Генри Хаггард.

Священный цветок

(страница 19 из 25)

скачать книгу бесплатно

– Ты называешь бога своим братом, – сказал я, – но мы слышали, что он обезьяна. А разве может обезьяна быть братом человека?

– Вы, белые люди, не понимаете этого, но мы, черные, понимаем. Вначале обезьяна убила моего брата, который был Калуби. Его дух вошел в обезьяну и превратил ее в бога. Поэтому она убивает каждого Калуби, и их духи также входят в нее. Не так ли, о нынешний Калуби, уже потерявший палец? – насмешливо прибавил он.

Калуби, простершись на земле, задрожал, но ничего не ответил.

– Все произошло так, как я предвидел, – продолжал похожий на жабу Мотомбо. – Вы возвратились, и теперь мы узнаем, справедливы ли были слова белобородого, когда он говорил, что его бог отомстит нашему богу. Вы пойдете отомстить ему, а мы посмотрим, удастся ли вам это. Только на этот раз с вами не будет железных труб, которых мы боимся. Ибо не объявил ли через меня бог, что когда белые люди возвратятся с железными трубами, тогда он, наш бог, умрет и я, Мотомбо, уста бога, тоже умру. Священный Цветок будет выкопан из земли. Мать Цветка исчезнет, а люди понго будут рассеяны и превратятся в странников и рабов. И не объявил ли он, что когда белые люди придут без железных труб, тогда произойдут таинственные вещи (о! не спрашивайте о них; в свое время вы все узнаете!) и народ понго, приходящий теперь в упадок, снова станет великим? Вот почему я приветствую вас, белые люди, пришедшие из земли призраков, ибо через вас мы, понго, станем плодовитыми и великими!

Внезапно он прекратил свою речь, и его голова еще глубже вошла в плечи. Он долго сидел молча, и его блестящие свирепые глаза пристально смотрели на нас, будто желая угадать наши самые сокровенные мысли.

Если это удалось Мотомбо, то я думаю, что он был весьма доволен, ибо, сказать правду, я чувствовал одновременно страх, бессильную ярость и отвращение. Конечно, я нисколько не верил тому, что он говорил, но я чувствовал глубокое отвращение к этому существу, бывшему человеком только наполовину. Кроме того, оно внушало мне ужас. Я был уверен, что оно замышляет против нас зло.

Вдруг оно снова заговорило.

– Кто этот маленький, желтый, с лицом, похожим на череп? – спросил Мотомбо, указывая на Ханса, державшегося как можно дальше от него и прятавшегося за Мавово. – Этот сморщенный, с плоским носом, который мог бы быть ребенком моего брата, бога? Зачем ему, такому маленькому, такая большая палка? – Он снова указал на большую бамбуковую палку Ханса. – Я думаю, что он полон хитрости, как свежая тыква водой. Этого большого, черного я не боюсь, – он указал на Мавово, – ибо мое колдовство сильнее его колдовства, – (по-видимому, он узнал в Мавово колдуна), – но маленького желтого человека с большой палкой и мешком за плечами я боюсь. Я думаю, что его надо убить.

Он остановился, и мы задрожали, ибо могли бы мы помешать ему убить бедного готтентота, если бы он это решил? Но Ханс, понявший, что ему грозит большая опасность, призвал на помощь всю свою хитрость.

– О Мотомбо! – жалобно сказал он. – Ты не должен убивать меня, ибо я слуга посла.

Ты ведь знаешь, что боги каждой страны мстят тем, кто причиняет зло ее послам или их слугам. Если ты убьешь меня, я буду являться тебе по ночам. Да, я буду садиться тебе на плечо и не дам тебе покоя до тех пор, пока ты не умрешь. Ибо хоть ты и очень стар, все же в конце концов ты умрешь, о Мотомбо!

– Верно, – сказал Мотомбо. – Не говорил ли я, что он полон хитрости? Все боги мстят тем, кто убивает послов их страны или их слуг. Это право, – тут он рассмеялся ужасным смехом, – принадлежит одним богам. Пусть боги понго сами решат это!

Я вздохнул с облегчением. Мотомбо продолжал новым, можно сказать, деловым тоном:

– Скажи, о Калуби, что привело ко мне, устам бога, этих белых людей? Кажется, они пришли говорить о договоре с королем мазиту? Встань и говори.

Калуби поднялся и с униженным видом коротко и ясно изложил причину посещения нами Страны Понго в качестве послов Бауси и перечислил статьи договора, который должен был быть одобрен Мотомбо и королем мазиту. Мы заметили, что это, по-видимому, совсем не интересовало Мотомбо. Он, казалось, спал в продолжение речи Калуби. Когда последний умолк, он открыл глаза и, указав на Комбу, сказал:

– Встань, будущий Калуби!

Комба поднялся и своим холодным, отчетливым голосом рассказал, как он посетил Бауси и обо всем, относившемся к его миссии. Снова Мотомбо, по-видимому, уснул и открыл глаза только тогда, когда Комба описывал, как он обыскивал нас, чтобы мы не могли тайно захватить с собой огнестрельного оружия. При этом Мотомбо закивал своей большой головой в знак одобрения и облизал себе губы своим тонким красным языком. Когда Комба окончил говорить, он сказал:

– Бог говорит мне, что план мудр, ибо без новой крови народ понго погибает. Но каков будет исход этого дела – знает только он один, ибо читать будущее может только бог.

Он остановился, потом вдруг быстро спросил:

– Не имеешь ли ты еще чего-нибудь сказать, о будущий Калуби? Бог заставляет меня спросить тебя об этом.

– Да, о Мотомбо. Много лет тому назад бог откусил палец у нашего господина Калуби. Калуби, слышавший, что в земле мазиту есть белый человек, который умеет хорошо лечить и живет около большого озера, взял лодку и поплыл к тому месту, где расположился лагерем белый человек по имени Догита – вот этот, с белой бородой, который стоит перед тобой. Я последовал за ним в другой лодке, ибо хотел узнать, что он собирается делать, и посмотреть на белого человека. Я спрятал свою лодку и тех, кто был со мною, в камышах, далеко от лодки Калуби, потом пошел вброд по мелкой воде и спрятался в густом тростнике около полотняного дома белого человека. Я видел, как белый человек отрезал Калуби больной палец, и слышал, как Калуби просил белого человека прийти в нашу страну с железной трубой, изрыгающей дым, и убить бога, которого он боится.

Все были крайне поражены этим сообщением, а Калуби снова пал ниц на землю и лежал неподвижно. Только Мотомбо, казалось, совсем не был удивлен – быть может потому, что он уже знал эту историю.

– Это все? – спросил он.

– Нет, о уста бога! Вчера вечером, после совещания, о котором ты уже слышал, Калуби, закутавшись как мертвое тело, посетил белых людей в их хижине. Я знал, что он сделает это, и потому приготовился. С помощью острого копья я пробуравил дыру в стене хижины, действуя из-за ограды. Потом я просунул сквозь ограду к этой дыре длинную камышинку и, приложив ухо к ее концу, слышал все, что говорилось в хижине.

– Ох, как хитро! – с невольным восхищением пробормотал Ханс. – О Ханс, хоть ты и стар, тебе надо еще многому поучиться!

– Среди многого другого, что я могу передать тебе, о Мотомбо, – спокойно продолжал Комба среди всеобщего молчания, – я слышал, как наш господин Калуби, чье имя «Дитя бога», заключил с белыми людьми договор, по которому они должны убить бога (каким образом – я не знаю, ибо об этом не говорилось), взамен чего они должны получить Мать Священного Цветка, ее дочь, будущую Мать, и весь Священный Цветок, выкопанный с корнем. Кроме того, все они, вместе со Священным Цветком, должны быть переправлены через большую воду. Вот и все, о Мотомбо!

Среди напряженной тишины Мотомбо долго смотрел своими грозно сверкающими глазами на распростершегося перед ним Калуби. Потом вдруг Мотомбо громко заревел. Да, он ревел, словно раненый буйвол! Я никогда не поверил бы, что такой сильный звук может исходить из груди столь хилого человека. В продолжение почти целой минуты его яростный крик эхом раздавался по всей пещере. Между тем воины понго, вскочив на ноги, указывали руками (некоторые из них все еще держали горящие факелы) на несчастного Калуби, на котором, по-видимому, больше, чем на нас, сосредоточился их гнев, и шипели, словно змеи. Поистине эта была адская сцена, в которой Мотомбо играл роль Сатаны. Его грузная дьявольская фигура на тонких, как у жабы, ногах, большие костры, горевшие по обеим сторонам пещеры, бледный вечерний свет, отражавшийся в тихой воде на заднем плане и придававший зловещий вид деревьям на горе, белые фигуры понго, обращенные к несчастному осужденному и шипевшие, словно разъяренные змеи – все это казалось ужасным кошмаром.

Наконец Мотомбо схватил свой причудливый рог и затрубил. На звук его изо всех дверей выбежали женщины, но, видя, что в них нет надобности, остановились в выжидательных позах. Лишь только звуки рога замолкли, тотчас же воцарилась глубокая тишина, нарушавшаяся треском костров.

– Все кончено, старина! – шепнул мне дрожащим голосом Стивен.

– Да, – ответил я, – все кончено. Теперь сомкнемся потеснее и постараемся продать свою жизнь как можно дороже. У нас есть копья…

В это время Мотомбо снова заговорил:

– Итак ты, бывший Калуби, вместе с белыми людьми, которым пообещал отдать Священный Цветок и тех, кто охраняет его, задумал убить бога? Хорошо! Ты и все они должны пойти и поговорить об этом с богом. А я отсюда посмотрю, кто умрет – вы или бог. Возьмите их!

XVI. Боги

С громким криком бросились на нас воины понго. Мавово, кажется, успел поднять копье и убить одного из них, так как я видел, как этот воин упал навзничь и остался неподвижным. Но они очень скоро справились с нами. Через полминуты мы были схвачены, копья были вырваны из наших рук, и мы, все шестеро (вернее, семеро, включая Калуби), были брошены в лодку. Несколько воинов под предводительством Комбы, занявшего место на корме, прыгнули в лодку, которая быстро была выведена из-под платформы, где сидел Мотомбо, и направлена через выход из бухточки в тихие воды канала или залива, отделявшего скалистую громаду, с пещерой внутри, от основания горы.

Когда мы выплывали из пещеры, Мотомбо, беспокойно вертевшийся на своем сидении, закричал Комбе:

– О Калуби! Отвези бывшего Калуби и троих белых людей с их слугами к краю леса, называемого «Домом бога», и оставь их там. Потом возвратись в город Рику. Когда все будет окончено, я призову тебя.

Комба кивнул своей красивой головой. По его знаку двое воинов взялись за весла (большего числа гребцов не требовалось), и лодка медленно поплыла через канал.

Первое, что мне бросилось в глаза, это чрезвычайно черный цвет воды, причиной чего, я полагаю, была ее глубина и тень, отбрасываемая скалой с одной стороны и высокими деревьями – с другой. Кроме того, я заметил, что оба берега этого канала служат убежищем для множества крокодилов, лежавших повсюду словно бревна. Далее я увидел, что в том месте, где канал сужается, из воды торчат зубчатые сучья, как будто туда упали или были сброшены большие деревья. Я вспомнил о Бабембе, бежавшем отсюда в лодке этим путем, и подумал, что это было бы теперь невозможно из-за упомянутых деревьев. Переплыть через них можно было бы только во время большого половодья.

Через две – три минуты мы достигли противоположного берега. Нос лодки врезался в мель, спугнув больших крокодилов, которые с сердитым всплеском исчезли в глубине.

– Выходите на берег, белые господа, выходите! – сказал Комба с крайней учтивостью. – Посетите бога, который, без сомнения, ждет вас. Прощайте, так как мы больше никогда не встретимся. Хоть вы и мудры, а я глуп, но выслушайте мой совет и вспомните его, если когда-нибудь снова вернетесь на землю. Держитесь поближе к своему собственному богу, если у вас таковой имеется, и не вмешивайтесь в дела богов других народов. Еще раз прощайте!

Потом, под угрозой копий понго, мы вышли на тинистый берег. Брат Джон вышел первым с улыбкой на своем красивом лице, которая при таких обстоятельствах казалась мне неуместной, хотя, без сомнения, он лучше меня знал, когда ему следует улыбаться. Калуби вышел последним. Его ужас перед зловещим берегом был так велик, что он почти насильно был удален из лодки своим наследником Комбой. Однако когда он покинул ее, к нему вернулось некоторое мужество, так как он обернулся и сказал Комбе:

– Помни, о Калуби, что постигшая меня участь будет в свое время твоей участью. Богу скоро надоедают его жрецы. Через год, два или больше, – ты неизбежно последуешь за мной!

– Тогда, о бывший Калуби, – насмешливо ответил Комба, отталкивая лодку, – попроси за меня бога, чтобы это случилось попозже. Попроси его, когда твои кости будут трещать в его объятиях!

Глядя на удалявшуюся лодку, я вспомнил одну картинку из старой латинской книжки моего отца, на которой были изображены души умерших, перевозимые неким Хароном[52]52
  Харон – в древнеримской мифологии – старик-перевозчик, переправлявший тени умерших в загробное царство.


[Закрыть]
через реку Стикс. Сцена, открывавшаяся перед нами, очень напоминает эту картинку. Тут была лодка Харона, плававшая по ужасному Стиксу. Там, вдали, сиял свет мира – здесь был печальный, неведомый берег. А мы – мы были душами умерших, ожидающих гибели от зубов или когтей неведомого чудовища… Ох! Параллель была удивительно точной! И как вы думаете, какое замечание последовало со стороны этого сумасшедшего Стивена?

– Наконец-то мы попали сюда, старина! – сказал он. – И это удалось нам, можно сказать, без больших хлопот. Ох, как весело! Ура!

Он плясал на топком берегу, подбрасывая вверх свою шляпу и испуская веселые крики.

– Сумасшедший! – только и мог сказать я. – Ему весело! – Конечно, иногда безумие человека проявляется в веселости. Потом я спросил Калуби, где находится бог.

– Всюду, – ответил он, указывая дрожащей рукой на безграничный лес. – Быть может, за этим деревом, быть может, за тем, быть может, далеко отсюда. Мы узнаем это до наступления утра.

– Что же ты намерен делать? – сердито спросил я его.

– Умереть, – ответил он.

– Послушай, глупец! – воскликнул я. – Ты можешь умереть, если тебе нравится, но мы вовсе не желаем этого. Проведи нас в какое-нибудь место, где мы могли бы укрыться от вашего бога.

– Никто не может спастись от бога, господин, особенно в его собственном Доме, – он отрицательно покачал своей глупой головой, потом продолжал: – Как нам спастись, когда отсюда никуда нельзя уйти?

Калуби нерешительно направился вверх по горе. Я спросил его, куда он идет.

– На кладбище, – ответил он. – Там можно найти копья, похороненные вместе с костями.

Я принял это к сведению (ибо нельзя пренебрегать копьями, когда у нас имеются только складные ножи) и приказал ему вести нас туда.

Через минуту мы поднимались вверх по холму через страшный лес, где сумерки надвигавшейся ночи напоминали лондонский туман.

Пройдя триста или четыреста шагов, мы вышли на открытое место, где прямо на земле стояло много железных ящиков. На каждом из них лежал покрытый плесенью, наполовину сломанный череп.

– Бывшие Калуби! – пробормотал в виде пояснения наш проводник. – Смотрите, Комба уже приготовил для меня гроб! Он указал на новый ящик с открытой крышкой.

– Какая заботливость с его стороны! – сказал я. – Но покажи нам, где копья, пока не стало совсем темно.

Он подошел к одному из более новых гробов и сказал, чтобы мы подняли его крышку, так как он боится сделать это. Я сбросил ее в сторону. В гробу лежали кости, из которых каждая, за исключением, конечно, черепа, была во что-то завернута. Тут же стояло несколько горшков, наполненных, по-видимому, золотым песком, и лежали два прекрасных копья.

Мы открыли несколько гробов и извлекли из них еще несколько копий, положенных туда для того, чтобы покойник мог пользоваться ими во время своего путешествия в царство теней. Древки большинства из них несколько подгнили от сырости, но, к счастью, наконечник каждого копья был снабжен медным гнездом, имевшим вид трубки длиною около трех футов, что давало возможность пользоваться им даже без древка.

– Плохое оружие для борьбы с дьяволом! – заметил я.

– Да, баас, – весело ответил Ханс, – но у меня есть кое-что получше!

Я посмотрел на него – все обернулись с изумлением.

– Что ты хочешь сказать, Пятнистая Змея? – спросил Мавово.

– Что ты мелешь, сын сотни идиотов? Разве сейчас время шутить? Довольно с нас и одного шутника! – сказал я, посмотрев на Стивена.

– Что я хочу сказать, баас? Разве баас не знает, что при мне есть маленькое ружье Интобми, то самое, из которого баас стрелял коршунов в краале Дингаана? Я ничего не говорил, потому что думал, что баас знает об этом. Кроме того, я считал лучшим, чтобы баас не знал об Интомби, так как эти мерзкие понго могли случайно узнать о нем от бааса, а тогда…

– Он помешался, – прервал его брат Джон, хлопая себя по лбу, – совсем помешался, бедняга! Что ж, при таких обстоятельствах это вовсе неудивительно!

Я снова посмотрел на Ханса, так как был согласен с братом Джоном. Однако он совсем не походил на сумасшедшего, но казался еще более хитрым, чем обыкновенно.

– Ханс, – сказал я, – скажи нам, где это ружье, или я прикажу Мавово высечь тебя.

– Где это ружье, баас? Да разве баас не видит, что оно перед глазами бааса?

– Вы правы, Джон, – сказал я, – он помешался. Но Стивен подбежал к Хансу и начал трясти его.

– Не надо трясти меня, баас, – запротестовал последний, – иначе ружье может испортиться.

Крайне изумленный, Стивен выпустил его.

Тогда Ханс сделал что-то с верхним концом своей огромной бамбуковой палки, потом осторожно перевернул ее и из нее выскользнул ствол ружья, тщательно обмотанный грязной тряпкой; его дуло было закупорено куском пакли.

Я был готов расцеловать Ханса. Да, такова была моя радость, что я готов был расцеловать этого грязного, скверно пахнущего старого готтентота!

– А ложе? – спросил я едва дыша. – Ведь без него, Ханс, ствол совсем бесполезен.

– Ох, неужели баас думает, что я, так много лет владеющий ружьем, не знаю, что у него должно быть ложе?

Он снял с плеч свой узел, развернул его и достал из него большую связку желтого табака, которая заинтриговала меня и Комбу на берегу озера перед нашим отплытием в Землю Понго. Он разорвал эту связку и вынул из нее ложе ружья, тщательно вычищенное, с одетым пистоном и спущенным курком, под который в виде предосторожности был на всякий случай подложен клочок пакли.

– Ты герой, Ханс! – воскликнул я. – Тебе цены нет!

– Да, баас. Хотя баас до сих пор ни разу не говорил мне этого. Я решил, что мне на этот раз не следует спать перед лицом смерти. Кто теперь должен спать на постели, которую прислал мне Бауси? – спросил он, собирая ружье. – Я думаю, что ты великий глупец, Мавово. Ты не принес сюда ружья. Если бы ты был настоящим колдуном, ты послал бы сюда наперед наши ружья, чтобы мы могли найти их здесь готовыми. Что, теперь будешь смеяться надо мной, тупоголовый зулус?

– Нет, – искренне ответил Мавово. – Я дам тебе похвальное имя. Я составлю для тебя похвальное имя, о Мудрая Пятнистая Змея.

– Однако я не вполне герой, – продолжал Ханс, – и заслуживаю похвалу только наполовину. Ибо, хотя в моем кармане есть много пороха и пуль, но пистоны вывалились через дыру в моем жилете. Баас помнит, как я говорил ему о потерянных талисманах? Но все-таки осталось три пистона; нет, четыре, потому что один на ружье. Ну вот, баас, Интомби готово и заряжено. Теперь, когда придет Белый Дьявол, баас может прострелить ему глаз, как это он умеет хорошо делать с расстояния в сто ярдов, и отправить его прямо в ад к другим дьяволам.

Он с самодовольной улыбкой взвел курок и передал мне ружье готовым к стрельбе.

– Благодарение Богу, научившему этого бедного готтентота спасти нас! – торжественно сказал брат Джон.

– Нет, баас Джон. Меня научил этому не Бог. Я сам додумался до этого. Но смотрите, становится темно. Не развести ли нам огонь? – и, забыв о ружье, он начал искать дров.

– Ханс, – сказал ему Стивен, – если мы спасемся, я дам тебе пятьсот фунтов или, во всяком случае, это сделает мой отец.

– Спасибо, баас, спасибо, хотя сейчас мне больше всего хотелось бы выпить капельку водки. Но я совсем не могу найти дров!

Он был прав. Правда, около кладбища лежало несколько бревен, но они были слишком велики для того, чтобы мы могли их сдвинуть с места или разрубить на части. Кроме того, они, как и все вокруг, настолько были пропитаны сыростью, что поджечь их было совершенно невозможно.

Сумерки сгущались. Однако было не совсем темно, так как вскоре взошла луна, хотя небо было покрыто тучами, которые часто скрывали ее. Кроме того, мрак усиливался огромными деревьями. Мы присели на корточки, прижавшись поплотнее друг к другу, развернули одеяла, чтобы защитить себя от холода и сырости, и подкрепили свои силы сушеным мясом и поджаренными хлебными зернами, оказавшимися у Джерри в мешке, который, к счастью, остался у него на плечах, когда он был брошен в лодку. Кроме того, у меня сохранилась фляжка с водкой.

Вскоре после этого издали послышался ужасный рев, сопровождаемый шумом, похожим на барабанный бой – рев, какого никто из нас никогда не слышал, так как он не походил на рев известных нам животных.

– Что это? – спросил я.

– Бог, – простонал Калуби, – бог, молящийся луне, с восходом которой он всегда встает.

Я ничего не сказал, так как задумался о тех четырех зарядах, которые имелись в нашем распоряжении. Их нужно было беречь. Ох, зачем Ханс надел старый жилет вместо нового, подаренного ему мною в Дурбане!

Рев прекратился, и брат Джон начал расспрашивать Калуби, где живет Мать Священного Цветка.

– Господин, – рассеянно ответил он, – она живет там, по направлению к востоку. Надо пройти вверх по холму, по тропинке, отмеченной зарубками на деревьях, за Сад бога. Там, на вершине горы, есть вода, окружающая остров. На берегу ее, в кустах, спрятана лодка, в которой можно переправиться на остров, где живет Мать Священного Цветка.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25

Поделиться ссылкой на выделенное