Валерий Горшков.

Контрольный выстрел

(страница 3 из 22)

скачать книгу бесплатно

«Это уж точно», – подумал я, но промолчал. Мой сосед по лестничной клетке в ментовке работает. Кое-чем со мной делится. Пару недель назад генеральный директор «Запсибнефти», ратовавший за строительство нефтепровода до Питера, подкатил на лимузине к ресторану «Полярный», и по нему пальнули из гранатомета. Так что транспортировка нефти через латвийскую трубу будет продолжаться во благо независимой Латвии, но в ущерб России.

Глава 8.
Вторичное знакомство с Алексом Кайро.

Дорога до Морского торгового порта не заняла много времени. Я позвонил Алексу с мобильника и предупредил о своем приезде. В общих чертах обозначил наши задачи.

Когда я подъехал к проходной, он уже ждал меня возле ворот.

Без лишних разговоров открыл правую дверь моего «порше», плюхнулся рядом со мной на сиденье и велел ехать вперед.

– Унес ноги этот подонок. Я его даже не зацепил, – вместо приветствия угрюмо сообщил он. – Теперь наверняка хазу сменит. – После некоторого молчания Алекс вдруг сказал: – Не хочу тебя обидеть, но как ты получил эту работу? Блат?

В голосе матерого охранника не прозвучало и намека на подколку. Он спросил – я ответил. Упомянул про стажировку в Штатах.

Алекс выслушал информацию без эмоций и комментариев.

– Как думаешь, подойду? – спросил я немного погодя, не без иронии в голосе. – А что, если Такарский сделал пробный ход, а завтра разжалует в рядовые?

– Подойдешь – не подойдешь… – Алекс с безразличием пожал плечами. – Главное, чтобы польза была! Если говорить начистоту, я думал, что после убийства Гриши Такарский поставит меня на его место!

– Бывает! – усмехнулся я, давя на тормоз и останавливая «порше» возле бензозаправки. – Жди теперь, когда меня убьют!

– А ты востер! – хмыкнул Алекс. – Может, по пивку? В глотке, как в пустыне…

– Нет, но я жрать хочу. Составишь компанию? Здесь… – я кивнул на кафе рядом с заправкой, – …вполне прилично кормят. И недорого. Пару раз заправлялся, так что проверено.

– Принимается!

В кафе оказалось на удивление немноголюдно. Мы взяли по салату, жареную курицу с рисом и сели за свободный столик недалеко от входа. Алекс взял кружку пива.

Я рассказал ему о моей беседе с Такарским. Он внимательно меня выслушал.

– Все понятно, – заметил Кайро, отхлебывая из кружки. – Раз в два месяца натянутые отношения стабилизируются по весьма стандартной схеме. Обычная «коробочка», и все дела…

– И нет проблем?

– Смотря что называть проблемой, – ответил Алекс, закуривая. – Сколько на твоих?

– Опаздываем, что ли?

Да нет! Между прочим, Гриша, твой предшественник, получил четыре пули в грудь, прежде чем я и телохранители завалили киллера, стрелявшего в него. Представляешь, подходим, смотрим – а он совсем юнец безусый… Киллер, называется… Во времена пришли! Молоко на губах не обсохло, а уже в бойню…

– А мне преподнесли несколько иную версию гибели вашего бывшего шефа секьюрити.

– Не знаю, что там тебе преподнесли, но Григорий оказался героем – закрыл собой Золина.

Кстати, Такарский уже вручил тебе служебный джип?

– Завтра получу ключи и техпаспорт.

– «Фронтера» – это класс!

Мы расстались с Алексом до вечера. По дороге домой я все же заглянул в офис. Кристина сообщила, что Алла Леонидовна звонила из косметического салона и просила передать, что она будет у «Манхэттена» без четверти восемь.

Женщину заслонить собой – еще куда ни шло! Тут возможны варианты. Но Такарского? Кстати, зачем он загнал мне дезу про гибель бывшего начальника службы безопасности? Я терялся в догадках.

Глава 9.
Клуб «Манхэттен».

Клуб «Манхэттен» – респектабельное заведение для всех, кто способен заплатить триста баксов за вход, – расположен в парке Александрино на южной окраине Питера.

К моменту, когда черный бронированный «мерседес» подрулил к главному входу, вся территория уже часа три как находилась под пристальным наблюдением ребят Алекса. Они сидели в трех автомашинах с тонированными стеклами, откуда просматривались все подходы к «Манхэттену». Войти в клуб и выйти незамеченным было нереально, если не принимать, конечно, в расчет подземные коммуникации.

На меня и телохранителей возлагалась ответственность за так называемый «первый уровень безопасности» – то есть ареал с радиусом десять – пятнадцать метров вокруг каждого из шефов.

При мне была восемнадцатизарядная «гюрза» и портативная рация. Я постоянно держал связь с группой Кайро, расположившейся по периметру здания.

Напялить под рубашку легкий бронежилет я решил лишь в последний момент. Внешне держался спокойно, как того и требовала ситуация, но все же чувствовал легкий мандраж. «Спокойно, Кирсанов!» – приказывал я себе. Волнение оправданно. Первое серьезное задание на новом месте…

«Мерседес» президента притормозил у широких гранитных ступеней ночного клуба. Мгновенно раскрылась правая передняя дверца. На тротуар пружинисто выпрыгнул крепкий парень в черном костюме. Распахнул перед главой фирмы «Цербера» заднюю дверь и встал навытяжку.

Михаил Александрович Золин – я, кстати, его видел впервые – оказался моложавым мужчиной лет сорока пяти. На мой взгляд, он выглядел так, как и положено бизнесмену, у которого личный капитал исчисляется явно не одним миллионом долларов.

Окинув взглядом охрану, он сразу подошел ко мне, словно мы были уже давно знакомы.

– Добрый вечер, Владимир Николаевич! – Президент протянул руку. Я пожал ее. – Ваш послужной список впечатляет. Рад, что мы вместе. Как обстановка?

– Все нормально, Михаил Александрович. Пока никого нет, вы первый, – ответил я.

– А вот и Алла Леонидовна! – Золин расплылся в улыбке.

К подъезду подкатила серая «тойота».

– Всем привет! – с наигранной беспечностью произнесла Лебедева, выходя из машины. В черном вечернем платье она выглядела весьма эффектно. Кинув взгляд в мою сторону, добавила: – Володя, добрый вечер! Ваше присутствие вызывает чувство уверенности и защищенности.

– Рад стараться! – Я картинно склонил голову и прижал правую ладонь к сердцу.

– Аллочка, прошу! – Золин подал ей руку.

– Вы, Михаил Александрович, мой единственный верный рыцарь! – Она положила ладонь ему на плечо, но при этом как-то заговорщически улыбнулась мне.

Золин и Лебедева прекрасно смотрелись вместе. Они неторопливо поднимались по широким мраморным ступеням. Справа и слева шагали телохранители.

Глядя на ребят, я сознавал, что мое чуткое руководство им не требуется – они не хуже меня знали, что делать. И все-таки я был начеку.

Через пару минут прикатил Такарский. Кивнув мне, он взбежал по ступеням и энергичной походкой направился в зал ресторана. Услужливый метрдотель в смокинге и в лакированных штиблетах проводил его до столика. О том, что все уже оплачено гостями из Мурманска, он сообщил гостям немедленно.

Телохранители расположились за соседним столиком. Я – с ними.

Метрдотель и старший официант подошли ко мне с вопросом, не предложить ли гостям аперитив. Неужто за главного принимают? Я кивнул.

Было начало девятого. Мурманчане опаздывали.

Глава 10.
Незаконченный ужин.

Я растерялся. Если инициаторы встречи не появятся в течение десяти минут, придется слегка скорректировать программу. Надо предупредить Кайро. Неужели кидок? А если засада на выезде? Пронзительная трель сотового телефона Такарского заставила меня напрячься.

– Володя, – окликнул он меня через минуту. Я подошел.

– Звонил представитель Мурманска. Его машина на мосту Лейтенанта Шмидта. Какой-то недотепа на «Запорожце» не успел затормозить и въехал ей прямо в задницу. Ну прямо как в анекдоте!

– Этого еще не хватало… – поглядывая на часы, пробормотал Золин. – Что будем делать?

– Он, естественно, извинился, – добавил Татарский. – Пояснил, что водителя и машину оставляет на ментов, сам доберется сюда на такси. Просил подождать еще пятнадцать минут, а ужин начинать без него.

Вот и прекрасно! Я хочу есть, – заявила Лебедева и жестом подозвала официанта. – Молодой человек, мне, пожалуйста, «Перье» негазированную и салат из огурцов с помидорами. – Она капризно передернула плечами. – Я на диете. А мяса я уже лет десять как не ем.

– Сию минуту, – с готовностью отозвался длинный, как жердь, официант и испарился так же стремительно, как и подскочил.

На эстраду в дальнем конце зала поодиночке стали выходить музыканты. Вслед за ними вальяжно вывалился популярный в обеих столицах певец, исполняющий старинные романсы. За столиком у окна щелкнул пальцами седовласый господин восточной наружности. К нему тут же подскочил метрдотель.

– Начинается! – хмыкнула Алла. – Концерт по заявкам гостей с Кавказа и их подружек. Прямо как в советские годы!

Через минуту певец, убрав в нагрудный кармашек косоворотки банкноту, заблажил про «очи черные».

Я понял, что подписание договора сегодня не состоится, и мне стало не по себе. Что-то тут не так! Если кому-то захочется хлопнуть кого-то из шефов «Цербера» – сделать это легче всего на выходе. И если стрелок окажется снайпером, обладающий винтовкой с лазерным прицелом ночного видения, то помешать осуществлению его замысла, как это ни прискорбно, будет очень сложно. Пять метров плюс ступеньки мраморного марша до двери «мерса» – многовато.

Секунду подумав, я связался по рации с Алексом.

– Костел святого Альберта знаешь?

– Ну!

– Шпиль видишь?

– Уже сделано, начальник. Человек наверху. Сообщает, что кругом тишь да гладь…

– Тогда все! – Я вздохнул и взглянул на часы.

– Думаю, у Мурманска к Петербургу пропал всякий интерес, – произнес Золин. – Не пора ли нам восвояси? Вы как, Сергей Сергеевич!

– Целиком и полностью «за»! Владимир! – Такарский обернулся ко мне: – На будущее схема такая: тот, кто приглашает, встречает гостей стоя… Ясно? А то, понимаешь, явились и сидим, как халявные лохи…

– Не заводись, Сергей! Всякое случается… – Золин вдруг развел руками, поднялся из-за стола и вдруг вскрикнул: – Ой! Спина… Больно! – Он прижал ладони к горлу, стал хватать ртом воздух, а потом повалился на стол.

Глава 11.
У Алекса все чисто.

Алла Леонидовна пронзительно взвизгнула, выскочила из-за стола, и к ней тут же бросился телохранитель. Сграбастав ошарашенную женщину в охапку, он бросился вместе с ней на пол. На Такарского обрушился всей своей могучей массой его личный телохранитель Борис.

Игорь Бойков, телохранитель президента, посадив обмякшего шефа в кресло, старался нащупать пульс.

Подчиняясь рефлексам, заложенным на многочисленных тренировках, я выхватил пистолет из-под пиджака и, плюхнувшись у стены на колено, сжал рукоять в вытянутых руках.

В ресторанном зале продолжали пить, есть, веселиться, обсуждать деловые и любовные проблемы, но завсегдатаи насторожились, озабоченно прикидывая, не начнется ли перекрестная стрельба. Несколько парней крепкого телосложения сделали то, что и должны были сделать, – прикрыли своих боссов и выхватили оружие.

Я метнулся к Игорю Бойкову, оттеснив его, повернул Золина лицом к себе и отшатнулся. Президент был безнадежно мертв – его широко раскрытые глаза взирали на меня почти с детским удивлением. Оскал фарфоровых зубов и вывалившийся фиолетовый язык сделали лицо неузнаваемым.

– Ни единой царапины, – произнес Бойков чересчур уж спокойно. – Я уже посмотрел…

– Инфаркт, что ли? – с недоверием спросил я. – Не может быть!!!

– Я не врач, не знаю. Вскрытие покажет… Странная смерть, конечно. Я с ним уже полгода, и он ни разу не жаловался на здоровье.

Подошел главный администратор ресторана, взглянул и отвернулся.

– Я вызвал «скорую» и милицию. Сейчас будут, – сообщил он сдержанным тоном и сделал знак музыкантам.

Те мгновенно оценили ситуацию, и спустя минуту зазвучала мелодия «Опавшие листья».

Жизнь, однако, продолжается, подумал я и включил рацию.

– Алекс, это я, Кирсанов.

– У меня все чисто. А что у вас? – раздался его, показавшийся мне чересчур уж спортивно-бодрым, голос.

– А у нас здесь Золин скончался…

– Да ты что?!.

– Двигай сюда! Сейчас менты заявятся…

Я убрал рацию в карман, пистолет – в кобуру, достал сигарету, прикурил, затянулся… Первый день на службе, и сразу покойник! Ну и ну!… Все под Богом ходим, конечно… Служба безопасности, называется… Ха-ха! Правильно пел Высоцкий… «В гости к Богу не бывает опозданий…»

Я обвел взглядом стол с закусками. Если бы Золин хоть что-нибудь съел, я бы подумал, что его отравили… Но он к еде не притронулся!

– Алла, поставь бутылку! – раздался за моей спиной визгливый голос Такарского.

– Пошел к черту! Мне хочется напиться, – произнесла она утробным, совершенно не своим голосом.

Я оглянулся. Вице-президент корпорации «Цербер» госпожа Лебедева дрожащей рукой налила в фужер водки, осушила его одним махом и стала наливать следующий. А говорила, что пьет только «Перье»…

Глава 12.
Капитан Быков.

Милиция не заставила себя долго ждать. После того как были сняты показания очевидцев скоропостижной смерти президента известной в Питере фирмы «Цербер», капитан Быков, возглавлявший группу из «убойного отдела» ГУВД, отвел меня в сторонку и спросил прямо в лоб:

– Какие соображения, начальник?

– Думаю, сердцу Золина захотелось покоя. К еде не притрагивался, особо не нервничал – приехал в отличном расположении духа. Инфаркт, должно быть… На историю болезни, разумеется, не лишне взглянуть. У меня был друг, вместе росли. Лечили его от легких, а умер от аневризмы аорты. Вдова хотела врачей притянуть, но историю болезни не нашли! А муж ее был, между прочим, заслуженным гэбистом в свои сорок. Так что… Впрочем, вы все это лучше меня знаете.

– Все мы кое-чего знаем, но, как правило, утаиваем. А если допустить, что Золина убрали?..

– Каким это образом? – усмехнулся я.

Мало ли каким… Наука, к вашему сведению, не стоит на месте…

– Про науку наслышаны, кое-что почитываем, – не остался я в долгу. – Пистолет с глушителем, снайперская винтовка с оптическим прицелом, нож для колки льда, синтетический порошок, похищенный из лаборатории жадным до больших баксов ученым, полгода не получавшим к тому же зарплаты, игла, пропитанная ядом кураре, да мало ли…

Быков откашлялся, пожевал фильтр сигареты.

– Шутки шутками, а, судя по антуражу, ваши боссы ждали к ужину каких-то крупных гостей?

– Ждали, – сказал я. – Точнее, моих боссов пригласили в гости.

– Кто? – Капитан пристально посмотрел на меня.

Я неопределенно пожал плечами:

– Почему бы вам не задать этот вопрос кому-либо из здравствующих хозяев «Цербера». Например, господину Такарскому.

– Понимаю, – вздохнул старший опер. – Коммерческая тайна и все такое. Но почему те, кто зазвал ваших шефов в гости, до сих пор не появились? Вам не кажется это странным?

– Кажется! – Я опять пожал плечами. – Но этот вопрос по идее должен вам задать я.

– Что ж, нечто подобное я и ожидал от вас услышать, Владимир Николаевич. – Быков улыбнулся. – Но если надумаете сообщить какие-либо подробности, вот мой номер телефона. – Опер сунул руку в нагрудный карман, достал визитку. – Если же, напротив, вы мне понадобитесь, я вас разыщу.

Оперативник повернулся и зашагал к эксперту-криминалисту, упаковывавшему в свой чемоданчик образцы напитков и блюд, представленных на столике.

Лебедева сидела на стуле и смотрела на меня волком. Потом взяла со стола мельхиоровый нож и, смотрясь в лезвие, словно в зеркальце, провела яркой помадой по губам. Она была пьяна. С иссиня-черными волосами, бледная как смерть, разом постаревшая лет на десять, с красным ртом, Алла напоминала мне мима Марселя Марсо.

Я перехватил взгляд Такарского и подошел к нему.

– О чем тебя расспрашивал капитан? – поинтересовался вице-президент.

– Хотел, чтобы я назвал имя человека, которого вы ждали к ужину. Но я ответил, что с таким вопросом лучше всего обращаться к вам.

Такарский кивнул. Покосившись на Лебедеву, он перевел взгляд на носилки, куда люди в серо-голубых халатах только что положили тело Золина, и сказал:

– Сейчас все уедут, и можешь быть свободен. Завтра в восемь тридцать жду тебя у себя в кабинете. Есть разговор…

Он кивнул телохранителям. Те, поддерживая под руки вот-вот готовую рухнуть Аллу Леонидовну, направились к выходу.

– До завтра! – бросил вполголоса Такарский и зашагал за ними.

– Ну и что ты по всему этому думаешь?

Я обернулся. Сзади стоял Алекс Кайро в темных очках, в черной рубашке и черных брюках.

– Опер в курсе, что наши ждали кого-то важного, кто так и не приехал, – сухо произнес я, поглядывая на часы. – Ты своих отпустил?

– Сразу после приезда ментов. Кстати, из клуба никто не выходил.

Кайро провел ладонью по своей шевелюре, прошелся пятерней, как скребком, по щетинистому квадратному подбородку.

– Нужно выяснить все, что возможно, про аварию на мосту Лейтенанта Шмидта, – первым нарушил я паузу.

– Если она была вообще, эта авария, – отозвался Кайро.

Глава 13.
Обмен мнениями.

«Волгу» Витьки Липатова я увидел сразу, как только въехал во двор своего дома. Мать честная! Забыл… Из головы вон вылетели наши с ним посиделки… Я взглянул на часы на приборной панели своего «порше». Было без четверти двенадцать. Липатов, мой дружище бесценный!

Заглушив мотор, я вышел из машины и направился к «Волге». Под ее днищем на промасленном халате лежал Витька. У него на брюхе стояла тусклая двенадцативольтовая переносная лампа.

– Загораем? – постучал я по крышке капота.

Липатов выполз из-под машины, принял подобающее человеку вертикальное положение, не спеша обтер куском ветоши грязные руки и молча ткнул указательным пальцем в циферблат наручных часов.

– Извини, дорогой, задержался. Работу, надо сказать, ты мне устроил классную, ничего не скажешь! Что с тачкой?

Как обычно, фильтры! – отмахнулся Витька. – До тебя доехал, а назад – не заводится. Только сейчас закончил. – Он нагнулся, сграбастал халат вместе с инструментами, переносной лампой, мотком изоленты и отнес в багажник. – Не машина, а пылесос какой-то! Черт бы ее побрал! Давай капитально посидим и отдохнем. Я завтра выходной.

– Давай! – вякнул я без особого энтузиазма. – Хотя мне в ближайшее время выходной явно не светит…

– Ты чего, Кирсан, заболел? Смурной такой!

– Нет, с чего ты взял. Пошли возьмем водки. Надо снять стресс и помянуть нашего с тобой президента.

У Липатова глаза стали квадратными.

– Мишку Золина? – выпалил он на выдохе, не меняя выражения лица. – Это что же… Большой Папа ласты склеил? Когда?

– Совсем недавно. Труп, наверное, еще не совсем остыл. Михаил Александрович Золин скоропостижно скончался прямо на моих глазах.

– Да ты что! Рассказывай! – заорал Витька.

Я обстоятельно, со всеми подробностями, доложил, как было дело.

– Замочили!!! – гаркнул Липатов и взмахнул руками, как крыльями. – Как пить дать замочили! Мужик здоровый как бык! А что менты?

– Менты безмолвствуют! – Я пожал плечами и тяжело вздохнул. – Завтра позвоню капитану. Узнаю про результаты вскрытия. Хотят оставить нас с тобой без зарплаты, представляешь?

– Свинство! – подытожил Витька, закрывая на ключ двери служебной «Волги».

– Ладно, пойдем выпьем. Вот только машину в гараж загоню. Ты где собираешься ночевать? У меня? Учти – завтра встаю в шесть тридцать.

– Посмотрим, как карта ляжет! – засмеялся Липатов. – Если градус пойдет хорошо, останусь у тебя. Нет – поеду домой. Хотя мосты к тому времени уже разведут! – подвел итог своим рассуждениям мой закадычный приятель.

Вскоре мы не спеша топали к ночному гастроному.

– Слушай, Витек, почему ты не сказал мне, что прежнего шефа охраны расстрелял киллер? – спросил я, закуривая, наверное, тридцатую за сегодняшний день сигарету. – Другом еще называешься!…

– Потому что впервые это слышу, – чуть помедлив, ответил Липатов. – С чего ты взял, что его расстреляли?

– Сначала секретарша Кристина сказала, потом сам Такарский. Только этот хитрый лис почему-то юлил как уж. Будто бы мой предшественник погиб при невыясненных обстоятельствах в нерабочее время… Скорее всего, бывший коммуняка Сергей Сергеевич поостерегся говорить правду: а вдруг я испугаюсь и укачу на озеро ловить лещей? Правда, спустя пару часов Алекс Кайро расставил все точки над "i".

Липатов засмеялся:

– Знаешь, Кирсан, иногда мне кажется, что там, где появляешься ты, того и жди на свою жопу приключений. Разве не так?

– Скажешь тоже!

Глава 14.
«Скинхеды»

Мы свернули за угол. Круглосуточный магазин сверкал огнями. Неподалеку топтались какие-то бритоголовые субъекты. Они то и дело озирались по сторонам и гоготали.

Всякий раз, когда я встречаю на улицах ночного Питера таких приблатненных субчиков, после третьей бутылки пива воображающих, будто они Шварценеггеры, я вспоминаю армию, своих сослуживцев и наше спецподразделение. У нас из гонористых дворовых шпанят отцы-командиры в считанные дни делали настоящих парней.

Когда мы переходили улицу, у магазина остановился малолитражный «форд». Из машины вышла темноволосая девушка в черной кофточке и белой юбке с разрезом. Четверка бритоголовых мгновенно оживилась. Тот, что постарше, что-то шепнул дружкам, и они, окружив девушку, стали теснить ее к арке соседнего дома.

– Сейчас что-то будет, – бормотнул Липатов, – а у меня контактные линзы…

– А у меня с утра руки чешутся… И этих «скинхедов» я сейчас отмудохаю!

Один из бритоголовых вырвал из рук девушки сумочку и достал ключи от машины. Остальные заржали, схватили девчонку под руки и, улюлюкая, поволокли ее назад, к машине.

– Э-эй, пионеры, куда это вы мою сестру тащите? – заорал я и бросился наперерез. – Задержитесь на минутку, отличники!

В несколько прыжков я настиг идейного вдохновителя «нехороших» юнцов, схватил его за руку и заломил ее за спину. Он попытался лягнуть меня в пах.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22

Поделиться ссылкой на выделенное