим открыть все же одну из трех шкатулок, то сперва следует добраться до Тови и до последней шкатулки – и еще до того, что ждет нас в Касске. Забудьте о Джегане и его армии. Они последнее, что мы хотим увидеть… пока не наступит тот день, когда мы высвободим силу Одена и сможем получить немного удовольствия, воздав наше собственное возмездие сноходцу.


   Никки открыла глаза. Но могла видеть лишь расплывающиеся фигуры.
   – Зедд тобой недоволен.
   Несмотря на то, что звучало это как будто из какого-то туманного далекого места, она все равно знала, что это голос Ричарда. Она была очень удивлена, что слышит его. Она была удивлена, что вообще что-то слышит. По всем правилам ей следовало быть мертвой.
   Едва зрение начало обретать четкость, Никки повернула голову вправо и увидела его, сидящего, съежившись, на стуле, придвинутом вплотную к кровати. Наклонившись вперед, уперев локти в колени, сплетя пальцы, он наблюдал за ней.
   – Почему? – спросила она.
   С радостным выражением, при виде ее пробуждения, он откинулся назад, к спинке простого деревянного стула, и улыбнулся той мрачной улыбкой, которую ей так нравилось видеть.
   – Потому что ты разбила окно в той комнате, где вы занимались контролирующей сетью.
   При свете лампы, мягко светившей из-под молочно-белого абажура, она смогла разглядеть, что до самых подмышек укрыта роскошно расшитым золотом покрывалом с блестящей серовато-зеленой бахромой по краям. На ней атласная ночная рубашка, незнакомая ей. Рукава спускаются до самых запястий. Рубашка бледно-розовая – явно не ее цвет.
   Ей было интересно знать происхождение этой рубашки и, что более существенно, кто именно ее раздел и одел. Давным-давно, во Дворце Пророков, Ричард оказался первым человеком из всех, кого ей когда-либо доводилось встречать, кто не претендовал на ее тело или на какой-либо иной аспект ее жизни. Такое уважительное отношение помогло началу процесса осмысления и в итоге привело к тому, что она отбросила все усвоенные за столь продолжительный срок догматы Ордена. Благодаря Ричарду она пришла к осознанию того, что ее жизнь принадлежит только ей одной. Наряду с этим она обнаружила чувство собственного достоинства и свою ценность.
   Впрочем, сейчас у нее были и другие заботы, нежели вдруг оказавшаяся на ней розовая ночная рубашка. В лежащей на уютной стеганой подушке голове что-то тяжело пульсировало.
   – Вообще-то, – сказала она, – окно разбила молния, а вовсе не я.
   – Как бы там ни было, – заметила Кара с другого стула, приставленного спинкой к стене рядом с дверью, – не думаю, что он обратит внимание на подобную разницу.
   – Полагаю, что нет, – со вздохом сказала Никки. – Эта комната находится в самой укрепленной секции Цитадели.
   Ричард нахмурился.
   – Где-где?
   Она чуть скосила глаза, пытаясь лучше разглядеть его лицо.
   – Эта секция Цитадели – особое место. Оно укреплено против умышленного вмешательства и против различных случайных воздействий.
   Кара сложила руки.
   – Может быть, ты позаботишься дать нам разъяснение?
   На морд-сите была одежда из красной кожи. Никки заинтересовалась, означало ли это, что есть еще причины для беспокойства, или она просто все еще настороже после почтившего их своим визитом зверя.
   – Это сдерживающее поле, – сказала Никки. – Мы знаем очень мало об этом древнем, чрезвычайно сложном характере магии Огненной Цепи. Очень рискованно даже изучать подобные нестабильные компоненты, связанные друг с другом таким образом, как в нашем эксперименте. Вот почему мы воспользовались особым местом для запуска контролирующей сети. Та комната расположена в первоначальной центральной части Цитадели – святая святых, важнейшая исследовательская площадка, используемая в случае аномальных материалов. Некоторые магические формы, как сконструированные, так и используемые в свободном виде, могут порождать определенные утечки, исходящие потоки, которые способны вызвать структурные разрывы, так что при работе с ними лучше заключать подобные потенциально опасные компоненты в сдерживающее поле.
   – Ну хорошо, спасибо за разъяснение, – сказала Кара резким язвительным тоном. – Теперь все стало исключительно понятным. Особенно насчет этого поля.
   Никки постаралась кивнуть.
   – Да… сдерживающее поле. – Когда же хмурый вид Кары стал еще мрачнее, она добавила: – Заниматься магией в подобном месте – примерно как держать в бутылке осу.
   – О-ох. – Кара вздохнула, ухватив наконец-то упрощенную концепцию. – Тогда понятно, почему Зедд так рассердился на этот счет.
   – Наверное, он сможет восстановить там все как было, – предположил Ричард. – Удивительно, что сама комната не очень разгромлена. Раздражает его главным образом разбитое окно.
   Никки слабым движением приподняла руку.
   – Еще бы. Там стояло уникальное стекло, обладающее способностью сдерживать магическую энергию от просачивания наружу… а также предотвращать нападения и вмешательства посредством дара. Функция этого стекла точно такая же, как у щитов, только оно задерживает не людей, а магическую энергию.
   Некоторое время Ричард размышлял.
   – Ну, – сказал он наконец, – оно не предотвратило нападение зверя.
   Никки разглядывала полки с книгами, расположенные на стене напротив кровати.
   – Этого не могло предотвратить ничто, – сказала она. – Зверь явился не через окна или стены… Он пришел через завесу, появившись в комнате прямо из преисподней; ему не требовалось проходить через какие-то щиты, сдерживающие поля или защищающее стекло.
   Передние ножки стула Кары со стуком вернулись на пол.
   – И он едва не оторвал тебе руку. – Она погрозила пальцем Ричарду. – Ты воспользовался своим даром. И привлек этим зверя. Не окажись рядом Зедда, чтобы вылечить тебя, ты, скорее всего, умер бы от потери крови.
   – Ох, Кара, всякий раз, когда ты рассказываешь эту историю, я теряю все больше и больше крови. Без сомнения, в следующий раз я услышу, что был разорван надвое, а потом сшит волшебной нитью.
   Она вновь сложила руки и оперлась спинкой стула о стену.
   – Ты вполне мог оказаться разорван надвое.
   – Я не был так тяжело ранен, как ты расписываешь. Отлично себя чувствую. – Ричард чуть наклонился вперед и сжал руку Никки. – По крайней мере, ты остановила его.
   Она встретила его пристальный взгляд.
   – На этот раз, – сказала она. – Всего лишь.
   – Вполне достаточно этого раза. – Он улыбнулся со спокойным удовлетворением. – Ты молодец, Никки.
   В его серых глазах отражалась полнейшая искренность. Так или иначе, но мир всегда казался лучше, когда Ричард бывал доволен, что кто-то довел до конца что-то особенно сложное. Похоже, он всегда ценил то, чего люди достигали с упорством, – и, казалось, всегда восторгался их триумфом. Она всякий раз переживала внутренний душевный подъем, когда он радовался тому, что ей удавалось сделать.
   Ее взгляд скользнул в сторону от его лица, и тогда она заметила маленькую статуэтку, стоявшую на столике как раз позади него. Свет лампы ярко освещал плавно ниспадающие волосы и свободную одежду, которые однажды Ричард столь тщательно вырезал, воплощая в этой фигурке свое впечатление об образе Кэлен. Блестящая статуэтка из орехового дерева замерла, словно в безмолвном вызове какой-то невидимой силе, пытающейся подавить ее дух.
   – Так я в твоей комнате, – сказала Никки, скорее самой себе.
   Его бровь удивленно приподнялась.
   – Как ты догадалась?
   Никки отвела взгляд от статуэтки и посмотрела левее, в небольшое, закругленное сверху окно, прорезанное в толстой каменной стене. Слабый бледно-розовый румянец проступал от нижней части полного звезд неба, предваряя приближающийся рассвет.
   – Удачная догадка, – соврала она.
   – Она оказалась самой ближней, – пояснил Ричард. – Зедд и Натан хотели скорее уложить тебя в постель, устроить поудобней и уж потом выяснять, какую еще помощь необходимо тебе оказать.
   По холодящему ощущению в венах Никки поняла, что они сделали нечто большее, чем просто оценку ее состояния.
   – Рикка и я раздели тебя и облачили в ночную рубашку, которую дал Зедд, – пояснила Кара, отвечая на молчаливый вопрос, который, должно быть, увидела в глазах Никки.
   – Спасибо. – Никки подняла руку, делая неопределенный жест. – Как долго я была без сознания? Что произошло?
   – Ну, – сказал Ричард, – после того, как ты прошлой ночью снова запрыгнула в ту магическую заготовку и вызвала молнию, чтобы остановить зверя, контролирующая сеть ничуть не улучшила твоего состояния. Когда я вытащил тебя оттуда, Зедд решил, что в первую очередь тебе требуется отдых, и потому сделал кое-что для того, чтобы ты заснула. Боль тебя едва не убила. Он сказал, что поможет тебе отключиться от всего, чтобы не испытывать причиняемых этой болью страданий. И сказал, что ты проспишь весь вчерашний день и эту ночь, а затем проснешься на рассвете дня. Вижу, он не ошибся.
   Кара поднялась со стула, встала позади Ричарда и теперь с этой позиции вглядывалась в Никки.
   – Никто не думал, что Лорд Рал сможет вытащить тебя оттуда во второй раз. Уже решили, что твоя душа ушла слишком далеко в преисподнюю, чтобы пытаться вернуть тебя назад… но он сделал это. Он вернул тебя назад.
   Никки перевела взгляд от самодовольной улыбки Кары к серым глазам Ричарда. Они не отражали ничего, что хоть как-то показывало трудность выполненной задачи. Она с трудом представляла себе, чтобы он мог совершить нечто подобное.
   – Ты хорошо поступил, Ричард, – сказала она, заставляя его улыбнуться.
   В следующий момент и он, и Кара повернулись на мягкий стук. Зедд осторожно приоткрыл дверь комнаты и заглянул. Увидев, что Никки проснулась, он отбросил всякую осторожность и неторопливо вошел внутрь.
   – Ага, похоже, мы вернулись с того света, – заметил он.
   Никки улыбнулась.
   – Крайне неприятная экскурсия. Никому не посоветую повторять. Прошу прощения за окна, но тут или одно…
   – Уж лучше окна, нежели то, что могло бы случиться с Ричардом.
   Никки была рада услышать такие слова.
   – Вот и я решила так же.
   – Как-нибудь объяснишь мне, и максимально подробно, что ты делала и как именно делала это. Не подозревал, что какая-либо форма порожденной магией энергии способна разрушить эти окна.
   – Она и не может. Я всего лишь… вызвала сгущение естественной энергии, которая и прошла через это окно.
   Зедд не сводил с нее непонимающего взгляда.
   – Что же касается окон, – сказал он наконец сдержанным тоном, – мы сможем использовать эту твою способностью, как и обе стороны твоего дара, чтобы восстановить их.
   – Буду рада помочь.
   Кара поспешила тоже влезть:
   – Когда Том и Фридрих наконец вернутся с патрулирования окрестностей, я уверена, что они будут в состоянии помочь с восстановлением оконных рам. Особенно Фридрих – он умеет работать с деревом.
   Зедд кивнул и коротко улыбнулся такому предложению, затем повернулся к своему внуку.
   – Где же ты был? Я пытался найти тебя все утро, но так и не мог. И весь прошлый день.
   Никки поняла, что едва ли окна были его первой заботой.
   Ричард бросил короткий взгляд на статуэтку.
   – Большую часть прошлой ночи я читал. Когда занялся рассвет, отправился погулять и подумать, что делать дальше.
   В ответ Зедд вздохнул.
   – Ну, как я уже говорил тебе, после того как ты справился с магической заготовкой, удерживавшей Никки, нам нужно поговорить о некоторых предметах, которые ты затронул в том разговоре.
   Было ясно, что это было не простое любопытство, а вполне определенная настойчивая просьба.
   Ричард поднялся с места, чтобы поправить подушки в изголовье у Никки, и тут заметил, что она пытается сесть. От боли осталось лишь затухающее воспоминание. Наверняка Зедд сделал что-то большее, чем просто помог ей уснуть. В голове у Никки начало проясняться. И она осознала, что проголодалась.
   – Ну, давай поговорим, – сказал Ричард, вновь усаживаясь на стул.
   – Мне нужно, чтобы ты объяснил предельно точно, как разобрался в методе остановки работы контролирующей сети – особенно такой сложной, как созданная для Огненной Цепи.
   Ричард выглядел невероятно уставшим.
   – Я уже говорил тебе и раньше, что понимаю язык символов.
   Зедд, сцепив за спиной руки, принялся ходить по комнате. В чертах его лица сквозили беспокойство и откровенный интерес.
   – Да, ты упоминал, что много знаешь о «конструкциях заклинаний, приводящих к летальному исходу». Я хочу знать, что ты под этим подразумевал.
   Ричард глубоко вдохнул, а затем сделал медленный выдох, откидываясь на спинку стула. Выросший рядом с дедом, он хорошо знал, что когда Зедд хочет что-то узнать, то лучше уж ответить на все его вопросы.
   Ричард положил руки на колени, повернув ладони вверх. На подбитых кожей серебряных браслетах имелись цепочки очень странных символов. В центре каждой цепочки, напротив середины запястья, находилась маленькая Благодать. Уже один этот знак был достаточно тревожным и вызывающим беспокойство, с тех пор как Никки видела, как Ричард использовал браслеты для вызова сильфиды. Она не могла даже представить себе, что означают другие знаки.
   – То, что изображено на этих браслетах, это все символы или общие идеи… то есть рисунки, отображающие какие-то концепции. Как я уже говорил, они представляют особого рода язык, весьма специфический.
   Зедд провел пальцем по фигурам на браслетах.
   – И ты можешь понять заключенный в них смысл? Так же, как сделал с той магической заготовкой?
   – Да. Большая их часть всего лишь описывают способы владения мечом… Именно так, через владение мечом, мне и удалось познакомиться с ними, и через это я начал учиться понимать их.
   Пальцы Ричарда тщетно пытались найти успокоение в прикосновении к рукоятке оружия, которого по-прежнему не было на положенном месте, у его бедра. Поймав себя на этом, он продолжил:
   – Многие из них точно такие же, как знаки возле анклава Первого волшебника. Ну, ты знаешь… бронзовые таблички на антаблементах над различными колоннами красного камня, круглые металлические диски, украшающие парапеты, и резные изображения на каменных карнизах.
   Он оглянулся на деда через плечо.
   – Большая часть этих символов явно касается приемов сражения с мечом.
   Никки слушая все это с удивлением. Ричард никогда не говорил ей о символах на браслетах. Как Первый волшебник, Зедд был хранителем Меча Истины, и именно его обязанность и долг назвать, когда потребуется, нового Искателя Истины, но, принимая во внимание его реакцию, похоже, даже он не подозревал об этом. Впрочем, это можно было понять. Ведь, в конце концов, меч был создан за тысячи лет до этого волшебниками необыкновенной силы.
   – Вот этот. – Зедд ткнул пальцем в символ на одном из браслетов Ричарда. – Вот такой же есть на двери в анклав Первого волшебника.
   Ричард повернул другое запястье и постучал по рисунку у верхнего края серебряной ленты, изображающему взрыв звезды.
   – И вот этот тоже.
   Зедд подтянул руку Ричарда ближе, разглядывая браслеты в свете лампы.
   – Да… оба имеются на той двери. – Он недовольно скосил глаза на Ричарда. – И ты искренне веришь, что эти знаки что-то означают и что ты научился читать их?
   – Конечно.
   Жесткие брови Зедда еще более сдвинулись, по-прежнему выражая явное сомнение.
   – И что, по-твоему, они означают?
   Ричард коснулся символа на своем браслете и еще одного, точно такого же, на сапоге. И этот же знак продемонстрировал на внутренней части золотой ленты, проходящей по краю его черной туники. Пока он сам не показал, Никки не догадывалась, что на одежде есть эти знаки, скрытые среди всего прочего, что казалось не более чем декоративным украшением. Рисунок по структуре состоял из двух неровных треугольников с извилистой двойной линией, огибающей их и проходящей сквозь них.
   – Вот этот имеет отношение к ритму в случае сражения с численно превосходящим противником. Он выражает состояние каданса в танце, то есть движения, лишенные жесткой формы.
   Зедд вскинул бровь.
   – Движения, лишенные жесткой формы?
   – Ну да, знаешь… это движение, которое не задано однозначно, не является заранее просчитанным и продуманным, но тем не менее соответствует замыслу и намерениям. Этот символ описывает важную составляющую часть танца.
   – Танца?
   Ричард кивнул.
   – Танца со смертью.
   Некоторое время у Зедда безмолвно двигалась челюсть, затем голос вернулся.
   – Танец. Со смертью. – Он пытался осмыслить это с минуту или больше, начинал задавать вопрос, но останавливался на полуслове, затем снова пытался начать, и наконец-то остановился на чем-то достаточно простом: – И каким же образом это связано с символами у анклава Первого волшебника?
   Ричард провел большим пальцем по рисункам на браслете левой руки.
   – Эти символы имеют значение для боевого чародея – вот, отчасти, почему я их понял. Вообще, во многих ремеслах есть свои символы. Портной рисует на своем окне ножницы, мастер-оружейник может нарисовать над своей дверью контуры ножей, у таверны бывает знак в виде кружки, у кузнеца – наковальня, а если он занимается подковкой лошадей, то прибивает над дверью подкову. Некоторые знаки, например череп с перекрещенными костями под ним, предупреждают о чем-то смертельном. Боевые чародеи из этих же соображений нанесли свои знаки возле анклава Первого волшебника.


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60

Поделиться ссылкой на выделенное