Генри Хаггард.

Священный цветок

(страница 21 из 25)

скачать книгу бесплатно

XVII. Дом Священного Цветка

Прошло около получаса. В продолжение этого времени я обдумывал наше положение и слушал болтовню Стивена. Он говорил мне, во-первых, о том, как должен быть хорош Священный Цветок, и, во-вторых, о красоте глаз молодой леди в белом. Мне едва удалось убедить его не пытаться до поры до времени проникнуть в ограду, где росла орхидея. Во время нашего разговора ворота открылись и в них показалась молодая леди.

– Сэр, – сказал она с почтительным поклоном на своем забавном английском языке, – мать и отец… да, отец… спрашивают, не хотите ли вы и ваши товарищи поесть?

Мы ответили, что хотим, и она повела нас к дому.

– Не удивляйтесь, глядя на них, так как они очень счастливы, и не взыщите с нас за пресный хлеб, – сказала она. После этого она весьма учтиво взяла меня за руку, и мы в сопровождении Стивена вошли в дом, оставив Мавово и Ханса охранять его снаружи.

Дом состоял из двух комнат. В первой мы нашли брата Джона и его жену. Они сидели рядом и восхищенно смотрели друг на друга. Я заметил, что перед этим они, по-видимому, плакали, но это, несомненно, были слезы радости.

– Лизбет, – сказал брат Джон, когда мы вошли, – это мистер Аллан Квотермейн, благодаря решительности и смелости которого мы снова вместе. А этот молодой джентльмен – мистер Стивен Соммерс, его компаньон.

Она поклонилась и протянула нам руку, которую мы пожали.

Потом мы сели за стол, чтобы подкрепиться пищей, состоявшей из овощей и утиных яиц, сваренных вкрутую. Большие порции того и другого были отнесены Стивеном и мисс Хоуп Хансу и Мавово. Хоуп было имя девушки, данное ей матерью как родившейся в час глубокого отчаяния[54]54
  Норе (англ.) – надежда.


[Закрыть]
. Миссис Эверсли вкратце рассказала нам свою необыкновенную историю. Она бежала от Хассан-бен-Магомета и работорговцев, как рассказывал ее мужу перед своей смертью невольник в Занзибаре, и, проблуждав несколько дней, была захвачена небольшим отрядом понго, вышедшим, по-видимому, на поимку пленников. Понго увезли ее в свою землю. В это время прежняя Мать Цветка умерла от старости, и миссис Эверсли была водворена на ее место на острове, который она с тех пор не покидала. Она была привезена сюда тогдашним Калуби и некоторыми из тех, кто «миновал бога». Последнего она никогда не видала (хотя однажды слышала его рев), так как во время их путешествия он не появлялся. С этого момента с ней и ее ребенком все стали обращаться с большой заботливостью и благоговением, так как Мать Цветка и самый Цветок считались воплощением сил природы и плодородия, и это рождение рассматривалось как благоприятное предзнаменование для народа понго. Кроме того, понго надеялись, что со временем «Дитя Цветка» займет место свой матери.

Так жили они здесь в полном одиночестве, занимаясь надзором за обработкой острова. К счастью, при миссис Эверсли осталась маленькая Библия. Благодаря этому она имела возможность научить свою дочь читать.

Я часто думал, что если бы я был осужден на одиночное заключение и мне было бы позволено взять с собой только одну книгу, я выбрал бы Библию, так как, помимо всего изложенного в ней и красоты ее языка, она заключает в себе историю надежды человека на спасение.

Довольно странно, но, подобно своему мужу, миссис Эверсли в продолжение этих бесконечных лет не теряла веры в свое избавление.

– Я все время была уверена, что ты, Джон, жив и что мы снова встретимся, – говорила она мужу.

Когда миссис Эверсли окончила свой рассказ, мы изложили ей в сжатом виде свою историю. Обе леди выслушали ее с большим удивлением. Когда она была окончена, я услышал, как мисс Хоуп сказала:

– Выходит, что спасителем нашим являетесь вы, о Стивен Соммерс!

– Конечно, – ответил Стивен, – но почему?

– Потому что вы, увидев в далекой Англии Священный Цветок, сказали: я должен иметь его. Потом вы заплатили серебренники (тут сказалось чтение ею Библии) за путешествие и наняли храброго охотника, чтобы он убил дьявола-бога и провел сюда вас и моего седоголового отца. Да, вы наш спаситель, – закончила она, очень мило кивнув ему головой.

– Это не совсем так, – ответил Стивен, – но я объясню вам все потом. А теперь, мисс Хоуп, не можете ли вы показать нам Цветок?

– Сделать это может только Мать Цветка. Если вы посмотрите на Цветок без нее, вы умрете.

– В самом деле? – воскликнул Стивен.

В конце концов, после долгого колебания, Мать Цветка согласилась сделать это, так как бог теперь был мертв. Однако она прежде всего отправилась в заднюю часть дома и хлопнула в ладоши. На этот зов явилась глухонемая старуха, представлявшая типичный образец туземной альбиноски. Она смотрела на нас с удивлением. Миссис Эверсли начала разговаривать с ней с помощью пальцев, причем делала это так быстро, что я едва мог следить за их движениями. Старуха поклонилась до земли, потом поднялась и побежала по направлению к воде.

– Я послала ее за веслами от лодки, – сказала миссии Эверсли. – Я положу на них свою печать. Тогда никто не осмелится воспользоваться ими, чтобы переплыть через озеро.

– Это очень благоразумно, – заметил я, – так как нам бы не хотелось, чтобы Мотомбо узнал о нашем пребывании здесь.

Мы подошли к ограде, окружавшей Священный Цветок. Миссис Эверсли разрезала туземным ножом пальмовые волокна, припечатанные глиной к двери. Никто не мог войти в ограду, не сломав этой печати. Оттиск на ней был сделан небольшим предметом, который Мать Цветка носила на шее как знак занимаемого ею положения. Это был очень странный предмет, сделанный из золота и имевший на лицевой стороне глубоко вырезанное изображение обезьяны с цветком в правой руке. Кроме того, он был, по-видимому, очень древней работы; это указывало на то, что обезьяна и орхидея почитались народом понго с незапамятных времен.

Когда Мать Цветка открыла дверь, я увидел самое красивое растение, какое когда-либо видел человек. Размером оно было около восьми футов в поперечнике; его листья были темно-зелеными, длинными и узкими. Как раз в это время года оно цвело – я насчитал около двенадцати вполне распустившихся цветков. О размерах последних я уже упоминал, когда описывал высушенный экземпляр, поэтому нет нужды повторять это. По количеству цветков этого священного растения понго судили о том, будет ли данный год урожайным или нет. Если их было много, – они ждали хорошего урожая, если мало – плохого.

Иногда случалось, что растение вовсе не цвело; в таких случаях всегда ждали засухи и голода. Поистине это были замечательные цветы с их золотыми лепестками и темными пятнами в центре, чрезвычайно походившими на обезьяньи головы.

Но если орхидея поразила меня, то на Стивена она, можно сказать, произвела ошеломляющее действие. Он чуть с ума не сошел. Он долго смотрел на растение и в заключение бросился перед ним на колени, тем самым заставив мисс Хоуп воскликнуть:

– Как, о Стивен Соммерс, вы тоже поклоняетесь Священному Цветку?

– Да, – ответил он, – я готов умереть за него.

– Это вы еще успеете сделать, – заметил я в сердцах, так как не люблю, когда взрослые люди выставляют себя в глупом виде.

Вместе с нами в ограду вошли Мавово и Ханс, и я подслушал их разговор, который весьма позабавил меня. Ханс объявил Мавово, что белые люди восхищаются этой сорной травой (он так и сказал: «сорной травой») потому, что она похожа на золото, которое является действительно почитаемым ими богом, хотя этот бог известен среди них под разными именами. Мавово, которого это мало интересовало, ответил, что это, может быть, и так, хотя он убежден, что истинной причиной нашего поклонения этому растению является то, что из него добывается снадобье, дающее силу и храбрость. Я должен заметить, что зулусы ценят только те цветы, которые приносят какую-нибудь практическую пользу.

Налюбовавшись цветком вдоволь, я спросил миссис Эверсли, что представляют собой небольшие насыпи, расположенные за круглой влажной клумбой, на которой росла орхидея.

– Это могилы Матерей Цветка, – ответила она. – Здесь их двенадцать; а вот место для тринадцатой, которая предназначена для меня.

Чтобы переменить разговор, я задал ей другой вопрос, а именно, есть ли в этой стране еще такие орхидеи.

– Нет, – ответила она, – по крайней мере, я никогда не слышала об этом. Мне всегда говорили, что этот цветок доставлен сюда издалека много лет тому назад. Кроме того, согласно древнему закону ему не дают разрастаться. Я должна срезать и уничтожать с соответствующей церемонией всякий новый отросток, выходящий за пределы этой клумбы.

– Видите этот семенной плод, оставшийся на стебле одного из прошлогодних цветков? Он теперь вполне созрел и в ночь будущего новолуния, когда меня посетит Калуби, я должна буду сжечь его с известными обрядами в присутствии последнего.

При уходе я сорвал этот семенной плод, который размером был не больше апельсина. Никто не заметил этого, и я преспокойно спрятал его в карман.

Потом, предоставив Стивену и молодой леди восхищаться орхидеей (или друг другом), мы, трое старших, возвратились в дом, чтобы обсудить положение вещей.

– Мистер и миссис Эверсли! – сказал я. – Судьба привела вас снова встретиться после двадцатилетней разлуки. Но что делать дальше? Правда, горилла убита, и поэтому путь через лес свободен. Но за лесом есть еще водное пространство, переплыть которое нам не на чем. За водным пространством, у входа в пещеру, сидит, словно паук в паутине, старый колдун Мотомбо, а за Мотомбо и его пещерой – Комба, или новый Калуби, и целое племя людоедов…

– Людоедов? – прервала меня миссис Эверсли. – Я не знала, что они людоеды. Правда, я знаю понго очень мало, так как почти не видела их.

– В таком случае поверьте мне, что это так. Кроме того, я убежден, что они собираются съесть нас. Теперь, предполагая, что вы, вероятно, не намерены провести всю свою жизнь на этом острове, я хотел бы узнать, как вы думаете бежать из Страны Понго?

Они покачали головами. По-видимому, они не думали об этом. Брат Джон погладил свою белую бороду и спросил:

– А на чем порешили вы, Аллан? Я и моя жена вполне полагаемся на вас. Вы так предусмотрительны.

После минутного размышления я позвал Ханса и Мавово, которые пришли и уселись на корточках на веранде.

– Ну и что вы решили? – спросил я, изложив им положение дела.

– Мой отец смеется над нами, – торжественно ответил Мавово. – Может ли что-нибудь решать крыса, сидящая в норе, в то время, когда собака ждет ее у входа? Я ничего не вижу, кроме смерти!

– Весело! – заметил я. – А что скажешь ты, Ханс?

– Ох, баас, – ответил готтентот, – я был мудр, когда мне пришла в голову мысль спрятать ружье Интомби в бамбуковую палку. Но теперь моя голова стала похожа на испорченное яйцо. Когда я пытаюсь вытряхнуть из нее мудрость, мои мозги размягчаются и болтаются в ней, как внутренность испорченного яйца. Однако у меня есть одна мысль: спросить совета у мисс. У нее молодой ум, и она не утомлена. Спрашивать бааса Стивена бесполезно, так как его голова занята теперь другим, – при этом Ханс улыбнулся, слегка оскалив зубы.

Скорее для того, чтобы дать себе время обдумать создавшееся положение, нежели по какой-нибудь другой причине, я позвал мисс Хоуп, которая только что вышла со Стивеном из священной ограды. Я объяснил ей, в чем дело, говоря медленно и ясно, чтобы она могла понять меня. К моему удивлению, она ответила сразу. Может ли бог быть привязанным к одному месту? Если он захочет путешествовать, видеть новые страны и прочее, то кто может запретить ему это?

– Я не совсем понимаю вас, – сказал я.

– Священный Цветок – бог, а моя мать – его жрица. Если Священному Цветку надоело и он хочет расти в другом месте, то почему жрице не перенести его туда и не переселиться вместе с ним?

– Великолепная идея! – сказал я. – Но видите ли, мисс Хоуп, тут есть, или, вернее, было два бога, из которых один не может путешествовать.

– О, это очень легко устроить! Наденьте шкуру лесного бога на этого человека, – она указала на Ханса. – Кто заметит разницу? Они похожи друг на друга, как родные братья. Только этот меньше.

– Право, это великолепная идея! – восхищенно воскликнул Стивен.

– Что говорит мисс? – подозрительно спросил Ханс. Я объяснил ему.

– Ох! – воскликнул Ханс. – Пусть баас подумает о запахе, который будет внутри шкуры бога, когда она нагреется на солнце. Кроме того, бог большого роста, а я малого.

Он обернулся к Мавово и предложил ему взять эту роль на себя, говоря, что она больше подходит к последнему, так как он обладает более крепким сложением.

– Я скорее умру, чем соглашусь на это, – ответил гордый зулус. – Могу ли я, воин, в жилах которого течет благородная кровь, нарядиться в шкуру мертвого зверя и явиться перед людьми в виде обезьяны? Мы поссоримся с тобой, Пятнистая Змея, если ты еще раз предложишь мне это.

– Мавово прав, – сказал я. – Он воин, очень сильный в сражении. Ты, Ханс, тоже силен свою хитростью и, надев шкуру гориллы, можешь оставить понго в дураках. Лучше поносить тебе в течение нескольких часов эту шкуру, чем быть нам всем убитыми.

– Да, баас, это правда. Конечно, для меня, как и для Мавово, лучше умереть, чем надеть эту шкуру. Однако мне будет приятно обмануть этих понго и, кроме того, я не хочу, чтобы бааса убили из-за того, что я не могу перенести дурного запаха. Итак, если нужно, то я сделаюсь богом.

Таким образом, дело было улажено благодаря самопожертвованию этого добряка Ханса, бывшего истинным героем всей этой истории. Мы решили пуститься в наше отчаянное предприятие на заре следующего дня. До этого времени нам нужно было сделать очень многое. Миссис Эверсли созвала всех служанок, которые, числом около двенадцати, вскоре собрались перед верандой.

Печально было смотреть на этих бедных женщин, из которых одна половина состояла из неприятных на вид альбиносок, а другая – из глухонемых. Миссис Эверсли, говорившая с ними в качестве жрицы, объявила, что живущий в лесу бог умер и что поэтому она должна взять Цветок и отправиться к Мотомбо, чтобы известить его об этой ужасной катастрофе. Тем временем они должны оставаться на острове и продолжать обработку полей.

Это приказание повергло несчастных женщин в большое уныние; они, по-видимому, были сильно привязаны к своей госпоже и ее дочери.

Старшая из них – высокая худая женщина с белыми волосами и розовыми глазами – похожая, по словам Стивена, на ангорского кролика – бросилась на землю и, целуя ноги миссис Эверсли, спросила, когда она возвратится обратно, так как без нее и Дочери Цветка все они умрут от печали.

Подавив волнение, миссис Эверсли ответила, что она этого не знает: все будет зависеть от воли Неба и Мотомбо. Потом, чтобы прекратить дальнейшие разговоры, она приказала им принести заступы, которыми они обрабатывали землю, а также винные палки, циновки и веревки из пальмовых волокон, и помочь нам выкопать из земли Священный Цветок.

Это было произведено под руководством Стивена, чувствовавшего себя в этом деле, как в родной стихии, хотя такая работа была далеко не из легких. Она проходила весьма невесело, так как служанки все время плакали. Плакала даже мисс Хоуп, и я заметил, что ее мать тоже сильно взволнована. В продолжение свыше двадцати лет она была хранительницей этого растения, к которому, мне кажется, в конце концов стала относиться с таким же благоговением, как и народ понго.

Наконец наша работа была окончена. Мы выкопали растение вместе с землей, чтобы не дать ему засохнуть, причем старались по возможности не задевать его корней. Под ними, приблизительно на глубине трех футов, мы нашли несколько предметов. Одним из них был древний каменный фетиш грубой работы, имевший вид обезьяны с золотой короной. Этот предмет был небольших размеров и потому сохранился у меня до сих пор. Кроме того, там оказалась куча угля, среди которого было несколько наполовину сгоревших костей и малоповрежденный череп. Последний, по-видимому, принадлежал женщине низшей расы, быть может первой Матери Цветка.

Когда растение было окончательно отделено от почвы, на которой оно росло в тление столь многих лет, оно было помещено на большую циновку и искусно обложено влажным мхом. Последнее было выполнено Стивеном, который в подобных делах был настоящим художником. Циновка была обвязана вокруг корней растения; каждый его стебель был из предосторожности привязан к тонкой бамбуковой палочке. Потом вся связка была помещена на бамбуковые носилки и прикреплена к ним веревками из пальмовых волокон.

Тем временем стало темнеть. Все мы устали. – Баас, – сказал мне Ханс, когда мы возвратились в дом, – не лучше ли будет, если мы с Мавово возьмем немного пищи и отправимся спать в лодку? Конечно, эти женщины не могут причинить нам вреда, но я, присмотревшись к ним сегодня, боюсь, как бы они не наделали из палок весел и не перебрались через озеро, чтобы предупредить обо всем понго.

Мне не хотелось разделять наше небольшое общество на две части, но мысль Ханса показалась мне благоразумной, и я согласился на это.

Вскоре Ханс и Мавово, вооружившись копьями и захватив с собой провизии, отправились на берег озера.

Стивен и я ночевали в ограде, рядом с упакованным Цветком, с которым он не хотел расставаться. Эта предосторожность оказалось не излишней, так как около полуночи я увидел при свете луны, как дверь острожно приоткрылась и в ней показалось несколько женщин-альбиносок.

Я приподнялся, кашлянул и поднял ружье, после чего они убежали и больше не возвращались.

Брат Джон, его жена и дочь встали задолго до зари, чтобы сделать необходимые приготовления к путешествию, собрать запас провизии и прочее. Мы позавтракали еще при луне и с первыми лучами солнца тронулись в путь.

Я заметил, что миссис Эверсли и ее дочь с грустью расстаются с этим местом, где они мирно прожили в полном одиночестве так много лет, где последняя родилась и прожила до совершеннолетия.

Я решил, что до лодки Цветок должны нести обе леди, считая наилучшим, если служанки увидят, что их святыни находятся под попечением посвященных им жриц. Впереди шел я с ружьем, потом обе леди с Цветком (их белые одежды были покрыты плащами из древесной коры, обработанной особенным способом); брат Джон и Стивен, несшие весла, замыкали шествие.

Мы без всяких приключений дошли до лодки, где, к своему облегчению, нашли ожидающих нас Мавово и Ханса. Я поступил очень благоразумно, позволив им ночевать на берегу, так как ночью к ним подошло несколько альбиносок с явным намерением завладеть лодкой. Увидев, что она охраняется, они убежали.

Когда мы приготовились к отплытию, эти несчастные создания появились в полном составе и, бросившись на землю, со слезами умоляли Мать Цветка не покидать их.

Мы постарались отчалить возможно скорее, оставив плачущих альбиносок на берегу.

Достигнув противоположного берега озера, мы спрятали лодку в кустах, в том самом месте, где нашли ее, и отправились дальше.

Цветок несли теперь Стивен и Мавово, как самые сильные из нас. Стивен не жаловался на его тяжесть, но зулус начал проклинать растение после нескольких часов путешествия. Я думаю, что он отказался бы нести Цветок, если бы не питал расположения к Стивену.

Мы пересекли Сад бога, где Калуби два раза в год разбрасывали священные семена. Животное обыкновенно нападало на наскучивших ему королей понго, когда последние проходили через этот огромный лес. Тот факт, что нападение всегда имело место после того, как семена бывали разбросаны, указывал на известную долю сметливости животного.

Эти нападения растягивались обыкновенно года на полтора. В первый раз бог сопровождал Калуби до сада и обратно, проявляя свою неприязнь к нему тем, что рычал на него. Во второй раз он хватал его за руку и откусывал ему один из пальцев (как было с нашим Калуби), что, благодаря заражению крови, обыкновенно вызывало смерть. Если же Калуби оставался в живых, то горилла убивала его в следующее посещение, чаще всего – откусив ему голову свой могучей пастью.

В таких посещения Калуби сопровождали избранные юноши, из которых всегда несколько погибало. Оставшихся невредимыми после шести посещений назначали к особым испытаниям до тех пор, пока их не оставалось только двое; последних объявляли «миновавшими бога» и «принятыми богом». Они пользовались большим почетом (как, например, Комба), и после смерти Калуби один из них занимал его место, сохраняя его в течение десяти лет, а иногда и дольше.

Я спросил миссис Эверсли, посещал ли когда-нибудь Мотомбо бога. Она ответила, что Мотомбо делал это один раз в пять лет. В таких случаях он после многих таинственных церемоний проводил во время полнолуния целую неделю в лесу. Один из Калуби рассказывал ей, что видел Мотомбо и бога сидящими рядом под деревом, обняв друг друга, и «разговаривающими, как братья».

За исключением еще нескольких рассказов о почти сверхъестественной хитрости Мотомбо – это все, что я узнал о нем.

Однако я должен упомянуть еще кое о чем в связи с рассказом Бабембы. Мне кажется, что понго пускали в лес пленников других племен для того, чтобы их бог мог позабавиться убийством. Такова была участь, на которую были обречены и мы, согласно обряду понго.

Пройдя через сад, мы достигли «Полянки упавшего дерева», где нашли шкуру зверя в том виде, в каком оставили ее, только несколько уменьшившейся в объеме.

Она, по-видимому, была посещена целой ордой лесных муравьев, которые, к счастью для Ханса, выели из нее все остатки мяса, оставив самую кожу абсолютно нетронутой, я полагаю потому, что она оказалась для них слишком твердой. Я никогда не видел более чистой работы.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25

Поделиться ссылкой на выделенное