Галина Романова.

Личное дело соблазнительницы

(страница 2 из 21)

скачать книгу бесплатно

Но нет! Нельзя теперь. Ладно. Время, когда Матвеев был никем и любил ее, и добивался, безвозвратно упущено. Теперь Антон если и продолжал любить ее, то старательно об этом умалчивал. Добиваться ее он тоже перестал, так намекнет раз-другой, да и то в контексте какого-нибудь саркастического выпада. Как вот тогда, когда она отчаялась найти себе подходящую работу. И все! Больше ни слова о том, что он все еще мечтает отвести ее к алтарю.

Не могла же она сама сказать ему, что, несколько лет поразмыслив, пришла, наконец, к выводу, что он – Антон Матвеев – как раз и есть тот самый единственный и неповторимый, с которым бы она и которому бы она…

Раньше надо было говорить, когда Антон был нищ и гол! Теперь поздно. Теперь он богат, во всяком случае в ее понимании. Богат, самоуверен и жениться, кажется, и вовсе раздумал.

Алиса с тоской посмотрела на хмурое небо, провисшее серым лоскутом. Того и гляди дождь начнется, а она без зонта и, полдня проблуждав в поисках работы, так ни с чем и возвращается домой.

Может быть, действительно стоило воспользоваться советом Матвеева и запустить свое резюме в сеть? Глядишь, кто-нибудь и клюнет. Сколько можно впустую таскаться по городу и обивать пороги всяких сомнительных контор?! Последние туфли на этих самых ступеньках можно оставить. Набойки уже ни к черту, а это минус пара сотен, если в ремонт сдавать.

Первая капля дождя упала рядом с носками ее туфель, заставив слежавшуюся на обочине пыль судорожно сжаться. Тут же следом опустилась вторая, затем третья, и через мгновение дождь бодро защелкал по бордюру, забрызгав ноги Алисы почти по щиколотку. Надо было срочно спасаться бегством, срочно. Иначе нечего было и думать продолжать поиски работы. Волосы сваляются, тушь потечет, юбка промокнет, что уж говорить о тонкой блузке. Вымокнув, так облепит ее формы, выставив на обозрение почти прозрачный лифчик и пупок. Станут с ней разговаривать в таком виде, если к тому же начальником окажется женщина.

Алиса, покрутив головой по сторонам, тут же припустила в кофейню со сладким названием «Ванильная». Цены здесь, по слухам, были заоблачные, но она ничего такого заказывать и не собиралась. Просто переждет дождь, выпьет крохотную чашечку кофе, полистает газеты, может, найдет еще полезное объявление.

В кофейне действительно пахло ванилью. Запахом этим пропиталось, кажется, все вокруг. И хрустящие кружевные скатерти на столиках, и салфетки, закрученные в тугой свиток, и молоденькие официантки, снующие по залу в розовых коротких платьицах с белоснежными наколками.

Алиса опасливо ступила на сверкающий паркет и тут же виновато глянула на забрызганные туфли. Наследит ведь…

Потом, быстро оглядевшись и убедившись, что на ее обувь никто здесь не обращает внимания, скорыми шажками прошла в самый дальний угол за столик возле огромного овального окна, задрапированного нежно-розовой тафтой. Уселась, снова быстро глянула по сторонам и лишь после этого взяла в руки меню. Раскрыла, прочла и едва не задохнулась от испуга и возмущения.

Нет, она, конечно же, понимала, что комфорт, обслуживание и качество приготовленного стоят денег, но ведь не таких же! Где же это видано, чтобы крохотная чашечка кофе стоила столько же, за сколько она покупает в супермаркете целую банку! Даже удивительно, что данное заведение до сих пор не разорилось, накрутив такие цены.

Не разорилось, как ни странно. Даже более того, минут через пять в кофейне набилось столько народу, что к ней за столик попросилась молодая женщина.

– Это мое обычное место, знаете, – со смущенной улыбкой объяснила незнакомка, отодвигая легкий стул с витой спинкой. – Я бы села куда-нибудь еще вопреки обычаю, но видите, что здесь творится! Дождь…

Алиса никогда и ни за что не была бы против, не окажись женщина такой красавицей да еще при таких деньгах. Не успев занять место напротив нее, дама тут же принялась заказывать. И кофе, и пирожные, и мороженое, и фрукты…

В тысячу ни за что не уложится, решила Алиса. С тоской глянула на свою чашечку с недопитыми кофейными каплями и тут же поспешила уткнуться в газеты, разложенные перед ней веером. Правда, часть потом пришлось перекладывать на коленки, слишком уж много места заняло то, что заказала себе ее соседка.

– Интересное что-то пишут? – вдруг задала вопрос молодая женщина, выдвинув подбородок вперед и глянув на газету, тут же сморщилась пренебрежительно, пробормотав: – Не люблю прессу! Болтовня одна и пустое времяпрепровождение!.. Вы не составите мне компанию?

Алиса растерянно глянула на нее.

Угощаться за чужой счет она не любила, тем более угощаться за счет совершенно незнакомого человека. Поэтому Алиса вежливо улыбнулась и пробормотала:

– Извините, но мне, кажется, уже пора.

– Да бросьте, милая девушка! Бросьте стесняться! И куда это вам пора, посмотрите, что за окном творится!

Дождь и в самом деле не прекращался, методично отщелкивая по стеклу звонкой капелью. Ближайшая к кофейне автобусная остановка была переполнена. Люди жались друг к другу, пытаясь спрятаться под навесом. Нечего и пробовать прибиться к ним, вакансий не было. На такси после этой крохотной чашечки кофе денег не хватило бы. До дома далеко. А тут, как на грех, на глаза попалось весьма затейливое предложение о работе с частичной занятостью и весьма солидным заработком. Стоило попробовать бы, а тут такое светопреставление.

– Мне все равно одной всего этого не съесть! Ну же, не будьте такой занудой… А, может, у вас аллергия на сладкое и…

– Да нет у меня никакой аллергии. Денег у меня просто нет, вот поэтому и… – Что поэтому «и», Алиса не знала, заводить разговор о том, что не любит и никогда не любила «халяву», ей не хотелось. – Вы меня простите, бога ради, я, наверное, пойду.

– Да никуда вы не пойдете! – кажется, всерьез рассердилась ее соседка по столику. – Зря, что ли, я все это заказывала?! Думала, посидим в приятной обстановке, поболтаем. Я, знаете ли, люблю болтать с незнакомыми мне людьми. Поговорил и забыл. А знакомые тут же все это в сплетню переведут, переиначат, бр-р-р… Одним словом, сегодня вы мой духовный отец. Или мать? Ну, да это неважно! Кстати, вот вы сказали только что, будто бы у вас нет денег и все такое… А что так? Муж не дает на карманные расходы?

– Так и мужа нет. – Алиса кисло улыбнулась незнакомке, та ей понравилась, если честно: открытая, непринужденная, без комплексов совершенно и такая красавица, глаз не отвести.

– У вас?! Нет мужа?! Да ладно! – Незнакомка откинулась на витую спинку и глянула на Алису со смесью неверия и жалости. – Чтобы у такой красавицы и до сих пор не было мужа… Вам ведь нет еще и двадцати пяти, так?

– Двадцать три, – уточнила Алиса, с благодарностью приняла из рук собеседницы блюдце с пирожным и тут же вонзила в него крохотную чайную ложечку. – Двадцать три исполнилось недавно. Так что у меня все еще впереди.

– А вот это вы зря, милая. Эта самоуверенность красивых женщин… Ох, как часто она их подводит! Как часто оставляет в одиночестве в самый неподходящий момент, – задумчиво пробормотала соседка по столику, принимаясь за мороженое, успевшее чуть подтаять.

– Это в который? – вежливо поинтересовалась Алиса, хотя оторваться от пирожного сил стоило великих, до того оно было великолепно. – В который момент, что самый неподходящий?

– Это в тот самый, когда красота увядает, в какой же еще! Грудь обвисает, по утрам вокруг глаз темные круги, живот не так мягок и упруг, а тут еще целлюлит, о котором наши бабушки и представления не имели. Знаете, иногда я завидую им! Насколько же легче им жилось тогда!.. – Она чуть помолчала, потом отхлебнула кофе и проговорила с улыбкой, глядя поверх чашечки на притихшую Алису. – Вы очень красивая, знаете? Так вот и пользуйтесь! Тратьте то, что даровал вам господь, а не пересыпайте нафталином, пряча в сундук. Выходите замуж, черт побери!

– Да за кого? За кого? – заразившись ее жизнелюбием, Алиса невольно рассмеялась.

– Да за кого угодно! Выходите, главное! Не получится, разведетесь и еще раз сходите! – Тут уж и незнакомка принялась смеяться. – Чем сидеть в ожидании принца… Его же надо искать! А это не так просто! Он же – принц настоящий – не станет тыкать в себя пальцем и заявлять, что он принц и что в гараже у него белый конь имеется. Он будет скромно молчать до поры до времени, а догадаться очень сложно. Вот и надо…

– Бесконечно выходить замуж? – подсказала Алиса, потому что ее собеседница неожиданно умолкла, уставившись на газету, которая лежала теперь на самом краешке стола.

– Бесконечно не нужно, – пробормотала та рассеянно и потянула газету к себе. – А вот парочку раз сходить никогда не вредно… Постойте, а вы что здесь пытались вычитать? Объявления о найме?! О, господи! Вы ищете работу?! Кстати, как вас зовут, милая?

Алиса назвалась тихонечко, недоумевая про себя. Если ей не изменяли зрение и природная наблюдательность, то разницы между ними – самое большое лет десять, но дама вела себя так покровительственно, будто ей далеко за полтинник. Может, наличие денег в ее дорогом кошельке этому способствовало. Или… Или так было принято в ее кругах: говорить покровительственно с теми, кто ниже по статусу?

Алиса тут же представила себя на ее месте.

Вот она, к примеру, жена Антона Матвеева. Выходит из дорогого автомобиля, закидывает на левое плечо дорогое манто и идет, не глядя под ноги. Входит, садится возле окна и, красиво щелкнув пальцами, подзывает официантку. Она должна будет ей непременно сказать «милочка» или что-то в этом роде. И глянуть так – свысока, хотя и сидеть будет за низким столиком. Глянуть так, чтобы девушке непременно захотелось нагнуться и поймать ее взгляд…

Ни черта не получалось, вот беда! Не получалось ни взгляда такого, ни появления эффектного, все смазывала ее идиотская лисья улыбка. И как, простите, она сможет поглядывать на народ свысока, если она весь этот народ любит!..

– Алиса… Алиса… Красивое имя, милое, очень вам подходит. Может, за знакомство по такому случаю, а, Алиса? Я в смысле, выпьем? – Инга, так собеседница представилась Соловьевой, перегнулась через стол и, стрельнув глазами по сторонам, прошептала: – Дернем по капельке ради такого случая, а?

– Ой, я не могу! – испугалась сразу Алиса, скоротечного панибратства с выпивкой и последующего отдыха за городом она тоже побаивалась, не любила стремительности в отношениях, может, потому до сих пор и одна…

– Это почему? – Инга искренне удивилась, выпрямляя узкую спину и складывая руки под высокой грудью. – Что вас останавливает? Вы за рулем?

– Нет, что вы! У меня и машины-то нет!

– Ни мужа, ни машины, ни работы, ни денег! – начала перечислять новая знакомая, загибая красивые пальцы на правой руке. – А она пить отказывается! Тебе запить на неделю положено при таком раскладе… Ничего, что я так вдруг сразу на «ты»?

– Все в порядке, – промямлила неохотно Алиса, уже жалея, что зашла в эту кофейню, люди здесь безделье коротают, а ей еще бегать и бегать. – Просто я на сегодня наметила нанести еще один визит.

– Кому, если не секрет?

– Не секрет. Вот по этому адресу. – Она пододвинулась к Инге поближе, отыскала прочитанное ею объявление и подчеркнула его острым ногтем. – Вроде заманчивое предложение. Частичная занятость, приличный заработок и все такое…

– И все такое! – передразнила ее Инга и глянула на нее почти с материнской жалостью. – Представляешь, в чем будет заключаться твоя частичная занятость?!

– Нет пока…

– Вот именно, что пока! Потом поздно будет, когда контракт подпишешь… Вот что мы с тобой сделаем… – Инга тут же без лишних слов полезла в свою сумочку, извлекла оттуда мобильник размером с зажигалку и, ткнув пальцем в одну из кнопок, пропела спустя мгновение: – Привет, мой сладкий! Ага… Так точно! Догуливаю законный отпуск… Нет, не скучаю… В компании, а как же иначе!.. Тебе бы тоже понравилось, уверяю… Да, кстати, ты там разобрался со своей помощницей, нет? Ну… Ну! Да то и пристала, что я тебе ее, кажется, нашла! Где? В Караганде! Сидит в кофейне напротив меня и смотрит на меня лисьими глазищами. Да нет, не из зоопарка, издеваешься?! Просто на лисичку она похожа… Угу!.. Знаю, знаю я твой вкус, потому и звоню…

Разговор Инга свернула неожиданно, звучно почмокав прямо в трубку, это она так своего сладкого целовала на прощание. Убрала телефон обратно в сумку. Уложила затем локти на стол, посмотрела на Алису долго и требовательно и проговорила наконец:

– Ну что?!

– Что?

– А то! С тебя теперь причитается, милая, стопроцентно! Я только что устроила тебя на работу помощницей по работе с документами! К своему мужу, между прочим! Мужик, скажу я тебе, обалденный! От него там половина баб в офисе млеет, но ему-то никого, кроме меня, не надо. Так что не вздумай влюбиться! Поняла? Обещаешь?!

В этот момент Алиса была готова обещать Инге все, что угодно. А уж это тем более! Да к чему ей чужой муж?! Зачем он ей?! Ей и собственного недосуг заводить, а уж с чужим валандаться. Да и непорядочно это, если не сказать конкретнее, по отношению к Инге. Она так участлива…

– Обещаю! – твердо выговорила она и пожала протянутую Ингой руку. – Обещаю, Инга. Как я вам благодарна! Даже не знаю, что я смогу для вас сделать, чтобы отблагодарить.

– Как-нибудь сочтемся, – загадочно обронила Инга, подзывая официантку. – А сейчас мне пора. Вот визитка. На ней адрес. Приходи в понедельник к девяти утра, пропуск на тебя будет у охранника. Все! Пока, пока…

Глава 2

Что надеть в первый рабочий день на новое рабочее место в сорокаградусную жару?!

Этим вопросом Алиса промучалась все выходные, перебирая свой нехитрый гардероб. Путного ничего не находилось. Нет, у нее было платье. Вполне приличное. И длина по колено, и никакого декольте, и ткань легкая, но в том-то и дело, что легкая. Платье неприлично просвечивалось, рассмотреть контур ее ног и того, что было выше, не составляло особого труда. Для этого ее даже не надо было на свет выставлять.

Платье Алиса забраковала, задвинув его вместе с вешалкой в дальний угол шкафа. Летний костюм занял соседнее место, потому как блузка застегивалась всего на две пуговицы, открывая как верхнюю часть груди, так и пупок. Сарафан обнажал спину. В футболке идти неприлично. В черных брюках жарко. Белых не было. Обе юбки, что покупались к несостоявшемуся отдыху на море, неприлично коротки.

Что делать, Алиса не представляла. Ну, просто хоть плачь или от места отказывайся. И пришлось сделать то, что делать она зареклась давно и безуспешно, как оказалось.

Она позвонила Антону Матвееву.

Удивительно, но тот оказался дома.

– Я слушаю тебя, слушаю! – произнес тот, как ей показалось, рассеянно и кому-то что-то прошептал; ясно, что был не один. – Что ты хочешь от меня, Соловьева?

– Дружеского совета, – выдохнула Алиса, ненавидя себя за малодушие, зарекалась же звонить ему.

– И?! Какого рода совет тебе нужен? – нетерпеливо произнес Антон, выслушал ее, беспрестанно чем-то шурша, и закончил ее заунывный монолог: – И теперь тебе нечего надеть, как, впрочем, всегда. А впечатление произвести очень уж хочется. Но впечатление такое, чтобы не пугать людей прямо с порога. Я угадал?

– Ага! Ты же всегда прав, Матвеев! – Алиса кисло улыбнулась, радуясь изо всех сил тому, что он ее не видит сейчас: настолько жалкой и беспомощной она себе казалась. – Платье все просвечивается, юбки непозволительно коротки, единственная блузка…

– Я помню эту блузку, Аля, – прервал ее Матвеев с ласковой угрозой в голосе. – Ну а от меня ты чего хочешь? Я так и не понял?! Чтобы я все сейчас бросил и провез тебя по городским бутикам? Или, постой, угадаю… Чтобы я одолжил тебе свою кредитку, а проехаться по бутикам ты легко сможешь и без меня. Так?

– Я просто хотела взять у тебя немного денег в долг! Нечего разыгрывать из себя страдальца, Матвеев! Я же верну тебе! Всегда возвращала и теперь… – Она разозлилась на него и за тон его непозволительный, и за непозволительную проницательность.

Как всегда! Все как всегда!..

– Дело не в деньгах, Соловьева, – тихо возмутился Матвеев и даже, кажется, прикрыл трубку ладонью; точно ведь у него кто-то был.

– А в чем?! Волнуешься за мою будущую кредитоспособность?! – Ей захотелось расплакаться от бессилия и от того еще, что приходилось перед ним унижаться.

Конечно, она могла бы попросить и у знакомых, но кто столько даст?! И кто согласится ждать так долго, как Матвеев?!

– Ты, блин, не посоветовалась со мной, когда устраивалась куда-то там! – завопил в трубку Антон свистящим шепотом, и как горло не надорвал в таком надсадном сипе, не понятно. – Не обратилась ко мне за советом! Мало ли что там может быть!.. Что за фирма?! Может, рога и копыта… Может…

– Короче! – закричала на него Алиса, не выдержав его гнева. – Дашь денег или нет?!

– Если да, то что? – нисколько не убавляя накала, принялся допытываться Антон. – А если, нет, то что?!

– Если да, то я подъеду минут через десять. А если нет… Тогда…

– Тогда иди к черту! Я угадал?!

– Как всегда. – Алиса удивленно дернула подбородком; он снова оказался прав, именно это она и собиралась сказать ему через секунду. – Так что?!

– Приезжай! – заорал тогда на нее Антон в полный голос, забыв о конспирации. – Приезжай, только одежду для тебя буду выбирать я сам!

– И на том спасибо. – Алиса невольно улыбнулась.

Может, он и не успел ее еще разлюбить, а?! Может, перебирает девчонок, ищет кого-то похожего, пытается сравнивать, забыть, а в глубине души по-прежнему болен только ею? Хорошо бы…

Честно, она теперь так думала. Только так, и никак иначе. Сказать вот только не могла, он же сразу ее в алчности уличать начнет или еще в чем похуже.

Собралась Алиса минут за пять. Натянула джинсовые шорты чуть выше колена. Надела ту самую кофточку, что на двух пуговицах. Закрутила волосы повыше, чтобы не было так жарко. На ноги легкие шлепанцы – и на остановку.

Транспорт, словно по ее заказу, был подан без промедления. Десять минут в дороге до центра. Потом пятиминутное препирательство с консьержкой в матвеевском подъезде, и потом…

А она ведь волновалась, нажимая на кнопку его звонка. Причем волновалась так, что даже во рту пересохло и сердце принялось колотиться о ребра, намереваясь вырваться наружу.

Он ведь не один был! Точно не один. Не просто же так понижал голос до шепота. Никогда так со своими подружками не церемонился, разговаривая с ней по телефону. Может быть, на этот раз у него все по-другому? Может, теперь у него все серьезно, и…

– Добрый день, Алиса, входите. – На пороге квартиры Матвеева стоял совершеннейший ангел и взирал на нее самыми прекрасными на свете голубыми глазами, причем по-ангельски взирал, без издевок, ревности или нахальства. – Входите, Антон сейчас выйдет к вам.

Так ей и надо!!! Так и надо, дуре!!! Что, думала Матвеев будет до гробовой доски по ней сохнуть и не посмеет никогда и ни в кого влюбиться?!

Как бы не так! Жизнь-то не стоит на месте, вот и Матвеев не устоял. Да и попробовал бы кто устоять против такого совершенства! Совершенство внешности, стиля, поведения…

Без истерик, без нервозности, совершенно спокойно: «Добрый день, Алиса…» Она бы смогла так? Как сказать! Сейчас вот распсиховалась и Матвеева готова растерзать.

Вот только появится, гад! Только выйдет к ним в гостиную, где они пытались вести непринужденную беседу, принужденно улыбаясь друг другу. Она ему такого устроит… Она ему… Она не возьмет его денег, вот! Не возьмет и гордо удалится… Так она и сделает.

Не сделала. Сидела, как последняя дура, вжавшись в его великолепный диван, и с тоской душевной наблюдала за тем, как Матвеев распускает хвост перед Ангелиной.

Ангелиной ее звали, Алиса не ошиблась, сравнив девушку с ангелом. Даже имя у нее оказалось ангельским.

– Все в порядке, детка? – Это он когда из душа вернулся, весь пахучий, свеженький, гладко выбритый. – Не скучали тут без меня?

На Алису он из вредности не смотрел. Это она так решила, потому что, реши она по-другому, ей совершенно расхотелось бы жить.

– Тебя отвезти, малышка? – это Матвеев пропел, успев вставить запонки в прорехи манжет на рубашке.

Малышка от его услуг отказалась и вообще вела себя как-то стесненно. От поцелуев его навязчивых уклонялась, морщилась чему-то беспрестанно.

Может, они блефуют и нет у них никакого романа, с надеждой подумалось Алисе. Матвеев, он же такой авантюрист, что ждать от него можно было всего, чего угодно. И он запросто мог разыграть любовную сцену на ее глазах лишь для того, чтобы она побесилась и поревновала.

Мог, но не стал, поскольку Ангелина, уходя, с необычайной нежностью в голосе попросила его позвонить или забрать ее завтра на ночь к себе.

Вот так-то!..

– Давно ты с ней? – не выдержала Алиса гнетущей тишины, повисшей в машине, когда Антон вез ее в магазин.

– Тебе-то что?! – воскликнул он с удивлением и покосился в ее сторону. – Давно, недавно… Это что-то меняет?

– Для меня, да, – не хотела, да ответила она именно так.

Матвеев еще более удивленно присвистнул и протянул, почти не глядя на дорогу:

– С каких это пор тебя стала интересовать моя личная жизнь? Ну и я вместе с ней, а, Соловьева? Ты что же, приревновала меня к Ангелине?!

– Я?! Приревновала?! – попыталась, было, возмутиться Алиса, но тут же сникла под его насмешливым взглядом. – Наверное, ты прав, приревновала. Злилась чего-то, глядя на нее, а чего, и сама не пойму. В смысле, не знаю, как это называется…

– Симптоматика позитивная, конечно, сказать нечего. – Кажется, он развеселился. – Но поделать ничего не могу, Аля. Кажется, я ее люблю!



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21

Поделиться ссылкой на выделенное