Галина Романова.

Личное дело соблазнительницы

(страница 5 из 21)

скачать книгу бесплатно

– Попробуй, – неожиданно легко согласился Матвеев. – Хуже не будет. И если это он, пускай знает, что тебе все известно. Пускай ходит да оглядывается. Слушай, Соловьева, мы ужинать будем когда-нибудь или нет?!

Ужин был готов минут через десять. Все это время Матвеев ныл и приставал к ней с нелепыми вопросами. То почему она перестала совсем носить джинсы. То длина юбок его перестала совершенно устраивать. С новой прической достал просто. И старит она ее, и не сексуальна.

Придирался, одним словом!

Но Алиса не роптала. Она молча помешивала макароны, переворачивала на сковородке мясо, терла на крупной терке сыр в глубокую керамическую миску. И все это с удовольствием.

Она вдруг поймала себя на мысли, что очень рада его присутствию. Не в том смысле, о котором думала, уткнувшись в его плечо. Об этом она себе запретила думать, все время помня об Ангелине. А в дружеском. В обычном дружеском смысле, в том самом, который всегда ее устраивал.

Вот сидит Матвеев на ее кухне на старой расшатанной табуретке, раскачивается, расшатывая еще сильнее. Искрошил полбуханки хлеба, насорил солью по столу и ворчит, ворчит, ворчит, будто старик. А ей хорошо! Спокойно с ним рядом. И даже мыши гадкие присмирели от его присутствия, словно поняли, кто в доме главный.

– Замуж бы тебе… – осторожно заметил недавно отец в последнем их телефонном разговоре. – В доме должен быть мужчина, хозяин…

Никаких мужчин в ее доме, кроме Матвеева, не бывало и раньше, не было и теперь. А ведь, действительно, надо бы…

– Слушай, а может, мне замуж выйти, а, Антош? – спросила она, когда ставила на стол тарелки с мясом и макаронами с сыром. Села к столу, подперла кулачком подбородок и, глядя на друга с печалью и ожиданием, снова спросила: – Может, выйти замуж, а?

– Замуж – не напасть, как бы замужем не пропасть. – проворчал он, пододвигая к себе тарелку, вонзил вилку в самую серединку сырной горки и принялся накручивать длинные макаронины на вилку. – Замуж! Это же очень серьезный шаг, Соловьева! Замуж не выходят из-за того, что в твоем доме завелись мыши и на работе тебя кто-то начинает тихо ненавидеть и вредить.

– А почему тогда выходят замуж? – Алиса пожала плечами, принимаясь нарезать мясо мелкими кусочками. – По любви, что ли? Не верю!

– Почему?

– Если выходили замуж и женились по любви, то куда она потом девается, ведь каждый третий брак распадается! Какая тут любовь, Матвеев?! Нет, замуж выходят по каким-то другим причинам. А вот по каким, я пока не знаю… Кстати, и бабкино письмо тогда прочесть сумею. Что-то она там мне завещала?..

– Вот-вот! Так и скажи, что любопытство тобой движет! – Всю историю бабки Тамары Матвеев знал доподлинно, и они частенько прежде фантазировали по этому поводу. – Но выходить для того, чтобы прочесть завещание… Нет, Соловьева, с твоей психикой и правда что-то не в порядке. Заняться бы тобой всерьез…

– Ангелиной своей занимайся, – огрызнулась она, но без азарта, просто, чтобы не оставлять его реплику без ответа. – У вас с ней, кажется, все по взаимной любви и согласию! Того и гляди, к алтарю ее поведешь!

И зачем сказала так, дура! Что ждала услышать в ответ?

– Может, и поведу.

Услышала, называется! И тут же расстроилась, хотя и давала себе зарок не мечтать больше о нем.

Ведь их будущее осталось в прошлом.

Доедали они в полном молчании. Алиса хмурилась. Матвеев чему-то загадочно улыбался. Но она не стала его больше ни о чем спрашивать. Вдруг опять скажет что-нибудь такое, от чего она до утра не уснет.

Посуду вымыли вместе, все убрали по шкафам и пошли в гостиную на ее относительно новый диван смотреть телевизор, купленный по совету и с благословения Матвеева. Что-то смотрели, даже смеялись, потом решили вдруг просмотреть все ее студенческие альбомы. Он снова веселился, вспоминая. А Алиса грустила, мрачнея все сильнее.

Где, спрашивается, были ее глаза, когда Антон хвостом увивался за ней?! Почему фыркала, когда он ждал ее после лекций, когда таскал на себе через глубокие лужи? Корчила недовольные гримасы, принимая крохотные букетики полевых цветов. Ну, не было у него тогда денег на розы, что поделаешь!

Сейчас бы…

Сейчас бы за один букетик чахлых ромашек отдала неизвестно что. Лишь бы были они подарены им – Антоном Матвеевым…

– Красивая ты все-таки, Соловьева! – проговорил он вдруг, застыв над ее фотокарточкой с выпускного вечера в институте. – Глаз иногда оторвать невозможно!

– Так ты тоже… – Ей как-то неловко сделалось от его восторга. – Ты тоже очень симпатичный, Антон! Высокий, кареглазый… Мечта, а не мужчина. А теперь еще в такой заманчивой блестящей упаковке.

– Не всем она требуется, Аля. Не всем. – Матвееву вдруг взгрустнулось, он запихал все фотографии обратно в альбом, даже не досмотрев до конца, и тут же засобирался. – Пойду я… Ты звони, если что… Мы же с тобой все-таки не один год друг друга знаем.

Алиса заверила, что непременно позвонит, про себя добавив, что не так уж у нее много времени осталось до возвращения его ангела. Воспользуется, чего уж…

Она проводила Антона до двери, подала ему пиджак и даже поцеловала в щеку, расчувствовавшись. Все же хорошо, что он пришел сегодня вечером. С ним вместе пережить потрясение минувшего дня получилось много легче.

Уже укладываясь спать и взбивая подушки, Алиса замерла столбиком и затаилась.

Кажется…

Кажется, даже мыши сегодня решили ее не беспокоить. Или визит Матвеева их заставил присмиреть, кто знает. Так или иначе, но засыпала Алиса с блаженной улыбкой на лице, впервые за минувшие три недели. В полнейшей тишине и покое.

Зато три последующих дня на работе стали для нее сущим кошмаром. Причем кошмаром скандальным. Складывалось ощущение, что мыши из ее квартиры исчезли с одним условием: передать невидимую эстафетную палочку тому мерзавцу, который вознамерился погубить ее.

Глава 6

– Алиса?! Я же только что передавала Сергею Ивановичу через вас банковские документы!!! Как они могли пропасть, если я вам их буквально в руки вложила?!!

– Алиса, с ума сойти можно! Акт инвентаризации… Можно узнать, что с ним сделалось, куда он подевался после того, как его утвердил Сергей Иванович?!

– Что вы скажете на то, чтобы вернуть в финансовый отдел платежные поручения?!

– План-график на октябрь, где он?!

Ей казалось иногда, что она тихо и планомерно сходит с ума. Не сама, конечно, а с чьей-то лихой подачи. Вот беда, она не знала, с чьей именно! И Матвеев терялся в догадках, когда она каждый вечер с плачем жаловалась ему.

Как Алиса ни пыталась поймать, проследить, захватить на месте преступления, человек этот не попался ей ни разу. Зато документы пропадали с завидным постоянством и находились потом в самых невероятных местах. То в фойе на подоконнике, то в туалетах, при чем как в мужском, так и в женском.

– Слушай! Да там целая шайка орудует! – воскликнул потрясенный Матвеев, когда она в очередной раз принялась ему жаловаться. – Не мог же, к примеру, мужчина зайти в женский туалет или наоборот…

В принципе, сложностей с этим не было никаких. Туалетные двери располагались рядышком, открывай, протягивай руку, клади бумаги на умывальник и, даже не переступив порога, смывайся.

Но она оспаривать версию Матвеева не спешила. Он же всегда оказывался прав, может, и на этот раз все именно так и окажется.

Утро пятницы выдалось на удивление спокойным. Алиса, как кенгуру, всюду таскала с собой огромную папку, набитую документами, опасаясь даже на секунду оставлять ее на столе. Компьютер уже неделю стоял у нее на пароле. Существовало, правда, опасение, что кто-нибудь подложит ей под стол взрывное устройство, на худой конец натыкает в сиденье иголок, но этого она не боялась. В лучшем случае уколется, в худшем умрет. Ей подобное казалось не столь ужасным, чем недоуменные вопросительные взгляды, гневные возгласы и насмешливый шепот в спину.

– Алиса, – позвал ее после оперативного совещания шеф. – Нам нужно с вами составить план селекторных совещаний на следующую неделю…

Нам с вами – означало, что составлять придется Алисе. Составлять в предельно сжатые сроки, то есть минут за тридцать.

Она не ошиблась, услышав от шефа:

– К трем часам я вас жду у себя с планом. Все! Идите!

Времени было двадцать минут третьего.

Пришлось отодвигать на край рабочего стола чашку кофе, только-только собралась выпить. Откладывать в сторону всю поступившую почту и вплотную заниматься селекторной перекличкой.

Она впилась в журнал для служебного пользования, перелопатила кучу предписаний и распоряжений, проштудировала текущую внутреннюю переписку и через двадцать пять минут с удовлетворением поставила жирную точку под всем, что сделала.

Уложилась!

Без промедления распечатала, сбросила на съемный диск на всякий там пожарный случай и встала из-за стола, намереваясь идти к Сергею Ивановичу.

И тут позвонила Инга.

– Что делаешь, Лиса? – Инга коротко хохотнула в трубку и тут же: – Что бы ты там ни делала, дуй без промедления ко мне! Немедленно! Дело не терпит отлагательства! Жду!

Когда она вот так скомандовала, внутри у Алисы вдруг что-то плавно сжалось, будто от предчувствия. Она заметалась по приемной с бумагами, не зная, куда их сунуть. Потом все же решила, что Инга и впрямь сочтет ее сумасшедшей, увидев входящей к себе с ворохом почты. Сунула папку шефа в нижний ящик стола, план-график туда же – сверху, выключила компьютер и только тогда уже побежала к жене своего босса.

Она купила себе новую кофточку, мама дорогая! Розовую, прозрачную, с белыми вышитыми цветками по подолу и воротнику и белыми же пуговичками.

– Скажи, прелесть какая! – верещала Инга, подпрыгивая, будто цапля, перед зеркалом.

– Ага, ничего… – Алиса готова была ее задушить собственными руками.

Пока бежала к ней по коридору, чего только не передумала. И к клевете была готова, и к подставе очередной, и к тому даже, что придется писать заявление на увольнение.

А тут кофточка!.. Розовая… С цветочками…

– Тебе что, не нравится? – Инга обиженно выпятила нижнюю губу, тряхнув короткими черными волосами. – Я тебя к себе, как подругу, а ты…

– Да все нормально, не обижайся, просто… – Алиса беспомощно оглянулась на дверь Ингиного кабинета. – Там Сергей Иванович ждет план на следующую неделю. И не хотелось, если честно, приемную надолго оставлять без присмотра.

– Это еще почему? – Инга, не стесняясь ее присутствия, стянула с себя новую кофточку, оставшись в одном лифчике, повернулась к ней и тут же подмигнула: – Слышала, что ты в последнее время чересчур рассеянна. Бумаги начала терять, влюбилась, что ли?

– Если бы! В том-то и дело, что я тут ни при чем! Просто полтергейст какой-то! Стоит на минуту высунуть нос из приемной, как тут же происходит черт знает что! – Алиса нетерпеливо глянула на часы на руке, было без пяти три.

– Как это? – Инга, продолжая разгуливать перед ней в нижнем белье, неторопливо свернула кофточку, сунула ее обратно в шуршащий белоснежный пакетик, потом убрала его в сумку и тогда уже соблаговолила натянуть на себя водолазку.

– А так! То одна бумага пропадет, то вторая.

Стрелки часов неумолимо приближались к трем, Сергей Иванович наверняка уже проявляет признаки нетерпения. В контексте последних событий ее задержка с планом на следующую неделю будет подобна ядерному взрыву.

Но Инга и не собиралась ее отпускать. Она прицепилась с расспросами, потом вызвалась ее проводить до приемной и всю дорогу изумленно восклицала:

– Да ты что?! В самом деле? Надо же, в туалете, просто невероятно… А… а забыть ты не могла?..

Последний ее вопрос очень Алисе не понравился, очень. Но она не стала оправдываться, все ускоряя и ускоряя шаг.

Влетела в приемную, опередив Ингу секунд на десять, подбежала к своему столу и тут же едва не свалилась в обморок.

Нижний ящик стола был открыт. Папка с документами была на месте, а вот плана не было. Алиса снова и снова перекладывала бумаги, чуть не принялась рассматривать их на свет, словно денежные купюры, но передумала. Это было бы уж слишком. Что бы подумала Инга? Она и так смотрела сейчас на нее с живым любопытством девочки-подростка, захватившей своего младшего брата с сигаретами.

– Что на этот раз, Лиса? – живенько поинтересовалась та, заметив, как Алиса ухватилась за краешек стола, покачнувшись.

– План! Он исчез!!! Это просто невероятно…

– А в компьютере остался?

– Да, конечно, – обрадовалась сразу Алиса, усаживаясь в кресло, и потянулась к кнопке на системном блоке.

– Так распечатай – и все!

Кнопка щелкнула, но вместо знакомого нарастающего гула вдруг раздалось странно поскрипывание, потом что-то пыхнуло и заметно потянуло паленым.

– Ой, выключай скорее из сети, кажется, замкнуло! – заверещала Инга и сама, перегнувшись через ее стол, выдернула шнур из розетки. – Господи! Почему?! Что случилось?!

– А это потому, что каким-то глупым теткам, кажется, пришло в голову пить кофе на рабочем месте! Кофе пролился прямо внутрь, вот это что! Ведь сколько раз предупреждать можно…

Инженер-электроник Саша Сизых из отдела с очень съедобным названием АСУП вечно слонялся по офису без дела. Его можно было встретить везде, где угодно. Шла Алиса по коридору, Сашка непременно торчал у нее на виду либо шумно дышал за спиной. Подходила Алиса к лифту, на площадке снова непременно появлялся Сизых. В фойе – снова он с тлеющей сигаретой, зажатой в длинных костлявых пальцах. Теперь вот и здесь совершенно некстати оказался.

Совершенно без стеснения он ухватился за коленки Алисы и откатил ее вместе с креслом в дальний угол. А сам, сев на корточки, полез под ее стол, где стоял системник.

– Конечно! Целая лужа… Дело дрянь!..

Какое дело имелось им в виду, Алиса не знала, ее ситуация так точно вышла из-под контроля. Правильнее, она оттуда вышла давно, но сегодня…

– Что произошло на этот раз?

Дверь кабинета Сергея Ивановича распахнулась. И через секунду он показался на пороге. Сергей Иванович демонстративно держал на весу согнутую в локте левую руку, чуть сдвинув кверху манжет сорочки. Намекал на время, которого не осталось. Потом он глянул на потерянную Алису, сжавшуюся в кресле в самом углу, на костлявый зад Саши Сизых, мелькающий под столом. На Ингу, растерянно улыбнувшуюся ему при встрече, и спросил:

– Что тут снова, черт возьми, происходит?!

– План… Он… – начала было Алиса, тут же вскочила с кресла и сделала пару шагов к директорской двери. – Сергей Иванович, понимаете… Я не понимаю, что тут вообще происходит?!

– Вот и я! – воскликнул шеф насмешливо. – А хотелось бы, знаете! И что с планом, Алиса?! Он готов?!

– Он был готов! – едва не плача заявила она. – Но потом… Я была у Инги, и план пропал.

– Как это?! – Сергей Иванович снова поочередно оглядел всех присутствующих: сначала Алису, потом Сизых и Ингу. – Что значит пропал?! Испарился, что ли?

– Да нет! Кто-то взял его! Забрал! Я положила его вот сюда… – Она метнулась к столу и выдвинула нижний ящик, доставая при этом папку с бумагами. – Положила поверх всех документов и пошла к Инге. А когда вернулась, план исчез. Ящик был открыт, а план исчез!

– Так распечатайте заново, раз он исчез. Кому вот он только понадобился, непонятно? – Он смотрел на нее недоверчиво. – Распечатывайте, Алиса, не стойте столбом, в конце концов!

– Не могу! – слабо пискнула она и, попятившись, снова рухнула в свое кресло.

– Что – не могу?! – Сергей Иванович воинственно подбоченился, распахнув полы пиджака.

– Распечатать не могу! Кто-то залил мой системник кофе…

– Кто? – Тон шефа перестал быть вежливым, теперь в нем отчетливо проступали признаки зарождающегося скандала. – Кто залил ваш компьютер кофе?! Отвечайте, Алиса!

– Но я не знаю! Не знаю!!!

И вот тут Саша Сизых внес свой посильный вклад в дело разрушения ее служебного положения.

– Сама же наверняка и пролила, а теперь на кого-то сваливает! – промямлил он из-под стола, теперь уже на коленках ползая вокруг залитого кофе системника. – Заспешила к Инге, вот по неосторожности и пролила. Чего уж… А машину придется забирать, да…

– Что с ней? – подала, наконец, голос и Инга. – Ремонту подлежит?

– Будем смотреть! – авторитетно заявил Саша Сизых, выбираясь из-под стола и отряхивая заношенные до дыр джинсы от несуществующей пыли. – Так сразу навскидку сказать не могу.

И он ушел, унося под мышкой ее системный блок. Он ушел, а они втроем остались. Сергей Иванович быстро прикрыл дверь приемной, привалился к ней спиной и глянул на Алису, строго заявив:

– Алиса, я требую объяснений!

– Если бы они у меня были! Я не могу понять… Я сама ничего не могу понять! – забормотала она, снова подскакивая с кресла, неудобно было как-то продолжать сидеть, когда эти двое стояли.

– С вами в последнее время что-то определенно происходит, – медленно начал ее шеф. – Мне поступали жалобы, что вы стали очень забывчивы, что у вас начали пропадать важные документы, включая банковские… Потом они вдруг находятся в самых невероятных местах… Может, вам следует взять отпуск?

Это было еще только предвестие грозы. Еще только самое первое несмелое рокотание откуда-то издалека, из-за самой линии горизонта. И распознавалось оно еще очень-очень слабо. Человеку несведущему заметить было не под силу.

Вот Алиса и оказалась тем самым несведущим человеком, который в предоставляемой ей возможности отдохнуть услышала и увидела лишь заботу, и ничего более.

– Нет, нет, что вы! Спасибо огромное! – залепетала она. – Со мной все в порядке! Я… я постараюсь разобраться со всем этим… Если это чья-то шутка… Сергей Иванович, я прошу вас… Не нужно отпуска, я справлюсь!

– Да? Ну, смотрите, Алиса. В следующий раз за подобную порчу имущества… – Сергей Иванович потыкал пальцем воздух, указывая под ее стол. – Вычту у вас из зарплаты. А сейчас возьмите мой ноутбук и наберите план заново. Надеюсь, вы помните, что набирали…

Она все сделала, как он велел. Забрала из его кабинета серебристый ноутбук, быстро набрала по памяти план, распечатала его, утвердила у Сергея Ивановича и тут же лично разнесла по отделам, не доверяя больше никаким курьерам. Ноутбук тут же, как отключила, вернула обратно в кабинет шефа и положила на стол справа от него, проговорив для верности:

– Вот, возвращаю…

– Да понял я, – пробормотал Сергей Иванович и глянул на нее, как на больную.

Алиса вернулась на свое рабочее место. Уперла локти в стол, пристроив подбородок на сцепленных ладонях, и неожиданно расплакалась.

Ей совершенно не светило прослыть сумасшедшей! Совершенно не хотелось казаться нерасторопной, забывчивой, непрофессиональной. Она же не такая! Она же справляется! Но вот кому-то не хочется, чтобы все выглядело именно так. Кому?!

– Здравствуйте, к вам можно?

В приемную заглядывал недавно принятый симпатичный юрист, которого Алиса окрестила для себя темным шатеном. Он стоял, выглядывая из-за двери, протиснув в приемную плечо, и растерянно смотрел на плачущую Алису.

– Что-то случилось?! – забеспокоился он после того, как она не отреагировала на его появление. – Алиса… Вас ведь так зовут, я ничего не перепутал?

Она молча покивала. Так, мол, так ее зовут.

– Я могу вам чем-то помочь? – вдруг спросил парень и все же вошел в приемную. – Алиса, не плачьте, прошу вас! У вас такой несчастный вид! Господи, да что же это?!

Это он так переполошился из-за ее последнего судорожного всхлипа, что вырвался у нее на предмет его сочувствия.

Шатен подскочил к столу, вытащил из кармана девственно чистый носовой платок, будто специально предназначенный для того, чтобы вытирать слезы незадачливым секретаршам, и протянул его Алисе.

– Вот возьмите, пожалуйста! И не плачьте… Не плачьте, я вас прошу!

Парень выглядел совершенно растерянным и даже расстроился из-за того, что она никак не хотела успокаиваться.

– Вот что! Идемте куда-нибудь… – Он обошел широкий стол, встал слева и, осторожно ухватившись за рукав ее пиджака, настырно потянул. – Идемте пить кофе!

– Куда? Какой кофе?! Самый разгар рабочего дня!

– Так ко мне и идем. Мой кабинет как раз напротив вашей приемной, двери мы закрывать не станем, все будем видеть и слышать, это на тот случай, если вдруг кто-то позвонит или кому-нибудь вы понадобитесь…

Кому-то она действительно понадобилась, раз гадят и гадят, гадят и гадят.

А парень действительно хороший. Предупредительный такой, вежливый, без неприятной навязчивости и любопытства.

Усадил ее за свое рабочее место за столом. Тут же засуетился с чайником, чашками. И все говорил и говорил о чем-то, даже рассмешил ее, рассказав смешную историю про собственную забывчивость.

Потом тут же перепугался, что сказал лишнего, принялся извиняться. Алисе даже неловко сделалось от его смущения.

– Да ладно вам, Юра! – так звали нового юриста и потрясающе симпатичного шатена в одном лице. – Я понимаю и принимаю все ваши добрые намерения. Хорошо тут у вас…

В кабинете у Юры в самом деле было не по-казенному здорово. Все вроде бы выдержано в том же стиле, что и в других кабинетах их офиса, но десяток его личных дополнений несколько оживляли интерьер. Цветочные горшки с миленькими кактусами по всему подоконнику и на столе. Несколько ярких рамок с фотографиями. Непонятного происхождения логотип на стене, несколько флажков крест-накрест и у входа огромная напольная ваза с сухими ветками.

– Не люблю, как у всех, – пояснил он, усаживаясь напротив нее с чашкой кофе. – Индивидуальность, отличительная черта человека разумного. Правильно я говорю?

– Наверное…

Алиса крохотными глотками отхлебывала крепчайший кофе и с удивлением ловила себя на мысли, что ей нравится этот парень. Нравится, как он выглядит. Как говорит, как держится. Высокий, крепкий, симпатичный. С мягким взглядом темно-карих глаз.

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.
Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.

Купить и скачать книгу в rtf, mobi, fb2, epub, txt (всего 14 форматов)



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21

Поделиться ссылкой на выделенное