Дмитрий Громов.

Новый друг комиссара Фухе

(страница 8 из 38)

скачать книгу бесплатно

- Как ты ему сказал? Повтори! - насторожился старший комиссар.

- Я сказал ему, что его песенку в концерте художественной
самодеятельности спела Мадлен, и что ему не о чем больше беспокоиться...

Конг озадаченно покрутил головой.

- А ты не врешь?

- Как можно?! - ужаснулся Пулон и поудобнее перехватил гроб.





Алексей Бугай

ДОБРОЕ ДЕЛО

Проснулся комиссар Фухе с каким-то особенным чувством. Он быстро
собрался на дежурство и вышел из дома. На улице, за два квартала до
комиссариата, плакал мальчик.

- Чего тебе, крошка? - ласково осведомился комиссар, вынимая
пресс-папье.

- На конфеты денег нет, ответил карапуз и залился горючими слезами.

- Пойдем в лавку! - Фухе осторожно промокнул пресс-папье слезы на лице
ребенка и потащил его в магазин.

- Кто не дает ребенку конфеты?! - загремел он с порога.

- Это магазин моего покойного отца, но тут никогда не было конфет...-
пытался оправдаться хозяин.

- Молчать! - и Фухе отправил хозяина к праотцам.

- Как вы смеете?! - возмутились посетители.- Это старейший магазин в
городе! Это достопримечательность!

Фухе помахал пресс-папье, и когда живых не осталось, принялся громить
лавку. Конфет действительно не оказалось.

- Дяденька, это не тот магазин! - рассмеялся малыш.- Кондитерский за
углом!

- Да ну тебя! - настроение улучшилось. Впервые за свою жизнь комиссар
сделал доброе дело. Он покинул руины с чувством выполненного долга.



12 мая 1990 г.





Алексей Бугай

БЫСТРОРАСТВОРИМЫЕ ПЧЕЛЫ

Комиссар Фухе готовился к отпуску. Он уже передал дела своему
заместителю, собутыльнику и просто хорошему человеку Габриэлю Алексу и
теперь, освободившись от повседневного бремени обязательных забот -
- непременных спутников его нелегкой комиссарской жизни - расхаживал по
квартире, облачившись в полосатую пижаму и пуская клубы дыма из волосатых
ноздрей и ушных раковин. Посреди комнаты лежал растерзанный чемодан,
свидетельствовавший о смятении души Фухе.

Разбросанные предметы туалета, надкушенные бутерброды, перевернутая
канистра с пивом, носки, которые соседствовали в банкой недоеденных шпрот,
говорили вдумчивому наблюдателю о многом. О том, например, что жена
комиссара уехала на недельку погостить к тетке в провинцию. Огромный
многоведерный аквариум с пивом, в котором обычно плавала небольшая стайка
вяленых вобл, был пуст, сух и к тому же откровенно вонюч: это означало, что
вобла сдохла, потому что все пиво выпили.

И вот тут впервые Фухе услышал о быстрорастворимых пчелах.

Как раз в это время на одной пасеке в провинции Профанс произошло
гнусное убийство.
Габриэль Алекс знал, что Фухе собрался в отпуск, но он
знал также, что одному ему нипочем не распутать это диковинное дело.

Зазвонил телефон.

Фухе поморщился, крайне недовольный тем, что какой-то двуногий позволил
себе вмешаться в личную жизнь самого комиссара поголовной полиции. Он
настроил себя на нужную волну и поднял трубку.

- Это поголовная полиция? Позовите инспектора Хухе.

- Его нет,- ответил Фухе не задумываясь.

- А кто есть?

- Никого нет! - отрезал комиссар.

- А с кем имею честь?

- Вы не имеете совести! - Фухе швырнул трубку в аквариум.



Возле развороченного улья лежал свежий труп. Он раскинул руки и
задумчиво глядел в небо.

Габриэль Алекс приехал на место трагедии, вызвал пасечника, его жену,
дочь, соседку, собаку соседки и ее щенков. Алекс был учеником Фухе и знал,
что самая неприметная мелочь часто может служить ключом к расследованию.
Впрочем, если этого ключа не было, комиссар обычно пользовался отмычкой.

- Пчелы собирают мед,- подал голос пасечник.

- Молчи, дурак! - оборвал его Алекс.

- Я подкармливаю пчел сахаром,- не унимался пасечник.

- Быстрорастворимым? - поинтересовался Алекс.

- А я подкармливаю мужа мясом,- заметила жена пасечника.

- Мясом пчел? - уточнил Алекс.

- Нет, мясом коровы.

- Корова питается медом? - спросил Алекс и полез в карман за блокнотом.

- Нет, травой! - засмеялась дочь пасечника.

- А трутни, они тоже питаются медом, но не работают,- попытался замести
следы пасечник.

- Сам ты трутень! - разгорячилась соседка.- Жена день деньской...

- Значит, ты тоже питаешься медом? - обратился Алекс к пасечнику.

- Терпеть его ненавижу! - поклялся тот.

- Кто-то из вас врет,- решил Алекс и что-то записал в блокнот.- Понятно!
- наконец вымолвил он.- Пасечник питается мясом коровы, но не работает. Он
же кормит быстрорастворимых пчел сахаром, трутни едят траву, но терпеть
ненавидят мед. Собака охраняет улей от трутней и ест мясо коровы, которая
день деньской переваривает пчел...

- Быстрорастворимых? - поинтересовался пасечник.

- Молчи, дурак! - оборвал его Алекс.

- А как же труп? - задала вопрос дочка.

- Оставь труп в покое! - одернул ее пасечник и сплюнул в улей.

- Какой труп? - спросил Алекс.

- Труп щенка собаки соседки,- попытался выкрутиться пасечник.

- Молчи, дурак,- беззлобно сказал Алекс и достал из кармана пистолет.

- Эй, ты! - обратился он к трупу.- Чего разлегся?

Труп под дулом автоматического пистолета проявил удивительное
хладнокровие.

- Не слышишь, что ли? - раздраженно спросил Алекс и взвел курок.



На вокзале Алекс поджидал комиссара Фухе с отчетом о раскрытом
преступлении.

- Знаешь,- сказал Алекс комиссару,- а это дело об убийстве в провинции
Профанс легко удалось распутать.

- Да ну? - удивился Фухе, закуривая "Синюю птицу".

- Ну да! - заверил его Алекс.- Во всем виноваты пчелы и один не очень
разговорчивый парень, который все время валялся посреди лужайки.

- Когда будет суд? - полюбопытствовал Фухе.

- Уже был,- ухмыльнулся Габриэль.- А чего там церемониться? Всех пчел я
поставил к стенке, а того парня вздернул.

- За пчелок! - Фухе поднял кружку и посмотрел сквозь нее на Алекса.

- За быстрорастворимых! - ухмыльнулся Габриэль и с удовольствием сдул
пену.





Алексей Бугай

ГРАФОМАН

С некоторых пор Фердинанд Фухе стал чувствовать на себе пристальный
немигающий взгляд со спины. Это был не тот взгляд, который бывает в
солнечный день у пивного ларька, когда ты без очереди подходишь к стойке и
спиной чувствуешь дружественные участливые взгляды менее наглых и проворных
граждан. Нет, тут было другое. Это был взгляд бесстрастный, изучающий и
вместе с тем колючий. Комиссар стал резко оглядываться, охать, ощущать себя
не в своем бокале, одним словом - нервничать. Было время, когда Фухе
подумывал бросить проклятую полицейскую работу и удалиться на покой.

- Все дурацкие нервы,- жаловался он однажды Алексу.- Представляешь, вот
я сейчас с тобой разговариваю, а чудится мне, будто за спиной кто-то стоит
- даже мурашки по коже! И что самое обидное, знаю ведь прекрасно, что
никого там нет - сто раз проверял...

- А давайте-ка еще раз посмотрим,- предложил Габриэль. Комиссар круто
повернулся на каблуках и увидел, что у него за спиной стоит незнакомый
человечек и что-то старательно записывает. Фухе в сердцах схватился за
пресс-папье, но Алекс жестом остановил его.

- Кто вы такой?

- Я ваш летописец,- заявил писака, обращаясь к Фухе.

- Куда ты писец? - переспросил комиссар.

- Летописец - это значит биограф, то есть человек, который записывает
истории из жизни другого человека.

Понятно?

Алекс неизвестно почему решил прикинуться идиотом и отрицательно помотал
головой. Комиссару не нужно было прикидываться: он действительно ничего не
понял.

- Нет! - сказали они хором.- Непонятно!

Незнакомец не растерялся перед лицом невесть откуда свалившейся на него
беспробудной тупости.

- Ну, хорошо,- примирился он.- Давайте подробно...

- Не дам! - заартачился Фухе.

- Вы влипаете в истории, а я их записываю на бумаге,- продолжал
человечек.- Вам знакомо такое понятие?

- Мы без понятия,- выразил общую мысль Алекс.

- Бумага - продукт переделки древесины... Ну, осина там, сосна, дуб. Вам
известно, что это такое? - поинтересовался писака.

- Гы-гы-гы! Конг - это дуб! - обрадовался комиссар.- Знаю, конечно,
знаю!

- Ну, вот и ладно, вот мы и выяснили суть!

- А теперь,- потребовал Алекс,- теперь почитайте нам что-нибудь.

- Угу,- одобрительно хмыкнул комиссар и осклабился.

Человечек набрал в грудь побольше воздуха и начал: "Дверь кабинета
открылась. На пороге стояла Мадлен. Комиссара обдало запахом чего-то в
чесночном соусе.

Фухе скривился.

- Фред,- прошамкала Мадлен.- Тебя вызывает шеф. Он сказал, что очень
срочно.

Фухе посмотрел на уборщицу. Ведро с тряпкой, которое она держала, было
полно крови."
- Я знаю эту историю,- заметил комиссар.- Давай другую!

- Извольте,- человечек продолжил: "Лаборатория поразила комиссара
обилием блестящих предметов. Сверкали какие-то никелированные трубочки,
полированные бока приборов, стеклянные стаканы, заварная чайница на
цифровом миллиамперметре, чайные ложечки в пузатых колбах с остатками
чего-то липкого на дне, стрелочные индикаторы с указателями "больше-меньше"
и графики биоритмов на глянцевой бумаге, развешанной по стене и стулу..."
- Это когда в этой истории сперли паритет,- ухмыльнулся Фухе.- Дальше,
дальше!

Летописец перелистал несколько страниц и стал читать с выражением:
"Утром же, проснувшись на час раньше обычного, Фухе думает, что на улице
так тихо, потому что все уже на работе, а он, комиссар, проспал. Проклиная
это дурацкое время, Фухе срывается с койки, на лету ловит в воздухе брюки,
влезает в носки, зашнуровывает рубаху - и вот через семь минут он уже в
управлении. Розовый, свежий, еле дышит, сердце колотится где-то между
печенью и затылком, брюки отлично выглажены, хотя одеты почему-то
наизнанку. Штиблеты одного цвета, но разного размера, и вообще весь его вид
говорит стороннему наблюдателю, что у этого парня не все еще вернулись
домой..."
- Это история давняя и малоинтересная,- перебил Алекс рассказчика.- А
что есть новенького и захватывающего?

- Угу,- одобрительно хмыкнул комиссар и осклабился.

- Новенького? - переспросил писака и снова перелистал страницы.-
Захватывающего, говорите? - он заговорщически подмигнул и начал читать: "С
некоторых пор Фердинанд Фухе стал чувствовать на себе пристальный
немигающий взгляд со спины. Это был не тот взгляд, который бывает в
солнечный день у пивного ларька, когда ты без очереди подходишь к стойке и
спиной чувствуешь дружественные участливые взгляды менее наглых и проворных
граждан. Нет, тут было другое..." Алекс удовлетворенно показал зубы и
сказал другу и соратнику:

- Вот это действительно что-то свежее и захватывающее!

- Угу! - одобрительно хмыкнул комиссар и осклабился.

"Потом летописец стал читать друзьям уже известные им истории из жизни
комиссара поголовной полиции,"
- вещал писака.

- Так-так,- подтвердил Габриэль Алекс,- было дело.

- Угу,- одобрительно хмыкнул комиссар и осклабился.

"И тут биограф стал читать коллегам такую историю, от которой им не
поздоровилось. Из нее было явственно видно, что Фухе - выживший из ума
идиот с амбициями, а Алекс хотя и предан комиссару душой и печенью, но за
пару кружек пива готов продать не только соратника, но даже родную мать."
- Но-но! - сказал Габриэль и нахмурился.

- Угу,- одобрительно хмыкнул комиссар и осклабился.

"А потом, потом из этой истории стало известно, что комиссара Фухе в
этот день хватила кондрашка," - продолжал писака,- "а что до Габриэля
Алекса, то он на поминках друга и соратника так нагрузился, что его
посетила белая горячка."
- Угу,- одобрительно хмыкнул комиссар, и его хватила кондрашка...

- Пойдем выпьем за упокой души комиссарской,- предложил Алекс писаке и
насторожился.- А деньги у тебя, к примеру, есть?

- Не пью я,- ответил человечек и посмотрел на Алекса.- Хотите, я прочту
последний рассказ?

- Валяй,- милостиво позволил Габриэль, заняв очередь за пивом.

Писака набрал в грудь побольше воздуха и стал декламировать. Когда он
дошел до слов "человечество, наконец, вздохнуло свободно: околел этот
монстр, это страшилище рода человеческого комиссаришка Фухе", околевший
Фердинанд Фухе зашевелился схватил пресс-папье и, еще не открывая глаз,
прервал монолог, а заодно и жизнь летописца.

- Старина! - заскрипел он, обращаясь к Алексу.- Твоя очередь подошла!
Совсем нюх потерял? Без пива останемся!..

- Так вы живы! - поразился Алекс, перебирая мелочь.

- Угу,- одобрительно хмыкнул комиссар и осклабился.



3 мая 1986 г.





Алексей Бугай

ПРЕСТОЛОНАСЛЕДНИК

- Царь я или не царь? - завопили где-то в углу.

Послышался звон разбитого стекла, перевернулся стол, полилось пиво. Фухе
медленно поднял голову.

- Царь, царь! - послышалось отовсюду, и буяна с трудом усадили.

За окном продефилировал Габриэль Алекс. Он глупо ухмылялся и подавал
Фухе таинственные, только ему понятные знаки. Пункс торжественно возвышался
напротив Фухе за столиком и вытирал рот тыльной стороной ладони.

- Ну и?..- продолжал мысль комиссар Фухе, прерванный самозваным
монархом.

- Ну и никаких следов,- в тон ему сообщил Пункс.- Бьемся уже неделю...

В ту же секунду угомонившийся было самодержец открыл террор. Было
казнено несколько дюжин стульев, бокалы порхали над головой, как бабочки,
скончался стол на шесть посадочных мест.

- Царь я или не царь? - то и дело доносилось справа, слева и сверху.

Пункс пригнул голову. Мимо окна, как темная неумытая туча, проплыл
Габриэль Алекс, неистово гримасничая. На царя навалились сразу четверо.

- Ну и?..- поощрительно продолжал Фухе. Возле него на полированной
поверхности стола небольшим стадом толпились пустые пивные кружки.

- Корона с бриллиантом в шестнадцать каратов - раз,- стал загибать
пальцы Пункс,- портсигар чистого золота с изумрудами, подарок королевы
Елизаветы, шестнадцатый век - два... Мамочки мои!..

Распоясавшийся государь последовал в изгнание, а вдогонку за ним
устремились пустые кружки, одна из которых угодила Пунксу в спину.

- И никаких следов...- начальник поголовной полиции печально развел
руками и поморщился.- Буквально ни одного...

На противоположной стороне улицы из-за мусорного бака выглянул Габриэль
Алекс и прошествовал к дверям бара. За ним кривой цепочкой тянулись серые
пыльные следы. Внезапно двери распахнулись, и прямо на Алекса высыпалась
целая орава царских сотрапезников, что-то бессвязно выкрикивая и топая
ногами.

- Царь я? - кричали они все хором. Алекс выпучил глаза и стал по стойке
смирно.

- Может, поможете по старой дружбе? - убивался Пункс и горестно
прихлебывал из кружки.- Сроку два дня осталось - и никакой версии!..

- К черту версии,- зашевелился Фухе.- Тебе что нужно- найти преступника
или вернуть ценности?

- И то, и другое,- оживился Пункс.- Желательно, конечно.

- Сто тысяч,- тусклым голосом сказал комиссар.

- Сто тысяч чего? - не понял Пункс.

- Денег, разумеется.

- Вам?

- Мне, кому же еще?

- Пятьдесят тысяч за преступника и еще пятьдесят за ценности - двойная
цена.

- А когда будут результаты? - поинтересовался Пункс.

За окном раздался грохот. Все посетители бара разом повернули головы.
Толпа приближенных к монарху лиц почему-то качала Алекса, причем качала
как-то странно: его подбрасывали вверх, задирали головы и глазели, как
Алекс шлепался на асфальт плашмя, как жаба, и норовил отползти. Но его
снова хватали, снова подбрасывали и расступались. Последний раз он нырнул в
мусорный бак, который с грохотом опрокинулся, и из него вывалился Габриэль
с криво надетой на голову короной и золотым портсигаром в зубах.

У Пункса отнялась речь.

- Вот тебе и результаты,- невозмутимо констатировал комиссар.

- Царь я или не царь? - раздалось совсем рядом. Пункс от неожиданности
подпрыгнул.

- Да царь ты, царь,- успокоил наместника божьего Фухе и защелкнул
монарха в наручники.- Вот, пожалуйста!

Маниакально-депрессивный синдром, сумрачное состояние души - спер
драгоценности и спрятал в бак.

В бар на шум забрели двое патрульных полицейских.

- Уведите негодяя! - скомандовал Фухе.

- Царь я или не царь?! - заверещал злоумышленник.

- Царь, конечно,- ухмыльнулся полицейский и ткнул его дубинкой.- А ну,
пошел! В замок...



6 мая 1990 г.





Алексей Бугай

СОЧИНЕНИЕ

1

Первый раз в жизни комиссар Фухе был загнан в тупик женщиной.

После того, как за флагом остались "Крот", "Дрозды", "Сиротинушка" и еще
с полдюжины заведений того же толка, душевное равновесие заполнило все
отеденное ему место и стало вытеснять способность к поддержанию тела строго
вертикально. Когда этот процесс зашел достаточно далеко, Фухе стал
спотыкаться ногами, языком, и вот тут-то перед его ясными очами предстала
Анжелика Труппини, знаменитый кинорежиссер.

- Какие у вас симметричные уши! - сказал Анжелика Трупини, восторгаясь
собственным комплиментом.

- Да я тебя!..- привычно загрохотал Фухе и полез в карман за
пресс-папье.



2

- Жил-был в некотором царстве, в некотором великом, хотя и нейтральном
государстве доблестный комиссар Фухе...

- Так не бывает! - подал голос карапуз на горшке. На лицо комиссара
набежала туча, а потом оно перекривилось на одну сторону, как от зубной
боли.

- Это почему же? - нехотя вопросил он.

- А потому,- пояснил карапуз,- что государства бывают или великие, или
нейтральные,- он покосился на своего мучителя,- или недоразвитые! А то и
другое сразу - только в сказке!

- А я и рассказываю сказку,- примирительно сказал Фухе и зябко поежился.



3

- Стойте! Стойте! - заголосила Анжелика Труппини.- Я же вам комплимент
отпустила!

- Отпускают подзатыльники, а алименты - платют,- со знанием дела угрюмо
объяснил комиссар. И полез целоваться.

- Дорогой, чудненький комиссарчик, помогите разыскать моего Алекса,
пропал, бедолага, третьи сутки дома не ночует!..

- А на мусорной куче смотрели? - поинтересовался Фухе и закурил "Синюю
птицу".

- Смотрела, батюшка, и в "Кроте" его нет,- сказала Анжелика сквозь
слезы, пытаясь предупредить следующую догадку комиссара. Попытка не
удалась.

- В "Кроте" посмотри,- зевнул Фухе и смачно затянулся.

- Нет его там, и в комиссариате не видели с четверга,- всхлипнула
Анжелика Труппини.

Комиссар долго думал, чесал свой видавший виды декольтированный череп и
наконец изрек:

- А ты, милашка, в комиссариате спроси, может видали?



4

- И было у него чудо-пресс-папье...

- Пресс-папье - это что? - уточнил карапуз и подтянул штаны.

- Ну, пресс-папье - это мой друг,- нашелся комисар.

- А мне дедушка Габриэль говорил, что друзья бывают только мужского
рода. Например, дяденька Цирроз...

- Или тетенька Язва! - невесело хохотнул Фухе.

Настроение у него было самое скотское. Этот идиот Алекс попросил его
посидеть с внуком пять минут, а сам уже пропадал три часа. А у Фухе, если
хотите знать, в "Кроте" были заказаны восемь кружек пива, и они
выдыхались...

- Знаешь что, дружок? - не выдержал Фухе,- давай-ка я пойду, а ты спать
ложись, а?

Карапуз вытащил из-за спины руку. В ней оказалась комиссарская
восьмизарядная пушка.

- А я тебе щ-щяс допрос засвинячу! -малыш навел пушку комиссару в лоб.-
А ну, руки за спину!



5

Анжелика Труппини была в панике. Четвертого дня Габриэль Алекс вышел на
балкон в шлепанцах, увидел табачный киоск и выскочил на минутку за
сигаретами. Да так и не вернулся. Когда все способы и методы сыска были
испробованы и исчерпаны, Анжелика Труппини пришла за советом к комиссару
Фухе. Пришла да так и осталась. Жить. Ну, Алекс скоро нашелся и затаил на
старинного друга кровную обиду... Тогда он некоторое время жил с другой
подругой - его внук впоследствии назвал ее тетенькой Язвой. С Язвой он
расстался, а вот с обидой - нет.



6

- Где вы были с одиннадцати вечера до семи сорока утра в последнюю
пятницу прошлого месяца? Отвечай быстрее! Раз, два, три...

- В баре "Крот",- наобум ляпнул Фухе, пытаясь ослабить бельевую веревку,
которой он был накрепко прикручен к стулу.

- Не говорите глупостей! "Крот" закрывается в час ночи! Так где вы были
после часа? Ну?

- У меня там... товарищ у меня там работает,- соврал комиссар. Он
старался не давать мальчишке времени для раздумий, так как раздумья эти
могли оказаться самого тягостного свойства.

Карапуз перебросил пистолет из руки в руку:

- Врешь ты все! А дедушка Габриэль говорит, что твой товарищ в овраге
лошадь доедает.

Мальчик поставил на голову несчастного крутое яйцо, отошел на несколько
шагов и стал целиться...



7

- А знаешь,- говорил ему тогда Алекс,- единственное, что мы с тобой
вынесли из полувекового знакомства - это мудрость. Не та мудрость, которую
печатают в мемуарах по два цента за строчку, а та что позволяет выжить там,
где девять из десяти сыщиков гробанутся...

И он занял у Фухе мелочь на пиво.



8

- Стой! - завопил комиссар.- Из пистолета и дурак сможет, а ты вот
пяткой, как в каратэ, попробуй!

Малец увлекся. Он отложил пушку, разогнался и, подскочив в воздух,
нацелился пяткой в яйцо. Однако из-за недостатка опыта и сноровки
промахнулся, рухнул на пол и расшиб голову о дверцу холодильника, а когда
сделал попытку поднятся, наступил рукой на канцелярскую кнопку, валявшуюся
на полу, и заревел во весь голос.

- Развяжи меня быстрее, и я перевяжу твои раны,- сказал Фухе.



9

Дома кто-то был. Комиссар Фухе тихонько прикрыл за собой дверь и
украткой заглянул в комнату. Догадка подтвердилась. Посреди его кабинета в
кресле сидела девочка и бойко барабанила по клавишам пишущей машинки.

Фухе подошел поближе и заглянул ей через плечо. Внучка быстро и
увлеченно печатала, не обращая ни на что внимания. На секунду Фухе потерял
над собой контроль и оглушительно чихнул.

- Убирайся, маразматик чертов! - зашипела девочка.- Опять под мухой
приперся? Вот я тебя калькулятором! -
- Фухе испугано попятился.- Кыш отсюда! - бесновалась молодая фурия.- Я
тебе покажу шляться по кабакам!

Доблестный вояка в панике отступил в кладовку. На двери с лязгом
опустилась щеколда.

- Наня,- жалобно проскулил комиссар через щель,- займи мелочь до
получки...

- Неделю из кладовки не выйдешь,- ответила внучка,- пока из тебя весь
дух пивной не выветрится...

Она вернулась к машинке и уверенно напечатала на титульном листе:
"Сочинение. Комиссар Фухе. Этапы героической жизни."



Алексей Бугай

РАССКАЗ О ТОМ, КАК КОМИССАР ПОГОЛОВНОЙ ПОЛИЦИИ ФЕРДИНАНД ФУХЕ ОДНАЖДЫ
ЗАКРИЧАЛ В ПОДВОРОТНЕ И ЧТО ИЗ ЭТОГО МОГЛО ВЫЙТИ

Полумрак. Лунный свет. Подворотня.

Крик: "А-а-а-а-а!".

Это комиссар Фухе.



25 февраля 1987 г.









Алексей Бугай Сергей Каплин

АВАНГАРД

Ну, вот и все. Когда, наконец, была распутана эта загадочная история,
было уже поздно. Все спали. Только неугомонный адвокат Вурк ковырял свое
холеное ухоженное ухо ржавым гвоздиком. И пел песенку "Не хочу людоеда
усатого".

Габриэль Алекс тоже не отставал. Он жил насыщенной жизнью. Стянул у
любимого пса заместителя начальника поголовной полиции Дюмона кусок
кровяной колбасы, съел ее, а вместо колбасы сделал колбасное чучело и
положил на место. Пес начальника отказался жрать крашеные опилки и
затосковал. Хозяин собаки, господин Дюмон, наказал пса розгами, а колбасу
отдал нищенке.

Собака изобиделась и куснула за острый край туловища самого начальника
поголовной полиции Акселя Конга. Нищенка проглотила колбасу, икнула,
красочно скончалась и тут же стала интенсивно разлагаться.

Вызвали санэпидемнадзор.

Конг, укушенный побитой собакой, пошел лечиться от бешенства. Но не


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38

Поделиться ссылкой на выделенное