Галина Романова.

Встретимся в другой жизни

(страница 3 из 16)

скачать книгу бесплатно

Весь свой рабочий день Лика наводила порядок: мыла, пылесосила, поливала цветы и под вечер едва приползала домой.

– Гриня, меня повысили, – сказала она ему однажды и, предупреждая расспросы, иронично закончила: – Перевели… С первого этажа на пятый…

Он сердито засопел, но промолчал. Лика долго не могла понять, с чем связана такая покорность судьбе, пока он однажды не проговорился.

Как-то за ужином, прокашлявшись, Гриня осторожно спросил:

– Лика, сестренка, ты мне рассказала бы поподробнее о работе своей.

– Тебя что больше интересует – размер моего ведра или температура воды? – не выдержав, съязвила она.

– Ну, зачем, – протянул он миролюбиво. – Ты мне о людях расскажи. Людей-то ты видишь.

– Вижу, – буркнула Лика, – в основном ботинки.

– Почему ботинки? – непонимающе уставился он на нее.

– Потому что голову поднять некогда. А еще потому, что там почти мужики одни работают.

– Какие мужики? – оживился сразу Гриня.

– Женатые… – заухмылялась она, сразу поняв, в чем дело.

– Ничего, может, и на тебя один неженатый найдется.

– Ага, ему больше делать нечего, только с уборщицей роман крутить, – захохотала Лика.

Но Гриня, загадочно мерцая глазами, принялся уверять ее в том, что она обязательно встретит там свою судьбу.

Лика недоверчиво качала головой и снисходительно ухмылялась, не зная в тот момент, как недалек от истины был ее славный друг…


Будильник пронзительно заверещал над ее головой. Сонно похлопав рукой в изголовье, Лика, как всегда, свалила его на пол.

«Пора вставать! – приказала она себе, свесив голову в поисках неумолкающего возмутителя спокойствия. – Иначе „сыночек“ мне опять какую-нибудь пакость придумает».

Под пакостью подразумевалось Димкино нежелание уступать ей место в ванной. А если учесть, что сегодня приезжает Олег, попасть туда было необходимо без задержек.

Поплотнее запахнув халат, Лика на цыпочках пробралась к двери ванной и застонала – она была заперта изнутри.

Безуспешно подергав за ручку, она побрела на кухню. Здесь у нее на всякий случай была припрятана запасная зубная щетка с тюбиком пасты. Не бог весть какой комфорт, но выбирать не приходилось.

«Душ приму позже», – утешила себя Лика, слабо в это веря.

Наверняка Димуля, чтобы в очередной раз сделать ей «приятное», просидит в ванной до отъезда.

Кое-как совершив обряд омовения, она подошла к зеркалу в прихожей и обомлела. Ее ночные бдения в воспоминаниях не прошли даром – на нее смотрело унылое помятое лицо.

«Нет! Мне просто необходимо принять душ! – поднял голову ее бунтарский дух. – И пусть только попробует не впустить!»

В течение нескольких минут Лика добросовестно отстукивала в дверь, но шум льющейся воды не прекращался. На минуту закралось подозрение, что он там спит, но в это время раздался звук открываемой защелки, и перед Анжеликой предстало видение, заставившее ее замереть.

Дмитрий стоял перед ней совершенно голый, если не считать узенькой полоски ткани на бедрах, и свысока посматривал на нее.

– В чем дело, Анжелика Владимировна?! Вы настолько испорчены, что ломитесь ко мне в то время, когда я принимаю ванну?

– Но не в течение часа, черт тебя побери! – рявкнула она, пятясь.

Он резко развернулся, сверкнув ягодицами, и с шумом захлопнул дверь прямо перед ее носом.

– Говнюк! – не выдержав, крикнула она.

Ответом ей был демонический хохот из-за двери.

Призвав на помощь всю свою выдержку, Лика все же попыталась привести себя в порядок и уже через двадцать минут нетерпеливо позванивала ключами от машины.

– А что, завтрака не будет? – спросил Димка, невинно улыбнувшись ей из-под светлой челки.

– Нет! – рявкнула Лика. – Мы и так опаздываем, идем…

Димка проскользнул мимо нее к выходу, по-детски надув губы.


Лика мягко тронула машину с места, не забыв накинуть на брыкающегося пасынка ремень безопасности.

– Не хочу, чтобы меня обвинили в умышленном членовредительстве, – пояснила она, едва не скрипнув зубами.

– Если проявляете такую заботу обо мне, чего же тогда не покормили? – обиженно отметил Димка.

Ничего не отвечая, она продолжала гнать машину по загородному шоссе.

Времени до посадки самолета оставалось совсем немного, поэтому Лика решила сосредоточить все внимание на дороге и не реагировать на его выпады. Но следующая его фраза повергла ее в шок.

– Конечно, – задумчиво поглядывая в окно, произнес Димка, – я понимаю – мачехе все равно – сыт я или голоден!..

Взвизгнув тормозами, машина остановилась на обочине.

– Слушай, мальчик… – с трудом сдерживая дыхание, начала Лика. – Я каждый день встаю в такую рань, готовлю тебе этот чертов завтрак, хотя ненавижу готовить…

– Это чувствуется…

– Так вот… Я стараюсь, понимаешь ты это своим эгоистическим сознанием или нет? Я стараюсь! Моим желанием прежде всего было – стать тебе другом, понимаешь, не матерью – нет! Не мачехой, а другом!

– Не кричите! – поморщился он, потом, посопев, обронил: – Я вам не верю!

– Почему?!

– Потому, – буркнул Димка. – Нам пора, а то папа волноваться будет…


Разумеется, они опоздали. От самолета уже успели убрать трап, когда они ворвались в здание аэропорта. Быстро обежав глазами прибывших и не найдя того, кого с таким нетерпением ждала, Лика рванула что есть сил на второй этаж в кафетерий.

Олег сидел за стойкой и потихоньку потягивал обжигающий кофе. Какие мысли витали в тот момент в его талантливой голове, определить было трудно, но, едва завидев ее, он широко улыбнулся и поспешил навстречу.

– Здравствуй, девочка моя! – нежно целуя Лику, шептал он. – Я уже начал волноваться! Почему так долго?

– Папа, здравствуй! – раздалось со спины.

С трудом оторвавшись от нее, Олег схватил Димку за плечи и прижал к своей груди:

– Здравствуй, сынок! Как вы тут без меня? Не ругались?

– Нет, нет, что ты, – поспешил с ответом Димка, настороженно поглядывая в ее сторону, – мы с Анжеликой Владимировной отлично ладим…

Подхватив отца под руку, он потащил его к выходу. Ей ничего не оставалось делать, как плестись следом.

Внезапно она что-то почувствовала. Это пронеслось над ее головой чем-то неосязаемым, но смутно вызывающим тревогу. Резко обернувшись, Лика обежала взглядом толпу, но ничего подозрительного не обнаружила.

Странное чувство сжало сердце и наполнило душу необъяснимой тоской. Толкнув тяжелую дверь, Лика, поддавшись внезапному порыву, вновь оглянулась и похолодела…

Привалившись к телефонной будке, стоял Серый и, гаденько ухмыляясь, помахивал ей рукой в знак приветствия. Он сильно изменился с их последней встречи, повзрослел, возмужал. Прежним осталось выражение озлобленности и неприкрытой подлости на его лице.

Оттолкнувшись от телефонной будки, он быстрым шагом приблизился к ней и согнулся в клоунском приветствии:

– Приветствую вас, о несравненная и неприступная!

– Здорово, Серый…

– Как вижу, дела у тебя в полном порядке?

– Не жалуюсь…

– А этот дядечка, он кто тебе?

– Не твоего ума дело, – оборвала она его и попыталась обойти.

– Подожди, не торопись… – Серый преградил ей дорогу. – Нетерпеливая какая… Разговор есть…

– Мне не о чем с тобой разговаривать, – волнение все сильнее охватывало Лику. – Пропусти, меня ждут.

С улицы нетерпеливо посигналили.

– Отойди с дороги, быстро! – рявкнула она.

– Отойти-то я отойду, но это не решает проблемы, – продолжал кривляться Серый. – А проблемы у нас с тобой общие.

– Ты думаешь?

– Уверен! – Он присел на корточки и, поглядывая на нее снизу вверх, тихо обронил: – Дела давно минувших дней…

– Будешь мне тут классику цитировать или как? – окончательно потеряв терпение, повысила Лика голос.

– А ты не ори, – подскочив пружиной, прошипел Серый, – лучше Грине привет передай…

– Твой привет ему, как…

– Заткнись, сучка, – схватил он ее за руку. – Ребят всех уложили той ночью, ведь так?

– Так… – проблеяла она. – И что? Он виноват в том, что выжил? Ты вон тоже живой, интересно, почему?..

– Неважно, почему… Разговор о другом…

– О чем же?..

– Братва-то на него, на Гришку твоего, рукой махнула – мол, что брать с инвалида? Они махнули, но не я…

– А тебе что нужно? – попыталась освободиться от стальных объятий Лика. – Лет-то сколько прошло…

– А мне недосуг все было. А теперь время выдалось и решил Гриню тряхнуть. Общачок-то у него остался…

– Ты чего мелешь? Если бы у него были деньги, он бы не вкалывал как проклятый все эти годы! – недоумению ее не было предела.

– Знаю, знаю. Наблюдал. Только не пишусь я на такую дешевку. – Серый сплюнул. – Короче, передашь ему, чтобы деньги вернул, а то…

– Лика, что здесь происходит?! – перебил гневную тираду Серого напряженный голос Олега. – Что случилось?!

– Ничего, все в порядке, – вымученно улыбаясь, она высвободила руку и, не оглядываясь на старого знакомого, поспешила к мужу.

Усаживаясь в машину, Олег с недоумением поглядывал в ее сторону. Наконец он не выдержал и спросил:

– Ты не хочешь мне рассказать, что произошло?

– Ничего особенного, – беспечно пожала Лика плечами. – Этот человек меня с кем-то спутал.

– Да?.. – Муж снял очки и, близоруко прищурившись, посмотрел в сторону здания аэропорта. – Милая, я не хотел бы, чтобы между нами была недоговоренность.

– Уверяю тебя, что…

– Ты неправильно поняла меня, – мягко перебил он. – Я хочу, чтобы ты знала, что я всегда буду рядом. И смогу помочь, если у тебя будут проблемы. Понятно?

– Конечно! – чмокнула она его в щеку. – Поехали домой…

«Боже мой! Помочь!.. – мысленно стонала Лика. – Чем ты можешь мне помочь, любовь моя?! Ты, со своей мягкостью и тактом, перед этим бандитом, как ягненок перед волком! Если кто мне и может помочь, так это я сама!»

Краем уха вслушиваясь в разговор Олега с сыном, она лихорадочно искала выход.

Необходимо было увидеться с Гриней, и как можно быстрее. Но как улизнуть из дома незамеченной, когда Олег только-только вернулся. К тому же Димкины взгляды, которыми он полосовал ее всю дорогу, ей совсем не нравились. Наверняка этот стервец что-то заподозрил и не упустит возможности насолить.

Ее подозрения подтвердились, как только они закончили обедать. Олег, уставший с дороги, пошел отдохнуть, а Димка вызвался ей помочь. Едва за мужем закрылась дверь, как ее ненаглядный пасынок подлетел к ней с торжествующим блеском в глазах.

– Что скажете, Анжелика Владимировна? – пропел он.

– Ты о чем? – Голос ее звучал ровно, невзирая на то, что в душе был полнейший обвал.

– Не притворяйтесь! Я об этой сцене в здании аэропорта! Что это за человек, который угрожал вам?

– С чего ты взял, что он мне угрожал? – изобразила она недоумение. – У тебя паранойя, милый!

– Не-ет! Вам меня не обмануть… – Димка уселся на край стола и торжественно произнес: – Я все слышал! Отец послал меня за вами, и я подслушал!

– Фу-у, – Лика брезгливо изогнула губы, – как неприлично. С твоим-то воспитанием…

На мгновение в его глазах промелькнуло что-то, отдаленно напоминающее стыд, но он тут же спохватился и продолжил:

– В любви и войне все способы хороши! Так что скажете?

– А то и скажу, – устанавливая тарелки в сушку, спокойно парировала она, – что не твоего ума это дело! Занимайся уроками…

– С уроками у меня все в порядке, только…

– Что только?

– Во что это все может вылиться? Если я правильно понял, этот человек – призрак прошлого? Интересно, что такого вы там прячете?

Трясущимися пальцами Лика вытянула из пачки сигарету и, прикурив, уставилась на Димку сквозь сизый дым.

– А если это все отразится на нас с папой? – продолжал между тем он. – Вдруг это как-то повредит нам?

– Каким образом? – бледность потихоньку разливалась по ее лицу.

– Как каким образом? – вскинулся Димка. – Если я правильно понял – речь шла о каких-то деньгах? И деньгах немалых?

В пять затяжек выкурив сигарету, Лика ткнула ее в пепельницу и двинулась к выходу.

– Почему вы не отвечаете? – преградил Димка дорогу. – Или вы желаете, чтобы этот вопрос вам задал отец?

Лика вперила немигающий взгляд в его переносицу и ничего не отвечала. Ее расчет оказался верным – через несколько мгновений Димка занервничал.

– Вы очень странная женщина, – произнес он наконец. – Удивляюсь, что папа нашел в вас?

– Спроси у него…

Тихонько притворив дверь в их с Олегом комнату, она смогла наконец перевести дыхание. Ее показное самообладание давалось нелегко. Тревога разъедала душу.

Тихий голос, позвавший ее по имени, заставил ее оглянуться.

– Ты не спишь?

– Нет. – Олег протянул к ней руку. – Иди сюда и постарайся успокоиться.

– Но…

– Тссс, – приложил он палец к ее губам. – Я достаточно сильно люблю тебя, чтобы понимать. Если ты не хочешь говорить мне сейчас о своих неприятностях, не надо…

– Но… – Все ее возражения потонули в мягком прикосновении его губ.

Нежные руки Олега отодвинули на задворки сознания все грядущие беды…

Много позже, поглаживая влажные завитки на груди мужа и вслушиваясь в его тихое дыхание, Лика силилась вспомнить, когда впервые почувствовала, что любит этого человека.


Перебирая в памяти их немногочисленные встречи, она с удивлением обнаружила, что влюбилась в него сразу, с той самой минуты, когда он, наклонясь к ней, участливо спросил:

– Что, так все плохо?

– Не-ет, – с удивлением покачала она головой и приподнялась с пола, где сидела, вытянув ноги, отдыхая после изнурительного марафона с тряпкой. – Устала немного…

– Да?! – Он нацепил на нос очки, которые до этого держал в руках, и внимательно принялся ее разглядывать. – Вы не выглядите усталой.

– Возможно, – чувствуя себя последней идиоткой, Лика обтерла руку о джинсовые шорты и, протянув ее лодочкой, проблеяла: – Лика.

– Олег. – Он взял ее ладонь и, развернув тыльной стороной, поцеловал. – Мне очень приятно…

Домой в тот день Лика заявилась притихшей, с загадочным блеском в глазах. Гриня, с интересом наблюдавший за ней, в конце концов не выдержал и полюбопытствовал:

– Лика, сестренка, что с тобой? Ты, часом, не влюбилась?

– Не знаю… – заулыбалась она.

– И кто же он?

– Не знаю… – продолжая глупо улыбаться, пожала она плечами. – Но он такой…

– Какой?..

– Хороший…

Через два месяца, не успев опомниться от водоворота чувств, Лика стала женой этого «хорошего парня», как называл его Гриня. Сам он пожелал остаться в тени и от знакомства с Олегом отказался. Но Лика подозревала, что по своим каналам потихоньку разузнал о ее избраннике все, что ему было нужно.

Она была на седьмом небе от счастья. Единственное, что отравляло ее душу, так это Димкины кривые усмешки. Стараясь не обращать на это внимания, она надеялась, что со временем сможет уладить эту сторону их жизни.

Надежда эта растаяла с отъездом Олега…


Подавив судорожный вздох, Лика осторожно встала и, накинув халат, вышла из комнаты.

Димки нигде не было видно. Облегченно вздохнув, она прошла на кухню и закурила. В этот момент и зазвонил телефон. Неизвестно почему, но сердце ее тревожно заныло.

– Алло, я слушаю.

На том конце провода молчали, шумно дыша в трубку.

– Говорите!

Дыхание стало еще более громким, и невидимый собеседник прошелестел замогильным голосом:

– Слышь, сучка! Или возвращаешь деньги, или…

– Или что?! – виски сдавило тупой болью.

– Будет беда!..

Следом за этими роковыми словами пошла череда коротких гудков.

– Кто звонил? – вынырнул Димка из своей комнаты, невинными глазами глядя на Лику.

– Не знаю… Ошиблись номером.

– Да?! Интересно, интересно…

– Ты знаешь, не очень, – равнодушно пожала она плечами. – Обычный звонок, и только…

– А почему у вас руки дрожат?

Сигарета действительно плясала в ее руке. Осторожно положив ее на край пепельницы, Лика уставилась в наглые очи, с подозрением разглядывающие ее, и томным голосом изрекла:

– Ты знаешь, сынок, это, очевидно, от любовной лихорадки…

Улыбка медленно сползла с Димкиного лица, и, наливаясь злобой, он прошептал:

– Шлюха! Вульгарная шлюха! Ну ничего, будет и на моей улице праздник, причем не один!


Лика махнула рукой и оставила его угрозы без внимания, а зря…

Череда так называемых «праздников» началась с очередным отъездом Олега.

Перво-наперво у нее сломалась машина. Ее бежевая «девятка», подарок мужа к свадьбе, которая работала до этого как часики, внезапно отказалась заводиться.

Открыв капот и перемазавшись по самые локти, она ничего не смогла сделать. Велико же было ее изумление, когда слесарь с автостанции авторитетно заявил, что у нее есть враги.

– Как это? – вытаращила Лика на него глаза. – С чего вы взяли?

– Поломка подстроена, ежу понятно, – вытирая руки ветошью, пнул он колесо. – Придется повозиться…

– Сколько?

– Ну… я не знаю. График у нас и без того…

– Я не об этом, – начала терять она терпение. – Сколько стоит?

После недолгих переговоров они ударили по рукам и сошлись на том, что машину она заберет на следующий день к обеду.

Но сделать этого ей не пришлось.

Стоя у запертой двери квартиры, Лика безуспешно пыталась открыть замок, но все ее попытки не увенчались успехом.

– Чертов диверсант! – рычала она от бессилия и злобы и тигрицей носилась по комнатам. – Только появись!..

Он так и не появился…

Пришлось вызывать слесаря из местного жэка. Тот долго чертыхался и проклинал любителей секретных запоров. Наконец после долгих усилий он вызволил ее из заточения, попутно обескровив на полсотни.

Поймав такси и почти на ходу запрыгивая в машину, Лика назвала адрес и с тоской посмотрела на часы: время было позднее. Шансы на то, что кто-то ждет ее на станции техобслуживания, были ничтожно малы. Но не все в этот день были против нее. Мастер терпеливо ждал, с остервенением протирая и без того блестящую поверхность машины.

– Ты это, подруга, того… – выразительно посмотрел он на часы.

– Знаю, знаю, извини, – подняла она руки, выдавливая из себя самую милую улыбку. – За ожидание особое вознаграждение.

– Да ладно, чего там, – сразу повеселел он. – Мы же с понятием…

Его «понятие» обошлось ей еще в полсотни.

Осторожно тронув машину с места, Лика аккуратно объезжала все колдобины и лужи, которые попадались на пути. Душа ее ликовала – пусть с небольшими потерями, но все же ей удалось противостоять этому стервецу.

Как оказалось, радость была преждевременной…

Припарковав машину на автостоянке, она заперла двери и тщательно проверила надежность замков, по нескольку раз подергав за каждую. Несколько минут постояла, понаблюдав за окрестностями. Подозрительного ничего не обнаруживалось, и Лика с легким сердцем двинулась к подъезду. На кабине лифта красовалась табличка с надписью «Идут ремонтные работы».

– Было бы странно, если бы он работал, – недовольно буркнула она себе под нос.

– Что-что? – приподняла очки Мария Васильевна, на минуту оторвавшись от вязания.

– Да лифт, говорю, не работает, – кивнула Лика ей в знак приветствия. – Мария Васильевна, Дима не проходил?

– Не видела, – покачала она головой. – Мне, как вахтеру, пришлось заявку оформлять на работы-то эти, вот я и отвлеклась. Ты уж, Анжелочка, извини.

– Ничего, ничего, – заулыбалась она. – Дома, наверное, где же ему быть еще. А не скоро закончат?

– Не знаю. Теперь, наверное, уж до завтра. Время-то, сама видишь, нерабочее уже. А дежурный разве будет с ним возиться?

– А что, серьезная поломка? – неизвестно отчего, но под ложечкой неприятно заныло.

– А кто его знает? Сначала свет отключили минут на двадцать, а потом лифт встал. – Она посмотрела на часы и принялась собирать сумки. – Засиделась я что-то. Домой пора.

Лика вежливо попрощалась с ней и двинулась на десятый этаж. Невзирая на совсем не преклонный возраст, подъем не показался ей приятным занятием. Уткнувшись вспотевшим лбом в свою дверь и с трудом переводя дыхание, она принялась копаться в сумочке в поисках ключей, попутно нажимая кнопку звонка.

За дверью было тихо, а ключи упорно не хотели находиться.

– Черт! – выругалась Лика вполголоса и вывалила содержимое ридикюля прямо на лестничную площадку.

Ключи, разумеется, были на месте. С раздражением запихивая все по своим местам, она поднялась с колен и вставила ключ в замок. Но на этом все и остановилось. Замок не открывался. Сколько Лика ни пробовала, сколько ни трудилась, ключ упорно не хотел поворачиваться.

– Я сегодня сойду с ума! – громко объявила она, плотно приложив ухо к двери. В квартире была тишина. – Прекрасно! Меня уже не пускают домой! Куда же мне теперь деваться? А может, слесарь что-нибудь не так сделал? Нет, я прекрасно помню, что несколько раз проверила, прежде чем захлопнуть дверь…

– Здравствуй, Анжелочка, – звонкий голос прервал ее невнятное бормотание. – Что, домой не пускают?

– Да замок что-то сегодня барахлит.

– А-а-а, – понимающе протянул пожилой мужчина из соседней квартиры, имя которого ей никак не удавалось запомнить. – Понимаю, понимаю… А где же Дима?

– Не знаю… Наверное, у друзей. Я вернулась из автосервиса и вот домой не могу никак попасть.

– Слесаря надо вызвать, – подсказал он.

– Да я уже сегодня вызывала, – пояснила Лика, мысленно посылая словоохотливого соседа ко всем чертям. – Рабочий день окончен, время позднее. А дежурного разве сейчас найдешь? Лифт вон стоит – и то дела нет никому, а уж моя дверь…

– А где же ночевать-то будешь?

– У родственников, – повернувшись к нему спиной, она подхватила сумку и начала спускаться по ступенькам.

– Анжелочка, – вновь окликнул ее неугомонный сосед, – чуть не забыл! К вам сегодня приходили дважды, да не застали никого.

– Кто?! – приостановилась она, холодея от предчувствия. – Он не назвал себя?

– Да нет, – пожал тот плечами, потом, шлепнув себя по лбу, полез в карман. – Совсем замотался! Он же записку тебе оставил. Да где же она?..

С замиранием сердца она наблюдала, как из его обширных карманов извлекаются на свет божий клочки бумаги, помятые абонементы на автобус и множество другой дребедени, место которой было в мусорном ведре.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16

Поделиться ссылкой на выделенное