Генри Хаггард.

Ледяные боги

(страница 15 из 16)

скачать книгу бесплатно

Глава XVI. Жертвоприношение

В полдень появился Винни и затрубил в рог.

Ви вышел. Перед пещерой стояли вчерашние ораторы.

– Что ты скажешь о жертвоприношении? – спросил Урк. – Вождь, мы ждем твоего слова.

– Кажется, вчера была уже принесена жертва там, между хижинами.

Они смутились и стали совещаться.

Тогда заговорил Хотоа-Заика:

– Вождь, мы умираем с голоду. Старые боги, которых ты отрицаешь, также голодают. Нам нужна пища, им – кровь. Назови обреченного на жертву, а не то мы убьем всех твоих близких.

– Я ведь тоже вхожу в семью вождя. Уверены ли вы в том, что боги требуют не меня? Может быть, вам убить меня? Я один, вас много. Убейте же меня, вот и будет жертва богам.

Тогда кто-то выскочил из темноты пещеры и встал рядом с ним. То была Аака.

– Убейте меня также, ибо я последую за своим мужем. Мы, столько лет спавшие рядом, и после смерти не должны разлучаться.

Посланные народа отшатнулись. Хоу и Уока просто бросились бежать – они были трусы.

– Слушайте, собаки, – загремел Ви, – ступайте к народу и скажите, что на заходе солнца я буду ждать всех в обиталище богов. Мы вместе предстанем перед нашими богами; с одной стороны встану я со своей семьей, а с другой вы все. Быть может, там будет названа жертва. А до тех пор я не скажу ни слова. Прочь, собаки!

С мгновение они стояли, растерянно глядя на него, а он горящими глазами сверкал на них. Ви опирался на секиру, и тигровая шкура скрывала его мощный стан.

Они задрожали и бросились бежать, как лисицы от волка.

Аака взглянула на мужа, и глаза ее выражали гордость.

– Скажи мне, Ви, той ли ты крови, что эти двуногие звери, или тебя зачал какой-нибудь бог? Скажи мне, что ты задумал?

– Я ничего не задумал.

– Значит, Морская Колдунья знает твои замыслы? Ведь всем известно, что она мудрее меня.

– Я не совещался с Лалилой.

– Значит, Паг нашептал тебе эти мысли? Паг, твой друг и мой враг, который учит тебя волчьему искусству?

– Нет! – сказал Паг, который стоял рядом. – Я вчера давал Ви советы, которые пришлись бы тебе по сердцу, Аака, но Ви отказался последовать им.

– Какие советы?

– Советы секиры и копья. Советы оставить собак убитыми у их дверей, чтобы стая знала волчьи советы, Аака.

– Не ожидала я найти у тебя мудрость.

Паг не успел ответить.

Ви топнул ногой и крикнул:

– Довольно! На восходе луны все узнают, кто мудр и кто глуп. А пока оставьте меня в покое.

Ви вошел в пещеру, ел, пил, смеялся и рассказывал Фо о диких зверях и о том, как убивал их, – эти рассказы мальчик очень любил. Но ни Ааке, ни Лалиле, ни Пагу, ни Моананге он не сказал ни слова. Наевшись, Ви улегся и заснул.

Паг и Моананга охраняли вход.

* * *

Наступил вечер.

Ви, Лалила, Аака, Паг, Моананга и Тана оделись потеплей, и мужчины вооружились. Все вышли из пещеры. На Месте сборищ их ожидало племя. Молча прошли они мимо собравшихся, и молча последовало племя за ними, покуда все не добрались до обиталища богов.

Ви со своей семьей прошел направо и встал несколько выше народа, собравшегося в левой, большей части долины.

– Здесь тесно, – сказала Аака, – нам трудно будет стоять.

– Нас мало, а их много.

К тому же, когда мы здесь, нас видят и слышат все, – пояснил Ви.

Он повернулся и громко объявил:

– Я, Ви, вождь, со всей своей семьей, здесь.

Голос его глухо отдавался от каменных и ледяных глыб.

– Скажи мне, о народ, чего ты требуешь от нас?

В ответ раздался тонкий голос жреца Нгая:

– Мы хотим, о, вождь, чтобы кто-нибудь из твоей семьи был принесен в жертву богам, дабы снять с племени проклятие, навлеченное на него Лалилой, Морской Колдуньей.

– Пусть боги назовут мне, кого принести в жертву.

Нгай запел длинную молитву, которую подхватил народ. Высокие голоса странно звенели в морозном воздухе и наконец смолкли. Наступила тишина.

Снова заговорил Ви:

– О вы, живущие во льду, которых я когда-то считал богами, но которых теперь считаю выдумкой дураков, внемлите мне. Правда, что на племя обрушилась беда, что зимы стали дольше и холоднее и что пищи не хватает. Но беды эти пришли к нам еще до того, как появилась здесь Лалила, которую называют Морской Колдуньей. Но раз племя требует, чтобы кого-нибудь из моей семьи принесли в жертву, и считают, что кровь убитого вернет всем остальным тепло и пищу – я готов на смерть.

Он замолчал и взглянул вниз.

Смутный лунный свет не скрывал выражения лиц. Племя было смущено. Люди начали перешептываться, лица у всех стали грустными. Кое-где раздавался женский плач.

Ви услышал обрывки речей:

«Он всегда был добр к нам. Он делал все, что в состоянии сделать человек. Он не властен повелевать временами года. Он не может приказать птицам лететь и тюленям плыть. И ведь он, если бы захотел, мог взять себе вторую жену. Значит, клятвы он не нарушил. Боги не могут требовать его крови. Его не нужно приносить в жертву. Ведь мы останемся тогда без вождя».

«Добро побеждает», – подумал Ви.

Но Нгай, ненавидевший его, также заметил перемену в настроении. Жрец выбежал вперед и, стоя спиной к леднику, закричал высоким и пронзительным голосом:

– Вы хотите умереть с голоду? Хотите поедать собственных детей? Посмеете ли вы оставить богов без пищи?

– Нет! – закричало племя, перепуганное таинственным светом и старой верой в могущество богов Нгая. – Да свершится жертвоприношение! Пусть течет красная кровь! Пусть боги утолят свой голод красной кровью!

– Вот тебе ответ, Ви, – закричал Нгай в гробовой тишине. – Прими же смерть, если смеешь, или отдай нам кого-нибудь из своей семьи!

Аака, Фо, Лалила, Паг и Моананга сбились в кучу. Ви уже был готов броситься со скалы или упасть на собственное копье.

* * *

В это мгновение вдруг что-то произошло.

Еще не ясно было что, но все застыли на месте, точно окаменевшие. Высоко с вершины гор донесся стон, точно одновременный крик многих сотен тысяч птиц. Стало еще холоднее. Тени во льду сместились и исчезли. Потом снова возникли и рванулись вперед, понеслись назад и вновь появились – выше, чем были раньше. Волосатый человек впереди Спящего шевельнулся. Земля задрожала, точно от ужаса.

Тишина стала еще глубже, и внезапно ее нарушил ужасный треск. Когда он смолк, из самых недр льда рванулся вперед Спящий, преследуя волосатого охотника. Да, Спящий с белыми клыками рванулся вперед, точно разъяренный бык. Он летел как камень из пращи. Волосатый охотник пронесся в воздухе и исчез, но Спящий упал всей тушей на жреца Нгая, растер его в порошок и двинулся дальше, прокладывая себе в толпе кровавую тропинку.

Снова наступила тишина.

– Похоже на то, что Ледяные боги приняли свою жертву, – сказал Ви.

Не успел он замолчать, как Великий Ледник тронулся с места. Глетчер двинулся по долине, круша перед собой скалы, пучась, как взволнованное море.

Племя еще не успело в ужасе разбежаться, как ледник заполнил всю левую часть долины.

Ви соскочил со скалы. Он со всей своей семьей забрался подальше в горы и с ужасом наблюдал, как ледяная река со скрежетом несется мимо него.

Сколько времени стояли они там? Этого никто не знал.

Они наблюдали, как движется лед. Видели, как он падает в море и как громоздится там ледяными холмами.

Внезапно – так же внезапно, как и начал двигаться, – он остановился, и наступила тишина.

* * *

Когда все кончилось, они выбрались по горам к селению. Но с нависающих скал они увидели, что долина, в которой жило племя, загромождена сплошным потоком льда. Они посмотрели дальше и в ужасе остолбенели: от побережья также ничего не осталось. Глетчер сровнял холмы, и от гор до моря простирался поток льда, похоронивший под собой все.

Аака, прислонившись к Ви, в холодном лунном свете глядела на место, где жила, и сказала:

– Проклятие, которое принесла нам твоя ведьма, исполнилось уж, наверное, до конца. Что бы еще смогла она придумать?

– Дурно, по-моему, говорить это после того, что случилось. Где народ, который взывал к живущим во льду? Он сам оказался во льду, а я, назначенный в жертву, уцелел со всем моим домом. Время ли теперь для ссор, жена?

Тогда заговорил Паг.

– Ты знаешь, Ви, я никогда не верил в Ледяных богов. Теперь я верю еще меньше: ведь верившие в них погибли, а неверившие спаслись. Верившие сами попали в лед, и, может быть, когда-нибудь другой народ будет считать их богами. Но скажи, что нам делать теперь?

Ви закрыл лицо руками и не ответил.

Тогда впервые за весь день заговорила Лалила:

– Лед покрыл всю долину и дошел до залива. Но по ту сторону залива открытое море, и там, в пещере, спрятана моя лодка и запас пищи.

– Идем туда, – сказал Паг, – оставаться здесь – значит погибнуть.

Первыми к пещере добрались Паг и Моананга.

Паг заглянул внутрь, увидал во мраке чьи-то глаза и отскочил:

– Осторожней! – крикнул он Моананге. – Здесь спрятались медведи или волки.

Звук его голоса испугал укрывшихся в пещере. На берег вышла тюленья самка со своим детенышем. Прежде чем неуклюжие животные успели убежать, Паг и Моананга прикончили их топорами.

– Ну, едой мы теперь обеспечены на долгое время, – сказал Паг. – Нужно только их освежевать, покуда они не промерзли.

Втроем – при помощи Фо – они справились с этой работой прежде, чем Ви подошел с женщинами. Тана была так испугана всеми событиями этой ночи, что Лаке и Лалиле пришлось нести ее на руках.

Затем они обыскали пещеру, убедились, что в ней никого нет, развели костер и уселись вокруг него, молча и все еще дрожа от страха.

Глава XVII. Которая?

Перед рассветом Ви вышел из пещеры, чтобы посмотреть при солнечном свете на местность. Кроме того, он хотел побыть один и поразмыслить о случившемся.

Следом за ним вышла Лалила и окликнула его.

– Странные вещи произошли, Лалила, – сказал Ви, – и сердце мое сжимается при мысли, что из моего народа никого не осталось в живых. Я охотно предложил бы себя в жертву. Но я жив, а они мертвы, и скорбь душит меня.

И в первый раз с тех пор, как умерла Фоя, Ви заплакал.

Лалила взяла его за руку и стала утешать, утирая ему слезы своими волосами.

– Я причинила тебе много бед, Ви. Я охотно предложила бы себя в жертву, но я верила в то, что ты победишь, и предчувствовала еще большие беды.

– Очевидно, у всех у нас было это предчувствие, Лалила. Смерть висела в воздухе. Но что бы ты подумала обо мне, если бы я сказал: «Возьмите эту женщину, Лалилу, которую вы считаете колдуньей, и принесите ее в жертву»?

– Сочла бы более мудрым, чем ты есть на самом деле, – грустно улыбнулась она. – Но, поверь, я благодарна тебе и никогда не забуду твоего благородства.

Рассвело.

Странная и чудесная была эта ярко-красная заря! Казалось, природа платила пережившим ужасную ночь тем, что открывала людям все чудеса своей красоты.

Но что увидели они при дневном свете!

На месте, где стояло селение, лед высился огромной горой. Горы были обнажены. Лес, в котором Ви убил зубра, был вырван с корнем.

И впереди, так далеко, как только хватало глаз, лежал толстый слой льда. Лед на море был покрыт валунами и свалившимися с берега ледяными глыбами и казался неподвижным, как скала. Окрестность производила такое впечатление, будто весь мир превратился в ледяную пустыню.

– Что же произошло? Земля умирает? – спросил Ви, озираясь.

– Не думаю. По-моему, лед движется к югу и здесь больше жить нельзя.

– Значит, мы должны погибнуть, Лалила?

– Вовсе нет. Моя лодка цела и может выдержать нас всех. И у нас есть запас пищи.

– Но лодка ведь не поплывет по льду?

– Нет. Но мы можем толкать ее перед собой, покуда не доберемся до воды, и тогда поплывем.

– Куда?

– Ко мне на родину. Там зимой бывает тепло. Туда, бывало, доплывали льдины, но они таяли у самых берегов. Мой народ дружелюбен и миролюбив.

– Но ведь ты бежала от него!

– Да. Но думаю, что, если вернусь, меня встретят с почтением и не тронут моих спутников. Но как хочешь. Мы можем остаться.

– Это невозможно! Берег, леса и море покрыты льдом, и когда у нас кончатся запасы еды и топлива, мы умрем от голода и холода. Впрочем, давай посоветуемся с другими.

У входа в пещеру стояла Аака.

– Наговорились? – спросила она. – Быть может, хозяйка этих запасов разрешит нам притронуться к пище, которую она здесь собрала в то время, как наше племя умирало с голоду?

Услыхав эти слова, Ви закусил губу.

– Аака, здесь все принадлежит тебе, а не мне, а запасы собраны из той пищи, которую давали мне. Я сложила их еще тогда, когда собиралась покинуть этот край, – грустно и спокойно сказала Лалила.

Паг ухмыльнулся, но Ви сказал:

– Бросьте глупые толки и давайте есть.

Они наелись, затем Ви обратился ко всем со следующими словами:

– Наша родина похоронена подо льдом. Что нам делать? Запасов у нас мало. Медведи и волки скоро разыщут нас здесь. По-моему, нужно идти к югу, таща с собой лодку Лалилы. Когда мы доберемся до открытой воды, сядем в лодку и поплывем. Туда, куда лед еще не добрался.

– Ты – вождь, – сказала Аака, – и мы должны подчиняться тебе. Но думаю, что путешествие в лодке Лалилы кончится бедой для нас.

Не давая разгореться ссоре, вмешался Паг.

– Нет ничего хуже худшего. Здесь мы умрем. Там мы, может быть, выживем, в конце концов хуже смерти ничего нет.

– Я согласен с Пагом, – сказал Моананга.

Тана молчала. Она еще не оправилась от потрясений.

Фо топнул ногой и закричал:

– Мой отец – вождь, и он приказал. Кто может спорить с ним?

Никто не ответил.

Все поднялись, нагрузили лодку пищей и накрыли ее шкурами убитых вчера тюленей. Поверх шкур они положили весла и куски дерева, которые могли бы заменить весла. По просьбе Лалилы они положили в лодку также и ствол, – из него собирались сделать мачту. Впрочем, что такое мачта – никто, кроме Лалилы, не знал. В свои мешки они набили топлива, водорослей и уложили шкуры, лежавшие в пещере.

Таща за собой лодку по снегу и толкая ее по льду, они пустились в путь. Впереди шла Лалила с шестом в руках и проверяла крепость льда.

Так Ви, Аака, Фо, Моананга, Тана и Паг покинули родину. Несколько часов подряд волокли они лодку и двигались вперед медленно. С берега лед казался сплошным и ровным, в действительности же был весь изрыт. Они присели отдохнуть и подкрепиться. Поев, встали, чтобы тронуться в путь, хотя начинали считать свой труд напрасным и замыслы неосуществимыми.

– Отец, лед движется! – неожиданно закричал Фо. – Когда мы остановились, вот эти скалы были впереди нас, а теперь они сзади.

– Кажется, это так, но я не уверен, – сказал Ви.

Они заспорили.

В это время Паг куда-то исчез. Через некоторое время он вернулся и сказал:

– Лед движется. Я ходил назад. Лед разломился позади нас, и трещина полна льдинами. К берегу нет возврата.

Они поняли, что морское течение несет их к югу.

– Можно только радоваться. Так мы быстрее доберемся до цели, – сказал Ви.

Они продолжали тащить и толкать лодку по льду. Делали они это для того, чтобы согреться. Они трудились целый день и к вечеру пришли к такому месту, где лежал глубокий снег. Снова началась метель. Они были вынуждены остановиться, так как сквозь хлопья не стало видно дороги. Соорудили себе хижину из снега и заползли в нее на ночь.

Утром снег перестал падать. Выйдя из хижины, путешественники обнаружили, что только в отдалении, на востоке, видны снежные вершины гор, окружавших их родной залив.

Они вышли из хижины и потащили лодку дальше. Снег окончательно затвердел, и острый киль лодки легко скользил по нему, так что двигались они на этот раз быстро.

Так шли они целый день, время от времени отдыхая. Устав за день, они остановились, снова сделали хижину из снега, развели перед ней костер, приготовили пищу и поели.

Утром оказалось, что снег стал мягче, чем накануне. Что стоит ступить на него, как проваливаешься по щиколотку. Лодку волочить по этому снегу было невозможно.

– Мы не можем двигаться ни вперед, ни назад, – сказал Ви. – Значит, нам остается только одно: не сходить с места. Но где мы находимся – я сказать не могу, – гор не видно.

Тана заплакала, Моананга смотрел с грустью.

– Да, будем сидеть на месте, покуда не умрем. Ничего хорошего и не могло выйти из этого путешествия. Разве только Лалила научит нас летать, подобно птицам, – сказала Аака.

– Этого я не могу сделать, – сказала Лалила. – И ведь мы все вместе решили отправиться в это путешествие. Смерть от нас еще далека. От холода мы можем укрыться в этой снеговой хижине, тюленьего мяса нам хватит надолго, а для питья мы можем брать талый снег. Я надеюсь, что лед несет нас к югу, и мне кажется, что сегодня теплее, чем вчера.

– Разумно сказано, – заметил Паг. – Нужно сидеть в хижине и ждать, что произойдет дальше.

Так они и поступили.

* * *

После того, как работа была закончена, Паг и Моананга принялись выспрашивать у Лалилы все подробности ее поездки на север и допытываться о том, где ее родина и каково там живется. Она отвечала на их вопросы, как умела. Но Ви с ней почти не разговаривал, потому что Аака следила за ними ревнивыми глазами.

Так прошло четыре дня и четыре ночи.

За все это время произошло только одно: воздух с каждым часом становился все теплее и теплее. Снег таял, и со стен их хижины капало. К концу четвертого дня они заметили позади, на западе, огромную ледяную гору.

Айсберг все приближался. Казалось, его гонит на них или их гонит к айсбергу. Из этого они заключили, что лед по-прежнему движется, хотя движение его они ощутить не могли. Всю ночь раздавался ужасный шум, а лед под ними трещал и двигался. Никто не решался выйти из хижины и посмотреть, откуда доносится шум. К тому же с севера дул сильный ветер и луна скрылась за густыми тучами.

К утру ветер стих, и солнце встало на чистом безоблачном небе. Паг отодвинул закрывавшую вход снежную глыбу и вышел. Он немедленно возвратился, молча взял Ви за руку, вытащил его наружу и закрыл выход.

– Смотри, – сказал он, указывая на север.

Ви взглянул, зашатался и упал бы, если бы Паг его не подхватил.

Не дальше, чем в ста шагах от их хижины, возвышался тот самый айсберг, за которым они вчера следили. То был высокий ледяной шпиль. Наверху его, сжатый ледяными глыбами и огромными валунами, вздымался Великий Спящий!

Сомнений не могло быть.

Солнце ярко освещало чудовище. Спящий стоял такой же, каким Ви знал его всю свою жизнь, только левая передняя лапа была обломана под самым коленом. Но Спящий стоял не один: вокруг него, между ледяными и каменными глыбами, лежали засыпанные снегом тела.

– Взгляни, вот наши старые друзья, – сказал Паг. – Узнаешь? Нгая здесь нет. Нгая Спящий растер в порошок. Но вон, видишь: Урк-Престарелый, рядом с ним Пито-Кити, а там Хотоа и Уока. Как тебе нравится?

– Отвратительно!

Позади него раздался голос Ааки:

– Вы думали, что ушли от старых богов, но они гонятся за вами. Я думаю, о, муж мой, что эта ледяная гора не сулит нам ничего доброго.

– Меня мало интересует, что значит появление этой ледяной горы, – спокойно отвечал ей Ви. – Вид, во всяком случае, омерзительный.

В это время и остальные вышли из пещеры. Моананга молчал, Тана закричала и торопливо закрыла лицо руками.

Лалила медленно произнесла:

– Гора эта грозит нам. Грозит тем, что обрушится. Но, кажется, мы плывем быстрее, чем она.

– Это еще неизвестно, – сказал Паг.

В это мгновение ледяной пик, на который они смотрели, подтаяв, очевидно, в теплой воде, задрожал и стал клониться к ним. Трижды наклонялся шпиль, и, наконец, медленно и плавно перевернулся. Он скрылся под водой, и с ним вместе Спящий и все люди племени. На месте же, где поднимался раньше шпиль, показалось его подножие – лед, усеянный громадными черными валунами.

– Прощайте, Ледяные боги! – улыбнулась им Лалила.

Вдруг Ви крикнул:

– Назад! Назад! Волна!

Он схватил Ааку за руку и отбежал. Остальные бросились за ним.

Они едва успели отскочить, как место, на котором они стояли, залила волна. Волна дошла до самой хижины и стала отступать. Но весь лед, на котором они безмолвно стояли, затрясся, задрожал.

Фо, убегая от волны, проскочил дальше остальных и вернулся с криком:

– Льда впереди нет, и вдалеке видна земля. Отец, смотри, там берег.

Все побежали за Фо по мягкому снегу и увидали: между двумя ледяными берегами несся поток воды. Он стремительно мчался, гоня перед собой большие глыбы льда.

Поток впадал в большое открытое синее море, где льда не было видно.

И в отдалении, за этим морем, видна была земля, о которой говорил Фо. Между зелеными холмами змеилась впадающая в море река. Лесистые долины подымались к холмам. Эту чудесную землю они видели несколько мгновений, затем ветер принес туман с того места, где затонул преследовавший их айсберг, и видение скрылось.

– Здесь моя родина. Эта река и эти холмы я хорошо знаю, – сказала Лалила.

– В таком случае, нам нужно добраться туда как можно скорее, – заметил Паг. – Эта льдина верой и правдой служила нам достаточно долго. Она уже трещит и тает.

Лед действительно таял.

Его со всех сторон подмывало теплое море, на берегу которого родилась Лалила. Лед таял на глазах, и в нем уже появились трещины.

Внезапно льдина треснула посередине, и хижина исчезла под водой.

– В лодку! – крикнул Ви.

Они бросились к лодке и потащили ее к самому краю льдины, где лед уже расходился. Женщины и Фо сели в лодку, затем уселись Моананга и Паг. Ви держал корму, направляя нос по течению, а Лалила и Моананга доставали весла.

Ви взглянул на лодку. Она была перегружена. Вода почти перехлестывала через борт. Ви понял, что если еще один человек сядет в лодку, а ветер хоть немножко усилится и какая-нибудь льдина заденет челнок, лодка неминуемо перевернется, и все потонут.

– Прыгай скорее, Ви! – крикнула Аака.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16

Поделиться ссылкой на выделенное