Евгений Гаркушев.

Три измерения времени

(страница 2 из 7)

скачать книгу бесплатно

 //-- * * * --// 
   Цвет стен в лаборатории изменился, некоторые предметы прыгнули на другие места, а некоторые возникли там, где их не было. Аппарат же стоял на месте как влитой – пространственный синхронизатор работал великолепно, вся техника, которую Звягин захватил с собой, опиралась не на тот преобразователь, что остался в точке старта, а на бетонную основу. Людей в лаборатории не оказалось. Еще бы – Василий переместился в момент времени, соответствующий глубокой ночи, как и было задумано. Правда, лампы дневного света почему-то горели.
   – Получилось! – прошептал Звягин. – Получилось.
   В этих двух «получилось» было все: утверждение «я велик», твердая надежда на Нобелевскую премию, возглас «мы богаты!», восторг первооткрывателя. Он действительно переместился! Преобразователь работал!
   Немного смущало то, что салатового цвета стен лаборатории Василий совершенно не помнил. Здесь не красили стены уже лет пять. Он что-то перепутал? Смещение во времени привело его в будущее? Достаточно было не учесть один знак, заменить «плюс» на «минус», что при обработке тензоров случается довольно часто, и система сработала бы в обратную сторону. Неужели он ошибся? Управляя лодкой, совсем несложно заблудиться. Если он сам сравнивал темпоральный преобразователь с лодкой или колесницей, может ли быть, что он проложил неверный курс?
   И еще одно – аппарат. Звягин вдруг понял, что вместе с ним переместилось не только кресло резервного темпорального преобразователя, не только запасное оборудование, но и тот аппарат, который осуществлял преобразование. Или он находился здесь, когда осуществился перенос? В случае перемещения в будущее аппарат, естественно, имел все шансы тоже переместиться туда – своим ходом, в естественном потоке времени.
   Поднявшись из кресла, Василий подошел к полке с книгами. Знакомые издания, ни одного нового. Выглянул в окно и вздрогнул: площадка перед институтом ярко освещалась огнями вывески, разглядеть которую сверху он не мог. Ясно было одно: на первом этаже теперь располагался магазин. Что говорил Маковский о точке подключения к высоковольтной линии? Собирался открыть в случае неудачи Василия супермаркет? Не он ли это?
   Ключи, паспорт, деньги – все осталось в карманах. Паспорт должен был пригодиться в любом случае, и в прошлом, и в будущем. Выдан документ больше пяти лет назад. Если возникнут какие-то недоразумения – чем паспорт стал хуже, что объективно постарел на год? Или помолодел? Разве что в него не проставили какие-то отметки – но это уже мелочи…
   С замиранием сердца Звягин подошел к двери. Она была заперта. Ключ подошел.
   Темный коридор, темная лестница, неработающий лифт. Вахтер Юрий Яковлевич к появлению Василия отнесся спокойно. Многие в институте работали по ночам. Юрий Яковлевич только глаза от газеты поднял, посмотрел, кто спускается, – и вернулся к чтению.
   – Доброй ночи! – пожелал Звягин.
   – До свидания, Василий Петрович, – отозвался вахтер.
   Вход в супермаркет располагался в двадцати шагах от входа в институт.
Большая стоянка для автомобилей на месте пустыря, двери на фотоэлементах, круглосуточный режим работы. Значит, все-таки будущее? Мимо скучающего охранника и полусонной продавщицы Василий прошел к полкам, взял пакет молока. Продукт был произведен спустя две недели после первой активации темпорального преобразователя. Невероятно! Еще несколько товаров подтвердили, что он сместился в будущее, а не в прошлое, и не так далеко, как предполагал.
   – Все равно хорошо, – радостно сообщил полкам с продуктами Василий. – По крайней мере, эта штука работает. А я нашелся! Скоро найдусь. Маша, наверное, сильно переживает.
   В супермаркете он купил бутылку шампанского и открыл ее, выйдя на улицу. Пену стряхнул на фундамент института физики, отхлебнул из горлышка и зашагал к стоянке такси. Воздух пах тополиными почками и свежей травой.
   Водитель старенького автомобиля не вполне четко определяющейся марки попросил за подвоз сто рублей. По ночному времени – совсем немного. Хотя ночь заканчивалась – наступал рассвет.
 //-- * * * --// 
   Звонить или посылать сообщения Маше было глупо и даже опасно. Поэтому Звягин просто подъехал к ее дому, присел на скамейку в сквере и, прихлебывая остатки шампанского, принялся ждать. В семь утра из подъезда появился Маковский – наверное, и правда много работает, если вынужден вставать в такое время. Сев в приехавший десятью минутами ранее джип, он укатил в неизвестном направлении. Но подниматься Василий все равно не хотел, да и магнитного ключа от подъезда у него, понятное дело, не было. Поэтому он достал телефон, набрал номер Маши.
   Голос девушки был сонным и недовольным.
   – Привет, это я, – сказал Василий. – Соскучилась?
   – Что? – голос девушки звучал испуганно.
   – Выйди во двор.
   – Зачем?
   – Потому что я не хочу заходить к тебе в квартиру. Да и ты всегда была против.
   Не отвечая, Маша положила трубку. Не было ее довольно долго. Наконец рыжеволосая красавица в черном сарафане вышла из подъезда и начала озабоченно оглядываться по сторонам. Василия она словно и не замечала.
   Тот поднялся навстречу девушке, подошел, широко улыбнулся и сказал:
   – Привет!
   Маша воззрилась на него с удивлением.
   – Здравствуйте. А вы, собственно, кто?
   Голос девушки был таким родным – и в то же время интонации казались совершенно чужими. Пахло от Маши все теми же итальянскими духами. Звягин опешил.
   – Ты, наверное, волновалась? Извини.
   – Это вы сейчас звонили? – спросила Мария.
   – «Вы»? – еще больше удивился Василий. – Ты что, Маша? Что случилось?
   – Извините, я не могу вас узнать, – тон девушки стал приобретать раздраженные нотки, лицо исказилось. – Потрудитесь представиться.
   – Звягин. Василий Звягин.
   – Мне это ничего не говорит, извините. Откуда у вас мой номер? Что вы хотели?
   – Если ты не знаешь – зачем вышла на улицу?
   – Ошиблась. Мне показалось, звонит другой человек. – Девушка осеклась. – Ты от Маковского, парень? Проверяешь меня?
   – Нет, Маша, я не от Маковского. Что за шутки? Скажи лучше, какое сегодня число. Я у таксиста постеснялся спрашивать.
   – Вы идиот? – процедила Маша. – Убирайтесь отсюда, или я вызову охрану.
   Она бегом вернулась в подъезд и захлопнула за собой дверь. Василий пребывал в полной прострации. Что же получается? Маша его не знает? Он все-таки попал в прошлое, где девушка уже вышла замуж за Маковского, но еще не знает его?
   А срок годности на товарах? Наверное, он что-то перепутал… А появившийся в здании института магазин?
   Или за Машей следят? Или она за что-то обижена на него и не хочет узнавать? Может быть, в мире произошли какие-то изменения, о которых он не знает? Может, он сам их сделает – несколько позже по личному, субъективному времени? А сейчас столкнулся с последствиями?
   Домой. Надо отдохнуть, разобраться, что к чему. Может быть, все совсем не так плохо.
 //-- * * * --// 
   Шампанское, такси… На радостях Звягин на время забыл, что еще не получил Нобелевскую премию. Да и выгадать какие-то деньги на разнице курсов акций, скорее всего, не удастся – что-то в мире шло не так. Чтобы играть по новым законам, нужно знать их. А его теоретические построения хотя пока и не рушились, отчетливую картинку дать не могли. Поэтому в целях экономии Василий решил идти домой пешком. Каких-то три километра. По дороге можно поразмыслить.
   Жить в изменчивом мире оказалось вовсе не так комфортно, как в мире статичном, где никто не мог отправиться в прошлое и будущее и вытворять там все, что угодно. Как получилась, что его любовь, мечта всей его жизни, рыжеволосая красавица Маша его не знает и знать не хочет? Не испортил ли он своим утренним визитом к ней дальнейшее развитие их отношений? Может быть, Маша явится в институт сегодня? А он пропустит этот момент и их жизнь пойдет совсем по-другому? Это еще полбеды, можно выскочить в момент времени еще за полгода до сегодняшнего дня – и уж тогда все будет отлично… Но супермаркет! Откуда на первом этаже института супермаркет?!
   После шампанского захотелось есть. Василий решил купить в гастрономе колбасы и хлеба, и ноги сами понесли его к магазину «Три семерки», расположенному на первом этаже кирпичной девятиэтажки в двух кварталах от его дома.
   Магазина на месте не оказалось!
   Звягин протер глаза, осмотрелся по сторонам. Дом – тот самый. Киоск с газетами – в наличии. А магазина нет. И, похоже, никогда не было. На первом этаже – самые обычные квартиры!
   Но этого ведь не может быть! Да, «Три семерки» оборудовали на месте нескольких квартир – но это было лет семь, а то и десять назад. Выходит, его занесло в прошлое гораздо дальше, чем он рассчитывал? Но Маша – она ведь не была здесь девочкой! Сестра? В квартире Маковского? Нет, ерунда, ерунда! И магазин в институте… Впору вводить термин «торговый парадокс» – магазин, существующий уже семь лет, исчез, а супермаркет, которого не было, появился. Взаимоисключающие в линии прошлое – будущее события! Или он выпил слишком много шампанского натощак?
   Девятиэтажка Звягина выглядела как и прежде. Кодовый замок подъезда открылся, когда Василий нажал на кнопки «2», «5» и «6», – код ему нравился, два в восьмой степени – легко запомнить. Ключ к двери в квартиру подошел. Ну, хоть замки за время его отсутствия не сменили.
   Захлопнув дверь, Василий снял пиджак, бросил его на стул и услышал в глубине квартиры шорох. По спине пробежал холодок. Воров Звягин не боялся – красть у него было особенно нечего. Прочие злоумышленники тоже вряд ли захотели ему повредить. Да и шорох был хозяйский, не робкий и не случайный. Выходит…
   Василий почувствовал, что волосы у него на голове шевелятся. Вот сейчас он сам выйдет навстречу самому себе. Иррациональный страх терзал его. Значит, он все-таки попал в будущее? Ибо в прошлом таких событий не происходило! Но и сам он недавно объяснял Маковскому, что темпоральная физика полна сюрпризов – логика здесь уместна только в сочетании с математикой. Мировые линии нужно просчитывать, а не угадывать, нелогичное на первый взгляд может оказаться единственно правильным.
   И все же встреча со Звягиным из прошлого или из будущего страшила, хотя глупо бояться себя самого. Напротив, у себя можно спросить что угодно, вдвоем удастся решить любую проблему. Или подобное интеллектуальное усиление ничего не даст? Ведь мысли его теперешнего и его будущего в какой-то степени будут повторяться! Или все же нет?..
   Вопросы Василия остались без ответа. Из спальни вышла молодая полная женщина в короткой, гораздо выше колен ночной рубашке. Выглядела она мило, хотя красавицей ее назвать было нельзя. Светло-русые, слегка волнистые волосы до плеч, несколько веснушек, аккуратный носик, голубые, немного прищуренные после сна глаза.
   – Вася, – радостно улыбнулась девушка. – Что же ты не позвонил, поросенок?
   Звягин не нашелся что ответить. Женщина подошла вплотную и прижалась к нему. Это было приятно, но неожиданно. Тем более что имени незнакомки, по-хозяйски расположившейся в его квартире, Василий не знал. От вопросов он старательно воздерживался, хотя на языке их вертелось очень много.
   – Получилось? – спросила женщина, недвусмысленно подталкивая его в сторону спальни.
   – Да, – признался Василий.
   – Здорово! – воскликнула незнакомка. – Далеко забрел?
   – И сам не знаю, – совершенно честно ответил Звягин, мучительно размышляя над тем, как узнать имя девушки и выяснить, что она здесь делает. Впрочем, чтобы ответить на последний вопрос, тензорных преобразований проводить было не нужно – хватало простой логики.
   – Почему ты меня не обнимешь? Я соскучилась! – женщина попалась настойчивая.
   Звягину не оставалось ничего другого, как обнять ее. В конце концов, он не мог не одобрить свой собственный выбор…
 //-- * * * --// 
   К вечеру Звягину удалось выяснить довольно много – например, он узнал, что женат и что жену его зовут Лена, а на календаре – двадцать восьмое мая. Год был все тот же – ни на год в прошлое, ни на год в будущее он не сместился. Но целостная картина мира так и не сложилась.
   По всей видимости, он попал в недалекое альтернативное прошлое. Причиной этого могла стать комплексная составляющая, которой он пренебрегал в вычислениях, полагая, что комплексная мировая линия в природе не реализуется. Но, похоже, зря… Темпоральный преобразователь не только мог перемещать предметы во времени и пространстве, но и служил окном в параллельный мир. Или множество миров? Сколько линий вероятностей открывала комплексная функция? Две? Четыре?..
   Над этим Василий размышлял весь день. Ел суп, приготовленный Леной, и думал. Слушал бубнеж телевизора в гостиной – и думал. Жевал макароны по-флотски – и снова размышлял. Причем не только о том, как сказывается на его теории наличие параллельных веток времени и пространства, куда и откуда они ведут, но и о том, где, в каких условиях лучше решать эту проблему.
   Можно было остаться здесь – регулярное питание, ласковая жена… Но здесь его не знала и не любила Маша и, как ни крути, он занимал чужое место. Вернется из странствий во времени Василий из «комплексного» мира, рявкнет: а что ты здесь делаешь? И ведь правда, этот мир – не его, здесь он чужой.
   А может быть, Василий отсюда сейчас обнимает Машу в его мире? Есть ли разница? Он это или не он? Ревновать к своему двойнику из параллельного мира – не все ли равно что ревновать к себе вчерашнему или завтрашнему? Пожалуй, так. Но все равно как-то не по себе. Логика и привычки, будь они неладны. Если просчитать мировые линии Звягина-один и Звягина-два, наверняка оказалось бы, что в некотором смысле это один и тот же человек. Во всяком случае, Звягины из параллельных миров отличаются не более, чем Звягины образца прошлого и будущего года.
   Утешало то, что вернуться можно было в любой момент. Благодаря щедрости Маковского Василий получил два комплекта оборудования и один взял с собой «в прошлое». Резонная предосторожность, если учесть, что сам преобразователь остался в точке старта, генерируя нужное поле. Достаточно подключить аппарат к источнику питания, и возврат гарантирован. Но теперь и переподключаться было не нужно. Ведь в лаборатории, куда он прибыл, уже имелся аппарат – точно такой же, как у него, и это имело четкое объяснение.
   Ведь если Звягин из этого мира отправился в путешествие во времени, он, вполне естественно, оставил аппаратуру здесь. Значит, резервное оборудование бросать не придется! Славно, очень славно… Вполне возможно, что действия двух Звягиных вообще синхронны. Он отправился в этот мир, здешний Звягин – в его. Хотя вряд ли. Не мог же второй Звягин сразу же пойти к Маше, если банально не был с ней знаком?..
   Нет, нужно инвертировать задаваемую компьютером программу тепморального перемещения и возвращаться домой. Нобелевская премия Звягину гарантирована в любом случае. А там и Маковский не помеха. Маша будет его – во что бы то ни стало.
   К вечеру Василий собрался в институт. Пару раз в разговоре с нынешней женой Леной он прокололся, не смог ответить на самые элементарные вопросы. Жена из другого мира теперь посматривала на него с подозрением. А коллеги? С ними тоже будет нелегко общаться. Домой, только домой… Тем более что, хотя Лена была очень мила и старалась быть любящей женой и хорошей хозяйкой, готовила она просто ужасно…
 //-- * * * --// 
   Вечером в лаборатории вновь никого не оказалось, что обрадовало Василия – лишние разговоры совершенно ни к чему. Он имеет беспрепятственный доступ к рабочему месту, у него под рукой темпоральный преобразователь, и даже не один, энергии хватает – так чего еще надо?
   Звягин достал из ящика письменного стола свои рукописи и углубился в их изучение. Если здесь действительно другой мир, другому Василию Звягину могли прийти в голову интересные мысли, с которыми полезно будет ознакомиться. Если нет и отличия этого мира порождены изменениями пространственно-временного континуума, он изучает собственные расчеты – но это тоже полезно. Может быть, удастся найти ошибку, понять, что же все-таки произошло, отчего он не переместился на год в прошлое, как планировал.
   Расчеты ничего не давали. Схемы казались верными, преобразования были четко выверены, оборудование в тестовом режиме работало отлично – словом, было совершенно неясно, отчего преобразователь переместил его не туда, куда планировалось.
   Ночные часы пролетали незаметно. За полночь телефон в лаборатории начал звонить. Василий не брал трубку, но почему-то был твердо уверен, что звонит нежданно обретенная жена. И факт этот возмущал его до глубины души. Надо же, можно сказать, только познакомились, а она уже требует, чтобы он являлся домой вовремя! Нет, так дело не пойдет…
   – Инверсия спасет положение, – прошептал Звягин. – Я здесь ничего не терял, а если моя мировая линия мешает вернуться назад Василию из этого времени – вдвойне нехорошо. Он-то, наверное, к жене стремится. А я хочу к Маше…
   Вспомнив о своем возможном двойнике, Звягин похолодел. Он сообразил, что, если Василий Звягин из этого времени или из этого мира отправился в путь в том же пространственно-временном континууме, что и он, – а такое развитие событий наверняка имело место, – то их мировые линии могли интерферировать. В результате интерференции точки входа-выхода в континуум могли оказаться совсем другими. Хорошо еще, что его не выкинуло в другие пространственные координаты! Оказаться посреди океана, в джунглях, над пропастью, а то и где-нибудь в космосе было бы, пожалуй, похуже, чем ошибиться на неделю-другую во времени. Процесс интерференции еще нужно было изучить и просчитать.
   – Будет вам работа, будет, – шептал Василий, вспоминая коллег-физиков. – Мы еще такого наворотим… Можно сказать, что я изобрел колесо – и сколько автопромышленников разбогатеют на моем открытии!
   Широта открывающихся перспектив манила, кружила голову, заставляла сердце биться чаще. Новый мир. Новая реальность. Новые условия жизни. И начало всему этому положил он.
   Неужели одному человеку и впрямь под силу изменить мировую историю? Повернуть жизнь людей на путь, который позволит им выбирать – в самом широком смысле этого слова? И пусть у него пока не все получается. Вряд ли первая лодка поплыла сразу так, как нужно…
   Звягин ввел в компьютер инвертированную программу и нажал на клавишу пуска. Свет померк. Аппарат встряхнуло. В воздухе запахло гарью.
 //-- * * * --// 
   Когда глаза привыкли к темноте, Звягин увидел, что по-прежнему находится в лаборатории. Но как она выглядела! Разбитая мебель, лужи на полу, искореженная аппаратура… Посреди погнутых конструкций возвышались лишь блоки резервного преобразователя, которые он захватил с собой в путешествие и которыми ему пока не пришлось воспользоваться.
   Что же произошло? Пожар из-за недоброкачественной катушки? Пространственный сдвиг из-за рассинхронизации? Или все прозаичнее и аппаратура просто кем-то уничтожена?
   Василий подошел к выключателю, зажег свет – как ни странно, лампы загорелись – и увидел, что больше всего пострадал стол. Тетради с расчетами сгорели, доски были изломаны. По станине темпорального преобразователя, похоже, лупили кувалдой, причем слабо представляя, зачем это делают. Нет, пространственный сдвиг здесь ни при чем – аппарат разрушали люди. Причем делали это так, как первобытные люди разрушали бы лодку: пробили дыры в нескольких местах, выше и ниже ватерлинии, сделали зарубки на бортах, а потом опалили, тогда как достаточно было проделать одну большую дыру в днище.
   Электрощит высокого напряжения сохранился – только кабель, ведущий к преобразователю, изрубили в куски. Звягин порадовался собственной предусмотрительности – резервный аппарат имел собственный кабель, причем достаточно длинный.
   Открывать дверь ключом не пришлось – она болталась на одной петле, замок был выворочен с корнем. Такое развитие событий в настоящем, прошлом или будущем нравилось Звягину все меньше. Он подошел к окну, выглянул. Темно. Супермаркета не видно… Значит, он вернулся домой?
   Крадучись, Василий прошел не к главной, а к пожарной лестнице, начал спускаться… И на площадке между третьим и четвертым этажом едва не столкнулся с человеком, который стоял в темном углу и курил. Или поджидал кого-то.
   Бежать было поздно – и Василий сделал вид, что вовсе и не крадется к выходу, а идет по своим делам, но человек его окликнул:
   – Эй, Звягин! Ты, я вижу, совсем страх потерял?
   Несмотря на грозный смысл высказывания, мужчина широко улыбался, и физик узнал его – это же Виталий Усанов, его товарищ еще с университетских времен! Сейчас, правда, они совсем мало общались, Виталий даже работал вроде бы в соседнем здании – но вот, курит среди ночи в институте.
   – Привет, Виталий! А ты что так поздно?
   – Отчего же мне не задержаться? Работаю. Ты лучше расскажи, что за скандал сегодня вышел?
   Вопрос был очень интересным, и Звягин сам хотел бы получить на него ответ. Тем более что его это касалось напрямую.
   – А сам ты что слышал? – спросил Василий.
   – То, что ты сбежал с молодой женой какого-то бандита-богатея, – хмыкнул Усанов. – И он приезжал на разборки. Всю твою лабораторию разнес.
   Звягин сперва даже не стал задумываться о «разборках». Его занимал вопрос: может ли такое быть? Если он и в самом деле сбежал с Машей – как ему это удалось? В будущем? Ему только предстоит сбежать? И зачем он потащил любимую женщину в неизведанное?
   Или он опять не дома, а в чужой временной ветке, в мире, порожденном действием преобразователя? Усанов, работающий в их институте программистом, своим присутствием говорил в пользу этой версии…
   Но и Маковского сбрасывать со счетов не стоило. Для него нет разницы, этот или другой Звягин сбежал с его женой – поэтому ухо нужно держать востро. Василий придал лицу удивленное выражение – ему показалось важным сделать вид, что информация для него новая, а сильно стараться для этого не пришлось – и спросил:
   – А охрана? Милиция? Сотрудники, в конце концов? Ему что же, позволили крушить аппаратуру?
   – Долго ли умеючи? – спросил Усанов. – Они ведь не заявляли на входе, что собираются разрушить твой аппарат и заодно убить тебя. Бандитам, в отличие от честных граждан, и комендантский час не помеха.
   Действительно… Вахтер задержит честных граждан, а настоящих бандитов не остановит. Тут как с продажей оружия. Преступник, когда ему понадобится, ствол достанет, а честный человек всегда останется безоружен.
   – И что, поймали меня? – спросил Звягин, через силу улыбаясь.
   Сигарета выпала из рук Виталия, лицо вытянулось.
   – Так у тебя все же получилось?
   Ага, университетский приятель в курсе его разработок. Ну, секрета, конечно, не было, но Василий не помнил, чтобы товарищ прежде интересовался его работой. Усанов из его времени занимался только программированием, от теоретической и экспериментальной физики давно отошел.
   – Получилось, – признался Василий. – Я не уверен, попал ли туда, куда надо.
   Виталий протянул руку и пощупал рукав пиджака Звягина.
   – Надо же, – тихо прошептал он. – Из другого мира. Вот так встреча, друг!
   – Все-таки другой мир? – сердце Звягина замерло. – Почему ты так полагаешь?
   – Разные моды колебаний пространственных объектов. Степени свободы предметов. Комплексные функции, – бойко начал перечислять Усанов. – Почти невозможно попасть туда, куда планировал. А в твоем мире что же, не вычислили всего этого?


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7

Поделиться ссылкой на выделенное