Генри Хаггард.

Священный цветок

(страница 13 из 25)

скачать книгу бесплатно

– Придержи свой язык и перестань скалить зубы, старый дурак, – сказал я. – Если бы ты не был ложным другом, ты выручил бы нас из этого положения, так как ты хорошо знаешь, что мы не торговцы людьми, но скорее враги тех, кто занимается такими делами.

– О белый господин! – сказал Бабемба изменившимся голосом. – Поверь мне, что я улыбаюсь лишь для того, чтобы поддержать ваш дух до конца. Мои уста смеются, но в глубине души я плачу. Я знаю, что вы хорошие люди, и говорил об этом Бауси, но он не верит мне, думая, что я подкуплен вами. Что я могу поделать с этим злым Имбоцви, главным колдуном, который ненавидит вас, потому что считает вас лучшими, чем он, колдунами. Он день и ночь шепчет в ухо королю, что если тот не убьет вас, то весь наш народ будет истреблен и продан в рабство, так как вы лазутчики большого войска, идущего за вами. Вчера вечером Имбоцви устроил большое гадание. Он прочел это – и еще больше того – в заколдованной воде и показал в ней все это королю. Я тоже смотрел через его плечо, но ничего не видел, кроме отраженного в ней безобразного лица Имбоцви. Он также клялся, что его дух сообщил ему о смерти Догиты, кровного брата короля, и поэтому Догита никогда больше не придет в город Безу. Я сделал все что мог. Сохрани ко мне доброе отношение, Макумазан, и не посещай меня в виде духа. При удобном случае я отомщу Имбоцви, если только он сам не отравит меня. О, он умрет не так быстро, как вы!

Видя искренность Бабембы, я пожал ему руку и передал ему ему написанные мною письма с просьбой попытаться доставить их на побережье. После этого мы отправились в свой последний путь.

Зулусские охотники уже были за изгородью хижин. Они спокойно сидели на земле, болтали и нюхали табак. Мне очень хотелось знать, происходит ли это потому, что они в самом деле верят в змею Мавово, или от их природного мужества.

При виде меня они вскочили на ноги, подняли свои правые руки и приветствовали меня громкими, бодрыми восклицаниями: «Инкоози! Баба! Инкоози! Макумазан!» Потом, по знаку, поданному Мавово, они запели зулусскую военную песню и пели ее до тех пор, пока мы не достигли места казни. Самми тоже «пел», но его пение носило совсем иной характер.

– Замолчи! – сказал ему я. – Неужели ты не можешь умереть так, как это подобает мужчине?

– Не могу, мистер Квотермейн, – ответил он и продолжал вопить о пощаде приблизительно на двадцати различных языках. Стивен и я шли рядом. Он по прежнему нес английский флаг, которого его никто не пытался лишить. Я думаю, что мазиту считали этот флаг его фетишем.

Говорили мы мало. Один только раз Стивен сказал:

– Да, любовь к орхидеям иногда может привести к худшему концу. Хотелось бы мне знать, сохранит ли отец мою коллекцию или продаст ее?

Идти нам пришлось недалеко. Лично я предпочел бы более длительную прогулку. Пройдя с нашей стражей по некоему подобию переулка, мы внезапно очутились на рыночной площади, которая была переполнена народом, собравшимся посмотреть на нашу казнь, Я заметил, что все собравшиеся на площади стоят в определенном порядке, образуя посредине широкий проход, ведущий к южным воротам рынка, я полагаю, для того, чтобы облегчить движение столь большой толпе.

Встретили нас почтительным молчанием, хотя завывания Самми вызывали у некоторых улыбку, в то время как пение зулусской военной песни возбуждало удивление.

В конце площади, недалеко от ограды королевского жилища, стояло пятнадцать столбов на таком же числе возвышений.

Эти возвышения были сделаны с тем расчетом, чтобы зрелище казни было видно всем. Земля для них была взята (по крайней мере, частью) из пятнадцати глубоких могил, вырытых у их подножия.

Столбов, собственно говоря, было семнадцать, так как по обоим концам всей линии стояло по особому широкому столбу, которые предназначались для двух ослов, по-видимому тоже приготовленных к расстрелу. На открытом месте перед столбами стояло большое число воинов. Тут же находились Бауси, его советники, некоторые из его жен, Имбоцви, раскрашенный отвратительнее обыкновенного, и, вероятно, пятьдесят или шестьдесят отборных стрелков из лука с большим запасом стрел. Нам нетрудно было догадаться о роли последних в предстоящей церемонии…

– Король Бауси! – сказал я, проходя мимо короля мазиту. – Ты убийца, и небо отомстит тебе за это преступление. Если прольется наша кровь, то ты скоро умрешь и встретишься с нами там, где мы имеем силу, а народ твой будет истреблен!

Мои слова, казалось, испугали его, так как он ответил:

– Я не убийца! Я казню вас за то, что вы похищаете людей. Кроме того, к смерти приговорил вас не я, а Имбоцви, главный колдун, сказавший мне о вас все. Его дух говорит, что все вы должны умереть, если не появится и не спасет вас мой брат Догита. Если Догита придет (что невозможно, ибо он мертв) и поручится за вас, я буду знать, что Имбоцви злостный лжец, и вместо вас умрет он.

– Да, да, – запищал Имбоцви. – Если придет Догита, как предсказывает этот ложный колдун, – он указал на Мавово, – то должен буду умереть вместо вас я, белые работорговцы. Да, да, тогда вы можете расстрелять меня из луков!

– Король и народ мазиту! Запомните эти слова, ибо они должны быть исполнены, если придет Догита, – твердым голосом сказал Мавово.

– Я помню их, – ответил Бауси – и клянусь моею матерью за весь народ в том, что они будут исполнены, если только придет Догита.

– Хорошо! – воскликнул Мавово, направляясь твердой поступью к указанному ему столбу.

По дороге он что-то шепнул Имбоцви на ухо, что, по-видимому, испугало это исчадие сатаны, так как он отшатнулся и задрожал. Однако он скоро оправился и через минуту начал отдавать приказание тем, на кого была возложена обязанность привязать нас к столбам.

Это было сделано просто: наши руки были связаны позади столбов, из которых каждый был снабжен двумя выступающими вперед кусками дерева, проходившими у нас под мышками и лишавшими нас возможности шевелиться. Стивен и я были помещены на почетном месте. Английский флаг, по требованию Стивена, был укреплен на верхушке его столба. Мавово был привязан справа от меня, остальные зулусы – по обе стороны от нас. Ханс и Самми занимали крайние столбы (к самым крайним были привязаны бедные ослы). Я заметил, что Ханс был очень сонный; вскоре после того как он был привязан, его голова опустилась на грудь. Очевидно, на него подействовало снадобье, и я почти раскаивался в том, что не принял, когда имел возможность, небольшое количество этого снадобья.

Когда все было готово, Имбоцви начал обходить столбы и осматривать, хорошо ли мы привязаны. Кроме того, он на груди каждого из нас рисовал мелом кружок – род мишени для удобства стрелков.

– А, белый человек! – сказал он, разрисовывая мелом мою охотничью куртку. – Больше никому ты не сожжешь волосы своим магическим щитом. Никому и никогда, ибо я буду попирать ногами землю, в которой ты будешь лежать, и твое имущество будет принадлежать мне!

Я ничего не ответил. Что было толку говорить с этим гнусным животным? Имбоцви подошел к Стивену и начал разрисовывать его. Стивен, возмущенный, закричал:

– Убери прочь свои грязные руки! – и, подняв ногу, которая не была привязана, нанес раскрашенному колдуну такой сильный удар в живот, что тот полетел в находившуюся позади него могилу.

– Да! Хорошо сделано, Вацела! – воскликнули зулусы. – Мы надеемся, что ты убил его.

– Я тоже надеюсь на это, – сказал Стивен.

Толпа зрителей была крайне изумлена, видя такое обращение со священной особой главного колдуна, которого, по-видимому, все очень боялись. Только Бабемба весело улыбался, да и король Бауси не проявлял особенного неудовольствия.

Но убить Имбоцви было не так легко. С помощью других негодяев – младших колдунов – он с проклятиями выкарабкался из могилы, весь в грязи, покрывавшей ее дно.

После этого я перестал обращать внимание на все окружающее. Видя, что мне остается жить всего полчаса, я занялся другим.

XI. Прибытие Допеты

В этот день солнечный закат был так же красив, как и восход. Надвигалась гроза, которой в Африке всегда завершается большое скопление туч. Солнце заходило, словно большой красный глаз, на который внезапно опустилось черное веко – облако с бахромой пурпурных ресниц. «В последний раз смотрю я на тебя, старый дружище», – думал я.

Сумерки сгущались. Король оглядел небо, будто опасаясь дождя, потом что-то шепнул Бабембе, который кивнул головою и направился к моему столбу.

– Белый господин! – сказал он. – Слон желает знать, готов ли ты, так как скоро станет слишком темно для стрельбы?

– Нет, – решительно ответил я. – Я буду готов не раньше чем через полчаса после заката солнца, как это было условлено. Бабемба отправился к королю, потом снова вернулся ко мне.

– Белый господин! Король говорит, что уговор остается уговором и он сдержит свое слово. Только ты не должен бранить его, если стрельба будет плохой. Он не знал, что вечер будет таким пасмурным, так как в это время года редко бывает гроза.

Становилось все темнее и темнее. Мы были словно среди лондонского тумана. Густые толпы народа казались берегами, а стрелки из луков, сновавшие взад и вперед, готовясь к стрельбе, – тенями подземного царства. Раза два блеснула молния, сопровождавшаяся после некоторой паузы отдаленными раскатами грома. Воздух становился душным и тяжелым. Никто в толпе не говорил и не двигался. Даже Самми прекратил свои стоны, – я полагаю потому, что выбился из сил и лишился чувств, как это бывает с осужденными перед самой казнью. Все носило какой-то торжественный отпечаток. Природа, казалось, присоединилась к общему настроению и приготовила для нас величественный покров…

Наконец я услышал звук луков, вынимавшихся из колчанов, потом пискливый голос Имбоцви:

– Подождите, пока не поднимется вот это облако, – говорил он. – За ним есть свет. Тогда вам будет виднее.

Облако начало очень медленно подниматься. Из-под него полился зеленоватый свет.

– Можно ли стрелять, Имбоцви? – спросил голос начальника стрелков из лука.

– Нет еще, нет. Не стреляйте до тех пор, пока народ не сможет видеть, как они умрут.

Облако поднялось еще выше. Зеленоватый свет, отбрасываемый заходящим солнцем, превратился в огненно-красный и отражался на густой черной туче вверху. Казалось, будто весь ландшафт пылал, между тем как небо над нами носило по-прежнему чернильный оттенок. Снова сверкнула молния, осветившая лица многотысячной толпы зрителей. Эта вспышка молнии, казалось, зажгла край нависшего облака. Свет становился все сильнее и сильнее, все краснее и краснее.

Имбоцви издал звук, похожий на шипение змеи. Я услышал звон спущенной тетивы, и почти в этот самый момент в мой столб, как раз над моей головой, вонзилась стрела. Приподнявшись немного, я легко мог коснуться ее головой. Я закрыл глаза. Мне начали представляться разные странные вещи, о которых я уже давно забыл. Все как бы поплыло вокруг меня. Среди напряженного молчания я слышал тяжелый топот ног какого-то животного, будто бежал внезапно потревоженный большой жирный олень. Кто-то испуганно вскрикнул – это заставило меня открыть глаза. Прежде всего я увидел отряд диких стрелков, поднявших свои луки. Очевидно, первая стрельба была пробной. Потом я увидел высокую фигуру, сидевшую на белом быке, который быстро бежал по направлению к нам через проход, шедший от южных ворот рыночной площади.

Я понимал, конечно, что это бред, так как эта фигура была удивительно похожа на брата Джона. Та же длинная седая борода, та же сетка для ловли бабочек, которой он, казалось, погонял быка. На нем был венок из каких-то цветов, которыми были также украшены большие рога быка. По обеим сторонам его, спереди и позади, бежали девушки, тоже украшенные венками. Это не что иное, как видение… Я снова закрыл глаза, ожидая роковой стрелы…

– Стреляйте! – послышался писк Имбоцви.

– Нет, не стреляйте! – закричал Бабемба. – Догита пришел! Последовала короткая пауза, во время которой я услышал звук падавших на землю стрел. Потом из нескольких тысяч ртов вырвался крик:

– Догита! Догита пришел, чтобы спасти белых господ!

Я должен сознаться, что после этого мои нервы не выдержали, и я на несколько минут потерял сознание.

Во время моего обморока мне казалось, что я говорю с Мавово. Было ли это на самом деле или только пригрезилось мне – не знаю, так как я потом забыл спросить об этом Мавово.

Он говорил (или мне казалось, что он говорит):

– Что ты теперь скажешь, отец мой Макумазан? Стоит ли моя змея на своем хвосте или нет? Ответь мне, я слушаю. На это я будто бы ответил:

– Мавово, сын мой, конечно, теперь мне это ясно. Однако я все это считаю плодом нашего воображения. Мы живем в мире грез, где нет ничего реального кроме того, что мы можем видеть, осязать и слышать. Нет ни меня, ни тебя, ни змеи, нет ничего, кроме Силы, в которой мы движемся. Эта Сила показывает нам различные образы и картины и смеется, когда мы принимаем их за существующие в действительности.

На это Мавово будто бы сказал мне:

– А! Наконец-то ты договорился до истины, отец мой Макумазан! Все вещи – тень, и мы тени в тени. Но что отбрасывает тень, о мой отец Макумазан? Почему нам кажется, что Догита приехал сюда на белом быке и что все эти тысячи людей думают, что моя змея очень твердо стоит на своем хвосте?

– Пусть меня повесят, если я знаю это, – отвечал я и очнулся. Да, это, без сомненья, был старый брат Джон с венком (я с отвращением увидел, что он сделан из орхидей), вакхически свисавшим с измятого солнечного шлема над его левым глазом. Он был вне себя от гнева и яростно бранил Бауси, который чуть не ползал перед ним. Я тоже был сильно раздражен и бранил брата Джона. Что я говорил ему – не помню.

Его седая борода тряслась от негодования, когда он кричал на Бауси, грозя ему рукояткой своей сетки для ловли бабочек.

– Ты собака! Ты дикарь, которого я спас от смерти и назвал своим братом! Что ты собирался сделать с этими белыми людьми, которые действительно мои братья, и их слугами? Ты хотел убить их? О, если бы ты это сделал, я забыл бы о нашем союзе и…

– Перестань, прошу тебя, перестань, – говорил Бауси. – Это ужасная ошибка. Во всем виноват не я, а главный колдун Имбоцви, которому я, по древнему обычаю нашей страны, должен повиноваться в таких делах. Он посоветовался со своим духом и объявил, что ты умер и что эти белые господа – самые злые из всех людей, работорговцы с запятнанной совестью, которые пришли сюда как лазутчики, чтобы потом истребить народ мазиту с помощью пуль и колдовства.

– Он лгал, – гремел брат Джон, – и знал, что лжет!

– Да, да, ясно, что он лгал, – отвечал Бауси. – Приведите сюда его и тех, кто служит ему.

Теперь, при свете луны, ярко сиявшей на небе (грозовая туча рассеялась с последним отблеском солнца), воины начали усердно разыскивать Имбоцви и его приверженцев. Они поймали восемь или десять этих отвратительных на вид людей, раскрашенных так же, как и их руководитель, но самого Имбоцви никак не могли найти.

Я уже начал думать, что он бежал, воспользовавшись суматохой, как вдруг из дальнего конца линии столбов (мы все еще были привязаны) послышался голос Самми, правда хриплый, но теперь совсем веселый. Он говорил:

– Мистер Квотермейн! Будьте добры в интересах правосудия уведомить его величество, что вероломный колдун, которого он ищет, сидит на дне могилы, вырытой для моих бренных останков.

Я сообщил об этом королю, и через минуту наш старый друг Имбоцви был извлечен из могилы сильными руками Бабембы и его воинов и приведен к королю.

– Освободите белых господ и их слуг, – приказал Бауси. – Пусть они придут сюда.

Наши узы были развязаны, и мы направились к тому месту, где стоял король и брат Джон. Несчастный Имбоцви и его помощники сбились перед ними в кучу.

– Кто это? – просил его Бауси, указывая на брата Джона. – Не ты ли клялся, что его уже нет в живых?

Имбоцви, по-видимому, не думал, что этот вопрос требует ответа.

– А какую песню пел ты недавно в наши уши? – продолжал Бауси. – Ты говорил, что если Догита придет, то ты готов быть расстрелянным из луков вместо этих белых господ. Не правда ли?

Снова Имбоцви ничего не ответил, хотя Бабемба угостил его здоровенным пинком, чтобы он повнимательнее отнесся к словам короля. Тогда Бауси закричал:

– Ты осудил себя, о лжец, своими же устами. С тобой поступят так, как ты сам это решил. Возьмите этих ложных пророков, – прибавил он словами пророка Илии, восторжествовавшего над жрецами Ваала[45]45
  В Библии говорится о состязании между пророком Илией, приверженцем истинной веры, и жрецами чуждого бога Ваала. Победив и тем самым развенчав Ваала, Илия велел казнить потерпевших поражение оппонентов.


[Закрыть]
, – и смотрите, чтобы никто из них не убежал. Правильно ли я поступил, о народ?

– Правильно! – дружно ответила толпа.

– Непопулярен среди них Имбоцви, – задумчиво сказал мне Стивен. – Он попал в ту самую яму, которую рыл для нас.

– Кто оказался ложным пророком? – насмешливо спросил Мавово среди последовавшей тишины. – Кто теперь испробует стрел, о рисовальщик белых пятен? – он указал на мишень, которую так злорадно нарисовал на его груди Имбоцви для удобства стрелков из лука.

Видя, что все потеряно, этот горбатый негодяй ухватился за мою ногу и начал молить меня о пощаде. Он так жалобно просил меня, что я, будучи уже смягчен самим фактом нашего чудесного избавления от смерти, был готов простить его. Я обернулся к королю, чтобы попросить его подарить колдуну жизнь, хотя мало надеялся на исполнение своей просьбы, так как видел, что Бауси боится и ненавидит этого человека и весьма рад случаю избавиться от него. Но Имбоцви понял мое движение совсем иначе, так как отвернуться от просителя означает у диких отказ в просьбе. Тогда, полный ярости и отчаяния, он вскочил на ноги и, выхватив из своих колдовских принадлежностей большой кривой нож, бросился на меня, словно дикая кошка, с криком:

– По крайней мере, со мною погибнешь и ты, белая собака! К счастью, Мавово следил за ним. Едва только нож коснулся меня (он слегка оцарапал мне кожу, не вызвав при этом крови, что было весьма счастливым обстоятельством, так как он, вероятно, был отравлен), он схватил своей железной рукой Имбоцви и, как ребенка, швырнул его на землю. После этого, конечно, все было кончено.

– Уйдем отсюда, – сказал я Стивену и брату Джону, – здесь нам не место.

Мы ушли без затруднения и незаметно для всех, так как внимание всего города Безу было теперь сосредоточено на другом. С рыночной площади до нас доносились такие ужасные крики, что мы поспешно вошли в мою хижину и заперли за собою двери, чтобы не слышать их. В хижине было темно, но я был чрезвычайно рад этому, так как мрак хорошо действовал на мои нервы.

Вскоре ужасные крики утихли, сменившись сдержанным гулом толпы. Мы вышли из хижины и уселись под навесом. В этот момент появился, наконец, брат Джон. Тут я представил ему Стивена Соммерса.

– Теперь скажите мне на милость, – сказал я, – откуда явились вы увенчанным цветами, словно римский жрец во время жертвоприношения, и верхом на быке, словно молодая особа, которую звали Европой?[46]46
  Европа, – в греческой мифологии – дочь финикийского царя Агенора, была похищена Зевсом, принявшим вид белого быка.


[Закрыть]
Зачем вы сыграли с нами такую злую шутку в Дурбане, уехав оттуда и не сказав никому ни слова, после того как условились проводить нас в эту дьявольскую дыру?

Брат Джон погладил свою длинную бороду и с упреком посмотрел на меня.

– Мне кажется, Аллан, – ответил он со своим американским акцентом, – что тут вышло недоразумение. Прежде всего, я отвечу на последнюю часть вашего вопроса. Я не уехал из Дурбана, не сказав никому не слова. Я оставил вам письмо у вашего садовника, хромого гриква Джека.

– В таком случае, этот дурак либо потерял его и солгал мне, как это часто бывает с гриква, либо вовсе забыл о нем.

– Весьма возможно. Мне следовало подумать об этом, Аллан. В этом письме я писал вам, что буду ждать вас здесь в течение шести недель. Кроме того, я отправил к королю Бауси гонца, чтобы предупредить о вашем приходе на случай, если я опоздаю, но, по-видимому, с моим гонцом что-то случилось по дороге.

– Почему вы не подождали нас в Дурбане, чтобы отправиться вместе нами? – спросил я.

– Вы спрашиваете меня прямо, Аллан, и я отвечу вам, хотя мне не хотелось бы говорить об этом. Я знал, что вы отправитесь сюда через Килву. Этот путь, конечно, самый удобный для такого числа людей со столь большим багажом. Но мне не хотелось посещать Килву.

От остановился на некоторое время, потом продолжал:

– Около двадцати трех лет тому назад я со своей молодой женой прибыл в Килву в качестве миссионера. Там я построил миссию и церковь и весьма успешно занимался своим делом. Мы были очень счастливы. И вот однажды в Килву прибыли арабы на своих доу, чтобы устроить здесь пункт для торговли невольниками. Я воспротивился этому. В конце концов они напали на нас, убили большую часть моих людей, а остальных обратили в рабство.

Во время этой схватки меня ранили саблей в голову – вот шрам, оставшийся после этой раны, – он откинул в сторону прядь своих длинных волос и показал нам большой шрам, ясно видимый при свете луны. – Удар ошеломил меня, и я лишился чувств – это было вечером, при закате солнца. Когда я очнулся, уже был день. Все ушли, за исключением одной женщины, которая ухаживала за мной. Она почти обезумела от горя, так как ее муж и двое сыновей были убиты арабами, а третий сын и дочь были похищены. Я спросил, где моя молодая жена. И в ответ услышал, что она тоже похищена часов восемь или десять тому назад. Арабы заметили в море огни и, думая, что это английский военный корабль, крейсирующий вдоль побережья, поспешно ушли в глубь страны. Прежде чем бежать, они добили раненых, но не тронули меня, так как думали, что я мертв.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25

Поделиться ссылкой на выделенное