Дмитрий Громов.

Точка опоры (сборник)

(страница 2 из 19)

скачать книгу бесплатно



   Воздух над космодромом задрожал, изображение на экране исказилось, расплылось и тут же приняло первоначальный вид. Только сверкающий шар М-космолета исчез.
   – Седьмой, – констатировал Джордж, отходя от экрана.
   Они помолчали.
   – Если через неделю ни один из М-кораблей не вернется, я попробую сам.
   – Зачем? Да тебе и не позволят – Родригес и так еле выбил разрешение на седьмой пуск.
   – Мне разрешат. Я полечу с ограничителями.
   – Ты по-прежнему считаешь, что это шутки подсознания?
   – Да. В корабле космонавт надежно защищен от всего. От всего, кроме… самого себя.

   …В самом начале двадцать пятого века был изобретен М-корабль, движимый посредством человеческой мысли. Такой звездолет мог мгновенно доставить астронавтов в любую точку Вселенной. Казалось, проблема космических путешествий решена раз и навсегда.
   На первом М-корабле стартовал его изобретатель Тадеуш Качинский с экипажем из пяти человек. Они должны были вернуться через три месяца. И не вернулись. За это время стартовало еще три М-корабля. И тоже не вернулись.
   Всемирный Совет хотел прекратить попытки, но под нажимом Ассоциации Космических Исследований дал разрешение еще на два старта. Эти звездолеты отправились на поиски первых четырех. С тех пор прошло почти полгода.
   Вот тут-то и появился Джордж Спелл со своей теорией…
   – …Вам никогда не хотелось прыгнуть с обрыва? – неожиданно спросил Джордж, поворачиваясь к Степану.
   – С какого обрыва? – растерялся Солонцов.
   – Ну, вот вы стоите на краю обрыва, смотрите вниз, вам страшно, сердце звамирает в груди – и в то же время что-то тянет вас туда. Вы знаете: там – смерть, и все же вам хочется прыгнуть, хоть на миг почувствовать себя птицей…
   – …Да, Джордж, это ощущение мне знакомо. Со мной случалось подобное.
   – Это бывает почти со всеми – прорывается подсознание. Обычно сознание легко подавляет такие порывы. Но генераторы М-кораблей, видимо, имели чуть сбитую настройку. И подсознание прорвалось наружу. Теперь никому неизвестно, куда их могло занести – в сердце нейтронной звезды, в фотосферу голубого гиганта, в антимир, в параллельное измерение – куда угодно. Боюсь, этого мы никогда не узнаем. Пожалуй, виновата даже не настройка, а отсутствие ограничителей. Это же вседозволенность, понимаете? Необузданная фантазия вполне способна забросить корабль туда, откуда нет возврата.
   – Вы считаете, что у всех капитанов была подсознательная тяга к смерти?
   – Не обязательно, хотя и вполне возможно. Но есть еще множество других патологий, фобий, комплексов, подспудных желаний, о которых мы сами не подозреваем.
   – Но ведь все они прошли тщательный психический осмотр.
Все абсолютно здоровы.
   – На уровне сознания. А в подсознании почти каждый человек немного безумец. Кроме того, я собрал данные обо всех капитанах. Все они, и изобретатель М-генератора профессор Качинский в особенности – очень увлекающиеся, импульсивные люди, с буйной фантазией. Что лишний раз подтверждает мою теорию. Надо было посылать людей спокойных и рассудительных, да и то… В общем, я разработал ограничитель, который защитит генератор от воздействий подсознания.
   – Защита от фантазии?
   – Нет, от безумия.

   …Они сидели в двух соседних креслах. Перед ними полукругом изгибался пульт управления. До старта оставалось несколько минут. На сей раз они полетят вдвоем – Спелл и Солонцов. На восьмом М-корабле были установлены ограничители Спелла. Джордж не сомневался в успехе. Он начал пристраивать на голове шлем с М-датчиками. Для начала совсем недалеко – к Альфе Центавра и обратно.
   В этот момент включилось устройство связи с Космоцентром.
   – Внимание! В стратосфере появился корабль "Мысль" профессора Качинского. С борта передают, что все живы и чувствуют себя нормально. Отбой трехминутной готовности. Повторяю…
   – Ну вот, они возвращаются, – Степан улыбнулся и начал отстегиваться.
   – Ничего не понимаю, – пробормотал Спелл. – Как им удалось вернуться?
   – Сейчас узнаем. Идемте, встретим их.
   – Нет, вы идите, а я тут подожду.
   Степан пожал плечами и направился к выходу из корабля.
   – Вы все еще здесь, Джордж? Тогда слушайте. Вы отчасти оказались правы. Их забросило черт знает куда, в другую галактику; потом – еще дальше; швыряло по всей Вселенной. Они такого насмотрелись – да, впрочем, об этом потом. А сегодня вдруг разом оказались здесь. И я знаю, почему: ваше любимое подсознание! Только не то, что вы имели в виду – тяга к дому вернула их обратно. Она оказалась сильнее всех ваших комплексов.
   Э-э, да вы никак стартовать пытаетесь? И не надейтесь! А если и вправду хотите взлететь – выключите сначала свои ограничители.
   Хотя, боюсь, и это не поможет.
   Вам ведь никогда не хотелось прыгнуть с обрыва.
   1988 г.


 //-- 1 --// 
   …Далеко, на краю Галактики, есть планета Серал. Два солнца освещают ее – зеленое и голубое, и там стоит вечный день. На этой планете есть место, называемое Абсолютным Исполнителем. Всякий, кто достигнет сего места, может исполнить одно свое желание. Мы нашли эту планету. Но так и не смогли добраться до Абсолютного Исполнителя. Наша цивилизация угасает, и мы обращаемся к вам, Братья по Разуму: пройдите этот путь до конца! Ибо нет во Вселенной ничего, что недостижимо для Разума. Рано или поздно кто-нибудь достигнет этого места, и тогда…
 //-- 2 --// 
   …Сергей надавил кнопку звонка. За дверью отозвался мелодичный перезвон. Прошло с полминуты. В глазке мелькнула тень, щелкнул замок, и дверь отворилась.
   – Привет, Стас.
   – Привет.
   – Знакомься, это Николай. Я тебе о нем рассказывал.
   – Стас.
   – Очень приятно.
   Рука у Стаса была мягкая, аморфная.
   – Заходите, все уже в сборе.
   В комнате царил полумрак. Негромко играла музыка. На экране извивался накрашенный певец. Николай поморщился – опять эти "Блю Систем"!
   На диване в картинных позах полулежали две девицы в почти прозрачных платьях. Высокий худой парень разливал по бокалам коньяк, смешивая его с шампанским. На столе дымилась пепельница, возле нее валялась начатая пачка "Честерфильда". Николай поздоровался и уселся в свободное кресло. Длинный подошел к нему с бокалом.
   – Володя.
   – Коля.
   – Пить будешь?
   – Давай. Спасибо.
   Он сделал глоток. Сергей и Стас куда-то исчезли – видимо, у них были свои дела. Одна из девиц, отложив иностранный журнал с кинозвездой на обложке, подошла и уселась к нему на колени.
   – Тебя как зовут?
   – Коля.
   – А меня Алиса.
   – Красивое имя.
   – Очень. Ты у Стаса в первый раз?
   – Да, нас Сергей познакомил.
   – Ну, теперь ты будешь сюда часто наведываться. Если, конечно, понравишься Стасу. Как тебе музыка?
   – Я "Блю Систем" не люблю.
   – А я от них просто балдею. А что ты любишь? – она отпила из его бокала.
   – Хард и симфо.
   – Нет, этого я не понимаю. А чем занимаешься?
   Николаю уже надоела эта любопытная Алиса; кроме того, она отдавила ему ногу, но он мужественно терпел.
   – Работаю. Инженером-химиком.
   – И сколько получаешь?
   Николай ответил честно.
   – Ну, ты, наверное, еще кое-что имеешь? – понимающе улыбнулась Алиса.
   – Нет, живу на одну зарплату, – с удовольствием отпарировал Николай.
   – Но разве на это можно жить?
   – Но живу же как-то. И другие тоже.
   Алиса повернулась к своей подруге.
   – Слышь, Аня, вот человек живет на одну зарплату. И "Блю Систем" не любит. Правда, оригинал?
   – Напрасно, – обернулся Володя. – Красивая, легкая музыка, ни на что не претендующая, под нее хорошо отдыхать.
   – Резина это, а не музыка. Жвачка.
   Алиса взглянула на Николая с любопытством, как на музейный экспонат, не спеша встала и вернулась на диван. Николай вздохнул с облегчением, сделав глоток из бокала, дотянулся до пачки сигарет. Прикурил и продолжил:
   – И сам этот тип, Дитер Болин, не музыкант, а чучело раскрашенное. С голубым отливом. А музыку за него компьютер пишет. У вас что-нибудь другое есть?
   Никто не ответил. Николай почувствовал, что высказался слишком резко, но теперь было поздно сожалеть. Да он и не сожалел. Он подошел к столику и начал перебирать кассеты. "Блю Систем", еще один "Блю Систем", "Модерн Токинг", "Джой" – все одно и то же, – "Бэд Бойз Блю", Си Си Кетч… Одна жвачка. Ага, вот "AC/DC" – наверное, случайно сюда попал. Правда, тоже не лучшая музыка, но по сравнению с остальным – это вообще шедевр.
   Николай извлек из аппарата кассету, вставил другую и с удовлетворением нажал кнопку.
   Из колонок на комнату обрушился ураганный рев бас-гитары, грохот ударных и надрывные вопли вокалиста. На экране на дымящейся сцене орала, рычала, вопила, грохотала и сходила с ума пятерка музыкантов. Эта музыка вызывала хоть какие-то эмоции. Пусть звериные, но все же…
   – Выключи сейчас же! – Алису почти не было слышно из-за грохота "металла".
   Секунду помедлив, он все же с неохотой выключил аппарат. Алиса лениво поднялась с дивана и, даже не посмотрев на Николая, поставила на место кассету с "Блю Систем".
   Николай снова уселся в кресло. Володя мельком взглянул на него и тут же отвел глаза. Так смотрят на неизлечимо больных или сумасшедших. Алиса с Аней вяло переговаривались.
   – Ты те кроссовки взяла?
   – Нет, Надька увела. А хорошие были, и всего за семьдесят баксов. Ничего, мне Стас другие достанет.
   – Опять Стас? А как же твой Федя?
   – А, надоел он мне. Пока что-нибудь купит – полгода пройдет. Я его Любке сплавила. Пусть она теперь крутится.
   – А ты знаешь, вчера у Джона в заначке куртки были. Японские…
   Николай встал и подошел к Володе, который продолжал методично смешивать коктейли.
   – И у вас тут все время так? – осведомился он.
   – Как – так?
   – Ну, одна и та же резиновая музыка, разговоры о шмотках? Скука.
   – А тебе чего еще надо? – вяло удивился Володя. Но тут же взгляд его стал многозначительно-понимающим.
   – Рано еще. Только пришел – и сразу. Подожди часа два, тогда и начинай. Нетерпеливый. Как в первый раз.
   Николай не сразу догадался, куда он клонит, но тут до него дошло.
   – Да я не об этом, – досадливо поморщился он, – Сергей мне говорил, тут у вас интересно, хорошая компания. Есть с кем поговорить, отдохнуть. А тут, я вижу… – у него чуть не сорвалось с языка "гадюшник", но он вовремя сдержался.
   Володе явно не хотелось разговаривать. Кажется, он принял еще что-то, кроме вина.
   – Ладно, – доверительно сказал он. – Хочешь расслабиться – на, – он сунул в ладонь Николаю что-то круглое. И отвернулся. Николай разжал кулак. На ладони лежала маленькая белая таблетка.
   В этот момент в комнату вошел Сергей. Николай поманил его в прихожую.
   – Ты куда меня привел?! Это же болото! Самое настоящее!
   – Да ты что?! Ненапряжная музыка, приятная компания, коньяк, хорошие сигареты, девочки – чего тебе еще надо? Не нравится "Блю Систем" – так я сейчас сменю кассету.
   – Нет, с меня хватит! Ты как хочешь, а я пошел. И больше я сюда не приду. У меня не так много свободного времени, чтобы вот так его убивать.
   С минуту он возился с замками. Сергей молча наблюдал. Наконец, дверь распахнулась, Николай выскочил на лестницу, с силой хлопнул дверью и, не воспользовавшись лифтом, стал бегом спускаться по ступенькам. Заметив, что все еще держит в руке таблетку, со злостью швырнул ее в пролет. "Только "колес" мне не хватало!"
   "Болото! – думал он. – Засосет – и все. Будешь вечно дремать в этом сонном царстве. Приглушенные краски, приглушенные звуки, приглушенные голоса, приглушенные чувства – все мягкое, без острых углов, без контрастов – нет, это не для меня! И зачем я вообще сюда пришел? Я им чужой. И они мне – тоже. Сейчас бы подраться с кем-нибудь, или что-нибудь такое учинить – выбить из себя их сладкую вату!"
   – В этом я могу вам помочь.
   Перед ним стоял человек. Он был повыше Николая, в темном плаще и шляпе. Лица под шляпой не разглядеть.
   – В чем?
   – Вы хотели чего-нибудь необычного, встряски, стресса?
   – Да, но…
   – Я читаю мысли. Мы можем предложить вам нечто такое, о чем вы и не мечтали. Вы попадете в будущее. А потом – на другую планету. Там будет опасно, очень опасно, но я уверен – вы справитесь. Так как, согласны?
   – Не знаю, может, вы меня разыгрываете, но… все равно, я согласен!
   – Тогда следуйте за мной.
   И они вместе шагнули в ветренную темноту осеннего вечера.
 //-- 3 --// 
   Длинное прямое шоссе уходило к горизонту. Его проложили миллионы лет назад, но оно по-прежнему сияло первозданной чистотой. Ни пылинки, ни камешка, ни единой трещины не было на идеально ровном золотистом покрытии, мягко пружинившем под ногами.
   Николай шел уже третий час. Справа и слева от шоссе простирались непроходимые топи, заросли колючих кустов, переплетенных лианами; там тучами вилась мошкара, что-то рычало, пищало, чавкало, квакало. Пройти там было невозможно – ни пешком, ни на вездеходе. Все попытки заканчивались либо гибелью смельчаков, либо поспешным отступлением. К Абсолютному Исполнителю вел лишь один путь – шоссе, по которому шел Николай. Оно словно было огорожено невидимой стеной – ни зверь, ни птица, ни мошкара, ни даже пыль не могли через нее пробиться. Человек мог. Но там, за стеной, его ждала смерть.
   Идти по шоссе было легко. Воздух только немного душноватый, как перед грозой. И желто-голубое небо висит над самой головой, давя на плечи. До сих пор Николай считал, что смесь желтого с голубым всегда дает зеленый цвет, но здесь небо выглядело именно желто-голубым, а не зеленым. Подобный феномен никто не мог объяснить. Как и причины, из-за которой на этом безопасном, прямом и ровном шоссе исчезали люди. Просто неожиданно обрывалась связь и больше не восстанавливалась. У Николая связи не было. За ним следили по пеленгу. Еще ему выдали универсальный индикатор опасности. Впрочем, у его предшественников индикаторы тоже имелись. В кобуре на поясе висел тяжелый дезинтегратор. У тех, кто шел здесь до него, тоже было оружие. И это не помогло.
   Первые полчаса нервы Николая были напряжены до предела. Ладонь он держал на рукоятке, готовый в любой момент выхватить оружие. Но… ничего не происходило. Все то же ровное прямое шоссе, все та же буйная ядовито-зеленая растительность по сторонам. И низкое желто-голубое небо. Постепенно Николай немного расслабился, перестал оглядываться по сторонам, зашагал увереннее и, наконец, убрал руку с дезинтегратора. Ладонь вспотела. Николай вытер ее о штаны и, уже почти не беспокоясь, зашагал дальше. Но в подсознании все равно сидел страх. Маленький, вредный, не дающий покоя. Неведомая опасность страшнее вдвое. Здесь может случиться что угодно. Вплоть до того, что шоссе неожиданно свернется в трубку – почему-то пришло в голову.
   Весь предыдущий год его готовили к этому дню. Тренировки и занятия отнимали у него все время – он даже не успел узнать, как живут люди в этом далеком, 2489-ом году. Он знал, что они летают к звездам, что Человечеству теперь доступна почти вся Галактика; что люди уже встретили несколько других цивилизаций, но настоящий контакт установили только с одной из них. Он изучил кое-что из техники будущего – вот, пожалуй, и все. Нет, конечно, не все. Ведь были люди. Такие же, как и там, в его времени. Открытые и сдержанные, раздражительные и мягкие, напористые и нерешительные – разные. Но среди них не было ни одного, на чьем лице не лежала бы печать тревоги. Даже когда они шутили, в уголках глаз пряталась эта озабоченность. Какая-то угроза нависла над миром будущего. И теперь Николай знал, какая.
   Около ста лет назад на Земле было принято сообщение из космоса об Абсолютном Исполнителе. Планету Серал нашли довольно быстро, но связь с экспедицией неожиданно прервалась. Вторая экспедиция, посланная на розыски, тоже не вернулась. В общей сложности на Серале пропали без вести уже более семисот человек. Возвращались только те, кто не покидал кораблей или, выходя, не отходил далеко. А все, кто шел к Абсолютному Исполнителю, бесследно исчезали. Сначала, судя по засечкам локаторов, связь прерывалась совсем недалеко от цели. Потом люди стали пропадать, успев пройти все меньшее расстояние. Как будто зона неведомой опасности постепенно разрасталась. На Земле стали бить тревогу. Пытались добраться до Абсолютного Исполнителя по воздуху, но все летательные аппараты разбивались примерно в километре от цели, и от этих попыток отказались. И вот тогда Галактический Исследовательский Центр предложил провести эксперимент с отправкой к Абсолютному Исполнителю человека из прошлого. Чем при этом руководствовались ученые будущего, какими-такими особенностями психологии (или физиологии?) людей XX века, Николай так и не понял, да это его особо и не интересовало. Сейчас у него была одна задача – дойти.
   Человеческую фигуру, маячившую впереди, Николай заметил довольно поздно. Он так привык к однообразию золотистой ленте шоссе, что глаз не сразу зафиксировал темный силуэт, появившийся на краю дороги.
   До человека оставалось около двухсот метров. Николай вздрогнул. Рука сама опустилась на бедро, нащупывая рукоятку дезинтегратора. Но индикатор опасности молчал. Николай чуть замедлил шаги и осторожно приблизился к одинокой фигуре. Да, это был землянин. Он стоял, застыв с приподнятой для следующего шага ногой. В правой руке человек сжимал оружие, в левой – индикатор. На застывшей маске лица ясно читался страх, смешанный с недоумением. Он тоже шел к Абсолютному Исполнителю. И не дошел.
   Николай не стал подходить близко, опасаясь какой-нибудь ловушки. Индикатор молчал, но тревога снова овладела Николаем. Вот она, "опасная зона". Теперь "это" может случиться в любой момент.
   Николай двинулся дальше, изредка оглядываясь на темную фигуру, хорошо заметную на золотистой ленте шоссе. Как бы не ожил и не шарахнул из дезинтегратора!
   Но человек был неподвижен.
   Впереди показался еще один истукан, за ним еще и еще. Кроме людей, попадались еще какие-то чудища со свисавшей вниз бахромой щупалец; были и другие, похожие на землян, но пониже ростом и с тремя глазами; все они стремились туда же, куда и он, и все были остановлены какой-то непонятной и страшной силой, заживо превратившей их в памятники самим себе.
   Николай перестал обращать внимание на каменные изваяния и ускорил шаги. В тайне он надеялся, что неведомая сила не затронет его, и ему удастся проскочить "опасную зону". Судя по всему, до Абсолютного Исполнителя было уже недалеко. И тут Николай с ужасом почувствовал, как ноги наливаются многопудовой тяжестью; он двигался, словно в тягучей смоле, каждое движение стоило неимоверных усилий. Он сделал еще шаг и застыл. Тело окаменело. Краски померкли. Звуки ушли куда-то вверх и исчезли. "Это конец," – успел подумать Николай, прежде чем исчезли и мысли.
 //-- 4 --// 
   Но это был не конец. Первыми возникли звуки. Знакомая слащавая мелодия назойливо плескалась в мозгу, становясь все громче. Потом окружающая темнота начала постепенно сереть, расступаться; словно в дымке, появились очертания комнаты, лица людей. Постепенно все обрело четкость, законченность форм.
   В комнате царил полумрак. Негромко играла музыка. На экране извивался накрашенный певец. Николай поморщился – опять эти "Блю Систем"! И тут до него дошло. Неужели это был сон?! Путешествие в будущее, подготовка, Абсолютный Исполнитель, золотистая лента шоссе, каменные истуканы? Нет сомнений – это квартира Стаса. Значит, он все-таки принял таблетку, и все дальнейшее ему просто привиделось! На нем были его старые джинсы, рубашка, кроссовки. На столике стоял недопитый коктейль. Николай машинально опустился в кресло, взял бокал.
   – А вы быстро освоились, – голос был незнакомый, и Николай, вздрогнув, обернулся. Может быть, к Стасу зашел еще кто-то?
   Говорившему было лет тридцать. Загорелое, веселое лицо, черные, чуть вьющиеся волосы; одет в серебристую куртку с какими-то значками и серые мешковатые брюки со множеством карманов и "молний".
   – Да я сейчас посижу немного и пойду. Только приду в себя.
   – Куда пойдете?
   – Домой, понятное дело.
   – Отсюда никуда не надо идти. Вы уже пришли.
   – О чем это вы?
   – Вы хотели сюда попасть – и попали. Теперь ваш дом здесь.
   – При чем здесь мой дом? Это квартира Стаса. Вот посижу немного и…
   Кто-то пьяно засмеялся. Человек, говоривший с Николаем, тоже улыбнулся.
   – Значит, вы не знаете, где вы?
   – Знаю. В квартире у Стаса.
   – Здесь нет никакого Стаса. И вообще, это не квартира.
   "Сумасшедший, – подумал Николай. – Или "колес" наглотался. Хотя нет, похоже, он трезвый. И глаза нормальные. Вот только лицо странно знакомое. Где-то я его уже видел."
   – Тогда где же мы, по-вашему?
   – Там, куда мы все стремились. В раю.
   – Не понял…
   – Вы шли к Абсолютному Исполнителю?
   "Так это был не сон?! Или сон продолжается? Ничего не понимаю. Все перепуталось."
   – Д-да… Кажется, шел.
   – И дошли. Вот оно, ваше желание. Вы здесь.
   Решив, что тема исчерпана, человек повернулся к Николаю спиной и вышел в соседнюю комнату.
   Николай недоуменно поглядел ему вслед. Перевел взгляд на других сидевших в комнате. Похожие, ничего не выражающие лица. Кто-то пьет, кто-то листает журнал, кто-то спит, двое уставились на экран. Но ни Алисы с Аней, ни Володи, ни Сергея, ни Стаса в поле видимости не наблюдалось. Значит, правда? Значит, таково было его желание? Единственное желание?!
   "Не верю!!!" Ведь он же сбежал из этой комнаты там, в своем веке, на Земле! А, может, где-то в глубине души, в подсознании?.. Нет, он не мог хотеть этого! Он и сейчас не желает оставаться здесь. Но почему тогда он сюда попал?
   И тут Николай вспомнил. Лицо человека, заговорившего с ним. Это был первый каменный истукан, встреченный им на шоссе.


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19

Поделиться ссылкой на выделенное