Валерий Горшков.

Личный выбор

(страница 1 из 31)

скачать книгу бесплатно

Герои и персонажи в романе вымышлены. Совпадения с реальными лицами и событиями случайны.


Пролог

Джип с охраной внезапно воспарил над землей и тяжело рухнул вниз. По нему из придорожных кустов сразу же ударили два ручных гранатомета.

Бронированный «ЗИЛ» после прямого попадания в него противотанковой ракеты разлетелся, как картонная коробка.

Все содержимое машины, включая пассажира и водителя, разлетелось по воздуху в виде различных элементарных конструкций – костей, рук, погон, ног, фуражек, голов…

Причем уже на приличной высоте от земли оторванная генеральская рука шлепнула по оторванной же голове шофера вроде как за его нерадивость…

Генерал Зайцев, третий человек в ФСБ, выключил видеоплеер. Уже десятки раз он наблюдал эту жуткую картину гибели своего заместителя вместе с его охраной, восстановленную доками-компьютерщиками. Те утверждали, что их видеоверсия точна, по крайней мере, на девяносто процентов.

Но Зайцев им не очень доверял. Особенно генерала смущала пощечина в воздухе своего зама его шоферу – он расценивал это как пошлую шутку циников-компьютерщиков, но раз за разом включал видеоплеер и внимательно вглядывался в каждую деталь.

Сама по себе картина расстрела кортежа не позволяла сделать каких-либо очевидных выводов ни о заказчиках, ни об исполнителях этой неслыханной по наглости акции даже такому серьезному профессионалу, как генерал Зайцев. Тем не менее версия, основанная на его личных соображениях, у него имелась, и он опять и опять пытался найти ей подтверждение в каком-либо малозаметном нюансе на мониторе.

Но сейчас уже было не до того. Не оставалось даже времени продумать, чтобы подобная ситуация не могла повториться. Надо было ехать на аудиенцию к Самому, а опаздывать к нему не полагалось.

А тут еще телефонный звонок по «вертушке», остановивший Зайцева буквально на пороге кабинета и продержавший целых семь минут. Главный, вторую неделю гриппующий на своей даче, то и дело сбиваясь на судорожный кашель, хриплым голосом давал последние инструкции перед труднейшим годовым докладом Верховному главнокомандующему, целиком посвященным громким заказным убийствам. А если точнее – их раскрытию.

Впервые высочайшая честь озвучить кое-как сверстанный аналитиками доклад была поручена ему, генерал-лейтенанту Зайцеву, недавно назначенному вторым заместителем директора Федеральной службы безопасности.

Первый зам, уже успевший в кругах небожителей в погонах получить прозвище Фигаро, как назло, снова находился за океаном, в Лэнгли, по приглашению американской стороны, знакомясь с логовом заклятого врага…

Понятное дело, Зайцев сильно нервничал, но успокоить душу даже глотком коньяка не рискнул – из-за запаха. Никаких таблеток он вообще не употреблял. Оставалось одно проверенное средство – секс.

Казалось, на него-то времени как раз вообще не оставалось. Но, слава богу, в его бронированном «ЗИЛе» есть просторное заднее сиденье, отделенное от шофера темным стеклом.

Он сделал соответствующее распоряжение по внутренней связи.

После чего, набросив форменный плащ на плечи и подхватив чемоданчик с секретным донесением, Аркадий Иванович выскочил в просторный коридор пятого этажа здания на Лубянке и, сопровождаемый как из-под земли выросшими по обе стороны его коренастой фигуры телохранителями, быстрым шагом направился к лифту, чья просторная кабинка с открытыми дверями уже дожидалась в холле.

В полном молчании все трое спустились вниз и, не обращая внимания на привычно козырнувшего дежурного полковника у массивных дубовых дверей, через главный вход покинули здание на Лубянке, тут же оказавшись в теплом чреве двух поджидающих снаружи автомобилей. Генерал, как всегда, разместился на заднем сиденье черного бронированного «ЗИЛа», где уже находилась Леночка, а охрана – в сопровождающем его джипе «Мерседесе».

Тронулись, привычно включив мигалки и почти сразу набрав крейсерскую для городской черты скорость…

До загородной резиденции Самого, находящегося в окружении челяди, охраны и дивных вековых сосен, путь предстоял не близкий.

Зайцев, нахмурившись, взглянул на наручные часы – золотой «Ролекс».

– Володя, мы должны быть вовремя. Так что думай, как и что… – властно произнес генерал, обращаясь к сидящему за рулем «членовоза» водителю – стройному холеному парню лет тридцати, при необходимости способному на множество всяких подвигов.

– Не волнуйтесь, Аркадий Иванович, сейчас за город выберемся, а там – долетим как ласточки, – уверенно отозвался капитан, чуть улыбнувшись. – Не в первый раз!

– Ну-ну… – бесцветно буркнул в ответ комитетчик, не обращая пока никакого внимания на сопровождающую его юную женщину, указательным пальцем поправил съехавшие на кончик носа дымчатые очки и, положив на колени несгораемый «дипломат» с докумен-тами, вскрыл оба цифровых замка.

Достал лишь один лист, с последним секретным донесением, полученным из Северной столицы по факсу буквально за полчаса до разговора с Главным. Возможно, именно данная бумажка поможет хоть как-то сгладить несладкую картину с общим положением дел по раскрытию «заказников»…

Пожалуй, это уже что-то!

В донесении доверенного лица, покуда не официальном, сообщалось о поимке питерскими спецами одного из самых таинственных киллеров в новейшей истории России, некоего Ворона, с филигранной чистотой исполнявшего всякую мразь, в том числе и известнейших воровских авторитетов Северо-Запада. Согласно оперативным сведениям МВД, общее число положенных им жмуриков приближалось к тридцати…

Не слабо. За такого крутого мочилу Сам, пожалуй, закроет глаза на общий, более чем смехотворный процент раскрываемости резонансных преступлений…

Особенно если президенту прозрачно намекнуть, что, мол, именно этот самый Ворон подозревается в исполнении нескольких особо шумных заказух, в том числе и набивших оскомину ликвидаций журналиста Березкина и бизнесмена Квадришвили.

Да, так генерал и сделает! Главное – до поры успокоить Самого, обнадежить, показать видимость работы… А там – как карта ляжет…

Любопытно, почему местный, питерский, УФСБ до сих пор официально не сообщил о задержании этого профи? Маловероятно, что его источник на Литейном рискнул сбросить генералу непроверенную информацию… Может, у питерцев какие-то свои тайные планы в отношении этого Ворона? В таких делах следует ждать любых сюрпризов…

Еще раз пробежав глазами докладную, Аркадий Иванович убрал ее в «дипломат», закрыл замки и положил чемоданчик рядом с собой на сиденье.

Теперь он внимательно посмотрел на Леночку тем особым взглядом, который она хорошо изучила за последние три года службы с генералом.

Лейтенант Линько тут же безропотно легла на широкое сиденье «членовоза» и послушно раздвинула свои стройные, хотя и слегка полноватые ноги. Под платьем у нее уже, точнее заранее, ничего не было.

Нельзя сказать, что юная женщина только по принуждению – в силу служебной зависимости – отдавалась немолодому уже мужчине. Дело в том, что генерал Зайцев с годами пристрастился к оральному сексу, достигнув в нем определенных вершин. Вот и сейчас, обняв женщину за бедра, он стал расчетливо, с нарастающим эффектом обрабатывать языком ее гениталии.

Та блаженно постанывала, в рваном ритме вздымая и опуская широкоформатный бюст и испытывая при этом лишь некоторый дискомфорт от того, что партнер никак не реагировал на ее пылающую грудь.

Но генерал действовал по собственной, отработанной годами технологии, согласно своим чувственным предпочтениям, и усердно рихтовал шершавыми ладонями тоже вполне достойный повышенного внимания зад лейтенанта Елены Линько.

И из души генерала Зайцева постепенно исчезли мучившие его проблемы – плохо подготовленный доклад президенту, убийство заместителя, загадочный киллер по прозвищу Ворон…

Слякотная осенняя Москва осталась далеко позади, и кортеж генерала резво летел по Дмитровскому шоссе, нагоняя истраченное на внеплановый телефонный разговор время.

До правительственной резиденции «Тополь» оставалось еще километров двадцать, когда кортеж, свернув с трассы на примыкающую дорогу, вдруг наткнулся на неожиданную преграду.

– Что за черт? – тихо выругался водитель, резко сбавляя скорость после очередного крутого поворота, когда не слишком широкая дорога, обогнув лесистый холм, плавно уходила влево. – Только этого нам еще не хватало… Похоже, придется делать крюк и ехать в объезд, товарищ генерал-лейтенант. Теперь точно опоздаем, минимум минут на десять.

Но генерал решительно не мог оторваться от своего занятия и никак не отреагировал на сообщение капитана.

Между тем посреди дороги стояла фура с поднятой кабиной, рядом с которой суетились, махая руками, двое всклокоченных дальнобойщиков – толстый и тонкий. Со стороны это выглядело вполне безобидно – у выехавшего с примыкающей дороги грузовика вдруг заглох двигатель.

Но водитель «ЗИЛа» уже засек в зеркале заднего вида, как метрах в пятидесяти за дернувшимся было на разворот джипом с охраной нагло выполз из леса на дорогу еще один грузовик, на сей раз самосвал, под завязку груженный щебнем…

Кортеж оказался в западне, вырваться из которой, обогнув грузовики по обочине, было невозможно – по обе стороны дороги располагалась неширокая, но явно непреодолимая даже для джипа отвесная канава…

Это была засада. Это был конец. И рассчитывать на пуленепробиваемые стекла и бронированный корпус бывшего андроповского «членовоза» теперь глупо. Те, кто столь тщательно подготовили ловушку, наверняка знали, что нужно делать, дабы вскрыть эту крепкую консервную банку…

Далее все произошло, как на генеральском видеоплеере, – внедорожник с личной охраной Зайцева мгновенно превратился в чадящий столб черно-оранжевого клубящегося огня.

Капитан стал отчаянно выкручивать «баранку». Взревев мотором, длинный «ЗИЛ» непостижимым образом стремительно развернулся на крохотном пятачке асфальта. Взвизгнув колесами и мгновенно набрав скорость, всей своей пятитонной массой протаранил пылающий факел, отбросив остов джипа в сторону, словно это был бутафорский киношный муляж, и вылетел навстречу самосвалу со щебнем.

Когда до неизбежного столкновения оставалось не больше секунды, Володя снова крутанул руль, бросая машину в правый кювет.

Это был единственный шанс на спасение – дать броневику возможность на скорости перепрыгнуть через двухметровую канаву и, тараном разворотив кусты, снова выскочить на дорогу в нескольких метрах позади самосвала.

Но сокрушительный, чудовищной силы удар в левую сторону кузова не дал «ЗИЛу» закончить маневр. Пробив трехслойную пятидесятимиллиметровую броню, управляемый ракетный снаряд оглушительно взорвался внутри машины. В радиусе двух десятков метров разлетелись обугленные клочья различного содержания.

Впрочем, на воздух взлетели и достаточно хорошо сохранившиеся фрагменты – голова генерала, плотно зажатая между ног потерявшей значительную часть своего шикарного бюста Леночки, все так же интенсивно работала языком, а оторванная рука Зайцева, с золотым «Ролексом», пролетая мимо оторванной же головы его шофера, закатила ей увесистую оплеуху…

Часть первая
Пионеры

Бывшие «шестерки» создают свою организацию

В маленьком уютном кафе-шашлычной, затерявшемся в переулках центральной части Петербурга, было немноголюдно.

У стойки бара, не спеша потягивая кофе с коньяком и вот уже полчаса непрерывно болтая по сотовому телефону, сидел на высоком стуле солидного вида мужик в очках, а за одним из трех столиков, в углу, с кружками финского разливного пива, расположились трое коротко стриженных парней лет двадцати в кожаных куртках и спортивных штанах – вот и вся клиентура.

Угрюмо насупив брови, пацаны вели начатый еще утром разговор. Им было о чем побазарить, ибо все трое совсем недавно принадлежали к распавшейся группировке Влада Кайманова по кличке Кай.

На днях их шеф, попав в плен к известному мокрушнику Алтайцу и его сподручному Скелету, не ударил рожей в грязь и геройски погиб, взорвав прямо в логове врагов до поры спрятанную в потайном кармане гранату. «Фарш» получился что надо…

А на следующий день питерский РУБОП, пользуясь неразберихой, начал повальные аресты братвы из обеих группировок, пачками срывая пацанов из бань, квартир, тачек и кабаков, бросая рожами в асфальт, отбивая яйца и залихватски вышибая зубы пудовыми кулачищами.

Оставшиеся на свободе боевики от греха подальше либо срочно уехали из города, либо залегли на дно.

В некоторых районах Питера воцарилось безвластие…

– Не, пацаны, упускать такой момент нельзя! – отхлебнув пива и утерев рукавом губы, категорически заявил Чахлый, скуластый и приземистый черноволосый «пехотинец» с огромными ручищами. – Столько бабок в воздухе повисло, барыги в непонятках, не знают, кому максать! Дрожат, суки, в ожидании новых гостей… А некоторые, особо шустрые, уже наверняка под мусорскую «крышу» переметнулись, ручонки свои потные от радости потирая!

– Ну я ваще готов… Если вы сами подписываетесь – хоть прямо сейчас можем! – проглотив последний кусок жареного мяса, положив шампур на тарелку и смачно рыгнув, с готовностью доложил двухметровый громила Бита, еще в детском саду получивший позорную тогда белую книжечку с категорическим диагнозом «олигофрения в стадии дебильности».

Это потом, когда пришло время идти в армию, выяснилось, что ему, оказывается, жутко повезло! А раньше, все школьные годы, только крепкий лоб, обида на весь окружающий мир и незаживающие кулаки помогали Бите противостоять язвительным подколкам и усмешкам других, «нормальных» одноклассников, сейчас не имеющих ни работы, ни бабок, ни тачки. Зато он, Бита, полноправный браток! Во!..

– Чтобы самим делать объяву и собирать процент под себя, нужно иметь авторитет среди братвы! – логично заметил интеллектуал Доцент, среди их команды, сложившейся еще в вонючем дворе-колодце на Лиговке, всегда отличавшийся умом и сообразительностью и получивший свое звучное погоняло благодаря известному всей стране киноперсонажу, замечательно сыгранному заслуженным Винни-Пухом страны Евгением Леоновым. – А у нас его нет!.. Какие у нас заслуги?! Фраеров всяких залетных на рынке бомбили, с ножичком и кастетом?! Лажа, дерьмо!.. Или, может быть, мы на стрелки с мочиловом ездили, как другие пацаны?! А потом зарывали трупы чужаков на дне свежевырытых могил?! Кто с нами, «шестерками», говорить станет, а?! «Ростовские»? Или, может, «воркутинские»?

– Заставим – станут! – непреклонно стоял на своем Чахлый, маленькие прищуренные глазки которого, бегающие из стороны в сторону, светились решимостью и дьявольским огнем. – Главное, пока не поздно, застолбить как можно больше свободных коммерцев, вогнав их в дикий ужас! А когда появятся претенденты на нашу долю, забивать стрелку и без лишних слов валить их прямо на месте! Вспомни, как начинал Кай! Когда он свинтил из Прибалтики, у него в кармане не было ни гроша! А уже через неделю, базарят, на шее Кая висела стограммовая голда, в кармане лежал мобильник, а по городу он катался на новеньком черном «мерине»! Так что, если струсил, лучше сразу скажи, мы поймем, верно, Бита? И не хер тут по ушам ездить, понял?! Авторитет, авторитет! Да срал я с небоскреба на всех этих авторитетов, ясно?

– Ничего я не боюсь, – сквозь зубы процедил Доцент, окатив обоих братков оскорбленным взором. – И могу доказать это хоть сейчас. Я так же, как и вы, хочу иметь много «капусты», ездить с биксами на «шестисотом» «мерсе», не запирая его на ночь, и носить на шее стограммовую голду! Но, чтобы стать такими, как Кай, нужно сразу решить – согласны мы пойти до самого конца или нет? Ведь никто из нас еще ни разу не убивал, так откуда ты уверен, что сможешь легко грохнуть каждого, кто встанет на дороге? У нас даже стволов нет, бля!

– Ты за всех-то не говори, – шмыгнув вечно сопливым носом, с гордостью пробасил Бита, прикуривая сигарету. – Забыл про того бомжа, который нассал в моем подъезде у почтовых ящиков? Я сам из окна потом труповозку с санитарами видел. – Многозначительно покачав в воздухе кулаком с отбитыми задубевшими костяшками, олигофрен растянул до ушей толстые обветренные губы. – Я уже убийца! И хоть бы хрен… Никаких ночных кошмаров. Мочить – ништяк, в натуре, братва. Словно кончаешь.

– Ладно, хорош препираться, пацаны, – твердо сказал Чахлый. – Возможно, другой такой возможности быстро подняться у нас уже никогда не обломится. Через неделю все точки будут заняты, надо действовать прямо сегодня! Не хотел вам говорить, но волына у меня есть, – почти шепотом сообщил он, похлопав себя по животу, – купил у одного пидора на рынке. За пятьдесят баксов… Наверняка паленая, но для начала сойдет.

– Что ты конкретно предлагаешь? – деловито спросил Доцент, брезгливо покосившись на сосредоточенно ковыряющего в носу у всех на глазах дурака Биту.

– Нужно придумать, как будет называться наша группировка, а потом отправиться по тем барыгам, которые платили Каю, обозначиться и снять с них первый куш! – ответил Чахлый. – И сразу возьмемся за самые сладкие фирмы, пока другие бригады не заявились. Есть у меня на примете пара адресов… Можем начинать. Дальше видно будет.

– А какой телефон для контакта давать будем? Не знаю, как у вас, но у меня в кармане полный голяк, – признался, облизав вымазанный в бараньем жиру палец, Бита. – Для начала нужны бабки, чтобы купить трубу. Я за хавчик последние копейки выбросил…

– Слышь, а он ведь дело говорит, – нахмурив брови и посмотрев на Чахлого, задумчиво буркнул Доцент. – Без мобилы нельзя. Нам на рынке помаздать телефоны не нужны были, а сейчас без них не обойтись. Да и тачку крутую зацепить не мешает. У барыг вон «бээмвухи» да «Форды». А мы – на «Жигулях» сраных, да?! Смешно.

– Значит, надо быстро разбогатеть и купить трубу с тачкой, – уверенно заявил Чахлый, залпом допивая пиво и отодвигая от себя кружку. – Или на время одолжить у какого-нибудь лоха мобилу с колесами. Кстати, поглядите на того бородатого очкарика, который у стойки кофе сосет. У входа в кафешку стоит «Тойота», новье. Бля буду, его тачила! Можно подождать снаружи, пока садиться за руль будет, дать по башке, отвезти за город…

– А че? Мне нравится! – расплылся в улыбке Бита, обернувшись через плечо и с интересом изучая сидящего у барной стойки, спиной к их столику, солидного мужика лет сорока пяти. – Чур, я его кончу, суку!

– Можно, – помедлив с ответом, нехотя присоединился Доцент, не желая показывать свой мандраж и выпадать из коллектива. – Кто начнет?

– Я! – злобно заявил Чахлый, распаленный идеей быстрого обогащения и стремительного броска из «шестерок» в авторитеты. – Переулок здесь тихий, народу мало… Как только отключит сигнализацию, я подскакиваю, бью по башке пистолетом и сажусь за руль. А вы перетаскиваете его на заднее сиденье, шмонаете, и пусть сидит у стекла, типа, пьяный. Гоним в лес, а там видно будет! Код мобилы скажет, бабки отберем, кончим – и все дела. На первое время сойдет, пока не поднимемся…

– Клево! – обрадованно закивал Бита, от нетерпения начав ерзать на стуле своей огромной задницей. – Разденем барыгу догола, привяжем к дереву и начнем пытать, как гестапо!

– Глядите, он расплачивается с барменом! – Доцент, у которого от предстоящей расправы неприятно холодило под ребрами, торопливо толкнул Чахлого, кивком головы указывая на доставшего бумажник посетителя. – Пора сваливать на улицу. Тут рядом подворотня…

Сергей Северов слишком часто встречает Ирину Сосновскую

Он заметил ее красный плащ издалека. Она стояла на оживленном перекрестке и явно что-то или кого-то выглядывала.

Ворон, ведущий весьма специфический образ жизни, не мог не быть обеспокоен столь частыми случайными встречами с одним и тем же человеком. А Ирина Сосновская ему «попадалась» уже четвертый раз за последние несколько месяцев.

Конечно, Сергей получил от нее неоценимую информацию – в частности, что его личность установлена «компетентными органами».

Но Северов слишком долго работал в спецслужбах и знал, на какие изощренные комбинации они способны. Эта девушка с фигурой топ-модели и потенциально самая богатая невеста Санкт-Петербурга могла оказаться хитрой подставой, вероятно даже используемой «органами» втемную.

Но, возможно, она ожидала совсем другого человека – откуда ей, собственно, знать о маршруте его красной «Субару»?

Так или иначе, разворачиваться посреди улицы, в запрещенном для подобного маневра месте, из-за каких-то смутных подозрений выглядело довольно глупо, и Сергей продолжил движение вперед.

Девушка в красном плаще тут же подняла руку.

Конечно, такая молодая особа со столь выразительной внешностью не могла не привлечь внимания мужчин, в том числе и тех, кто сидел за рулем. К девушке с поднятой рукой мгновенно выстроилась длинная очередь, причем в основном из престижных иномарок.

Но Ирина нервическими движениями руки давала понять, чтобы они проезжали дальше.

В принципе для сохранения душевного спокойствия по газам мог бы ударить и Сергей Северов. Тем более что он не воспринимал Ирину Сосновскую как юную привлекательную женщину. Из его памяти еще не выветрилось ее, попросту говоря, блядское поведение на базе киднеперов. Да и вообще у Северова сложилось мнение о Сосновской как о шальной шалаве, избалованной папенькиными наворованными денежками.

Тем не менее какое-то неясное ему самому чувство заставило Сергея нажать на тормоз, а не на акселератор.

Он открыл переднюю дверцу, и Ирина тут же оказалась в салоне.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31

Поделиться ссылкой на выделенное