Георгий Огарёв.

1000 притч

(страница 1 из 17)

скачать книгу бесплатно

Глава 1

Мудрость

У великого императора Акбара было девять мудрецов. Однако незаметно было, чтобы он мог чему-нибудь научиться у них.

И вот однажды Акбар, сильно разгневанный, призвал к себе своих мудрецов и сказал: «Люди твердят, что вы – величайшие мудрецы в мире. Но сколько вы уже здесь, а я от вас ничему не научился! Тогда, что вы здесь делаете?»

С одним из мудрецов пришел ребенок, он очень хотел посмотреть на царский дворец. И услышав гневные слова императора, он рассмеялся. Акбар возмутился: «Это что еще такое? Да знаешь ли ты, сын греха, в чьем присутствии осмелился ты раскрыть печать недоумия своего?»

И ребенок ответил: «Прости, о великий царь, да буду я жертвой за тебя! Смех мой не оскорбить тебя направлен, смех мой – против молчания мудрецов, ибо ведома мне причина их молчания, как ведомо и то, почему ты не в состоянии чему-нибудь научиться у них!»

Акбар пристально взглянул в глаза ребенка. Лицо его дышало чистотой детства и невинности, и в то же время оно было древнее времени. И Акбар спросил: «Может ты можешь научить меня чему-либо?» Ребенок спокойно ответил: «Да, могу!» – «Что ж, тогда учи!» – «Хорошо, но прежде ты спустишься со своего трона, а я сяду на него. И тогда ты будешь спрашивать меня как ученик, а не как царь».

Акбар и впрямь сошел с трона и сел на пол у ног ребенка, а тот, устроившись на троне, сказал: «Ну, вот! Теперь спрашивай!»

Акбар так и не спросил. Он коснулся головой праха у ног ребенка и молвил: «Да преумножатся знания и мудрость твоя! Теперь отпала нужда в вопросах. Простым смиренным сидением у ног твоих я уже многому научился».

Звездочет и тот не знает

Конфуций, странствуя по Востоку, заметил двух спорящих мальчиков и спросил, о чем они спорят:

– Я считаю, что солнце ближе к людям, когда только восходит, и дальше от них, когда достигает зенита, – сказал первый мальчик. – А он считает, что солнце дальше, когда только восходит, и ближе, когда достигает зенита.

И добавил:

– Когда солнце восходит, оно велико, словно балдахин над колесницей, а в зените мало, словно тарелка. Разве предмет не кажется маленьким издали и большим вблизи?!

– Когда солнце восходит, оно прохладнее, а в зените жжет, словно кипяток, – возразил второй мальчик. – Разве предмет не кажется горячим вблизи и холодным издали?

Конфуций не мог решить этого вопроса, и оба мальчика посмеялись над ним: «За что же тебя считают многознающим!?»

И у глупых родителей бывает умные дети

Ворона поучала своего птенца:

– Если ты увидишь, что какой-нибудь человек качнулся, сейчас же улетай: может быть, он качнулся для того, чтобы подобрать с земли камень и бросить им в тебя.

– А не лучше ли улететь сразу при виде человека? – спросил смышленый вороненок. – Ведь он, может быть, уже заранее спрятал камень в рукаве!

Хитрый школьник

Ученик опоздал в школу и вынужден был объяснить причину своего опоздания.

– Сегодня гололедица, – сказал он. – Стоило мне сделать один шаг, как я поскользнулся и оказался на два шага позади.

– Если все обстоит так, как ты говоришь, – сказал учитель, – то сейчас ты должен быть далеко от своего дома и в противоположном от школы направлении.

– Совершенно верно! – не растерялся малыш. – Но я, господин учитель, придумал хитрость: время от времени я шел в обратном направлении.

Волшебное кушанье

Один очень скупой человек дал ребенку несколько мелких монет и сказал:

– Иди, купи и принеси мне такого кушанья, чтобы я поел, насытился, и, что останется, мог бы взять с собой в дорогу.

Ребенок пошел и принес ему соли.

– Вот, – сказал он, – то, что ты велел купить: клянусь, ты и поешь, и насытишься, и будет что в дорогу взять.

На рынок за овощами

Дзенские учителя обучали своих молодых учеников самовыражаться.

В двух дзенских храмах было по ученику-ребенку.

Один, идя каждое утро за овощами, встречал на пути другого.

– Куда ты идешь? – спросил как-то один.

– Иду, куда ноги несут, – ответил другой.

Этот ответ изумил первого, и он обратился к своему учителю за помощью.

– Завтра, – сказал учитель, – когда ты встретишь этого мальчика, задай ему тот же вопрос. От ответит тебе так же, и ты тогда спроси: «А если бы у тебя не было ног, куда бы ты шел?» Это поставит его в затруднительное положение.

На следующее утро дети снова встретились.

– Куда ты идешь? – спросил первый.

– Куда ветер дует, – ответил второй.

Это снова привело в замешательство первого ученика, и он снова обратился к учителю.

– Спроси его, куда бы он пошел, если бы не было ветра, – предложил ему учитель.

На следующий день дети встретились в третий раз.

– Куда ты идешь?

– На рынок за овощами.

Смышленый сынишка

Однажды жил очень старый человек. Глаза его ослепли, слух притупился, и колени дрожали. Он почти не мог держать в руках ложку и во время еды часто проливал на скатерть суп, а иногда кое-что из пищи выпадало у него изо рта. Сын и его жена с отвращением смотрели на него и стали во время еды сажать старика в угол за печку, и еду подавали ему в старом блюдечке. Оттуда он печально смотрел на стол, и глаза его становились влажными. Однажды руки его так тряслись, что он не смог удержать блюдечко с едой. Оно упало на пол и разбилось.

Молодая хозяйка стала ругать старика, но он не сказал ни слова, а только тяжело вздохнул. Тогда они купили ему деревянную миску. Теперь он должен был есть из нее.

Как-то раз, когда родители сидели за столом, в комнату вошел их четырехлетний сын с куском дерева в руках.

– Что ты хочешь сделать? – спросил отец.

– Деревянную кормушку, – ответил малыш. – Из нее папа с мамой будут кушать, когда я вырасту.

Сколько рыб в океане

Ученик спросил учителя:

– Сколько рыб в океане?

Учитель ответил:

– Когда ты станешь учителем, никогда не задавай такого вопроса ученикам.

Не каждому везет, кто рано встает

– Насреддин, сын мой, ты должен рано вставать по утрам.

– Почему, отец?

– Это хорошая привычка. Ты знаешь, однажды, устав на рассвете, я пошел гулять и нашел мешок золота.

– Откуда ты знаешь, может его потеряли прошлой ночью?

– Нет, раньше там ничего не было.

– Тогда не всякому везет, кто рано встает. Человек, который потерял золото, встал раньше, чем ты.

Священная работа

Однажды ребенок лежал перед камином и чиркал по листу бумаги. К нему подошел отец и спросил:

– Что ты там рисуешь, сынок?

– Бога, – ответил ребенок.

– Но никто никогда не видел Бога. Никто во всем мире не знает, как он выглядит, – сказал многознающий отец.

– Но я же еще не закончил!

Библейские мотивы

В школе учитель сказал своим маленьким ученикам, чтобы они нарисовали что-нибудь по мотивам Библии. Было много картинок, но одна из них была очень странная. Один маленький мальчик нарисовал аэроплан. Он любил аэропланы. Впереди сидел пилот, а в салоне было три фигуры.

– Кто эти три человека? – спросил учитель.

– Это Бог, отец. Это Иисус, сын.

– А этот довольно неуклюжий парень, кто он?

– Это Святой Дух.

– Тогда кто же этот четвертый?

– Кто же еще? Понтий Пилот.

Сообразительный муравей

Маленький муравей бегал кругами вокруг коробки с печеньем. Его друг, другой муравей, наблюдавший за первым, не мог понять, что означает эта яростная гонка.

– Что означает эта спешка, друг? – спросил он.

Первый муравей ответил:

– Ну, тут есть надпись, которая гласит: «Рви вдоль пунктирной линии».

Богатые люди

*** Премьер-министр путешествовал вместе со всем своим кабинетом на самолете.

– Если я сброшу купюру в один доллар, – сказал он, – я сделаю счастливым одного человека.

Один из членов его кабинета добавил:

– Мы могли бы осчастливить десять человек, выбросил десять купюр.

А наимудрейший из всех министров заявил:

– Почему бы нам не осчастливить сто человек, выбросив сто долларов?

На это малыш, сидевший за министрами, заметил:

– Почему бы не осчастливить миллионы человек, выбросившись вам из окошка?

Почему нельзя?

Одна женщина постоянно ругала своего маленького сынишку:

– Ты не должен быть слишком гордым и таким самолюбивым.

– Почему? – спросил мальчик.

– Знай, мой дорогой, – поучительно ответила она, – мы в этом мире для того, чтобы помогать другим.

Малыш на несколько секунд задумался, а затем серьезно спросил:

– Тогда для чего здесь остальные?

Неожиданный вопрос

Сельский священник начал свой урок.

– Все вещи в этом мире созданы Богом, – сказал он. – Целую неделю Господь трудился не покладая рук, а в воскресенье отдыхал.

Тут же один из сорванцов встал и спросил:

– Святой отец, а кто же построил поезда?

Священник сильно растерялся: такой вопрос ему еще никто не задавал. Он густо покраснел, казалось, что урок безнадежно провален, но неожиданно из-за парты поднялся другой мальчуган и громко сказал:

– Как же вы не понимаете! Ведь Бог сотворил всех ползующих тварей. Значит и поезда!

Что такое баклажан?

Малыши Ходжи Насреддина играли возле дома, и кто-то спросил младшего из них:

– А ну-ка скажи, что такое баклажан?

Ребенок немедленно ответил:

– Это розовато-лиловый теленок, у которого еще не открылись глаза.

Услышав ответ сына, вне себя от радости, Насреддин сгреб малыша в охапку и расцеловал с головы до пят.

– Нет, вы слышали? – ликовал счастливый отец. – Я никогда не говорил ему этого – он сам придумал!

И Боженьке угодить, и мороженого поесть

Маленькой девочке подарили новенькую монету, и она решила купить себе мороженого.

– Ты, дитя, лучше пожертвуй эту монету на божье дело, – посоветовал ей пастор.

– Я сама подумала об этом, – сказала девочка, – но лучше все-таки я поем мороженого, а продавщица пусть жертвует на божье дело.

Плоды учения

Очень набожный человек воспитывал своего сына в строжайших правилах. Он постоянно внушал мальчику истины из священных писаний, рассказывал бесконечные истории о добродетельных людях.

Однажды они пошли в церковь. Отец подарил своему любимцу две монеты: золотую и медную.

– Ты обязательно должен сделать пожертвование, – напомнил он сыну.

После окончания длинной проповеди, мальчик подошел к жертвенному кошелю и опустил туда медную монетку.

– Почему ты так поступил? – возмущенно воскликнул отец.

– Священник сказал, что Бог любит того, кто дает с радостью, – ответил сын. – Медную монету я могу дать охотно, а золотую – нет.

Королевич заговорил

У короля Англии родился долгожданный сын. С первого же дня своей жизни он был окружен ослепительной роскошью и неусыпной заботой. Принц подрастал, но с каждым годом становился все более молчалив, пока и вовсе не перестал говорить.

Однажды, на званом обеде, в присутствии многочисленных гостей, лакей подал королевичу бифштекс не с той стороны.

– Любезный, разве тебя не учили, как подавать бифштекс! – возмущенно воскликнул принц.

Все были поражены – наследник престола заговорил!

Старик-король, обливаясь слезами, спросил:

– Почему же, сынок, ты столько лет молчал?

– А что говорить, если все было нормально…

Из-за чего возникают войны?

Однажды Пегги, проворный мальчуган, спросил у своих родителей:

– Из-за чего возникают войны? Почему солдаты начинают стрелять друг в друга?

Он спросил это потому, что сам очень любил играть в войнушку.

Отец, интересовавшийся всегда национальным вопросом, начал все объяснять сложно и запутанно. Он говорил о законах общества, несовместимости культур, экономических причинах.

Мать, желая все упростить, вмешалась в разговор, возник жаркий спор. Родители говорили воинственно и громко. Пегги был очень напуган: в доме назревал нешуточный скандал.

– Перестаньте ругаться! – воскликнул он. – Я уже понял, почему начинаются войны!

Зачем небу полицейские?

Два маленьких мальчика шли по дороге. Один говорит другому:

– Сегодня воскресенье, всем запрещается работать, поэтому давай сейчас поиграем в футбол.

– Смотри, вон там стоит полицейский на посту. Он работает, а наш учитель говорил, что тех, кто работает по выходным, не возьмут на небо. Что же будет с этим полицейским? – спросил второй.

– А на небе полицейские не нужны! – сказал первый мальчик.

Душистые орхидеи

Фань Сюань наказывал своим сыновьям и племянникам:

– Дети мои, у каждого из вас своя жизнь, но почему все-таки я хочу, чтобы вы выросли хорошими людьми?

Все промолчали в растерянности, и только младший сын Се Сюань:

– Все правильно. Точно так же и мы хотим, чтобы у нашего крыльца росли душистые орхидеи, а не какой-нибудь чертополох.

Глава 2

Курица-петешественница

Вдоль всего плетня, окружавшего птичий двор, расселись ласточки, беспокойно щебеча друг с другом, говоря о многом, но думая только о лете и юге, потому что осень стояла уже на пороге: ожидался северный ветер.

Однажды они улетели, и все заговорили о ласточках и о юге. «Пожалуй, на следующий год я сама слетаю на юг», – сказала курица. И вот минул год, ласточки вернулись, снова расселись на плетне, а весь птичник обсуждал предстоящее отбытие курицы.

Ранним утром подул северный ветер, ласточки разом взлетели и, паря в небе, почувствовали, как ветер наполнил их крылья. К ним прилила сила, странное древнее знание и нечто большее, чем человеческая вера. Высоко взлетев, они оставили дым наших городов.

– Ветер, пожалуй, подходящий, – сказала курица, распрямила крылья и выбежала из птичника. Она выбежала на дорогу, сбежала вниз с насыпи и попала в сад.

К вечеру, тяжело задыхаясь, она вернулась обратно и рассказала обитателям птичника, как летала на юг до самого шоссе и видела величайший в мире поток машин, мчащихся мимо. Она побывала и в саду, где цвели розы, прекрасные розы, и даже встретила садовника.

– Потрясающе! – воскликнул весь птичий двор. – И как живописно рассказано!

Прошла зима, и опять вернулись ласточки. Но птичий двор ни за что не хотел согласиться, что на юге – море. «Послушайте нашу курицу!» – говорили они.

Курица теперь стала знатоком. Она-то знала, как там на юге; хотя даже и из городка не ушла – просто перебежала через дорогу.

На кого ты работаешь?

В Ропшице, городе, где жил раввин Нафтали, у богатых людей, чьи дома стояли на окраине города, был обычай нанимать ночного сторожа. Поздно вечером, когда Нафтали бродил по опушке леса, он повстречал одного такого сторожа, прохаживающегося взад и вперед.

– На кого ты работаешь? – спросил раввин.

Сторож ответил и, в свою очередь, спросил:

– А ты на кого работаешь?

Эти слова поразили раввина, как молния.

– Я еще ни на кого не работаю, – смущенно ответил он. Затем раввин долго прохаживался рядом со сторожем и наконец спросил:

– Не поступишь ли ко мне на службу?

– Охотно! Но что мне надо будет делать?

– Напоминать мне, – сказал раввин Хаим.

Все ясно

У придворного шута родился ребенок.

– Кто у тебя родился? – спросил его султан.

– Да кто может родиться у бедняка? Дочь или сын.

– А что, разве у богатых бывает иначе? – удивился султан.

– А что, разве не знаешь? От богатых рождаются насильники, грешники, тираны, мерзавцы, негодяи, олухи…

– Довольно! – перебил его султан. – Все ясно.

Приступ тщеславия

Как-то жена Дахо заглянула в комнату и видит: супруг ее стоит в почтительной позе, прижав руку к груди. Решив, что в комнате есть посторонний, жена Дахо смутилась и поспешно прикрыла лицо чадрой. Однако оглядевшись, она увидела, что кроме Дахо, в комнате никого нет.

– Дахо, – прошептала она, – почему ты так странно стоишь? Разве тут кто есть?

– Да, есть один человек, – ответил Дахо.

– Кто же это?

– Это я, – сказал Дахо.

– Так зачем же ты прижал руки к груди? – изумилась жена.

– Слушай, женщина, а я что – не человек?! – разозлился Дахо. Разве только другие – люди! Что я, сам себе не могу оказать почет?!

Двадцать девять причин

– Кальян вреден или полезен? – спросили как-то у Дахо.

– Вреден по двадцати девяти причинам, – ответил Дахо.

– Что это за причины?

– Вреден, вреден, вреден, двадцать девять раз вреден – и все!

Не мешай мне работать!

Однажды Цзы-гун встретился со стариком садоводом. Последний работал в это время в своем саду: черпал воду для полива из колодца и носил ее в горшке. Цзы-гун посоветовал садовнику воспользоваться водочерпалкой. Тот ответил:

– Я слышал от своего учителя, что тот, кто пользуется механизмами, будет все делать механически. А тот, кто действует механически, будет иметь механическое сердце. Если же в груди будет механическое сердце, тогда будет утрачена первозданная чистота. А когда утрачена первозданная чистота, жизненный путь не будет покоен…

Ты из тех, кто торгует славой в мире. Неужто ты забыл о своем духе и презрел свое тело? Ты не умеешь управлять самим собой – где уж наводить тебе порядок в мире! Уходи и не мешай мне работать!

Нет смекалки – нет и спасения

Богатый всадник в сопровождении только одного стремянного приехал вечером в некий город, славившийся ловкими конокрадами, и поэтому очень боялся за свою лошадь. Располагаясь на ночлег в караван-сарае, странник сказал стремянному:

– Ты всю ночь должен бодроствовать, присматривать за лошадью, но и я тоже не буду спать, потому что, как знать, ты вдруг все-таки уснешь, и ее уведут, мою красавицу!

– Господин, – обиделся стремянный (а был он человек богобоязненный), – как вы можете так говорить? Я не могу допустить, чтобы мой хозяин не спал всю ночь! Я не сомкну глаз ни на миг, будьте покойны!

Что ж, хозяин уснул ненадолго. Проснувшись же среди ночи, он спросил стремянного:

– Не спишь? А что ты делаешь?

– Я размышляю о том, – ответил стремянный, – каким образом господь утвердил сушу посреди воды.

– Как бы за своими размышлениями ты не проглядел воров!

– Господин! – обиделся опять мечтательный стремянный. – Вы не должны терзать себя беспокойствами! Будьте покойны – я начеку.

Хозяин уснул, но среди ночи опять проснулся:

– Ну, а теперь что ты делаешь?

– Я размышляю о том, как господь соорудил небосвод без колонн, столбов и подпорок.

– Очень мне не нравится эта твоя задумчивость! Смотри – не доглядишь оком – заплатишь боком!

– Обижаете, господин! Как же воры могут увести лошадь, когда я не сплю!?

– Но, может быть, сон уже сваливает тебя? Давай поспи, а я посижу и покараулю.

– Но спать мне совсем не хочется! – убеждал стремянный.

Хозяин опять уснул. Проснувшись же уже на рассвете, спросил:

– Ну, а теперь, о чем ты думаешь?

– А теперь я думаю о том, как же мог допустить господь, что лошадь все же украли?!

Чужая голова подобна тыкве

Вор сорвал с головы дервиша чалму и убежал. А дервиш отправился на кладбище и расположился там в ожидании.

– Вот чудак! – удивились люди. – Вор побежал вон в тот сад, чего же ты здесь сидишь?

– Рано или поздно смерть обязательно пригонит моего обидчика сюда, на кладбище. Так зачем же мне гоняться за ним, он и сам придет!

– Ты – философ, но и дурак не меньше! – сказали люди.

А дервиш, сочтя этот приговор не совсем справедливым, решил больше ничего не объяснять.

Каков приход – такова и проповедь

Мулла Насреддин поднялся на кафедру и стал проповедовать:

– Да воздадим хвалу создателю, который сотворил небо и землю за шесть месяцев.

– Мулла, – перебил его шепотом один знаток Священного писания, – не месяцев, а дней.

– Я это знаю, – ответил Насреддин, – но вот народ вряд ли поверит.

У всякой пташки свои замашки

Разговорились как-то воробей и курица. Воробей сидел на каменной ограде, а курица прохаживалась внизу.

– Послушай, тебе не надоело все ходить и клевать? – спросил воробей. – Ведь ты летать разучилась!

– Неправда! – обиделась курица. Она изо всех сил замахала крыльями и взгромоздилась на ограду. – А теперь ты скажи, не надоело тебе все летать и прыгать? Живи в курятнике. Хозяйка будет подсыпать зерно в твою кормушку – клюй, не зная забот, пока не разъешься в курицу. Правда, из тебя могут сварить суп, но ведь это бывает не чаще, чем раз в жизни. Можно и потерпеть!

Тут подул сильный ветер. Курица, как ни держалась за ограду, все-таки слетела вниз. А воробей расправил крылышки, полетел вокруг да и снова сел на ограду.

– Теперь видишь, – сказал он, – ты большая и сильная, но надеешься в жизни только на кормушку, а я надеюсь только на свои крылья и в жизни сам себе опора.

Все относительно

Один человек спросил своего приятеля:

– Что у тебя на ужин?

– Ровно ничего.

– Это еще неплохо, приятель! А могло бы быть и хуже. Вот у меня тоже нет ничего, но зато есть гость.

Друзья

Один человек навестил своего друга, но, не застав его дома, написал на двери: «Осел». На другой день они встретились.

– Я вчера заходил, но не застал тебя дома, – сказал первый.

– Я так и подумал, – ответил его друг, – ведь ты на двери оставил свою подпись.

Все дело в ритме

Однажды учитель Муришу был в большом городе и, когда вернулся, не смог сдержать ликования: «О, я переполнен радостью, я переполнен! Это было так замечательно!»

Тогда его ученик подумал: «Там был восторг, там была радость! Я должен пойти и посмотреть, смогу ли я найти их».

Он пошел через весь город, вернулся и сказал:

– Как ужасен мир! Все готовы перегрызть друг другу горло; вот что я видел. И я не чувствую ничего, кроме подавленности, злости и тоски.

– Да, – сказал Учитель. – Ты прав.

– Но объясни мне, – негодовал ученик, – почему ты так восторгался, после того как вернулся, а я разрываюсь на части?

– Просто ты шел не в том ритме, в котором шел через город я, – сказал Муришу.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17

Поделиться ссылкой на выделенное