Терри Гудкайнд.

Голая империя

(страница 6 из 54)

скачать книгу бесплатно

– Я всего лишь предполагаю. Да и то потому, что ты спрашиваешь. Я не говорю, что так думаю, – Ричард передернул плечами. Длинные, окровавленные перья, меняющие цвет от темно-серого к чернильно-черному на концах, трепетали под порывами ветра. Пока Ричард говорил, тон его голоса становился все более рассуждающим. – Могло быть и так: тот, кто следит за нами, не приказывал атаковать, а птицы решили напасть по собственной воле.

– Они просто понеслись без руля и ветрил, вырвавшись из-под узды от того, кто их направил?

– Да, я не исключаю и такого объяснения. Но возможно, он в силах послать их к нам и увидеть нас на какой-то момент, но не в силах управлять ими дольше.

Кэлен напряженно вздохнула.

– Дорогой мой, я хорошо разбираюсь в разного рода магии, – произнесла она, не в силах утаивать сомнения. – Но я никогда не слышала ни о чем подобном.

Ричард подошел ближе, опять испытующе взглянув на нее серыми глазами.

– Ты знаешь все о магии Срединных Земель. А вдруг там, на юге, хранится неведомое нам знание? Ты ведь никогда не слышала и о сноходцах, прежде чем мы познакомились с Джеганем. И не думала, что такие вещи возможны.

Кэлен закусила нижнюю губу, некоторое время изучая мрачное выражение его лица. Ричард рос в мире, где отсутствовала магия – она для него была диковинкой. В определенном смысле в этом была его сила, потому что его ум не сковывали предубеждения и штампы, и он был готов непредвзято смотреть на любое явление. А многое из того, с чем они сталкивались, было совершенно новым и не имело аналогов.

Любое проявление магии казалось Ричарду необычным.

– Как ты думаешь, что мы должны делать? – мягко спросила она.

– То же, что и собирались. – Он оглянулся через плечо на Кару, идущую на довольно большом расстоянии слева от них. – Должно быть, это связано с тем.

– Кара только хотела защитить нас.

– Я понимаю. И кто знает, вдруг, если бы она не коснулась, было бы хуже. Возможно, благодаря Каре у нас есть запас времени.

– Ты думаешь, у нас все еще есть время? – Кэлен сглотнула, чувствуя ужас, закрутившийся вихрем внутри.

– Мы подумаем. У нас ведь пока нет уверенности в том, что это на самом деле значит.

– Когда высыпается весь песок, не может быть двух толкований: это всегда значит, что гусь готов, – почти обреченно произнесла Кэлен.

– Мы найдем ответ, – ободрил ее Ричард.

– Обещаешь? – в вопросе была надежда.

Ричард протянул руку и ласкающе коснулся шеи жены.

– Обещаю.

Кэлен любила его улыбку, отражающую свет души, сияющий в его глазах. В глубине души она знала, что муж всегда держит слово. В его глазах мелькнуло что-то, отвлекшее Кэлен от вопроса, который она хотела задать, – о том, придет ли ответ вовремя и поможет ли он им.

– У тебя болит голова, да? – спросила Кэлен.

– Да. – Улыбка погасла. – Не так, как раньше, но я уверен, по той же причине. Дар.

– Почему ты решил, что по-другому? И если боль отличается, откуда ты знаешь, что она вызвана тем же?

Ричард задумался.

– Помнишь, как я объяснял Дженнсен, что дар следует уравновешивать и что именно поэтому я не ем мяса? – Кэлен кивнула, и он продолжил. – Она стала сильнее именно в тот момент.

– Головные боли, даже такие, как у тебя, могут быть очень разными.

– Ты не совсем понимаешь… – Ричард свел брови, подыскивая слова. – Видишь ли, когда я говорил или только думал о необходимости не есть мясо, не знаю почему, но боль усилилась.

– То есть ты говоришь, что дар посредством головной боли внушает тебе важность его уравновешивания? – недоверчиво переспросила Кэлен.

Ричард провел рукой по волосам.

– Не знаю.

Я просто не могу все это понять. Но когда пытаюсь углубиться в размышления о том, как добиться равновесия в сражении, которое я веду, боль становится еще более жестокой и почти невыносимой. И кстати, – добавил он, – должно быть, как-то нарушилась связь между мной и магией меча.

– Что? Как это может быть? – Кэлен пыталась сдержать тревогу в голосе.

– Не знаю.

– Ты уверен?

Он отчаянно потряс головой.

– Не совсем. Но она отличается, и я почувствовал это сегодня утром, когда вынимал меч. Магия меча поднималась как будто неохотно.

– Возможно, это как-то связано с тем, что и боль изменилась. – Кэлен на минуту задумалась. – Может, это и не следствие дара.

– Что бы ни менялось сейчас, я думаю, именно дар тому причиной, – произнес Ричард. – С каждым разом приступы становятся все более невыносимыми.

– Что ты собираешься делать?

– Сейчас у нас нет выбора. – Ричард поднял руки вверх и бессильно уронил их. – Мы должны выполнить то, что намеревались.

– Мы можем направиться к Зедду. Если ты прав и дар всему причиной, тогда он должен знать, что делать. Дед может помочь.

– Кэлен, ты искренне веришь в то, что мы успеем приехать в Эйдиндрил вовремя? Не говоря обо всем остальном, и даже если быть уверенным в том, что боли вызывает именно дар… Милая, я бы скорее всего умер, когда нас и Эйдиндрил разделяли еще недели пути. И ты не берешь в расчет, насколько сложно миновать армию Джеганя, наводнившую все Срединные Земли, а особенно окрестности Эйдиндрила.

– Но его может там и не быть.

Ричард пнул очередной камень.

– Ты думаешь, Джегань оставит Башню Волшебников вместе с тем, что она хранит? Уйдет и будет ждать, пока мы найдем путь применить древнюю магию против него? Зедд – Первый волшебник. С его способностями защитить Башню не так уж трудно. К тому же с ним Эди. Старая ведьма могла бы и в одиночку отстоять такое место, как Башня. Кроме того, Зедд знает, что значит Башня для Джеганя и чего можно ожидать, если бы император до нее добрался. Так что, во что бы то ни стало Зедд будет стоять там, пока жив.

– Джеганю ни за что не преодолеть защиты Башни, – произнесла Кэлен. – А осаду они могут и отложить. Джегань скорее всего не станет терять время зря и напрасно держать армию, если поймет тщетность своих попыток.

– Может, ты и права; но все равно – город слишком далеко.

Слишком? Кэлен схватила Ричарда за руку и остановила.

– Портал! Если бы мы нашли один из его колодцев, мы могли бы воспользоваться порталом. Здесь, в Древнем мире, есть колодец – в Танимуре. Это гораздо ближе, чем дорога к Эйдиндрилу.

Ричард посмотрел на север.

– Это может сработать. Нам не придется скрываться от армий Джеганя. Мы могли бы оказаться сразу в Башне. – Он обнял ее за плечи. – Но сначала мы все же должны позаботиться о другом деле.

– Хорошо, – хитро улыбнулась Кэлен. – Сначала мы позаботимся обо мне, потом – о тебе.

Она испытала жгучее чувство свободы. Наконец принято решение. Не все могут путешествовать через портал: для этого требуется особенная магия. Из их группы на это способны только Ричард, Кэлен и Кара. И они смогут перенестись прямо в Башню.

Башне тысячи лет, и она необъятна. Когда-то Кэлен провела в ней долгое время, но видела всего лишь небольшую ее часть. Даже Зедд не знал всех секретов и укромных уголков Башни из-за щитов, много лет назад поставленных волшебниками, обладающими обеими сторонами магии. А Зедд обладал только Магией Приращения. Редкие и опасные магические предметы целую вечность хранились в Башне вместе с записями заклинаний и неисчислимым множеством книжных томов. Был шанс, что Зедд и Эди нашли там что-нибудь, способное возвратить Имперский Орден в Древний мир.

Если они направятся в Башню, это не только поможет Ричарду решить проблему с его даром, но и обеспечит их тем, что, возможно, способно изменить исход войны.

Как только единственно верное решение было принято, Зедд, Эйдиндрил и Башня будто приблизились и оказались совсем рядом с ними.

Преисполненная надеждой Кэлен сжала руку Ричарда. Она знала, что он хочет двигаться дальше.

– Я вернусь, посмотрю, как там Дженнсен.

Ричард продолжал идти, а Кэлен остановилась, дожидаясь, пока повозка поравняется с ней. И тут еще одна дюжина чернокрылых птиц пронеслась в потоках воздуха над опаленной равниной. Они держались близко к солнцу и вне досягаемости стрел Ричарда, но оставались в поле зрения.

Том кинул Кэлен мех с водой, когда подпрыгивающая на ухабах повозка оказалась рядом. Она так хотела пить, что, торопясь, проглотила горячую воду, не обращая внимания на ее вкус. Пропустив повозку чуть вперед, Кэлен поставила ногу на железную подножку и забралась внутрь.

Дженнсен долго ехала одна и обрадовалась компании. Кэлен улыбнулась в ответ, садясь рядом с сестрой Ричарда и блеющей Бетти.

– Как она? – спросила Кэлен, ласково поглаживая трепещущие уши козы.

Дженнсен покачала головой.

– Никогда не видела ее такой. Сердце разрывается, когда на нее смотрю. Она напоминает мне меня саму, когда я потеряла маму. Так больно!..

Кэлен подобрала под себя пятки и сочувствующее сжала руку Дженнсен.

– Я знаю, это тяжело, но животным легче пережить такое, чем людям. Не сравнивай ее горе с твоим. Это разная печаль. У Бетти будут другие дети, и она забудет об этих козлятах. А ты или я никогда не забудем тех, кого мы потеряли.

Произнеся эти слова, Кэлен вновь ощутила боль потери не рожденного ею ребенка. Их с Ричардом малыша. Разве сможет она когда-нибудь пережить это? Даже если у нее будут другие дети, Кэлен никогда не забудет о том, кого так бесчеловечно убили.

Она бессознательно дотронулась до маленького темного камня, который носила на шее, задумавшись о том, будут ли у нее еще дети, будет ли мир настолько безопасным, чтобы они смогли родить ребенка.

– Ты в порядке? – обеспокоенно спросила Дженнсен, заглядывая в глаза подруге.

– Просто печалюсь из-за Бетти, – Кэлен заставила себя улыбнуться.

– Я тоже, – Дженнсен положила ладонь на голову Бетти.

– Думаю, с ней все будет хорошо.

Кэлен смотрела, как бесконечная земля плывет под колесами повозки. Волны жара размывали линию горизонта, так что отдельные островки земли словно бы парили в небе. Все так же вокруг не видно было ни листочка. Поверхность земли постепенно поднималась, чем ближе они подъезжали к горам. Она знала, что это дело времени, и скоро они встретят жизнь, но сейчас казалось, что этого никогда не случится.

– Я кое-что не понимаю, – вернулась Дженнсен к старой теме. – Ты сказала, что я не должна торопиться с магией, пока не буду уверена, к чему она приведет, поскольку это опасно. И ты говорила еще, что нельзя использовать магию, если не знаешь наверняка, нужна ли она.

– Да, это так, – ответила Кэлен, зная, куда клонит Дженнсен.

– Ну, это очень похоже на те удары в темноте, о которых ты меня предупреждала, – настойчиво продолжала девушка.

– Я также говорила тебе, что иногда у тебя нет иного выбора, кроме как действовать немедленно. Именно так поступил Ричард. Я знаю его, он редко ошибается. И в тот раз тоже принял лучшее решение.

– Я не говорю, что он поступил неверно, – Дженнсен так и не удалось переубедить. – Просто мне многое не ясно и потому кажется, что он сделал это необдуманно. Почему я должна верить тебе, если раньше ты запрещала мне что-либо делать с помощью магии?

– Таков Ричард, – улыбнулась Кэлен. – По большей части я знаю, что происходит в его голове. И даже нередко, когда мне казалось, что он действует опрометчиво, это оборачивалось верным, единственно правильным решением. Именно поэтому его назвали Искателем. Уверена, Ричард принимает в расчет очень много обстоятельств, даже таких, о которых я и не подозреваю.

– Но как он узнаёт о них? Откуда он знает, что нужно делать?

– Много раз и он был сбит с толку, как ты сейчас. Но Ричард особенный, и потому он знает.

– Особенный?

Кэлен посмотрела на девушку, на ее сияющие в лучах послеполуденного солнца рыжие волосы.

– Ему даны обе стороны дара. За последние триста лет рождались только те, кто обладал Магией Приращения. Некоторые, как Даркен Рал или сестры Тьмы, способны использовать Магию Ущерба, но только с помощью Владетеля. Ричард же владеет обеими видами магии – и Магией Приращения, и Магией Ущерба.

– Это то, о чем ты говорила прошлой ночью? Но я не много знаю о магии и мало поняла из твоего рассказа.

– Мы не до конца уверены в том, что означает такая уникальная особенность. Магия Приращения использует то, что существует, усиливая либо изменяя его свойство. Магия Меча Истины, например, использует гнев, его силу. Магией Приращения можно исцелять. Магия Ущерба уничтожает. Она может превратить в ничто. Как говорит Зедд, Магия Ущерба противоположна Магии Приращения, как день и ночь. И все же обе они – две части единого целого. – Кэлен вздохнула, сосредотачиваясь. Вещи, которые она пыталась объяснить Дженнсен, казались сложными и ей самой. – Управлять Магией Ущерба, как Даркен Рал, – это одно, но быть рожденным с нею – совсем другое. Много сотен лет назад родиться с обеими сторонами дара было обычным делом. Но Великая война отделила Древний мир от Нового. Граница позволяла сохранять мир, но времена изменились. С тех пор редко рождались люди с даром, и ни один из них не владел Магией Ущерба. В крови Ричарда магия двух волшебников – Даркена Рала и Зедда. Он единственный за тысячи лет, рожденный с двумя сторонами дара. Все наши способности задействованы, когда мы принимаем решение в какой-либо ситуации. Мы не знаем, каким образом то, что Ричард имеет обе стороны дара, отражается на его способности осознавать и действовать. Я думаю, что дар Ричарда ведет его по пути, управляя им, может быть, даже сильнее, чем Ричард себе это представляет.

– После стольких лет, как смогли уничтожить границу? – взволнованно вздохнула Дженнсен.

– Ричард разрушил ее.

Глаза Дженнсен расширились от удивления.

– Значит, это правда. Себастьян рассказывал мне, что лорд Рал, то есть Ричард, уничтожил границу. Себастьян говорил, что, сделав это, Ричард хотел завоевать Древний мир.

– Но ты не веришь этому, так ведь? – улыбнулась Кэлен, услышав столь неправдоподобную ложь.

– Нет. Сейчас уже нет.

– Теперь, когда граница уничтожена, Новый мир наводнили армии Имперского Ордена, которые убивают или превращают в рабов мирных жителей.

– Где же людям искать спасение? Куда нам спрятаться?

– Пока Орден не остановят, покоя не будет.

Дженнсен задумалась.

– Если разрушение границы позволило полчищам Ордена захватить Новый мир, тогда зачем Ричард ее разрушил?

Повозка катилась по жесткой земле, подпрыгивая на ухабах. Держась за край полотнища, Кэлен пристально смотрела вперед. Муж устал, но шел, не сгибая спину. Гордо шествовал по пустыне в ослепляющем свете солнца.

– Из-за меня, – тихо промолвила Кэлен. – Это одна из тех ошибок, о которых я тебе говорила. Один из тех ударов в темноте. – Она глубоко вздохнула.

8

Ричард присел на корточки, изучая необычный участок скалы. Голова разламывалась от боли, но он изо всех сил старался не обращать на это внимания. Боль возникала и исчезала безо всякой причины. Временами он начинал думать, что она вызвана жарой, а не даром.

Но пока он обдумывал знаки на земле, то забывал о боли, и она ненадолго отступила.

В скале было нечто особенное, и Ричард пытался вспомнить, где он с этим уже встречался. Нечто не просто знакомое, а тревожно знакомое.

Копытца, наполовину прикрытые клоками жесткой бурой шерсти, кокетливо простучали по камням и встали рядом с его тенью. Бетти легонько боднула его в плечо, рассчитывая на угощение или хотя бы на почесывание.

Ричард поднял глаза на жаждущую внимания козочку. Когда Бетти увидела, что мужчина смотрит на нее, она завиляла хвостиком так, что тот превратился в мелькающее пятнышко. Ричард улыбнулся и почесал Бетти за ухом. Бетти радостно заблеяла от восторга, и Ричард подумал, что она, должно быть, не прочь перекусить.

После двух дней горестного голодания, когда она лежала в повозке и отказывалась от еды, козочка, казалось, вернулась к жизни и немного оправилась от потери малышей. Вместе с аппетитом вернулось и любопытство. Она особенно полюбила бежать рядом с Ричардом, когда он ей это разрешал. Дженнсен смеялась, глядя, как Бетти трусит рядом с братом, словно щенок. Это был смех облегчения; особенно ее радовало то, что Бетти так быстро пришла в себя.

Перемены наступали во всем. За последние несколько дней изменился и пейзаж вокруг. Жизнь возвращалась. Первым они заметили на скале порыжевший, выгоревший лишайник. Чуть позже – низкий колючий кустарник. Теперь местность покрывали жесткие растения, раскиданные на большом расстоянии друг от друга. Бетти поедала высохшие веточки так, словно они были лучшей сочной травой. Лошади, напротив, нашли их невкусными.

Скальный лишайник рос на голых, испещренных трещинами камнях, укрывая их жесткими пятнами растительности. Кое-где он был тонким, темным и кожистым, тогда как в других местах – нежно-зеленым. Изумрудный лишайник рвался на волю из щелей и расселин с той стороны камней, куда не попадал солнечный свет. Под скалами, группами, выпирающими из растрескавшейся земли, вились нити темно-бурого подземного мха.

Крошечные насекомые с длинными усиками носились от скалы к скале или прятались в развалах камней, выглядящих, будто кипящие пузыри, навеки застывшие в камне. Изредка по песку неспешно проползал блестящий зеленый жук с огромными рогами. Маленькие рыжие муравьи складывали горки красноватой глины вокруг своих норок. Белесые паутины качались в развилках веток одиноких низких кустов. Юркие светло-зеленые ящерицы грелись на камнях под лучами солнца, наблюдая за проходящими людьми. Если те оказывались слишком близко, маленькие создания, блеснув, мгновенно прятались между камнями.

Жизнь, которая представала перед глазами Ричарда, была еще слишком скудна для поддержки и пропитания людей, но давала надежду на то, что впереди живой мир. Он знал, что за первым поясом гор путешественников ждет изобилие жизни. И еще – там они обязательно встретят других людей.

Обычным стало видеть птиц. Большинство из них были некрупными – земляничного цвета зяблики, пепельные мухоловки, крапивницы и воробьи. Вдалеке Ричард видел одиноких птиц, парящих в голубом небе, ближе к земле воробьи сбивались в стайки. Там и сям птицы садились на чахлые кусты, переносясь с одного на другой в поисках семян или насекомых. Но пичужки мгновенно исчезали, будто их сдувало ветром, стоило на горизонте появиться чернокрылым хищникам.

Ричард поднимался, глядя на горы и пространство открытой земли, как вдруг заметил нечто знакомое. Как только он понял, что это, отдельные кусочки мозаики сложились в единую картину и боль рассеялась.

Кэлен и Кара поднимались на скалу, направляясь к Ричарду. Поймав взгляд мужа, Кэлен помахала ему рукой. По направлению к югу громыхала повозка, в которой ехали Том, Фридрих и Дженнсен. За повозкой тянулось облако пыли, лошади словно повисли в застывшем воздухе и, наверное, были видны за многие мили отсюда. Ричард подумал, что предательское облако пыли не играет большой роли, так как птицы все равно их находят. И все же он был рад, что его маленький отряд наконец добрался до земли, где они могут попытаться быть чуть менее заметными.

– Нашел что-нибудь интересное? – спросила Кэлен, подойдя и вытирая рукавом пот со лба.

– Скажи, что ты думаешь об этом? – Ричард подбросил несколько мелких камушков на участок скалы, который он рассматривал.

– Мне кажется, ты чувствуешь себя лучше, – произнесла Кэлен.

Она посмотрела мужу в глаза и улыбнулась особенной улыбкой, той, которой улыбалась только ему. Ричард не смог удержаться и расплылся в ответной улыбке.

Кара решила не обращать внимания на обмен семейными нежностями, приблизилась к ним и тоже уставилась под ноги.

– Думаю, лорд Рал слишком долго смотрел на горы. Эта скала такая же, как и все остальные, – безапелляционно заявила она.

– Неужели? – поднял бровь Ричард. Он обвел рукой участок, который изучил, а затем показал на место, где стояли Кара и Кэлен. – Разве оно такое же?

Кара внимательно изучила оба места.

– Скала здесь чуть более светлая, чем другие. – Морд-сит сложила руки на груди. – Ну и что?

– Кара права, Ричард, – пожала плечами Кэлен и на минуту задумалась, разглядывая землю. – Скала выглядит так же, как и остальные, разве только чуть желтее тон. Она совсем как те скалы, мимо которых мы шли долгие дни, прежде чем стали попадаться растения, – добавила она.

Ричард упер руки в бедра и бросил взгляд на кусок скалы, который он обнаружил.

– А теперь скажите мне, что отличает те скалы, где мы были несколько дней назад, рядом со Столпами Творения?

Кэлен оглянулась на стоящую с невозмутимым видом Кару и, сдвинув брови, посмотрела на Ричарда.

– Отличает? Ничего. Это мертвое место, лишенное какой-либо растительности.

– А здесь? – Ричард вытянул руку, очерчивая местность, по которой они шли.

– Здесь есть жизнь, – сказала Кара, теряя интерес к его нравоучениям в области флоры и фауны.

Ричард указал рукой на участок, который так привлек его внимание.

– А там?

– Ничего там не растет, – раздраженно выдохнула Кара. – Здесь есть множество мест, на которых ничего не растет. Это все еще пустыня. Немного терпения, лорд Рал, и скоро мы снова окажемся среди полей и лесов.

Кэлен наконец поверила, что у мужа есть причины для беспокойства. Она уже не разделяла мнение Кары и все больше хмурилась.

– Место, где растут растения, начинается слишком резко, – сделала вывод Кэлен, обращаясь как бы сама к себе. – Это странно.

– Я тоже так думаю, – облегченно произнес Ричард.

– А я думаю, лорду Ралу необходимо выпить воды, – съязвила Кара.

Тот устало улыбнулся.

– Иди сюда. Встань здесь, – приказал он ей. – Встань рядом со мной и посмотри еще раз.

Любопытство Кары пересилило ее упрямство, и она послушалась Ричарда. Непокорная морд-сит уставилась в землю, сосредоточенно изучая место, где рос лишайник.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54

Поделиться ссылкой на выделенное