Валерий Горшков.

Поздняя исповедь

(страница 6 из 36)

скачать книгу бесплатно

Томанцев точно знал, что правоохранительные органы сегодня молодоженов не потревожат. Но пусть понервничают. Мелочь, конечно, а приятно. Гангстеры недоделанные, отморозки. Им полезно.

Упавший на заднее сиденье «Ягуара» Тихий, тяжело дыша, молча проводил взглядом отъехавшую от храма и свернувшую к Невскому черную ментовскую «Волгу». Бронированный лимузин авторитета плавно набрал скорость и понесся на север.

– Как вы себя чувствуете, Олег Степанович? – обернувшись через плечо, с тревогой в голосе спросил телохранитель.

– Не дождетесь, – процитировал известный еврейский анекдот старик и, достав кисет с табаком, принялся набивать трубку. – За дорогой смотри, Шумахер. Не хватало мне еще до кучи аварии!

– Бля буду, долетим, как ласточки. Гаишники отдыхают!

Зазвонил телефон, и на кристаллическом дисплее мобильника опять высветился номер Бульдога. Тихий нажал на кнопку соединения и проскрипел:

– Да, Паша.

– Снова плохие новости, Степаныч, – громко сопя, с трудом выдавил Клычков. – Очень плохие. Позвонил Антон. Он не решился сообщить сразу вам… Только что коттедж обстреляли из проезжавшей мимо машины. Сначала пустили по окнам очередь из автомата, а затем, твари, долбанули по каминному залу из подствольника! Самого Антона лишь легонько зацепило пулей, но врач, который приехал ставить «торпеду», ранен, пуля отрикошетила от стены в голову. А у Анастасии Эдуардовны… – Бульдог запнулся, – осколками стекла сильно порезано лицо и, кажется, поврежден глаз. Она истекает кровью. Медлить нельзя, я уже вызвал «Скорую»…

Тихий хотел громко, отчаянно крикнуть, но крик вдруг застрял в сомкнувшемся горле. Начальник охраны и телохранитель услышали лишь сиплый, сдавленный хрип. Так хрипят перед смертью задыхающиеся от приступа астматики.

Мобильник выпал из левой руки Тихого, ударился о носок лакированного ботинка, тлеющий табак рассыпался по коврику.

«Ягуар» резко вильнул, сбрасывая скорость, и молниеносно приткнулся у бордюра, прямо на оживленном перекрестке. Виталий выскочил из-за руля и, рванув на себя заднюю дверцу, во второй раз за последние четверть часа бросился к застывшему со стеклянными, вылезающими из орбит глазами Тихому.

– Папа! Держись, папа!

Но телохранитель ошибался, полагая, что новое страшное известие окончательно доконает престарелого авторитета. Тихий уже взял себя в руки и крепко, до хруста сдавил тонкими пальцами сотовый телефон.

– Убей их всех, Паша, – чужим голосом приказал он Клычкову. – Я хочу видеть в завтрашних теленовостях истекающие кровью трупы. – Ударом кулака в грудь патриарх оттолкнул растерянно нависшего над ним Виталия. – К утру мне нужны трупы Быка и Саньки! Все!

– Степаныч, – застыл на асфальте бодигард.

– За баранку, живо!

Через пять секунд лимузин, с визгом тронувшись с места, выскочил на середину проспекта и, непрерывно сигналя и держась осевой линии, помчался к обстрелянному дому Олега Степановича Белова.

Мысли Тихого, лихорадочные, хаотические, путаные, буквально разрывались между тремя направлениями: грядущей войной с группировкой Мальцева, раненой Анастасией и побегом Алены.

Все три свалившихся на его голову несчастья требовали безотлагательного решения. С той лишь разницей, что в последнем случае он оказался в роли беспомощного наблюдателя, вынужденного томиться неизвестностью и ждать возвращения сбежавшей на «Ленэкспо» Алены.

Только бы с ней ничего не случилось! Она же совсем не знает Питер. В этом целиком виноват только он, и больше никто! Господи, только бы обошлось без приключений, только бы дочурка вернулась в Озерки целой и невредимой! А он – он обязательно исправится! Неразумный отец понял свою главную ошибку, осознал бесполезность и вред навязанной самым близким существам в мире ежеминутной опеки и готов кардинально изменить свое болезненно-мнительное отношение к безопасности не выдержавшей одиночества Алены и тихо спивающейся Анастасии. Разве этого он хотел?! Нет!

Тихий ощутил себя слепцом, на которого внезапно снизошел божий дар прозрения.

– Для кого я стараюсь, ради кого я все это делаю? – чуть слышно проскрипел Степаныч, тупо глядя через пуленепробиваемое темное стекло на проносящиеся мимо дома, деревья, автомобили, на толпы спешащих по своим делам чужих, незнакомых людей. – Для себя? Мне ничего не надо. Ничего. Без Алены и Насти я – пустое место. Если их не станет, мне незачем больше жить…

Уронив лицо на ладони, патриарх питерского преступного мира Тихий вдруг неожиданно для самого себя заплакал. Горько, навзрыд, размазывая слезы по дряблым щекам.

Авторитет вдруг понял, что он остался в этом кишащем пираньями жестоком мире совершенно один. Жена и дочь отвергли его. Вокруг ежедневно суетится, заискивает, мелькает множество чужих людей, которым он дает возможность заработать на кусок хлеба с маслом, с которыми ему приходится встречаться, договариваться, «перетирать» и «разводить», но по-настоящему он никому не нужен. Даже самым близким.

Не дай бог, дожив до преклонных лет, вдруг осознать это.

Поглядывая на плачущего Степаныча в зеркало заднего вида, Виталий подавленно молчал.

В редкие минуты прозрения, когда с глаз человека словно спадает пелена повседневной суеты, он видит то, что является для него самым главным в жизни. Тех, ради кого живет. Кое-кто, с удивлением глядя вокруг, обнаруживает лишь вакуум. Бесплодную суету и лицемерие. Страшно.

Наконец старик угомонился, вытер лицо извлеченным из нагрудного кармана карденовского пиджака шелковым платком, поймал в зеркале неестественно равнодушный взгляд Виталия и зло, вполголоса процедил:

– Ты ничего не видел. Узнаю, что проболтался, – кончу.

Виталий промолчал, едва заметно опустив веки. Телохранитель авторитета знал, что умеет хранить чужие секреты. А еще он знал тех двух человек на этом свете, ради благополучия которых он ежедневно рисковал получить от наемного убийцы предназначенную Степанычу снайперскую пулю.

Особо опасного рецидивиста Белова по кличке Тихий среди этих двоих не было.

Глава 7

Алене повезло! Одно из двух окон дамской туалетной комнаты на «Ленэкспо» располагалось в левой угловой кабинке и закрывалось изнутри на обычный шпингалет. Для того чтобы вылезти наружу, спрыгнуть на траву на глазах у изумленного рабочего с газонокосилкой, прошмыгнуть вдоль забора мимо соседнего павильона и оказаться возле центрального входа, девушке понадобилась всего пара минут. Тимур, поджидавший ее у двери в туалет, наверное, еще даже не успел почуять неладное и не скоро поймет, что его оставили с носом.

Алене было совсем не жаль охранника, хотя она и представляла себе, какую выволочку устроит ему рассерженный отец, узнав о побеге дочери. Так ему и надо, хвосту проклятому!

А пока побег не обнаружен, нужно как можно скорее удрать подальше и затеряться в лабиринте огромного города.

Господи, как же все-таки хорошо ощущать себя совершенно свободной!

У входа в выставочный комплекс стояло несколько желтых такси, и Алена, недолго думая, села в головную «Волгу», рядом с водителем. Таксист, молодой светловолосый парень лет двадцати пяти, с интересом оглядел ее с ног до головы, сально улыбнулся и повернул ключ в замке зажигания.

– Куда едем, красавица?

Алена быстро достала из сумочки электронный блокнот и пластиковой палочкой-ручкой чирканула на его экране всего три слова: «Пожалуйста, в центр», а затем показала их удивленно приподнявшему брови таксисту. Парень бегло взглянул на чудо японской карманной электроники, способное не только выполнять обычные для персонального компьютера функции, но и распознавать, превращать в печатный текст и запоминать в файле рукописные каракули на пяти языках, включая русский, затем перевел взгляд на сидевшую рядом шикарную, окутанную ароматом французских духов девушку в стильном брючном костюме от Версаче и плавно отъехал от стоянки.

– Голос, что ли, сорвала? – с крестьянской простотой почти сразу спросил таксист у Алены, тихо балдея от ударившего в голову нежного букета «Дюны». – Или простудилась?

Алена, ничуть не растерявшись от поставленного с такой прямотой вопроса, огорченно скривила губы и кивнула. Дескать, бывают в жизни огорчения. Подумав, написала: «Мороженого переела». Удивительно, но парню даже в голову не пришло, что она немая. Впрочем, это его проблемы.

– В центр – это понятие растяжимое, – вполне удовлетворившись ответом, плавно и ненавязчиво продолжил обрабатывать симпатичную клиентку блондинчик, явно желая познакомиться. – Куда конкретно?

«На Невский».

– Невский большой, – не унимался таксист, слишком часто поглядывая на пассажирку и явно рискуя угодить в аварию.

«К Казанскому собору».

– Понятно, – вздохнул парень. – Не на свидание, случайно?

«Нет. Просто прогуляться. Погода хорошая».

– Так, может, вместе прогуляемся?! Ты как? – наконец перешел к конкретным предложениям блондинчик и совсем уж недвусмысленно посмотрел на Алену. – Я через два часа смену сдаю и свободен, как вольный ветер. Можем зайти в кабачок грузинский, я знаю один, на Садовой. «Киндзмараули» с шашлычком вмазать. За знакомство. И вообще… Кстати, меня Сергеем зовут. А тебя?

Ну вот, подумала Алена с улыбкой, ее уже «снимают». Вино, ресторан. Если бы она хотела сегодня тусануться с парнем «от» и «до», то проблемы, чем занять свободное время, не возникло бы. Как все, оказывается, просто. Особенно если ты почти взрослая женщина. Причем не лишенная радующей мужской взгляд внешности.

Девушка снова взяла в руки пластиковую палочку и написала: «Очень приятно, Сережа, но у меня несколько иные планы. Извини».

– Ладно, чего уж там, – прочитав, таксист сразу заскучал. Не удержавшись, добавил с толикой раздражения: – Скромные труженики баранки не про нашу персону. Так, что ли, малышка?

Вместо ответа Алена лишь неопределенно пожала плечами: понимай как хочешь. И отвернулась к окну. Попыток выведать у нее хотя бы номер телефона таксист не предпринимал и угрюмо уткнулся взглядом в лобовое стекло бегущей по улицам Питера «Волги».

– Приехали, – глухо сообщил он, когда машина остановилась напротив оживленного сквера, раскинувшегося на площади у Казанского собора. – С вас сто рублей, сударыня.

Алена убрала в сумочку блокнот, достала стодолларовую купюру и протянула ее парню. Увидев зеленую бумажку, тот недовольно нахмурился, покачал головой и пробурчал:

– Я не банк, валюту не меняю. Впрочем… – достал бумажник, бегло прикинул наличность, – если тебя устроит по двадцать пять рублей за бакс, то можно и замешать. Или за твой счет едем к обменнику. Здесь недалеко.

Алена покачала головой. Не надо никуда ехать.

– Ну, тогда держи, – забрав баксы, таксист с излишней поспешностью протянул Алене пачку мятых «деревянных». – В расчете…

Она едва не упала, лишь в последний момент отпустив дверную ручку, когда неудавшийся ухажер демонстративно рано ударил по газам и рывком бросил взревевшую мотором машину вперед по Невскому. Вот скотина!

Интуитивно заподозрив неладное, девушка пересчитала деньги. Так и есть, даже по столь грабительскому курсу блондин Сережа обманул ее на полторы сотни. Ну и флаг ему в руки. Если он оценивает свою совесть в шесть баксов, медицина здесь бессильна.

Алена огляделась. Вокруг нее кипела жизнь огромного мегаполиса. Неслись по проспекту машины, шли люди, в сквере играли и смеялись, гоняясь друг за другом, веселые малыши, мальчик и девочка, на скамейке курили и о чем– то разговаривали их молодые, хорошо одетые мамы. Чуть в стороне стоял у переносной витрины с фотографиями бородатый парень в джинсовке с висящим на груди «Полароидом» и на ломаном английском уговаривал парочку иностранных туристов запечатлеть себя на фоне величественной достопримечательности Северной столицы. Возле колонн собора неспешно попивали пиво несколько одетых в проклепанную кожу лохматых байкеров, тут же стояли сверкающие хромированными деталями мотоциклы. На противоположной стороне Невского, позвякивая бубнами и распевая что-то про «харе раму», под любопытными взглядами прохожих двигалась целая процессия закутанных в оранжевые и белые сари кришнаитов.

Ну вот она и на свободе. Совершенно одна. Иди куда глаза глядят и делай все, что пожелает истосковавшаяся от недостатка общения душа. Интересно, а чего она действительно желает?

Прислушавшись к своим ощущениям, Алена вдруг поняла, что прежде всего она хочет съесть что-нибудь легкое и выпить чашечку кофе в тихой, спокойной обстановке. После побега от Тимура и общения с таксистом Сережей ее слегка взвинченная нервная система явно нуждалась в короткой передышке. А заодно можно и подумать, как с интересом провести сегодняшний день и вечер. Часы показывали всего половину третьего. Возвращаться домой раньше десяти Алена вовсе не собиралась.

Совсем рядом, возле храма Спаса на Крови, находился уютный ресторан «Санкт-Петербург», где несколько лет назад она, еще девочка, однажды обедала вместе с родителями. Еще ближе виднелось весьма популярное у праздношатающейся по проспекту обеспеченной публики и клерков из ближайших офисов бистро «Лайма». В нем Алена тоже побывала примерно полгода назад, заскочив туда из любопытства во время похода по магазинам вместе с телохранителем Антоном. Еда оказалась вкусной, но обстановка оставляла желать лучшего. Плюс – галдящая, чавкающая толпа.

Все не то. Надо поискать что-то новое. И где поменьше людей.

Недолго думая, Алена направилась в сторону Дворцовой площади и совсем скоро заметила небольшой, показавшийся ей вполне респектабельным ресторан. Сквозь неплотно задернутые зеленые с бахромой шторы на окнах было видно, что посетителей внутри почти нет, а обстановка выглядела роскошно.

Возле двери Алену встретил шкафоподобный секьюрити и, поприветствовав, «передал» клиентку услужливо пригласившей ее в зал официантке в униформе – белой блузке и черной мини-юбке. Внешний прикид девушки, в сумме тянущий на добрую тысячу баксов, произвел на нее впечатление, это было заметно. Здесь привечали состоятельных клиентов и были им рады.

Алена заняла столик возле окна, достала из сумочки блокнот, бегло просмотрела меню и заказала с помощью электронного экрана кофе со сливками, салат из осьминогов, тарелочку свежих вишен и, совсем неожиданно для себя самой, бокал шампанского. Самого лучшего!

Сегодня ей можно все. Сегодня она одна, сегодня она вольна делать любые глупости! В пределах разумного, конечно…

На привинченной к стене подставке стоял телевизор. Шел фильм. Это были знакомые Алене от первого до последнего кадра «Девять с половиной недель» с очаровательным наглецом Микки Рурком и бесподобной Ким в главных ролях. Неужели у нее от рождения такие губы? Или все-таки не обошлось без вмешательства пластического хирурга?..

Шампанское показалось Алене с непривычки весьма крепким. Девушка быстро почувствовала, как не оставлявшее ее после побега нервное напряжение куда-то исчезло, а на душе стало так приторно-хорошо, как еще не бывало ни разу в жизни. Хотелось улыбаться всем окружающим и получать в ответ такие же безмятежные улыбки. Хотелось расправить крылья и полететь. Хотелось общаться с понимающим тебя, давно знакомым человеком и поделиться с ним своей радостью!

Только где его взять, этого человека? Да еще старого знакомого…

Фильм прервали на рекламу – оказывается, это был не видик, а один из местных телеканалов. На экране замелькали замысловатые картинки, потом появился улыбающийся тинейджер в надетой козырьком назад бейсболке, широченной майке и огромных, на два размера больше требуемого, длинных джинсах, из-под которых торчали носки белых спортивных тапок с развязанными шнурками. Мальчишка очень смахивал на популярного в последнее время певца. «Моя мама варит классно. Подождем мою маму? Будем ждать, твою мать!»

Однако пацан вещал совсем о другом: «Эй, приятель! Если ты, как и я, настоящий фанат Интернета, но у тебя нет подключенного к Мировой паутине компьютера, не тормози, приходи в клуб «Наутилус»! За смешные бабки здесь ты сможешь в любое время дня и ночи ползать по сети сколько угодно, и для этого совсем не надо покупать дорогой навороченный пентиум и модем! Запомни адрес: улица Бестужева, дом двенадцать. Круглосуточно! До встречи в «Наутилусе»!»

Алену словно обдало горячей волной. В груди что-то шевельнулось. Она внезапно вспомнила про Алексея. Про их знакомство через Интернет, про заочный обмен длинными, откровенными письмами, про его предложение встретиться и ее отказ, закончившийся коротким признанием: «Я люблю тебя. Не пиши мне больше, хорошо? Прощай…»

А он продолжал присылать на ее компьютер свои сообщения вот уже долгое время, хотя она так ни разу и не ответила. Алексей знал, что Алена читает его письма, и, наверное, верил, что однажды девушка не выдержит и снова напишет ему: «Привет, Леша! Это я».

– Что-нибудь еще желаете? – Возле столика словно из-под земли выросла приветливо улыбающаяся официантка.

Алена бросила в рот последнюю вишню, взяла блокнот и написала: «Принесите немного клубники и еще шампанского, пожалуйста. И пачку самых легких дамских сигарет с зажигалкой». Официантка, прочитав, кивнула, забрала посуду и удалилась.

Мамочка, что же она делает?! Ведь она не курит!

Ах, Леха, Леха, Леха… Милый. Что же нам с тобой делать? Ведь у нас нет ни единого шанса. Разве что сегодня. Если она поедет в этот чертов «Наутилус» и отправит ему на компьютер сообщение, а он его вовремя прочитает…

Официантка принесла хрустальную вазочку с клубникой, бокал искрящегося пузырьками шампанского, пачку длинных сигарет «Вог» и зажигалку.

Алена пригубила шампанское, не спеша, словно делала это много раз раньше, распечатала пачку, сжала губами сигарету и щелкнула зажигалкой, осторожно втягивая воздух. Оранжевый огонек заплясал на кончике тонкой белой палочки. Первые несколько затяжек она сделала «по-детски», не вдыхая дым в легкие. Потом попыталась вдохнуть, совсем чуть-чуть… Получилось. Правда, стоило огромных трудов сдержаться и не закашлять. В этом Алене помогли присевшие за столик невдалеке пожилые кавказцы в дорогих костюмах. С первых секунд появления в ресторане они так откровенно пялились на одиноко сидящую юную девушку, что Алене стало стыдно демонстрировать этим аксакалам свое полное неумение курить. Со стороны это, наверное, выглядело очень смешно. Сигареты купила, а курить не умеет. Вот дуреха!

Когда стало получаться, Алена обрадовалась. Если слишком глубоко не затягиваться, кашлять не хочется. Только в голове появился туман и стало слегка покачивать, как на теплоходе во время их прошлогодней семейной поездки в Стокгольм.

Второй бокал шампанского, к удивлению Алены, опустел значительно быстрее первого. Что ж, пожалуй, с алкоголем пора завязывать.

К столику кавказцев подошла официантка, о чем-то некоторое время шепталась с ними, а потом, мельком взглянув на Алену, удалилась, цокая каблучками. И очень быстро вернулась в зал, неся огромный букет алых роз на длинных стеблях, завернутый в прозрачный целлофан и перевязанный ленточкой.

Кругом джентльмены! Здрасте.

– Это вам от господ за соседним столиком! – положив цветы на Аленин столик и нагнувшись к ее уху, с видом заговорщицы прошептала официантка. – Они приглашают вас присоединиться к ним. Очень просят.

Девушка подвинула к себе блокнот и написала: «Принесите счет, пожалуйста. И закажите мне такси».

– Одну минутку, – пропела официантка и упорхнула. Алена видела, как, проходя мимо выжидательно вывернувших шеи кавказцев, она скривила губы и кивнула в сторону выхода. Мол, облом, генацвале, уходит красавица.

Вскоре официантка вернулась со счетом на тарелочке и сообщила, что такси ждет у входа в ресторан. Алена расплатилась, не забыв про чаевые. Поколебавшись секунду, спрятала сигареты и зажигалку в сумочку и направилась к выходу. Красивый букет роз остался лежать на столе рядом с пустым бокалом и последней клубничкой.

Уже в дверях ее догнал один из кавказцев с букетом и бережно взял за локоть:

– Слушай, дэвушка, зачэм нас так обыжаешь, а? Ми что, звэры, нэ понимаем… Возми, пожалуйста!

Алена улыбнулась, вздохнула и согласно опустила веки. Видя, что почтенный аксакал, который вблизи оказался не таким уж и старым, лет около пятидесяти, топчется и не уходит, уже заметно захмелевшая от шампанского и сигарет девушка взяла цветы, быстро чмокнула мужчину в щеку и юркнула в такси.

Довольно покрутив ус, кавказец помахал вслед Алене рукой, развернулся и, гордо выпятив живот, вразвалочку вернулся назад в ресторан.

Клуб «Наутилус» по интерьеру – разрисованные под граффити стены и светильники в виде летающих тарелок – оказался очень похож на зал игровых автоматов, с той лишь разницей, что вместо «одноруких бандитов», «пинбола» и «суперпокера» здесь стояло несколько десятков отделенных друг от друга перегородками компьютеров и офисных стульев. Примерно половина мест была занята фанатами Всемирной паутины, в основном прыщавыми подростками, самозабвенно вскрывающими эротические файлы и играющими в трехмерные, с восхитительной графикой и шумовым сопровождением, игры. Лишь несколько очкариков, сосредоточенно уткнувшись в мониторы и обложившись книжками и тетрадками, работали с текстами и графическими схемами.

Заплатив администратору действительно смешную, равную всего одному доллару, сумму за час пользования Интернетом, Алена села на свободное место, по памяти вышла на персональный адрес Алексея и быстро настучала короткое письмо:

«Леша! Привет, это я. Я в городе, без охраны, и у меня масса свободного времени. Если хочешь встретиться, подходи к Медному всаднику в пять. Или, если не сможешь, тогда в семь вечера. Целую в щечку. Алена.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36

Поделиться ссылкой на выделенное