Сергей Герасимов.

Сказка для самых маленьких

(страница 1 из 6)

скачать книгу бесплатно

 -------
| bookZ.ru collection
|-------
|  Сергей Владимирович Герасимов
|
|  Сказка для самых маленьких
 -------


   (Припев песенки «листики зеленые» сочинила Аня Герасимова в возрасте 1 года и 11 месяцев; сказку о паровозике-трусишке сочинила она же, но уже совсем большая: в 2 года и 5 месяцев. Сказку о мандаринке и бананчике сочинила мама – Лена Герасимова)

   Между полутора и двумя годами с ребенком происходит удивительное превращение: он начинает слушать сказки и понимать сюжет. Но сказок для этого возраста написано очень мало. Все, что сложнее «трех поросят», уже выходит за рамки понимания малыша. Конечно, можно рассказывать и разучивать стишки и песенки, но они не заменят сказки, потому что в них нет полноценного сюжета.
   В этом возрасте сказки лучше рассказывать перед сном. Но от полутора до трех лет – это около пятисот дней, а если рассказывать по сказке и перед дневным сном и перед вечерним, то вам понадобится примерно тысяча сказок, как
   Шехерезаде. К счастью, у малыша будут любимые сказки, которые можно повторять до бесконечности. Двухлетнему ребенку трудно рассказывать сказки, потому что его мир еще очень ограничен – в нем есть мама, папа, игрушки, зверюшки, маленкие детки и знакомые предметы – вот, пожалуй и все. Нет ни принцов, ни королей, ни волшебников, ни змеев-горынычей. Красная Шапочка едва-едва втискивается в этот мир, а вот Золушка уже никак.
   Большинсово сказок, собранных в этой книге, лучше рассказывать, чем читать.
   Рассказывайте, оставляя лишь сюжет, смело меняйте любые детали – делайте из девочек мальчиков, если нужно, из кошки – собачку, из стульчика – диван. Пусть малыш узнает те предметы, которые лично его окружают каждый день и понимает, что в этом прекрасном мире за каждой мелочью спрятана сказка. Пусть учится фантазировать и любить – в этой книге много сказок, но ни в одной сказке нет агрессии – только любовь, дружба и добро.
   Все сюжеты оригинальны; в основном в них обыгрываются ежедневные схемы поведения маленького ребенка, – и малыш приучается сам решать, что хорошо и что плохо. Он сразу применяет это к себе, что можно слышать по коментариям, которые он вставляет тут и там: а я так не буду, а я тоже и пр. Сказки воспитывают, но не навязчиво, потому что не утверждают, а позволяют ребенку выбирать между хорошим и плохим.
   В книге есть несколько песен. Их ноты и звучание помещены в MIDI-файлах.
   Мелодии предельно упрощены – так, что их можно сыграть одним пальцем на любом инструменте, в том числе на игрушечном. Даже в этой форме удалось написать неплохие песенки. Вы можете сыграть их для ребенка, даже если вы никогда ни на чем не играли.
Если у вас нет инструмента, то в магазинах всегда есть игрушки с элементарной музыкальной клавиатурой, и стоят они недорого. В два – два с половиной года ребенок уже может сыграть мелодию или ее отрывок сам. Он уже может правильно запомнить слова и правильно спеть.


   Паровозик был совсем маленький. Такой маленький, что даже боялся ездить по рельсам. Другие паровозики над ним смеялись. Мама-паровозик его уговаривала:
   – Ну прокатись разочек. Смотри, как просто!
   Папа паровозик приходил с работы, потом кушал уголька и начинал ругать маленький паровозик. Но ничего не помогало.
   – Я боюсь, рельсы такие скользкие, – говорил паровозик, – я поскользнусь и упаду. А если упаду, то больно ударюсь, рельсы ведь такие твердые!
   – Трусишка, трусишка! – начали дразниться братики и сестрички, тоже маленькие паровозики. Они все умели кататься по рельсам и ни капельки не боялись.
   – Постелите мне на рельсы мягенькое одеяло, – сказал паровозик, – тогда я не буду бояться.
   Тогда мама-паровозик постелила на рельсы одеяло. Паровозик осторожно подошел, попробовал одеяло колесиком и сказал:
   – Все равно страшно. Все равно твердо. А вдруг я упаду? Постели мне три одеяла.
   – Не выдумывай! Ты же не найдешь рельсы сквозь три одеяла! – рассердился папа-паровозик.
   – Найду-найду! – сказал маленький паровозик, – скорее стелите.
   Тогда мама-паровозик постелила на рельсы три одеяла. Паровозик попробовал одеяла колесиком и все равно нащупал твердые рельсы.
   – Нет, я боюсь, – сказал он. – Постели мне десять одеял.
   – Ну ты же не найдешь рельсы сквозь десять одеял! – засмеялись братики и сестрички.
   – Найду-найду! – сказал паровозик.
   Тогда мама-паровозик постелила на рельсы десять одеял. Маленький паровозик попробовал и не испугался, потому что было мягко. Он сделал один шаг, потом еще один и побежал.
   – Я не боюсь ехать по рельсам! – кричал он и бежал все быстрее.
   – Остановись! – кричала ему мама.
   – Остановись! – кричал ему папа.
   – Остановись! – кричали ему братики и сестрички, – там же нет рельсов, ты их потерял. Остановись, а то упадешь в болото!
   Но паровозик не слушал и бежал до тех пор, пока не залез в болото. А в болоте было много лягушек. Они залезли на паровозик сверху и стали над ним смеяться:
   – Ква-ква-ква! Какой смешной паровозик! Он даже по рельсам не умеет ездить!
   Ква-ква-ква!
   И вытаскивали паровозик из болота целых три дня. За это время он замерз, простудился, начал кашлять и чихать.
   Когда паровозик выздоровел, он все таки научился ездить по рельсам. Рельсы были скользкие, вначале он падал и набивал себе синяки. Но он уже не плакал и не боялся, потому что не хотел снова попасть в болото где даже зеленые лягушки над ним смеялись.


   Пальчики жили в маленьком красном домике. На домике были черные и белые пятнышки и он назывался рукавичкой. Все пальчики жили дружно и вместе, только один пальчик не хотел жить со всеми. «Бу-бу-бу», говорил он, «я лучше сам без вас посижу». Был он тостенький и коротенький, а все его называли большим. В маленьком красном домике было очень чисто и не было никаких вещей – как только что-то появлялось, например, бумажка, или палочка, или гвоздик, пальчики сразу начинали с ним баловаться, а потом выбрасывали. Такие они были аккуратные.
   Однажды пальчики решили выйти из своего домика. Они сначала выглянули, посмотрели по сторонам, а потом убежали. На улице было интересно играться, но мама их увидела и сказала вернуться. Но они не вернулись в рукавичку, они пошли в другой домик, в карманчик. В карманчике было много всяких интересных вещей: там лежал желудь, лежали каштанчик, старая бумажка, кусочек тряпочки, три цветных шарика и много мусора. Был даже сухой листик и засохший одуванчик.
   Пальчики сразу стали баловаться с этими игрушками, а когда им надоело, они снова решили пойти погулять. Но в этот раз мама их не заметила и они гуляли долго.
   Они гуляли пока самому маленькому пальчику стало холодно.
   – Ой-ой-ой, – он сказал, – у меня замерз носик.
   – Иди сюда, – сказали другие пальчики, – мы тебя согреем.
   Они стали рядом с маленьким пальчиком и стали его греть.
   – Ой-ой-ой, – плакал маленький пальчик, мне все равно холодно, у меня замерз бочек и спинка.
   Тогда пальчики позвали своих друзей из другого домика. Другой домик тоже назывался рукавичкой и на нем тоже были черные и белые пятнышки.
   – Ура! – сказал маленький пальчик, – я согрелся, – пошли играться и баловаться!
   – Нет, – сказал самый длинный пальчик, – я замерз, я пойду домой.
   – Нет, сказали другие пальчики, – мы тоже замерзли, мы тоже пойдем домой.
   И только толстенький и коротенький пальчик совсем не замерз.
   – Бу-бу-бу, – говорил он, – и совсем не холодно.
   Но когда все пальчики пошли домой, он пошел вместе с ними.
   Пальчики снова пришли в рукавичку. Большой пальчик поискал свою маленькую комнатку но не нашел и решил пока поиграть с другими пальчиками – и остался со всеми.
   – Бу-бу-бу, – говорил он, – вместе веселее.


   Фломастеры жили в круглой баночке, которая стояла на столе. Баночка была прозрачна, поэтому они видели все вокруг. Возле стола было окно, поэтому фломастеры видели улицу, деревья и небо. По небу плыли обака, нарисованные большим белым фломастером. А под небом расли деревья, нарисованные большим зеленым фломастером. Когда наступил вечер, с неба исчезло солнце, наверное, его закрасил большой синий фломастер. Потом большой черный фломастер покрасил стены в комнате и они стали черными. Потом он покрасил листья деревьев. Из зеленых они стали серыми. Потом фиолетовый фломастер покрасил небо, а желтый нарисовал на нем луну. Маленький фломастерам в коробочке не хотелось спать. Ведь все было такое интересное и такое разноцветное! Им хотелось рисовать на листочках которые остались на столе.
   Весь день они рисовали веселые каляки-маляки и еще не наигрались. Но они знали, что ночью надо спать. Вместе с ними в коробочке лежал оранжевый карандашик.
   – Давайте пойдем погуляем, – предложил карандашик.
   – Нет, нельзя, все спят, – сказали фломастеры.
   – Ну давайте, пойдем порисуем, нас никто не увидит.
   И он начал вылезать из коробочки. Красный, синий, зеленый и желтый фломастеры тихонько сняли свои колпачки и пошли с ним.
   Они вылезли и пошли по столу. Большой черный фломастер уже закрасил все вокруг, так что ничего не было видно. Они даже не могли найти листочек, на котором хотели порисовать. Скоро они споткрулись о большую толстую ручку.
   – Ой-ой-ой, – закричала ручка, – меня разбудили! Уходите отсюда, а то я маму позову!
   Маленький фломастеры с карандашиком бросились бежать и наткнулись на книгу. Книга проснулась и тоже начала кричить:
   – А ну быстро ложитесь спать, – кричала книга, – а то я вас сейчас прихлопну!
   Но фломастеры успели убежать от нее. Было так темно, что они заблудились.
   Маленький оранжевый карандашик начал хныкать.
   – Ой-ой-ой, – хныкал он, – я боюсь.
   – Чего ты боишься? – спросили фломастеры.
   – Я боюсь, что упаду со стола.
   – Ну и что? Мы уже тысячу раз падали со стола. Это не больно и интересно.
   – Вам хорошо, – сказал маленький карандашик. – А если я упаду со стола, у меня отломается носик и я не смогу больше рисовать. Никогда в жизни – ой-ой-ой!
   Он так сильно плакал, что фломастеры решили вернуться домой. Скоро карандашик заснул и они понесли его на ручках. Им тоже очень хотелось спать, они зевали и закрывали глаза. Но когда они нашли листик, то обрадовались и нарисовали на нем несколько веселых калак-маляк. Потом они залезли в свою коробочку, натянули на носики колпачки и крепко уснули. Желтому фломастеру приснился желтый одуванчик. Красному фломастеру приснилась красная морковка.
   Синему фломастеру приснилось синее небо, а зеленому фломастеру приснилась зеленая травка. А когда они проснулись, то увидели, что ночью в темноте перепутали колпачки. Синий фломастер перепутал колпачок с желтым. А красный перепутал колпачок с зеленым. Посмотри с утра на свои фломастеры – они не перепутали свои колпачки? Может быть, и они тоже бегают по ночам?


   Как-то раз фломастерам надоело рисовать каляки-маляки и они решили нарисовать портрет девочки Ани. Желтый фломастер нарисовал носик. Красный фломастер нарисовал ручки и ножки. Синий фломастер нарисовал животик. А зеленый фломастер все раскрасил. Так получилась девочка Уня, потому что на девочку Аню она была совсем непохожа.
   – Как красиво! – сказали фломастеры, – теперь надо научить ее ходить.
   И они пошли к часикам и попросили, чтобы часики научили Уню ходить.
   – Хорошо, – сказали часики, – мы научим Уню ходить. Но только она будет ходить и говорить: "тик-так, тик-так".
   Фломастеры согласились и Уня научилась ходить. Она ходила по кругу и говорила:
   – Тик-так, тик-так, тик-так.
   Ну как дела? – спросили фломастеры.
   – Тик-так, – ответила Уня.
   – А почему тик-так? – удивились они.
   – Тик-так, – ответила Уня.
   – А ты девочка хорошая или непослушная? – спросили фломастеры.
   – Тик-так, – ответила Уня.
   – А ну, прекрати тиктакать! – рассердились они.
   – Тик-так, – сказала Уня.
   Это неправильно, – сказали фломастеры, – надо научить ее разговаривать.
   Пойдем, попросим радио.
   И они пошли просить радио. Радио разговаривало очень громко и любило петь песенки.
   – Научи нашу Уню разговаривать, – попросили фломастеры.
   – Хорошо, научу, – согласилось радио, – приходите через час.
   И радио запело песенку:
   – Ля-ля-ля, тря-ля-ля.
   Через час фломастеры пришли и забрали маленькую Уню.
   – Ну что, ты научилась разговаривать? – спросили они.
   – Ля-ля-ля, тра-ля-ля, – ответила Уня.
   – А ты что-нибудь еще можешь сказать?
   – Ля-ля-ля, тря-ля-ля, – ответила Уня.
   Тогда фломастеры попросили книжку.
   – Я могу научить Уню разговаривать, – сказала книжка, – но только у меня на страничках одни стишки. Зато мои стишки добрые, хорошие и веселые. Оставляйте
   Уню у меня и приходите завтра.
   На следующий день фломастеры пришли и спросили книжку:
   – Ну как, получилось?
   – Получилось, – ответила книжка.
   – А она будет хорошей и послушной девочкой? – спросил желтенький фломастер.
   И тогда Уня открыла ротик и сказала:

   Я послушная вполне – знаю много разных «не»: не кусаться, не щипаться, маленькой не приворяться, не валяться на полу, под диваном и в углу, не устраивать капризы и не кушать кашку с рисом.

   Так маленькая Уня научилась разговаривать. Но разговаривать она могла только стишками.


   Снежинка жила высоко в небе, на высокой-высокой тучке. Она была очень маленькая и очень непослушная. Когда ей говорили: «пойдем гулять», она отвечала:
   – Не пойду!
   Когда ей говорили: "ну и оставайся тогда дома", она кричала:
   – Я гулять хочу!
   Когда ей говорили: "кушай кашку", она кричала:
   – Не хочу, не буду!
   Когда ей говорили: "тогда кашку заберем", она кричала:
   – Хочу кашку!
   Когда ей говорили: "неправильно", она кричала:
   – Правильно!
   Когда ей говорили: "не надо", она кричала:
   – Надо!
   Когда ей говорили: "неделя", она кричала:
   – Деля!
   Она была такая непослушная, что никто не хотел с нею дружить. Однажды все снежинки пошли погулять по краю тучки. На краю было очень высоко и страшно.
   – Смотрите, держитесь за руки, а то упадете, – говорили большие снежинки и все маленькие держались за руки. Только непослушная снежинка не хотела держаться. Она подошла к самому краю и упала вниз на землю.
   Но она ни капельки не испугалась. На земле она увидела мышку.
   – Пи-пи-пи, – сказала мышка, – иди сюда, я тебя съем.
   – А вот и не пойду, – сказала снежинка, – я снежинка непослушная и все делаю наоборот.
   И она убежала от мышки. Потом она увидела муравейчка.
   – Дю-дю-дю, – сказал муравейчик, – иди, снежинка, сюда, я тебя съем.
   – А вот и не пойду, – сказала снежинка, – я снежинка непослушная и все делаю наоборот.
   И она убежала от муравейчика. Потом она увидела лягушку.
   – Ква-ква-ква, – сказала лягушка, – уходи от меня, снежинка.
   – А вот и не уйду, – сказала снежинка, – я снежинка непослушная и все делаю наоборот.
   И она подошла к лягушке.
   – Ква-ква-ква, – сказала лягушка, – не залазь мне в рот.
   – А вот и залезу, – сказала снежинка и залезла прямо в рот к лягушке. И лягушка скушала непослушную снежинку.


   Когда Аня родилась, она была очень маленькая, вот такая примерно, даже еще меньше. Вместе с нею родилась и Хныкалка. Хныкалка была кругленькая, как пуговичка, с маленькими ручками и ножками, с зеленым мокрым носиком и, конечно, она всегда хныкала.
   Хныкалка приходила к Ане, садилась ей на плечо и говорила:
   – Хны-хны, давай похныкаем вместе.
   И Аня соглашалась. Они хныкали утром, хныкали днем, хныкали вечером и даже ночью. Ночью Хныкалка приходила к Ане, будила ее, садилась на плечо и начинала хныкать. К утру Хныкалка уставала и ложилась спать. Поэтому с утра Аня никогда не хныкала.
   Но Аня с каждым месяцем расла и становилась большой. А Хныкалка не расла, она оставалась маленькой, как пуговичка, с маленькими ручками и ножками и с зеленым мокрым носиком. Раньше Хныкалка приходила к Ане, когда та кушала, запрыгивала ей на плечо, садилась поудобнее и начинала хныкать. Аня сразу переставала кушать и хныкала вместе с ней.
   Теперь Аня подросла. Она говорила Хныкалке:
   – Подожди немножко, я кушать хочу.
   И Хныкалка ожидала. А если Аня не хотела кушать, она отодвигала тарелочку в сторону, Хныкалка радовалась, запрыгивала ей на плечо и они начинали весело хныкать вместе. Они старались хныкать изо всех сил.
   Особенно хорошо они хныкали, когда у Ани болела ножка. Аня говорила:
   – Хныкалка, иди сюда, у меня, кажется, ножка болит.
   – А которая? – спрашивала Хныкалка.
   – Я не помню, но все равно, давай похныкаем.
   И они начинали хныкать.
   Но Аня расла и расла, а Хныкалка оставалась маленькой. Хныкалке уже трудно стало запрыгивать к Ане на плечо, потому что Аня вырасла такая высокая, что могла даже положить свой носик на стол. Один раз Хныкалка сказала:
   – Хны-хны, надоело мне, ты такая большая, с тобой уже неинтересно хныкать.
   Пойду я себе других деток поищу, маленьких.
   – А как же я? – спросила Аня.
   – А ты меня вспоминай, – сказала Хныкалка. – Когда вспомнишь, хныкай громко-громко, изо всех сил, я тебя услышу и сразу прибегу.
   Так сказала хныкалка, помахала ладошкой и убежала. Но Аня часто ее вспоминает. Особенно когда ножка болит, или если кушать не хочется.


   Завелся однажды в игрушках маленький Кусь-кусь. Был он и черный, и синий, и зеленый, и красный, а иногда даже желтый, белый и серый. Иногда он был блестящий, иногда с нарисованным цветочком на спине, а иногда на животике. Был у него большой ротик и в ротике красивые разноцветные зубки. Кусь-кусь был очень маленький, поэтому он много спал. Как только он закрывал глазки, к нему прибегали интересные-преинтересные сны и начинали показывать мультфильмы. Сны дружили с Кусь-кусем и Кусь-кусь дружил с ними.
   Вначале Кусь-кусь был очень маленький и кусал только самые маленькие игрушки: детальки от мозаики. Детальки его боялись и разбегались в разные стороны. Они прятались от Кусь-куся под стол, под шкаф, под диван и даже под холодильник. Поэтому когда мама подметала пол, она находила маленькие детальки везде – и под столом, и под шкафом, и под диваном, и даже под холодильником. И складывала их в коробочку. Но они снова убегали.
   Потом Кусь-кусь вырос и пришел к Ане.
   – Я Кусь-кусь, – сказал он. – Я тебя укушу.
   – А я тебя покормлю, – сказала Аня и принесла ему много-много маленьких тряпочек.
   Кусь-кусь съел их по очереди и сказал:
   – Я Кусь-кусь, я еще хочу.
   Аня принесла ему все маленькие носочки, он и их съел, потом принесла маечки, рубашечки, колготки и шапочки. Кусь-кусь съел их и сказал:
   – Я Кусь-кусь, хочу еще.
   Аня принесла ему подушку, простыню и одеяло. Кусь-кусь посмотрел на подушку и сказал:
   – Аня, а ты не хочешь спать?
   – А я не умею, – сказала Аня, – когда меня кладут спать, я всегда плачу.
   – А я тебе помогу, – сказал Кусь-кусь, – закрывай глазки и жди. Сейчас к тебе прийдет интересный-преинтересный сон. Он сядет на подушку возле твоего ушка и будет рассказывать тебе сказочку. Только не шевелись, не разговаривай и не открывай глазики, а то он испугается и убежит.
   Аня легла, закрыла глаза и выставила ушко. Она лежала тихо-тихо, поэтому сны не боялись и пришли.
   Первым пришел неинтересный сон. Но Кусь-кусь укусил его за длинный хвостик и сон убежал.
   Потом пришел сон про плохую девочку, но Кусь-кусь укусил его за лапку и сон тоже убежал.
   Потом пришел плаксивый сон, но Кусь-кусь щелкнул зубками и плаксивый сон заплакал и убежал. Аня лежала с закрытыми глазами тихо-тихо.
   И тогда тихонько-тихонько пришел самый интересный сон.


   Когда девочка Уня научилась ходить и говорить, фломастеры захотели научить ее спать. Сначала красный фломастер покачал ее на ручках, но Уня не заснула.
   Потом синий фломастер покачал ее на ручках, но Уня не заснула. Потом зеленый фломастер покачал ее на ручках, но Уня не заснула. Дольше всех качал ее на ручках желтый фломастер, но Уня все равно не уснула.
   Тогда фломастеры начали рассказывать Уне сказки. Они рассказали все сказки, которые знали, но Уня все равно не засыпала. Тогда они решили поругать Уню, но
   Уня стала плакать так громко, что разбудила все карандашики, все книжки и все тетрадки на столе.
   – А ну прекратите это безобразие! – закричали карандашики, книжки и тетрадки.
   И даже компьютер проснулся, загудел и замигал огоньками.
   Тогда фломастеры стали тихонько петь Уне песенки. Желтый фломастер спел желтую песенку про осень. Красный фломастер спел красную песенку про помидорчики. Синий фломастер спел синюю песенку про синие глазки. А зеленый фломастер ничего не спел, потому что очень устал и сам заснул. Но Уня все равно не заснула.
   Что было дальше, фломастеры не помнят. Зато утром они повели девочку Уню к кошке Алиске, которая спала под батарейкой, и попросили:
   – Научи, пожалуйста, нашу Уню спать.
   – Хорошо, научу, – сказала кошка Алиска.
   И фломастеры сразу убежали, натянули на свои носики цветные колпачки, залезли в коробочку и стали спать изо всех сил.
   – Муррр, – сказала кошка Алиска, – а что это с ними случилось? Расскажи, пожалуйста.


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6

Поделиться ссылкой на выделенное