Терри Гудкайнд.

Голая империя

(страница 9 из 54)

скачать книгу бесплатно

– Разорванная связь в цепи рожденных с даром… – Кэлен посмотрела на него с большим удивлением. – Это то, о чем ты мне говорил раньше?

– Такими были дети лорда Рала, – кивнул Ричард. – Не те дети, что рождались у Даркена Рала или у его отца. Понимаешь, все дети лорда Рала и его жены были членами семьи, и их лечили, если они рождались такими. Это значит, что волшебники пытались помочь им – сначала прямым потомкам, потом их детям, потом детям их детей. Они пытались исцелить…

– Исцелить? От чего?

Ричард поднял руки в нетерпеливом жесте.

– От отсутствия дара – от рождения без крошечной его искры, которая есть у каждого. Волшебники пытались восстановить разорванную связь.

– И как же они думали исцелить рожденных без искры?

Ричард сжал губы, подбирая нужные слова.

– Помнишь тех волшебников, которые послали тебя через границу искать Зедда?

– Да, – начиная прозревать, медленно произнесла Кэлен.

– Они не были рождены с даром, не были прирожденными волшебниками. Кем они были – Вторыми или Третьими волшебниками? Кем-то вроде этого? Однажды ты рассказывала мне о них. – Он щелкнул пальцами. – Волшебниками третьего ранга. Так?

– Да. Только один, Джиллер, был Волшебником второго ранга. Никто из них не смог пройти испытания и стать Первым волшебником, как Зедд, потому что у них не было дара. Быть волшебниками было их призванием, но они не обладали необходимым даром – только той искрой, которой наделен каждый.

– Это как раз то, о чем я говорю, – сказал Ричард. – Они не были рождены с даром волшебников, всего лишь с искрой, как и все. Зедд каким-то образом обучил их способности применять магию, то есть быть волшебниками, хотя они не были рождены для этого и не имели дара.

– Ричард, обучение длилось бы всю жизнь.

– Я знаю, но суть в том, что Зедд помог им стать волшебниками, способными пройти испытания и накладывать заклинания.

– Да, помню. Когда я была маленькой, Волшебники третьего и второго ранга учили меня тому, как действует магия и Башня Волшебников, рассказывали о людях и созданиях Срединных Земель. Может, они и не были рождены с даром, но учились всю жизнь, чтобы стать волшебниками. И мои наставники были ими, – убежденно закончила Кэлен.

На лице Ричарда появилась улыбка, сказавшая Кэлен, что она верно ухватила самую суть его доводов.

– И все-таки твои учителя не были рождены с этим свойством, с даром. – Он приблизился к ней. – Зедд, ведь не только обучал, он применял магию, чтобы помочь им стать волшебниками, так ведь?

– Не знаю. – Кэлен, обдумывая, нахмурила брови. – Ни Джиллер, ни другие никогда не рассказывали о том, как их учили быть волшебниками. Это не имело отношения ко мне или моему обучению.

– Но Зедд, обладает Магией Приращения, – подчеркнул Ричард. – Магией Приращения можно изменять предметы, добавляя новые или усиливая те свойства, которые у них уже есть.

– Ну ладно, – осторожно согласилась Кэлен. – Так в чем же суть?

– А суть в том, что Зедд, отобрал людей, не имеющих дара волшебника, и обучил их.

Но, что важнее, он должен был использовать свою силу и изменить то, что им было дано при рождении, чтобы помочь им пройти этот путь. Зедд должен был наделить каждого частицей дара. – Ричард взглянул на Кэлен сверху вниз, когда его лошадь неторопливо обходила низенькую кривую сосну. – Он изменил их с помощью магии.

Кэлен глубоко выдохнула, взглянув на Ричарда, и перевела взгляд на расстилающиеся впереди холмы, покрытые травой. Женщина осмысливала то, что сказал ей муж.

– Никогда не думала об этом, но так оно и есть, – помолчав, признала она. – И что это значит?

– Мы предполагали, что только волшебники прошлого могли делать такое, но очевидно, это искусство не было утеряно, и оно не столь недоступно, как я думал. Оно доступно тем волшебникам, кто верил в возможность изменения в желательном для них направлении. И вот, что я понял. То, что сделал Зедд, наделив даром твоих учителей, делали и волшебники прошлого, пытаясь дать Столпам Творения искру дара.

Для Кэлен настал момент озарения. Она была поражена. Не только волшебники прошлого, но и Зедд использовали магию для изменения природы людей, их сущности, того, с чем они были рождены.

Раньше Кэлен думала, что Зедд только лишь помог ее учителям в Эйдиндриле достичь того, что было величайшей целью их жизни, – их призвания. Она считала, что Первый волшебник лишь усилил данное им при рождении, помог развить способности в полную силу. Однако такая возможность была только у тех, кто обладал искрой. Но если волшебники прошлого делали такие вещи, чтобы помочь людям, возможно, они могли использовать свою силу и в других целях?

– Таким образом, волшебники прошлого, знающие, как изменить врожденные способности, считали, что могли бы исцелить и тех, кого называли Столпами Творения, – заключил Ричард.

– Исцелить от отсутствия дара? – недоверчиво переспросила Кэлен.

– Не только. Они не собирались делать их волшебниками, но думали, что смогут наделить их самой малой искрой дара, которая позволила бы таким людям взаимодействовать с магией.

Кэлен глубоко вздохнула.

– И что произошло?

– Книга написана после окончания Великой войны, когда Древний мир был отделен границей. Она написана во времена мира в Новом мире. Но помнишь, к чему мы пришли с тобой раньше? Мы думали, что во время войны волшебник Рикер и его сторонники, сделали так, что дети волшебников перестали наследовать способность владеть Магией Ущерба. После войны все реже рождались дети с даром, и никто из рожденных не обладал Магией Ущерба.

– Значит, после войны очень быстро перестали рождаться дети, обладающие двумя сторонами дара – Приращения и Ущерба. Это мы знали, – сказала Кэлен.

– Именно. – Ричард приблизился к ней с книгой. – Но потом, когда стало рождаться все меньше волшебников, внезапно волшебники осознали, что появилось много людей, не обладающих даром, – разорвалась связь магической преемственности. Неожиданно они оказались не только перед проблемой отсутствия волшебников, но и столкнулись лицом к лицу с появлением на свет Столпов Творения.

Кэлен качнулась в седле, представляя, что творилось в то время в Башне.

– Думаю, они были очень обеспокоены.

– Они были в отчаянии, – многозначительно понизил голос Ричард.

Кэлен опустила поводья, идя рядом с Ричардом, лошадь которого обходила древнее поваленное дерево, иссушенное беспощадным солнцем.

– Я предполагаю, что волшебники стали делать то же, что и Зедд. – Кэлен направила свою лошадь за Ричардом. – Учить тех, кто чувствовал призвание и желал стать волшебником, но не был рожден с таким даром.

– Да, но тогда они еще могли научить обладающих Магией Приращения использовать Магию Ущерба, – произнес Ричард. – Со временем они утратили это искусство, но были способны, как и Зедд, научить людей быть волшебниками, пользующимися лишь Магией Приращения. В книге написано и о другом, – Ричард взмахнул рукой. – Волшебники прошлого стремились не только к этому. Ими двигала вера в свои силы и убежденность в собственной правоте. Они считали, что могут исцелить Столпы Творения так же, как и научить волшебников использовать Магию Ущерба, а лишенных по рождению дара волшебника – использовать Магию Приращения. – То, как Ричард размахивал руками, напомнило Кэлен Зедда, когда он особенно воодушевлялся. – Чародеи прошлого пытались изменить природу людей. Людей, не обладающих искрой дара, они отчаянно пытались наделить способностью воспринимать магию. Волшебники не добавляли или увеличивали данное от природы, они хотели создать что-то из ничего.

Кэлен все это не нравилось. Она знала, что в то время волшебники обладали большой силой и могли изменять дар людей и управлять им в своих собственных целях.

Так они создавали оружие против людей.

В Великую войну предки Джеганя – сноходцы – были таким оружием. Сноходцев создали для того, чтобы проникать в сознание жителей Нового мира и управлять ими. В те ужасные времена родилась и магическая связь лорда Рала с его народом, которая была призвана противостоять сноходцам и защищать людей.

Прирожденные чародеи прошлого, не задумываясь о последствиях, вмешивались в человеческую природу, заколдовывая людей и превращая их в живые орудия. Эти изменения затрагивали саму сущность человека и чаще всего были необратимы. Порой такие создания становились безгранично жестокими монстрами. Их наследник – Джегань.

Во время Великой войны один из осужденных за предательство волшебников отказался признаться в том, что совершил. Не сумев даже пытками вырвать у него признание, волшебники обратились к могущественному Мериту и создали Исповедниц. Первая же Исповедница, Магда Сирус, коснулась волшебника-отступника и получила искомую исповедь. Суд был настолько удовлетворен результатами колдовства волшебника Мерита, что решил создать Орден Исповедниц.

Кэлен чувствовала этот мир так же, как и обычные люди, она была женщиной от прекрасной макушки до кончиков изящных пальцев и страстно любила жизнь – ничуть не меньше, чем любая простая женщина. Но… Кэлен была особенной, и ее власть Исповедницы была результатом колдовства. Она – наследница женщин, созданных как оружие – оружие, предназначенное искать правду. Как горько осознавать это…

– Что с тобой? – спросил Ричард.

Кэлен подняла глаза и безмятежно встретила обеспокоенный взгляд мужа. Она заставила себя улыбнуться и покачала головой, давая понять, что все в порядке.

– Ну, так что ты обнаружил, пролистнув книгу?

Ричард глубоко выдохнул, касаясь руками луки седла.

– В общем, можно сказать так. Они применяли краску, чтобы рождались люди… без глаз.

В представлениях Кэлен о магии и истории это было ужасно, даже в сравнении с наиболее жестокими экспериментами по превращению людей в оружие. В самых отвратительных случаях обычно отнимали какое-либо свойство человеческой натуры и привносили или усиливали другие способности. Но никто не смог бы создать то, чего нет.

– Другими словами, они не сумели, – подытожила Кэлен.

– Да, Великая война закончилась, и Древний мир был надежно отделен созданной границей. А с ним и те, кто хотел положить конец магии, – кивнул Ричард. – Волшебники осознали, что все меньше людей рождаются с даром колдовства, а магическая связь с народом, вызванная домом Ралов ради защиты от сноходцев, имеет неожиданные последствия. И самое страшное из них заключается в рождении детей без дара, в необратимом разрыве в магической цепи.

– Итак, перед ними стояли две проблемы, – продолжила размышления мужа Кэлен. – Все меньше появлялось на свет магов и, кроме того, рождалось все большее количество людей, не имеющих даже искры дара.

– Ты права. И вторая проблема росла быстрее, чем первая. Вначале волшебники прошлого верили, что отыщут решение, лекарство. Но не смогли. А что еще хуже, как я уже говорил тебе, так это то, что рожденные без дара, как Дженнсен, рожали таких же детей. Через несколько поколений количество подобных людей возросло бы неизмеримо.

– Действительно, наверное, они испытывали отчаяние, – глубоко вздохнула Кэлен.

– Это был хаос, – мрачно констатировал Ричард.

Женщина откинула назад прядь волос.

– И что они решили?

Ричард бросил на Кэлен взгляд, в котором читалось потрясение тем, что он узнал.

– Чародеи выбрали магию, а не людей. Они решили, что магия или тот, кто ею обладает, намного важнее, чем человеческая жизнь. – Ричард гневно повысил голос. Его разум был едва в силах вместить масштаб и ужас содеянного предками. – Волшебники прошлого поставили превыше всего права тех, кто, так же как и они, от рождения обладали магическим даром. Превыше всего – собственные «уникальные» жизни, собственное «уникальное» существование… Дар для них стал значить больше, чем жизнь, в которой он заключен! – Он с трудом перевел дыхание. – Уничтожать пришлось бы слишком многих, поэтому они придумали кое-что получше: изгнание.

– Изгнали? Куда? – брови Кэлен изумленно взлетели вверх.

Ричард приблизился к ней. В его глазах пылал огонь.

– В Древний мир.

– Как?!

Ричард пожал плечами, пытаясь представить рассуждения волшебников прошлого.

– А что еще они могли сделать? Едва ли они могли всех казнить, к тому же среди рожденных без дара были их друзья и члены семей. У многих обычных людей, обладающих искрой, но не такой сильной, как дар волшебников или ведьм, были сыновья, дочери, братья, сестры, дяди, тети, двоюродные родственники и соседи. И эти сыновья и дочери, тети и дяди, кумовья и дорогие их сердцу друзья и соседи были женаты или замужем за теми, кто не имел дара, за Столпами Творения. А все эти люди были частью общества – общества, которое все меньше и меньше составляли наделенные даром… Там, где Столпы Творения составляли большинство, стоящие у власти не могли обречь их всех на смерть, каким бы даром они ни были наделены.

– Ты хочешь сказать, что они рассматривали такую возможность?

Ричард промолчал. Стыд за малодушие предков обжигал его сердце. Но Кэлен прочла горькое «да» в его глазах.

– Они все-таки не решились. Но потом, перепробовав разные варианты, волшебники осознали, что не смогут восстановить разорванную магическую связь, а те, кого прозвали Столпами Творения, женились и рожали детей – таких же ущербных. И число ущербных росло быстрее, чем кто-либо мог себе представить… Чем больше рожденные с даром беспокоились, тем больше их мир подвергался опасности, той же, что и во время войны. Это то, чего хотел добиться Древний мир, – уничтожить магию. И однажды им пришлось признать, что случилось то, чего они так боялись… Волшебники уже не могли ничего исправить в прошлом, не могли остановить распространение того, что было в их глазах хуже любой чумы, и не могли убить таких людей. Страшась того, что их время уходит, они решили, что единственный путь для ущербных – изгнание.

– А как они сумели пересечь границу? – поинтересовалась Кэлен.

– Граница существует только для тех, кто обладает даром, а для Столпов Творения нет магии. Магия не действует на них, поэтому граница не стала препятствием.

– Но как они могли быть уверены, что все Столпы Творения ушли? Если бы кто-нибудь сбежал, то изгнание оказалось бы бессмысленным, и уход не решил бы проблему.

– Рожденные с даром – волшебники и ведьмы – каким-то образом узнают тех, кто не имеет искры. Помнишь, Дженнсен говорила, что их называют «дырами в мире»? Имеющие дар видят их глазами, но не могут ощущать с помощью дара. По-видимому, не составляло труда выяснить, кто Столп Творения, а кто нет.

– Ты можешь объяснить мне разницу? – спросила Кэлен. – Ты ощущаешь Дженнсен как-то по-другому? Как дыру в мире?

– Нет. Но меня не учили использовать свои способности. А ты?

Кэлен покачала головой.

– Я не ведьма и думаю, что не могу отличать таких людей, как Дженнсен. – Она наклонилась в седле. – Что произошло с теми людьми в прошлом?

– В Новом мире собрали всех не обладающих даром потомков дома Ралов, всех до одного, и отправили через великий барьер в Древний мир, где люди живут без магии.

Ричард иронически улыбнулся, хотя то, о чем он рассказывал жене, было окрашено в мрачные тона.

– Волшебники Нового мира, по сути, дали своим врагам в Древнем мире то, чего те хотели и за что сражались – человечество без магии. – Улыбка на его лице погасла. – Ты можешь представить, что нам пришлось бы изгнать Дженнсен и отправить ее в неизвестность только потому, что она не видит магии?

Кэлен покачала головой, отказываясь даже представить такую возможность.

– Какой ужас быть оторванным от семьи и изгнанным к врагам твоего народа!

Ричард молча ехал рядом.

– Это было очень тяжело для тех, кто уходил, но не менее жутко для тех, кто оставался, – произнес он через некоторое время. – Вообрази, как это было. В одночасье исчезли все друзья и родственники, которых вдруг вырвали из твоей жизни, твоей семьи? Потерять всех, кто был дорог? А все потому, что некое свойство поставили выше человеческой жизни, – горько заключил Ричард.

Слушая его рассказ, Кэлен испытала такое сильное впечатление, что чувствовала, словно сама прошла через нечто подобное. Она посмотрела на Ричарда. Муж глубоко погрузился в свои мысли, неподвижно глядя вперед.

– А потом? – спросила Кэлен. – Слышали ли оставшиеся о тех, кто был изгнан?

Он качнул головой.

– Нет, ничего. Ни единого слова. Они оказались за великим барьером, и потому как бы умерли для старой жизни.

Кэлен погладила шею лошади, ей хотелось почувствовать тепло живого существа.

– Что сделали с теми, кто родился после изгнания?

– Убили, – с трудом произнес Ричард, продолжая неподвижно смотреть вперед.

– Не могу представить, как они это делали, – Кэлен сглотнула от отвращения.

– Они могли определить, родился ли ребенок с даром. Их убивали, пока еще ребенку не дали имя.

Минуту Кэлен не могла найти слов.

– Я все еще не могу себе это представить, – тихо прошептала она.

– Это не слишком отличается от того, что делали Исповедницы с родившимися мальчиками.

Его слова ударили Кэлен. Она ненавидела воспоминания о том времени. Ненавидела воспоминания о рожденных Исповедницами мальчиках. Ненавидела смерть, на которую их обрекала родная мать.

Но иного выбора не было. В прошлом мужчины-Исповедники не имели власти над своей силой. Они превращались в чудовищ, развязывали войны и причиняли немыслимые страдания. Потому и было решено умерщвлять рожденных Исповедницами мальчиков до того, как им дадут имя.

Кэлен не могла заставить себя посмотреть в глаза Ричарду. Ведьма Шота когда-то предсказала, что они зачнут мальчика. Ни Кэлен, ни Ричард не смогли бы причинить вред своему ребенку, зачатому в любви друг к другу, в любви к жизни. Она не могла и помыслить о том, что рожденный ею, Исповедницей, мальчик должен быть убит. Или что их ребенок будет девочкой, но лишенной дара. И ее тоже придется умертвить, как дыру в мире. Задумай Ричард из рода Ралов и Кэлен-Исповедница родить малыша, он был бы обречен на смерть, потому что они были теми, кем были, оставались теми, кто они есть, и теми, кем могли еще стать.

– В книге сказано и о переменах, которые происходили в моем роду, – тихо произнес Ричард. – В те времена, когда писали книгу, лорд Д'Хары женился, и всегда было известно о рожденных наследниках. Ребенка, рожденного без искры дара, убивали как можно более милосердно. Иногда правящие домом Ралов волшебники уподоблялись животным, как Даркен Рал. Они брали любую женщину, которую пожелали. При этом разные мелочи, вроде того, родился ли в результате совокупления Столп Творения, для них не имели значения. Они просто убивали каждого своего отпрыска, за исключением наделенного даром наследника.

– Но они ведь были волшебниками и могли сказать, кто из родившихся детей не имеет дара. Они могли убивать не всех?

– Если бы захотели, думаю, могли бы. Но их, как и Даркена Рала, интересовал лишь единственный, обладающий даром наследник. А от остальных они избавлялись.

– И одному из таких детей, вечно боящихся за свою жизнь, удалось избегать лап Даркена Рала до тех пор, пока ты не убил его. И тогда обрел сестру Дженнсен.

– Да, я это сделал, – ласково улыбнулся Ричард, вспомнив рыжие волосы и гордый нрав сестренки.

Кэлен проследила за его взглядом и заметила вдалеке пятнышки – чернокрылые хищники, парящие над высокими пиками восточных гор.

– Ричард, как ты думаешь, а те, не наделенные даром отпрыски, которых изгнали в Древний мир, они… выжили? – она глубоко вдохнула, и горячий, влажный воздух заполнил легкие.

– Наверное, да. Если только волшебники Древнего мира не повырезали их.

– Но люди здесь, в Древнем мире, такие же, как и в Новом мире. Я сражалась против солдат Древнего мира вместе с Зеддом и сестрами Света. Мы использовали разную магию, пытаясь остановить наступление Ордена. Могу сказать тебе, что она действовала на всех них, а это значит, что люди из Древнего мира обладают искрой дара. В Древнем мире не нарушена цепь магии.

– Насмотревшись на то, что нам тут встретилось, вынужден согласиться.

– Так что же случилось с изгнанниками? – Кэлен смахнула со лба пот, заливавший глаза.

– Не представляю. – Ричард пристально рассматривал гряду, над которой парили чернокрылые. – Но для них это, должно быть, было ужасно.

– Думаешь, это был конец? Они погибли или их уничтожили?

– Не знаю – Ричард искоса глянул на жену. – Но хотел бы знать, почему некое место названо тем же именем, что и книга: Столпы Творения. – В его глазах блеснул зловещий огонек. – И что еще интереснее, почему, как говорит Дженнсен, эту книгу так хочет заполучить Джегань?

Кэлен тоже думала об этом.

– Может быть, не стоило забегать вперед в чтении книги, лорд Рал? – взглянула она из-под нахмуренных бровей.

По губам Ричарда скользнула мимолетная улыбка.

– Позже я узнаю, самая ли это большая моя ошибка.

– О чем ты? – потеряла нить мысли Кэлен.

Он провел рукой по волосам.

– Изменилось ли что-нибудь в твоей силе Исповедницы?

– Изменилось? – Почти неосознанно его вопрос заставил Кэлен сосредоточиться на себе и почувствовать внутри силу. – Нет. Она все такая же.

Свернутая в глубине ее сущности сила не требовала вызова. Она всегда была в ней, и Кэлен приходилось сдерживать себя, чтобы сила не вырвалась.

– Что-то не так с мечом, – с трудом произнес Ричард, удивив Кэлен. – Нечто странное происходит с его силой.

– Что именно не так? – Кэлен тоже ничего не приходило в голову.

– Не могу сказать. – Ричард чуть натянул поводья. – Обычно я чувствовал ее, когда вызывал. Если мне нужна была сила меча, она мгновенно отзывалась, а теперь почему-то словно сопротивляется.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54

Поделиться ссылкой на выделенное