Валерий Горшков.

Контрольный выстрел

(страница 4 из 22)

скачать книгу бесплатно

Я молча ткнул его кулаком под дых, и «мальчик» затих.

И тут в развитие событий вмешался Витька. В нем проснулся артистический талант, которому позавидовал бы сам Станиславский.

– Стоять, милиция!!! – заорал он.

Его правая рука скользнула под левую полу пиджака, и через секунду пальцы крепко сжимали вороненую рукоять газового пистолета. Вот уж этого я от него не ожидал! Липатов направил ствол пистолета прямо в лоб парня, державшего девушку под руки.

– Значит, так, доходяги! – Он смачно харкнул себе под ноги. – Сейчас все резко присели и мордой в асфальт! И не злите меня! Нервы и так ни к черту… Считаю до двух, потом стреляю! – уже совсем спокойно закончил Витька, не спуская глаз с застывшей на месте четверки.

Признаться, я в тот момент подумал, что благодаря находчивым действиям моего приятеля инцидент будет исчерпан и подонки ретируются. И от этой мысли мне почему-то стало досадно. Так хотелось выпустить пар, и вот на тебе!

Но едва в моей голове пронеслись эти мысли, как расклад сил резко изменился. И далеко не в нашу с Липатовым пользу. Второй из тех, кто по-прежнему держал за руку девушку, выхватил нож и приставил ей к горлу холодно блеснувшее лезвие. Я аж растерялся от такого расклада. И тут же переросток снова лягнул меня в пах, вырвался, отбежал к своим и крикнул:

– Ну вы, менты мудовые, кидайте пушку на асфальт, а сами – на колени!… Иначе девчонка быстренько узнает, что такое «испанский воротник»! Мне что, еще раз повторить?

Липатов бросил на меня взгляд, в котором без труда читалась просьба о помощи. Слова, которыми я хотел в ту минуту отблагодарить его за «находчивость», лучше не воспроизводить. Я ограничился лишь легким кивком. Липатов бросил газовый пугач на землю.

– Вот так-то, суки! – Старший из подонков сделал два шага вперед и носком ботинка с силой отшвырнул пистолет на середину мостовой. – А теперь на колени!!!

Липатов тяжело вздохнул и снова посмотрел на меня.

Пора было заканчивать этот водевиль. Я перешел к решительным действиям. Мгновенно сунув руку в карман, я достал коробок со спичками и поднял его вверх.

– Ложись! – заорал я и бросил его к ногам тех, что держали девушку.

Выиграв пару лишних секунд, прыгнул и точным ударом ребра ладони в переносицу сбил с ног главаря, выхватил из кобуры свой боевой пистолет и, прижав дуло к башке ублюдка, крикнул засранцу с ножом:

– Брось перо, сука, а не то всех урою!

Тот повиновался.

– А теперь всем – руки за голову! Мой лимит терпения вы уже исчерпали, так что экспериментировать не советую.

Мелькнула мысль: буду ли стрелять на поражение, если эта шелупонь полезет на рожон? Вне всякого сомнения…

То ли я был скрытым телепатом, способным передавать на расстояние самые сокровенные мысли, то ли бритоголовые ублюдки решили не искушать судьбу и признать свое поражение, но уже секунду спустя все подняли ладони кверху и, словно раки, дружно стали пятиться к арке темного проходного двора.

«А сумочка?» – подумал я.

И тут Липатов подскочил к старшему «скинхеду», вырвал у него из рук сумку и ключи от «форда» и напоследок вмазал бедолаге коленкой в пах.

Противник бежал с поля боя без оглядки…

Глава 15.
Лика.

– Победитель подошел к красавице… Заглянул в ее бездонные глаза… Кажется, так пишут в любовных романах. Вы в порядке? Они вам ничего не сделали? – Я набрался наглости и прикоснулся к локтю девушки.

Она смущенно улыбнулась и сказала дрогнувшим голосом:

– Просто не знаю, ребята… не появись вы вовремя… Спасибо вам огромное! Я отделалась лишь порванной блузкой! – Она прикрыла ладонями обнажившуюся ложбинку между грудями. – Вы будете составлять протокол?

– А зачем? Мы вовсе не менты. Молодой человек, – обернулся я к Липатову, – отдайте девушке сумочку и объясните нам, что вы потеряли в кустах?

Витька искал там свой газовый пистолет, а когда нашел, издал победный клич.

– Меня зовут Владимир, а вас?

– А я Лика.

– Виктор, отдай Лике сумочку и ключи от ее машины.

Липатов еще раз поразил меня. Он сначала поцеловал даме руку, а мне протянул бандитский нож, который я немедленно бросил в прикрытый решеткой водосток.

– Вот ваша сумочка, милая Лика! – сказал Витька и широко улыбнулся. – Носите на здоровье.

– Вы, ребята, самые настоящие молодцы! – сказала девушка, смущенно переводя взгляд зеленых глаз с меня на Витьку и обратно. – Вообще-то я заехала в магазин за пакетом вишневого сока, но теперь… – Она опустила глаза на прижатые к груди ладони. – Может быть, кто-либо из вас… Если не трудно…

– Лика, я готов всю жизнь бегать вам за соком!

Липатов с поклоном попятился, а потом ломанулся в стеклянные двери гастронома, едва не забуксовав на месте от бурлящей в нем чрезмерной энергии.

Когда он скрылся из виду, я попытался взять инициативу в свои руки. Однако Лика меня опередила.

– Володя, а вы со своим другом всегда носите с собой пистолеты и разбрасываете их по сторонам?

– Носим всегда, но разбрасываем довольно редко, – засмеялся я. – Мы работаем в охранной фирме «Цербер». Причем я возглавляю в ней службу безопасности. Вот уже второй день…

– «Цербер»? – Лика в упор посмотрела на меня. – Солидная фирма. Мой начальник… Впрочем, это неважно.

– Почему неважно? В наше время все важно…

– Я работаю в фирме, обслуживающей иностранных туристов, и мы хотели заключить с «Цербером» договор по охране иностранцев, но потом мой начальник почему-то отказался от этой идеи. Наверное, потому, что у «Цербера» какие-то серьезные проблемы.

– Откуда такая информация? – Я удивленно вскинул брови.

– Например, час назад в сводке новостей сообщили об убийстве в «Манхэттене» президента фирмы «Цербер». Вы в курсе?

– Естественно, – вздохнул я. – Только это вовсе не убийство, а скорее всего обширный инфаркт. В общем, давай на «ты». Что ты делаешь сегодня вечером?

Лика сделала большие глаза.

– Ты, наверное, хотел спросить «сегодня ночью»? Я кивнул.

– Дождусь твоего друга с пакетом вишневого сока, потом сяду в машину и покачу домой. И сразу же – в душ. Грязные руки этих подонков вызывают желание содрать с себя кожу. – Она замялась. – А ты хотел предложить что-то более интересное?

– Если честно, сегодня вряд ли! К сожалению, скоропостижная смерть нашего босса не благоприятствует мероприятиям после полуночи. Дай мне твой номер телефона, и я пожелаю тебе спокойной ночи. Хорошо?

Лика задумалась.

– Все дело в том… – Она запнулась. – У меня нет телефона.

– Жаль. Зато у меня сразу три – домашний, служебный и мобильный! Буду рад, если позвонишь.

В этот момент появился Липатов с большим полиэтиленовым пакетом и с букетом роз.

– Это вам! – Он протянул розы Лике.

– Спасибо! – Она взяла цветы, прижала к груди. – Очень красивые!

который я немедленно бросил в прикрытый решеткой водосток.

– Вот ваша сумочка, милая Лика! – сказал Витька и широко улыбнулся. – Носите на здоровье.

– Вы, ребята, самые настоящие молодцы! – сказала девушка, смущенно переводя взгляд зеленых глаз с меня на Витьку и обратно. – Вообще-то я заехала в магазин за пакетом вишневого сока, но теперь… – Она опустила глаза на прижатые к груди ладони. – Может быть, кто-либо из вас… Если не трудно…

– Лика, я готов всю жизнь бегать вам за соком!

Липатов с поклоном попятился, а потом ломанулся в стеклянные двери гастронома, едва не забуксовав на месте от бурлящей в нем чрезмерной энергии.

Когда он скрылся из виду, я попытался взять инициативу в свои руки. Однако Лика меня опередила.

– Володя, а вы со своим другом всегда носите с собой пистолеты и разбрасываете их по сторонам?

– Носим всегда, но разбрасываем довольно редко, – засмеялся я. – Мы работаем в охранной фирме «Цербер». Причем я возглавляю в ней службу безопасности. Вот уже второй день…

– «Цербер»? – Лика в упор посмотрела на меня. – Солидная фирма. Мой начальник… Впрочем, это неважно.

– Почему неважно? В наше время все важно…

Я работаю в фирме, обслуживающей иностранных туристов, и мы хотели заключить с «Цербером» договор по охране иностранцев, но потом мой начальник почему-то отказался от этой идеи. Наверное, потому, что у «Цербера» какие-то серьезные проблемы. – Откуда такая информация? – Я удивленно вскинул брови.

– Например, час назад в сводке новостей сообщили об убийстве в «Манхэттене» президента фирмы «Цербер». Вы в курсе?

– Естественно, – вздохнул я. – Только это вовсе не убийство, а скорее всего обширный инфаркт. В общем, давай на «ты». Что ты делаешь сегодня вечером?

Лика сделала большие глаза.

– Ты, наверное, хотел спросить «сегодня ночью»? Я кивнул.

– Дождусь твоего друга с пакетом вишневого сока, потом сяду в машину и покачу домой. И сразу же – в душ. Грязные руки этих подонков вызывают желание содрать с себя кожу. – Она замялась. – А | ты хотел предложить что-то более интересное?

– Если честно, сегодня вряд ли! К сожалению, скоропостижная смерть нашего босса не благоприятствует мероприятиям после полуночи. Дай мне твой номер телефона, и я пожелаю тебе спокойной ночи. Хорошо?

Лика задумалась.

– Все дело в том… – Она запнулась. – У меня] нет телефона.

– Жаль. Зато у меня сразу три – домашний, служебный и мобильный! Буду рад, если позвонишь.

В этот момент появился Липатов с большим полиэтиленовым пакетом и с букетом роз.

– Это вам! – Он протянул розы Лике.

– Спасибо! – Она взяла цветы, прижала к груди. – Очень красивые!

Меня кольнула ревность, и я решил вмешаться.

– Мой бесценный друг! По-моему, тебя просили купить сок, а ты, как всегда, перепутал.

– Обижаешь, старик! – Липатов извлек из пакета коробку сока. – Полагаю, нам следует употребить с пользой сложившиеся обстоятельства и договориться о встрече, скажем, завтра вечером. В более благоприятной обстановке…

Ну дает Липатов! Ишь ты, прыткий какой!… Я ждал, что ответит Лика.

Но Витька перехватил мой многозначительный взгляд и поспешил добавить:

– Лика, у такой красивой девушки, как вы, наверняка есть не менее красивая подруга. Если она согласится составить нам компанию, я буду счастлив с ней познакомиться.

Лика покосилась на меня. Липатов мгновенно достал визитку.

– Здесь два номера телефона – первый домашний, второй – сотовый.

– Обязательно позвоню, но не могу обещать, что это случится уже завтра. У меня тоже довольно серьезная работа и на развлечения остается не так много времени, как хотелось бы! – произнесла Лика не без вызова. – Кстати, сколько я должна за сок?

– Лика, ты что, с Луны свалилась? – нашелся Липатов.

– Мальчики, я вас люблю! – Она открыла машину, села за руль, включила зажигание, послала нам воздушный поцелуй и умчалась.

– Мальчики, видите ли!… – обиженно протянул Витек. – Мне уже тридцать, а тебе, между прочим, тридцать один. Пора подумать о создании семьи. Ты не согласен? Не молоденькие…

Я хмыкнул:

– Выпьем и решим, что делать.

Всю дорогу до дома мы молчали. Каждый из нас думал о своем.

Глава 16.
Парочка телефонных звонков.

Утром я проснулся свежим, бодрым и полным энергии, хотя до трех часов мы пили финскую клюквенную водку и трескали бутерброды с черной икрой и паштетом из гусиной печенки.

Растолкав сопящего на раскладушке Липатова, я наскоро принял душ, побрился и пошел на кухню, где нас уже поджидал горячий кофе.

Я был благодарен предкам, подарившим мне на прошлый день рождения кофеварку с таймером. Вечером я задавал этой во всех отношениях удобной штуковине время подъема. И как только звонил будильник, по моей однокомнатной квартире уже катил волнами запах ароматного кофе.

Я отыскал на холодильнике пульт от телевизора и включил главный питерский канал. В новостях сообщили о вечернем происшествии в клубе «Манхэттен». Правда, диктор ограничился формулировкой: «смерть наступила при не выясненных пока обстоятельствах».

Я сразу же вспомнил о капитане Быкове. Разыскав в кармане пиджака его визитную карточку, набрал указанный там номер. Меня совершенно не смущало, что часы показывали лишь начало восьмого. Доблестный старший опер предупредил, что звонить можно круглосуточно. Впрочем, работа в «убойном отделе» для настоящих ментов означала порой дом, семью и выходные.

Я прижал трубку радиотелефона к уху и стал считать длинные гудки. На двенадцатом раздался щелчок, и я сразу узнал голос Быкова.

– Слушаю вас! – Судя по интонации, капитан, похоже, встал гораздо раньше меня. А может, и вовсе не ложился.

– Здравствуйте, товарищ капитан. Вас беспокоит Владимир Кирсанов из «Цербера». Есть какие-нибудь известия о причине смерти моего шефа? А то журналюги плешь проели своими предположениями. – Я встретился глазами с Липатовым, возникшим в дверном проеме.

Кивком головы дал понять ему, чтобы он сам себя обслужил насчет кофе. Что Витька и сделал, наполнив до краев большую керамическую кружку с изображением собора святого Петра в Риме. Я показал приятелю кулак. Он все понял, отлил треть в мою опустевшую кружку и набросился на миндальное печенье, валявшееся у меня на кухне с неделю.

– Есть новости, – ответил Быков, немного помолчав. – Вы знали о том, что Золину, благодаря не очень сложной операции, не так давно был вживлен аппарат искусственной стимуляции сердца?

– Откуда? Если помните, я вам посоветовал разыскать его историю болезни.

– Да, помню. Теперь о главном: стимулятор-то вчера вечером накрылся…

Быков закашлялся.

– И что из данного факта следует? – спросил я.

– А вот здесь-то начинается детектив! – сообщил капитан. – Либо японская микросхема вырубилась сама по себе, что маловероятно ввиду исключительной надежности кардиостимулятора, который рассчитан на двадцать лет бесперебойной работы и по цене тянет тысяч на двадцать баксов, либо аппарат вывели из строя мощным разрядом. Наш спец утверждает, что теоретически это возможно. Итак, ситуация вырисовывается веселенькая… – хмыкнул Быков. – А у вас не появилось желания рассказать мне про загадочных партнеров, продинамивших ими же заказанный ужин?

– Сожалею, но ничем помочь следствию, увы, не могу. – Я даже развел руками, словно Быков мог меня видеть. – Пообщайтесь на эту тему с кем-нибудь из шефов. Поймите, капитан, я бы и рад быть вам полезным, но на данный момент у меня на самом деле нет ни полномочий, ни подробной информации. Не помню, говорил ли я, но вчера был мой первый рабочий день в качестве начальника охраны, так что я еще как бы стажер. Кстати, через сорок пять минут у меня встреча с первым замом Золина – Такарским. Может, он сообщит что-либо, заслуживающее внимания. А вам спасибо за информацию. Если Золина действительно убрали, возможно, общими усилиями мы все-таки выйдем на след убийц…

– Поживем – увидим, – уклончиво ответил Быков, хотя я сразу отметил теплоту, появившуюся у него в голосе. – Ладно, езжайте к своему Такарскому, и, если появится дополнительная информация… Одним словом, мой телефон у вас есть.

– До свидания. – Я положил трубку.

Сидевший в плетеном кресле Витька постучал ногтем по циферблату наручных часов.

– Сейчас двигаем… – кивнул ему я. – Только еще один звонок исполню!

Я набрал номер своего старого знакомого Олега Руденко, работавшего в главном управлении питерского ГИБДД. К счастью, он еще был дома. Трубку взяла жена. Слышались детские голоса вперемешку с зычным басом старлея – в прошлом моего сослуживца по спецподразделению внутренних войск «Русь».

Татьяна, жена Олега, была лучшей подругой Риты – моей двоюродной сестры. Олег познакомился с Татьяной, когда Ритулька вместе с нею как-то приехала проведать меня в часть. Так что мы с Олегом чуть ли не родственнички.

Красавец-сибиряк Олег Руденко, высокий и ладный, настолько запал Татьяне в душу, что она быстренько женила его на себе. Бесстрашный спецназовец-сверхсрочник стал одновременно верным мужем своей жены, жителем северной российской столицы и курсантом Высшей школы милиции.

Тут не обошлось без тестя – Татьянин папаша преподавал в этом солидном учебном заведении. Так мой героический коллега сначала получил звание лейтенанта, а затем был направлен в «Клондайк», то есть в управление. В свои тридцать Олег, или Рудик, как называли его свои ребята, жил в собственном доме у Таллинского шоссе, имел дачу под Выборгом, новую «девятку», пятилетний «пассат», небольшое брюшко и двух пятилетних белобрысых дочек-близняшек.

– Привет, хозяюшка! – традиционно поздоровался я с его женой. – Супружник дома?

– В коридоре, собирается выходить, – сообщила Татьяна. – Позвать? Оле-ег… Иди, тебя Володька Кирсанов…

– Не Володька, а Кирсанов Владимир Николаевич, – поправил я Таньку.

– Скажите пожалуйста, какие мы важные! – услышал я в ответ. – На… – Она протянула трубку мужу. – Только не опаздывай, как вчера.

– Хватит пилить, пила! – проворчал Олег. – Привет, Вовик! Как дела? Опять права отобрали или так просто звонишь, проведать?

– Ни то ни другое! – Времени на треп у меня и, видимо, у старшего лейтенанта было мало, так что я сразу взял быка Руденко за рога. – У меня к тебе просьба…

– Неужели? – ничуть не удивился он. – Выкладывай…

– Вчера примерно в девять вечера на мосту Лейтенанта Шмидта произошло дорожно-транспортное происшествие. «Запорожец» подрихтовал шестисотый «мерс» одного крутого. Мне нужны адреса участников происшествия и копия протокола. Сможешь устроить?

– Ты, старшина, опять пинкертонишь? – рассмеялся Олег. – Или на «быков» переключился?

Не до шуток, старик. Говори сразу – да или нет. – Липатов в полной боевой готовности торчал за моей спиной, демонстративно позвякивая ключами от своей служебной «Волги» – пора отчаливать.

– Не обещаю… – процедил старлей любимую фразу всех взяточников. – Но посмотрю, что можно сделать. Позвони после обеда. Если достану, с тебя бутылка!

Послышалось недовольное ворчание Таньки. Ясное дело – ей эти бутылки давно поперек горла стоят.

– Постарайся, позарез нужно! Пока.

Я положил трубку, раздавил в пепельнице окурок и вышел в прихожую. Подхватив с полки у зеркала барсетку с мобильником и документами, вслед за Липатовым вывалился на лестничную площадку.

Глава 17.
Новые сведения.

Спустя сорок минут я уже был на фирме и сидел в мягком кресле, уставившись на вице-президента с умным лицом.

– Ну как тебе наша комната отдыха? – спросил Такарский.

– Неплохое гнездышко! Прямо пещера Али-Бабы и сорока разбойников. А главное – прохладно. Жара на улице – тухлая!

– Разбойников-то всего двое – ты и я! – сострил Сергей Сергеевич и подошел к бару, встроенному в стену, обшитую дубовыми панелями.

Рядом с баром, на деревянной подставке, стоял телевизор «Сони» чуть слышно журчал кондиционер. Слегка колыхались тяжелые зеленые портьеры на окнах. В воздухе витал еле уловимый запах мятного освежителя, смешанный с терпким ароматом дорогого табака.

– Что будем пить? – Такарский распахнул дверцу бара и оглянулся. – Виски с содовой, джин с тоником?

– Мне все равно. Я за компанию…

Достав сигареты из внутреннего кармана пиджака, я закурил. Вице-президент плеснул граммов по пятьдесят виски в два высоких узких стакана из бутылки «Джонни Уокер» с черной наклейкой. Разбирается, подумал я, а вслух сказал:

– Мне содовой побольше, а виски поменьше. Он кивнул.

Я молча наблюдал за ним. Спокойные, уверенные движения, невозмутимое выражение лица говорили о его самообладании, если не о полном спокойствии. Он сел напротив меня, поставил стаканы с виски на журнальный столик и, откинувшись на спинку кресла, тяжело вздохнул. И тут я заметил синие круги под глазами вице-президента. Не спал, должно быть! Значит, все же переживает…

– Есть что-либо новое? Что показало вскрытие? – Такарский посмотрел на меня в упор и отпил большой глоток виски.

Я пересказал вице-президенту мой разговор с капитаном и добавил:

– Оба варианта вероятны и практически недоказуемы. Если это спланированное убийство, то любой человек, находившийся достаточно близко к Золину, мог применить электрошокер, нейтрализующий действие кардиостимулятора. Я час назад позвонил моему приятелю из автоинспекции, и он обещал к обеду предоставить информацию о вчерашней аварии на мосту Шмидта. Я просил дать координаты владельца «Запорожца». Это важно. Его надо прощупать и серьезно прокачать на предмет подставы. Если же выяснится, что никакого ДТП вообще не было, – я взглянул на Такарского, – тогда вам придется несколько изменить концепцию работы нашей охранной службы…

– Будем надеяться, что авария все-таки имела место и не входила в заранее расписанный сценарий вчерашнего вечера. – Хозяин кабинета отхлебнул виски, задумался. Его холодные глаза, казалось, смотрели сквозь меня.

Я молчал. Он пожевал губами, потом сложил их в трубочку, покачал головой и сказал:

– А ведь история получается весьма занятная… Тот, кого мы ждали в «Манхэттене», нашелся спустя три часа после того, как мы с Аллой уехали из ресторана. Нашелся и поведал нечто весьма любопытное. Опаздывая, он не стал дожидаться гаишников, оставил на мосту своего телохранителя вместе с «мерседесом», а сам пересел на левака, – «Жигули» не то шестой, не то одиннадцатой модели. По дороге шофер вдруг сворачивает в пустынный переулок: говорит, что у него, мол, лопнуло колесо, надо заменить. Мурманский гость выходит из машины чуток размяться. Что было потом – не помнит. Отключился… А когда пришел в себя, обнаружил, что валяется в каком-то грязном подвале, в одних трусах, с дикой болью в затылке. Ни тебе «дипломата» с деньгами и документами, ни костюма, ни часов – ничего, только трусы! Кое-как он поднимается на ноги, выбирается на пустынную улицу и снова теряет сознание. На его счастье, мимо проезжала «скорая», которая подобрала его и отвезла в больницу, где он до сих пор и пребывает с черепно-мозговой травмой средней степени тяжести. Мурманский гость помнит, что «Жигули» были красные и что водитель – молодой рыжий парень с разбитыми руками, как у каратистов. Что скажешь?



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22

Поделиться ссылкой на выделенное