Григорий Санжаровский.

Иронические рассказы

(страница 1 из 4)

скачать книгу бесплатно

 -------
| bookZ.ru collection
|-------
|  Григорий Санжаровский
|
|  Иронические рассказы
 -------


   Шёл я как-то по Южному Бутову.
   Я прошёл под метрошной эстакадой и направился к двадцатипятиэтажкам.
   Вдруг я посмотрел наверх. Наверху, на самом последнем, двадцать пятом, этаже, на балконе, толклись несколько пацанов.
   Они трепались так громко, что даже я услышал их крики.
   Тут вдруг раздался такой вой, будто какодемона крестили кровью…
   И с того самого балкона полетел… мобильник!
   Пока он был в пути к земле, я успел разглядеть его. Он был красный. Значит, это был Nokia 5140.

   Этот ударозащищённый мобильник, подумал я, сейчас с силой хлопнется об землю. А если шлёпнется мне на голову?
   Я смотрю вверх, на мобильник, и медленно отхожу назад, потому что падающий мобильник – страшная штука.
   Я отходил и чуть не сел на капот какой-то жёлтой легковушки, которая истошно заверещала.
   Но через секунду оралка заткнулась, и наступила гробовая тишина…
   Тишина разорвалась пронзительным свистом. Несчастное средство сотовой связи находилось уже где-то между тринадцатым и девятым этажами…
   Я уже думал, разобьется сотовый или нет.
   Вдруг случилось неожиданное. Мобила со свистом пронеслась мимо меня и… влетела в открытый канализационный люк.
   А сверху будто бомба взорвалась – так орали пацаны…
   Я медленно шёл к станции метро и смотрел, как пацаны отодвинули канализационную крышку. Один из них показал на лестницу. Все вшестером или всемером влезли в люк.
   Минут через пятнадцать они появились, устряпанные вонючей грязью.
   Но с «Нокией» в руках.

 5 января 2005.



   Как-то мы с Русланом, вечным неудачником, пошли с его снегокатом на горку. Покатались немного и Руслан предложил мне проехаться на метро в компании его снегоката.
   Я согласился.
   Мы вошли почти в пустой вагон.
   Руслан долго смотрел на белевшее на оконном стекле объявление: «Места для инвалидов, лиц пожилого возраста и пассажиров с детьми». И тут же бритвочкой у первого слова счистил крайние буквы а в слове ДЛЯ «спилил» у дэ ножки и дэ превратилось в О. Он толкнул меня локтем в бок и шепнул:
   – Читай!
   Читаю.
   «Ест Оля инвалидов, лиц пожилого возраста и пассажиров с детьми».
   – Отлично я подправил? – набивается он на похвальбу.
   Я кисло поморщился:
   – Ладно…
   – Ладно – в штанах прохладно! – обиделся он, что я не заверещал в восторге от его проделки.
   Мы доехали до станции «Кака Девическая», [1 - «Академическая».] вышли на платформу.
   Руслан схватил снегокат и побежал на другую сторону платформы, где уже стоял поезд.
   Был час пик, и всюду толклось много пипла (народу).
Я обогнал Руслана, вскочил в вагон. Руслан влетел за мной на словах диктора «… двери закрываются».
   И тут снегокат валится с плеч на платформу. Руслан вцепился в веревку, но двери закрылись.
   Мы были в последнем вагоне, у последней двери.
   Машинист ничего не заметил, и поезд поехал, набирая скорость.
   Люди на платформе отскакивали в сторону от несущегося рядом с вагоном бешеного снегоката.
   На въезде в тоннель снегокат хряснулся об стенку.
   Одна его часть улетела на лестницу, пугая народ, другая навестила открытую подсобку, перебив там все лампочки и до смерти напугав какую-то женщину…


   И опять я с Русланом пошёл гулять.
   У Руслана был день рождения, и отчим подарил ему электронную записную книжку.
   Мы отправились кататься на метро.
   Руслан, естественно, взял свою записную книжку, и всё время хвалился ею передо мной.
   На «Пургеновской» мы пересели на «Честные труды» и доехали до станции «Гитлер века вымени Хренина», [2 - «Б и б л и о т е к а и м е н и Л е н и н а».] где пересели на Фиглевскую линию.
   Поезд уже отъехал от «Мутузовской», пробежал по первому тоннелю. Тут Руслану вздумалось в очередной раз похвалиться своей закакной книжкой перед жителями Мазилова (ну район так называется).
   Для форса он закрыл глаза, с ногами закарабкался на сиденье, открыл окно и начал выставлять записную книжку в окно. Делал он это с закрытыми глазами и не видел, где мы сейчас проезжаем. Тут поезд резко повернул налево, Руслан от неожиданного толчка выронил книжку на землю.
   Естественно, он сразу же открыл глаза и так завопил, что все пассажиры нашего и даже соседних вагонов проявили к нему живейший интерес, обернулись и посмотрели.
   Руслан хотел нажать на кнопку связи с машинистом и потребовать остановить поезд. Когда я запретил ему это делать, он кинулся открыть двери вручную и выпрыгнуть на ходу. Но я и этого не позволил ему и крепко держал его.
   Через полминуты поезд проехал второй тоннель и остановился на станции «Фигли».
   Мы с Русланом бегом через турникеты и дворами, дворами, дворами… Там ещё попался какой-то разрушенный завод. Ну дак мы через него и перебежали.
   И только потом, когда мы пролетели почти два километра, Руслан вспомнил, что поезд в момент выпадания записной книжки проезжал как раз над речкой…
   Я готов был утопить этого несчастного лоха в той самой речке!
   Мы пешком дотащились до станции «Мутузовская» и поехали домой.

   Через два дня Руслан приходит ко мне домой и показывает ту самую записную книжку.
   Я ему говорю:
   – Купили новую?
   Он отвечает:
   – Нет. Нашел в реке.
   – Так ты плавал в той самой реке?! – изумился я.
   – Да. Меня чуть даже баржа не переехала! Не переплыла!
   – Ну и работает твоя книжка?
   – Да работает! Только за мной гнался, наверно, целый батальон ментов!
   – Ну и как! Догнали?
   – А фигли они меня догонят! Я быстро бегать умею! Я сел на поезд и уехал!
   – Куда?
   – Да домой!
   – Дурак! Надо было ехать на электричке куда-нить подальше! Например, в…
   – Например, в Москву! – перебил меня Руслан. – Я поехал домой, и менты уже не гнались за мной. Видимо, поумнели и поняли, что догнать меня нельзя! Стрелять, между прочим, тоже!
   – Да выстрелили бы пару раз – было бы лучше!
   – Да уж не лучше!


   Я записываю видео на свой мобильник (Siemens M65). Вдруг раздаётся звонок.
   Я подхожу к двери. За ней стоит Руслан. Я открываю дверь.
   Он предлагает мне пойти погулять, я соглашаюсь, одеваюсь, и мы вместе заходим в лифт, едем до первого этажа. Руслан спрашивает, как всегда, есть ли у меня бабло, я показываю стольник. Руслан удивился, почему так много.
   Мы решили поехать в Бутово на лёгком метро покататься.
   Мы перешли по подземному переходу под улицей, увидели сто первый автобус. Но помимо него был замечен в нем турникет, который мы с Русланом называем антизайцем. Поэтому мы побежали в кассу, купили билеты, прошли через вертушку и сели на одно из задних сидений.
   По дороге я показывал Руслану внутренности мобилы.
   Мы вышли на остановке около станции легкого метро. Руслан предложил влезть в одну из двадцатипятиэтажек, которые в количестве ажно четырех штук стояли вокруг.
   Мы забрались на двадцать третий этаж, где я нафоткал район.
   Потом спустились вниз, и, убегая от консьержки и её воплей, купили в кассе два билета на метро, которые у нас впоследствии самым наглым образом сожрал дурникет, и на эскалаторе поднялись на станцию «Курица Скоптележского».
   Мы сели в сторону центра в подошедший серый с полосками поезд и проехали одну остановку.
   Я все время фоткал на мобильник все развилки и прочее.
   Мы поехали обратно, я опять все записывал, но Руслан хотел домой (он типа опаздывает). Я еле втащил его назад в вагон, и мы поехали до другой конечной станции «Бухинского жалели». [3 - «Бунинская аллея».]
   Мы перешли на другую платформу и там стали ждать поезда, едущего в обратном направлении.
   С эскалатора поднялась компания из четырех пацанов, которые, подойдя к нам, остановились и стали о чем-то говорить друг с другом.
   Когда несчастный поезд наконец-то подошел, мы сели в третий, последний, вагон. Пацаны пошли за нами и сели на другой конец скамейки, а один из них лет двенадцати-тринадцати, в майке с символикой «Спартака», уселся напротив нас.
   На следующей станции один из пацанов спросил:
   – До какой остановки едете?
   Я прикрыл Руслану рот, чтоб он ничего лишнего не уронил, и ответил, смотря в пол:
   – До «Скобелевской». А что?
   – Да нет, ничё… – ответил он, и они опять начали о чем-то говорить.
   На «Курице Скоптележского» мы с Русланом вышли из вагона.
   Я оглянулся.
   Пацаны тоже встали и пошли в нашу сторону.
   Диктор начал говорить: «Осторожно, двери закрываются. Следующая станция „Улица Старокачаловская“».
   Я на этих словах вбежал во второй вагон – пацаны тоже успели в него вбежать.
   Я рванул в другой конец вагона, выбежал из него, и попытался вбежать в первый, но двери захлопнулись прямо перед моим носом. И я решил выскочить на улицу.
   Я бежал по эскалатору через три ступеньки под ор дежурной.
   Пацаны и Руслан сильно отставали.
   Когда я сошел с эскалатора и увернулся от вышеупомянутой дежурной, их не было видно.
   Быстрым шагом я направился к двери.
   Тут послышался гогот, и я увидел, что пацаны появились на эскалаторе.
   Я снова собрал силы и пошел с другой стороны на вход.
   Когда я оказался около турникетов, то решил не брать билет, так как это отнимет много времени. Я подбежал к контролерше и хотел дать ей оставшиеся десять рублей со словами: «Мне надо быстрее в метро, потому что за мной погоня», но промигнул через турникет для льготников, а десятку оставил себе.
   На эскалаторе, ведущем на выход, я увидел несущихся и орущих пацанов, а вперед них Руслана. Дежурная орала уже так, что стекла дребезжали, и остановила эскалатор.
   Все, включая Руслана, покатились кувырком и начали исполнять многократные сальто, а вконец разозленная дежурная пустила эскалатор… в обратную сторону, из-за чего они покатились еще быстрее… Но они сумели быстро встать и, выйдя и войдя заново в метро, остановились, так как денег и билетов у них, видимо, не было, а идти к контролеру они боялись, тем более что я ей сказал, чтоб она не пропускала всех пацанов, кроме Руслана.
   У одного из них оказался какой-то документ, и он, предъявив его контролерше, пошел вперед, делая вид, что не знает меня. Забегая вперед, скажу, что он и вправду оказался здесь случайно, так как у меня фиговая память на лица.
   Я побежал по эскалатору наверх.
   Дежурная готова была взорваться как бомба.
   Добежав до самой станции, я увидел хвостик отошедшего от нее поезда, в котором мы только что ехали.
   На станции также был замечен мент, стоящий лицом в ту сторону, куда мне надо – в центр.
   Я подошел к этому менту и стал ждать поезда.
   С эскалатора показался бегущий Руслан. Подбежав ко мне, он хотел побежать со мной на другой конец станции, но я показал на мента и сказал:
   – Тут мент, и я останусь с ним. А ты беги на другой конец станции и спускайся вниз, а дальше автобусом.
   – Каким автобусом?
   – Семьсот десятым или двести вторым! Только не перепутай направление!
   – А я как поеду?!
   – Что значит как? Ты поедешь на автобусе номер семьсот десять или двести два до остановки «Станция метро „Ясенево“! А дальше пешком пойдешь домой!
   – А платить я буду чем?
   – Вот! Бери одиннадцать рублей и едь!
   Руслан взял деньги и побежал на другой конец платформы. С того места, где стояли пацаны, вдруг послышались вопли:
   – Он побежал через ту сторону!!! Да не тот, а второй!!! Который худой!!! Во падла!!! Ловите его!!!
   Они кучей выбежали из вестибюля, повернули и побежали под станцией.
   Тут как раз на станцию выехал поезд, на который я и сел.
   Когда он отъехал от станции, было хорошо видно, как толпа разъяренных пацанов летела за Русланом. Руслан значительно оторвался от них и бежал на остановку, на которой уже стоял какой-то автобус.
   Тут поезд въехал за дома и не было видно, что же произошло дальше.
   Я доехал до «Дулицы Старокаргаловской», пересел на Пердуховско-Князивгрязевскую ветку и доехал до кольца, проехал по кольцу до «Декабрьской», пересел на Кал-в-лужско-Жришскую ветку и доехал до «Плясенева».
   Выйдя в подземный переход, где мобильник ловит сеть, я позвонил домой:
   – Алле!
   Ответил папа:
   – Алле! Ты где?!
   – Я в нашем переходе!
   – У тебя что, мобильник украли?!
   Я начинаю дико ржать и сквозь ржач говорю:
   – У тебя что-то не в порядке??! Я же говорю по мобильнику!
   – Что тебе нужно?
   – Дай маму!
   – Попроси хорошо, тогда дам!
   – Не время! Дай же!
   Папа позвал маму к телефону. Она сказала:
   – Алле! Что с тобой?
   – Со мной ничего! Сходи, пожалуйста, к Руслану домой и приведи его к нам в квартиру, чтоб он поговорил со мной!
   – Зачем? Ты не можешь дойти до дома и сам спросить?
   – Надо! Срочно! Ну сходи! Пожалуйста! Пятый этаж, из лифта направо и прямо квартира, как у орущей соседки из четыреста восемьдесят седьмой! Позвонишь в дверь, скажешь, что тебе надо Руслана на две минуты. Квартира номер четыреста семьдесят восемь.
   – Ладно, пойду.
   И в трубке было слышно, как мама открывает дверь.
   Через минуту наконец-то в трубке раздался голос Руслана.
   Я говорю:
   – Ну че?
   – Ну, я автобусом приехал.
   – Где они от тебя отстали?
   – Сразу!
   – Как – сразу?! Они же с остервенением за тобой гнались! Расскажи, как ты от них бежал!
   – Я спустился с другой стороны, обошел станцию и пошел к автобусной остановке. Но эти лохи меня увидели, начали что-то орать и побежали за мной. Я успел сесть в автобус!
   – Они сели вместе с тобой?
   – Нет, отстали. А что?
   – Ну, если бы догнали, могли проследить, где ты живешь. А то и просто бы прижали где-нибудь в углу и заставили сказать, где мы живем. А то и еще че– нибудь.
   – Нет, они не успели.
   – На каком автобусе ты ехал?
   – На двести втором! То есть на семьсот десятом! Ты щас где?
   – Я в нашем метро! Иду домой! Все, пока!
   – Пока.
   И я положил трубку в карман и пошел домой, ожидая из-за каждого куста батальоны таких пацанов.
   Никаких батальонов нигде не было, и я спокойно добрался до дома.
   Конечно, сразу был расспрос. Я и рассказал, как всё было.
   Больше тех пацанов я не видел.

 26 февраля 2005.



   У Руслана есть собака. Такая красивая такса коричневого цвета. Назвали ее Асей.
   Я обычно хожу вместе с Русланом выгуливать Асю.
   Дело это происходит три раза в день. Утром (в 7.00 в рабочие и в 8.00 в выходные), днём (в 15.00) и вечером (в 20.00).
   Я заставляю гулять его только по полчаса, чтоб Ася не простудилась.
   Но всегда мы гуляем больше.
   И вот, как обычно, Руслан вернулся из школы, оставил рюкзак, схватил Асю, отдал мне растягивающийся синий поводок, и мы пошли ее выгуливать.
   Сначала я по привычке немножко записал Асю на свой мобильник.
   Когда мы завернули за соседний дом и спустились вниз, я заметил на маленьком полусогнутом дереве черную с белыми пятнами кошку.
   Я начинаю ржать, достаю мобильник. Ради такого случая не жалко и стереть все записи, тем более что там не было ничего интересного, потому что записывал их криворукий Руслан.
   Я включаю на мобильнике видеозапись и говорю Руслану:
   – Пошел!
   Руслан схватил Асю, перебрался с нею через сугроб и начал поднимать Асю к кошке.
   Ася несколько раз сорвалась, и я к тому времени перелез через сугроб.
   Наконец-то Руслан схватил Асю крепко, чтоб она не вырвалась, и поднес к кошке. Кошка начала громко шипеть, после чего передней левой лапой царапнула Асю по голове.
   Ася прыгнула на землю.
   Кошка сначала поднялась чуть повыше, потом решила спрыгнуть на землю.
   Увидев кошку на земле, Ася побежала к ней с пятой космической скоростью. Кошка – убегать! Ася погналась уже с шестой космической скоростью.
   Поводок растянулся до максимума. Руслан побежал за Асей, выронил поводок и упал.
   Это было около торца дома.
   Поднявшись, Руслан побежал за Асей, я побежал за ним…
   На повороте было много льда, и мы с Русланом синхронно упали и покатились.
   Встав на ноги, мы увидели, что Ася повернула еще за один угол, а кошка была где-то впереди…
   Добежав до первого подъезда, Ася резко развернулась и побежала нам под ноги, а пятиметровый, если не больше, поводок с грохотом катился по асфальту и льду.
   Мы тоже развернулись и побежали за Асей…
   На повороте мы опять упали, а Ася обнюхала несколько подвалов и… побежала обратно.
   Мы с Русланом ржем как ненормальные, бежим за Асей, натыкаемся на нее, пытаемся схватить, но ничего не выходит. Ася вырывается и бежит уже второй раз за торец и к первому подъезду. Когда мы прибежали за ней, то увидели необыкновенную картину: Ася пыталась зарыться в большой сугроб!
   Мы с Русланом опять ржем, а Ася вырылась из сугроба и побежала снова на заднюю сторону дома!
   Мы решаем подождать Асю около подъезда.
   Подождали минуту – нет Аси!
   Руслан решил, что Ася сбежала, и мы пошли на заднюю сторону.
   Из-за балкона на полных парах вылетает Ася и сносит нас с ног, а ручка поводка проехалась по крышам находящихся рядом автомобилей…
   Ася опять что-то нюхала в сугробе (Руслан решил, что в него зарылась кошкаJ), а потом опять побежала на заднюю сторону.
   Так повторилось пять раз, и я наконец-то поймал несчастную таксу!
   Такса была уже без одежды (на ней обычно сине-красная одежка, закрывающая все тело и верхнюю часть ног)!
   Мы побежали искать одежду и нашли около того места, где Ася встретилась с кошкой.
   Руслан взял ее на руки и начал думать, где одеть Асю. И на ум пришел близлежащий подъезд.
   Мы подошли к нему набрали на домофоне номер самой последней квартиры. Там ответили:
   – Кто?
   Руслан отвечает:
   – А можете, пожалуйста, открыть дверь?
   Там опять переспрашивают:
   – Кто?
   – Код не знаем, не можем открыть.
   Домофон запищал, дверь открылась.
   Мы сели на лестницу между первым и вторым этажами, поставили Асю, и Руслан одел ее.
   Руслан увидел лифт и предложил на нем прокатиться (все-таки не может оставить он свою страсть к лифтам). Я согласился.
   Лифт был синий, с большими круглыми кнопками и двумя длинными лампами, висящими под потолком, под углом к боковым стенам. Такие бывают лифты после модернизации.
   Мы доехали до восьмого этажа.
   Там были слышны голоса, и мы спустились вниз на первый, вышли из подъезда и продолжили выгуливать Асю без происшествий.
   Правда, Руслан опоздал почти на час, за что на него дома просыпалась отборная брань.

 27 февраля 2005.



   У моей подруги Вики два компьютера. Один новый, стоит в большой комнате, и один старый, вжат в угол в Викиной комнате.
   И как-то раз я пришёл к Вике.
   В большой комнате на компьютере играть не получилось. Он был оккупирован Викиной мамой.
   И нам пришлось идти в Викину комнату играть на старом компьютере.
   Тут возникла проблема: пропал переходник, нужный для включения компьютера в розетку.
   Вика решила, что его спёр дед.
   Дед отмахнулся и сказал, что ничего не брал.
   Потом она спросила у мамы.
   Мама направила ее обратно к деду, который находился в кухне.
   Вика вернулась в свою комнату и взяла переходник из-под стола.
   Вика начала его проверять: воткнула в розетку кабель от магнитофона и попросила нажать «Play». Я нажал. Из динамиков раздалась кошмарная песня «Виагры». Я побыстрей выключил эту чепухень. Вика попросила включить лампу. Я включил, лампа загорелась.
   Вика сказала, что переходник исправен, только для компьютера не подходит.
   Вика наконец доняла деда, и тот отдал ей коричневый трехрозеточный переходник.
   Вика воткнула вилку от системника и монитора в переходник, вздохнула и включила компьютер.
   Мы хотели поиграть в ГТА1, но она оказалась удалена, и Вика предложила или поиграть в первый СимСити (тот самый, 1989 года!), или порисовать в паинте.
   Я согласился порисовать.
   Вика захотела нарисовать какую-нибудь тележку. Ашанская, икейская и меговская тележки были, и Вика вспомнила, что есть еще и обийная тележка. Ее мы и начали рисовать.
   Но это нам быстро надоело, и мы задумались, что ж еще поделать.
   И тут Вика посмотрела на наклейку на мониторе «TCO’95», что означает, монитор отвечает требованиям по радиации 1995 года, и сказала, что надо что-нибудь от радиации. Под монитором и так стояла черная хрень, на хрени стояла какая-то маленькая непонятная фиговина.
   И тут взгляд Вики упал на подоконник. На нем стояло несколько разных растений, среди которых три или четыре кактуса.


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4

Поделиться ссылкой на выделенное