Галина Романова.

Крестный папа

(страница 2 из 18)

скачать книгу бесплатно

Но нормально не стало. К вечеру Игорь принялся метаться на ее широкой тахте, звать кого-то по имени и беспрестанно всхлипывать. Ларисе в этот момент до боли в сердце захотелось поменяться с ним местами. Насколько проще лежать в беспамятстве, не ощущая реальности, а не стоять в каменеющем бессилии с широко раскрытыми от ужаса глазами и не замирать при мысли, что жизнь твоя в одночасье пущена под откос.

– Пить хочу, папа, – Игорь широко раскрыл глаза. – Папа, дай пить…

Лариса склонилась к самому его лицу и провела влажной губкой по его губам. Он жадно слизал влагу и попросил:

– Еще… Открой окно, мне жарко…

Окно Лариса открывать поостереглась. Кто знает, что подумают обитатели соседней квартиры, услышав его стоны. Не захотят ли разузнать поподробнее о ее госте? Или, к примеру, посодействовать, вызвав участкового. Нет, надо срочно что-то делать. У парня жар. Может, грязь в рану попала, может, еще что. Она же не медик. Пусть была лучшей в сандружинницах, помощь неоднократно первую оказывала при порезах и ушибах, но это не одно и то же…

Лариса вернулась в кухню, служившую ей одновременно и столовой, и гостиной, выдернула на пол нижние ящики высокого шкафа и принялась рыться в лекарствах. Где-то был у нее пенициллин. Она точно помнила, что был. Прошлой зимой сильно переболела гриппом. Что бы не ложиться в стационар, пришлось делать самой себе уколы каждые три часа. Может, это выход?..

ГЛАВА 2

– Серый, мы все облазили кругом, нет его. – Высокий мужчина средних лет обескураженно причмокнул и еще раз повторил: – Нет его нигде, понимаешь? Как сквозь землю провалился. Чтоб его… Все так было продумано. Все просчитано. И так вляпаться!

– Суки вы все! – почти спокойно констатировал тот, кого назвали Серым. Невысокий лысоватый мужчина сорока пяти лет от роду опрокинул в себя рюмку коньяка и, нацелив на говорившего узловатый палец, злобно прищурился. – Во-первых, я тебе не Серый, а Серафим Владимирович. Во-вторых, когда я тебя научу работать, а, падла?! А в-третьих, если к утру мы не отыщем Игоря и бабки, то нам всем… Всем, усекаешь? Нам всем хана! Ильдар, он ведь шутить не будет.

– Понимаешь… – попытался оправдаться тот.

– Заткнись!!! – рявкнул Серафим. – Ты хоть соображаешь, какую операцию провалил?! Ты что должен был сделать?! Ты, падла, должен был Игоря перед папашей подставить: сынок сваливает в неизвестном направлении с крутыми бабками. У них сейчас как раз семейный конфликт достиг наивысшего предела. Все было вовремя и к месту. А ты упустил и бабки, и сынка! Что я должен делать теперь?! Пулю пустить себе в лоб?! Или, быть может, тебе?!

Он налил себе еще рюмку коньяка и задумчиво повертел ее в пальцах. Проблема, свалившаяся ему на голову, была столь огромна, что сразу осознать всю грандиозность ее последствий было не под силу даже ему. Если этот пацан действительно выживет и сумеет добраться до отца, то о смерти ему, Симке, можно будет только мечтать. Ильдар слыл страшным человеком.

Врагов своих карал безжалостно и изощренно. Он никогда не опускался до расстрела из автоматов по движущимся мишеням. Ему подавай что-нибудь эдакое – восточное и все больше из Средневековья.

– Чингисхан херов, – сдавленно прошипел Серафим и невольно ослабил узел галстука. – В каком районе он оторвался от вас?

– Дак в этом, в элитном. Там заблудиться немудрено. Понастроили черт знает как. Два десятка домов, а такое ощущение, что целый город. Нырнул в кусты, и все. Как сквозь землю провалился…

– Я это уже слышал, – жестко оборвал его Серафим. – Оцепить весь район. Пацанов у Захара возьми, если людей не хватает. Мы с ним свояки, сочтемся. Он точно ранен?

– Точно. Винт в него попал. Кровь потом в кустах видели.

– Если ранен, далеко не уйдет. Там он. У кого-нибудь прячется. Вычисли всех возможных и невозможных знакомых. Мог у кого-нибудь и по случайке укрыться. Короче, прочеши всех жильцов. Сейчас лето. Район элитный. Многие в отъезде. Большинство подъездов с кодовыми замками. Следишь за моей мыслью? Да не стой ты разинув рот, болван! Народ обеспеченный живет. Многие квартиры на сигнализации. Начинать надо с открытых подъездов и так далее. Работай, короче. Времени – до утра. Больше не дам.

– Серый, ну ты даешь! Там сорок подъездов, я уже посчитал. У каждого поставлю по человеку. А ничего, что Захар будет в посвященных? Он мутный какой-то. Может шепнуть…

– А мы ему шептало-то поприкроем, если понадобится. – Серафим отер рот салфеткой. – Вали отсюда. Рожу твою примитивную видеть не могу. С кем приходится работать, черт вас всех побери!

Напарник растворился за дверью, не забыв пару раз заискивающе улыбнуться. Хоть и ненавидел в душе Симку, но считаться с ним приходилось. Тот две его семьи на себе тащил: и его, и дочкину. Не беда, что дочку с четырнадцати лет трахает. Все лучше, чем в шлюхах ходить плечевых. Он, Симка-то, и квартиру ей купил, и тачку. И мужика приличного в мужья подогнал. Растят сейчас ребеночка, а чьего, хрен его знает. Может, от мужа родила, шалава, а может, от Симки. Какая в принципе разница, если пацану пять лет от роду, а он уже три раза с мамашей за бугром побывал…

– Поехали к Захару, – скомандовал он шоферу, усаживаясь в машину.

– А что за дела, Виталь? – лениво поинтересовался водитель, так просто спросил, от скуки и лени, особо не рассчитывая на ответ, но говорить-то о чем-то было нужно, вот он и спросил.

– Люди мне нужны, – неожиданно удивил водителя своей откровенностью Виталий. – У Захара их много. Разные там спортивные лагеря, секции. Короче, парней надежных до черта. Поехали…

На успех этого опасного дела Виталий не рассчитывал с самого начала. Это надо было додуматься: замахнуться на самого Ильдара. У него же армия целая от адвокатов и ментов до простых клерков и киллеров. Деньгами ворочает, страшно подумать какими. Всех подмял под себя. Всех… Но разве Симке что докажешь? Тот как упрется рогом, пиши пропало. Ведь пытался он предупредить его, что опасно, так нет…

– Мне такие бабки и во сне не снились! – брызгал тот слюной Виталию в лицо. – Никто ни о чем не узнает, понимаешь? Игорь раз в полгода эти бабки у одних крутых ребят забирает. Ничто ему не помешает их прикарманить и свалить, скажем, в Израиль. Или еще куда. Да по хрену мне детали, понимаешь?

– И что, Ильдар его там не найдет? – не сразу понял его мысли Виталий.

– Вот придурок-то! Конечно, нет! Потому как Игорь своей смазливой рожей и другими притягательными местами будет рыб на дне нашего озера соблазнять. Понял или нет?!

– Понял, – промямлил тогда Виталий, холодея сердцем. – Опасно это…

– Мы давно опасными делами занимаемся. Давно. Как пятнадцать лет назад освободились, так и занялись. И ты мне давай тут не финти. Что, очко на минус? Может, выйти из игры желаешь?

«Пары часов не проживу!» – с тоской подумалось Виталию.

– Правильно думаешь, – догадливо хмыкнул Симка и припечатал ладонь к столу. – Решено: Игоря будем брать днем. Он после дела всегда в гостинице с шлюхами зависает. Потом с утра похмеляется. Затем тихонько трогается с места. Обедает у Захара и, сытый и довольный, едет домой к папуле.

– Проще ночью. Ну, когда он с бабами, – попытался впервые в жизни возразить Виталий.

– Он даже голый «пушку» из рук не выпускает. Мне девки такого про него понарассказывали… Муху, говорят, с пяти метров в стену вбивает. И еще… Есть у него один пунктик…

– Какой?

– Ночи он боится. Не то что темноты. Нет. Как бы чувства у него все ночью обостряются. Одно слово – Чингис-хан, мать его…

Все было так, как и предсказал Симка. Игорь приехал с вечера. Приехал, как всегда, один, без охраны. Настолько был уверен в своей неуязвимости. Недолго совещался с парнями. Вышел от них с кейсом, который потом оставил в депозитном сейфе в отделении банка при гостинице. Снял номер. Туда же потом снял трех девок. Те полночи оглашали окрестности довольным визгом. Что уж он там с ними делал, неведомо. Но утром девки свалили от него с удовлетворенными физиономиями. Похмелку на этот раз татарин затребовал к себе в номер. Спустя час вышел на ступеньки гостиницы, держа в одной руке заветный чемоданчик, а в другой – легкую спортивную куртку.

Все шло точно так, как рассчитал Серафим. Минута в минуту.

Но потом все перевернулось. Перво-наперво Игорь не поехал обедать, а вместо этого остановился у переговорного пункта. Вышел из машины. Не оглядываясь по сторонам, вошел через вращающиеся двери. Пробыл там полчаса и появился уже с черного хода… без чемоданчика. Куртка по-прежнему висела у него на правой руке. И, как потом оказалось, прикрывала собой пистолет. Вот уж воистину степной волк. Когда он почувствовал за собой «хвост»? Как заподозрил? Это так и осталось неразгаданным. Но четверых его парней, засевших за мусорными бачками, повалил мгновенно. Рысью метнулся через улицу. Перескочил невысокий забор, огораживающий проспект от района новостроек, и, нырнув в кусты, исчез. Как, впрочем, исчез и его чемоданчик. Они потом весь переговорный пункт сантиметр за сантиметром перетряхнули – пусто…

– Мистика какая-то, – сумрачно бормотнул Виталий, делая знак шоферу остановиться у спортивного комплекса. – Здесь… Захар в это время здесь отдыхает…

Отдыхал Захар, толстобрюхий свояк Серафима, как и подобает уважаемому семьянину, в окружении голозадых грудастых девиц весьма юного возраста. Полупьяно посмеиваясь над их подобострастными усилиями привести его в состояние боевой готовности, Захар отпускал сальные шутки, время от времени хватая то одну, то другую за обнаженные телеса.

– Здорово, Захар Иваныч, – Виталий изо всех сил старался казаться беззаботным. – Отдыхаешь?

– Ну, – колыхнул тот волосатым пузом. – С чем пожаловал? Проблемы? Слышал, слышал. Только если за помощью, то зря. В этом деле я тебе не помощник. Пожить, понимаешь, еще хочу. Жизнь-то, она – штука прекрасная. Видал, какие гейши у меня? Все, что пожелаю, сделают…

Приблизительно на такое приветствие Виталий и рассчитывал. Но был в его арсенале один убедительный аргумент, против которого алчный до денег Захар не мог устоять. И менее чем через полчаса они ударили по рукам.

– Смотри, обманешь, – погрозил ему толстым пальцем Захар на прощание, усаживая на себя сочную блондинку. – Симку тогда сдам Ильдару, как два пальца об асфальт…

– Да ты чего, Захар! – попытался поймать его взгляд Виталий, но мельтешащий перед глазами конский хвост блондинки мешал ему сделать это. – Пятьдесят на пятьдесят, как договорились…

«Где бы только эти пятьдесят еще добыть?! – свела судорогой скулы трусливая мыслишка. – Захар-то не знает, что деньги ушли».

Он обошел здание спорткомплекса и, войдя с торца, дернул на себя обитую дерматином дверь. В нос ударил запах мужского пота.

– Здорово, парни, – разулыбался вовсю Виталий. – Захар Иванович звонил?

– Ну, – смерил его неприветливым взглядом самый старший по возрасту. – Чего делать-то нужно? Да не лыбься ты так, мы не бабы. Нас обольщать не нужно. Приказано – сделаем.

Нужного количества людей все равно не набралось. Было решено поставить для наблюдения по одному человеку у каждого второго подъезда. Остальные должны были прочесывать территорию микрорайона, попутно обследуя лестничные клетки и обзванивая квартиры на предмет обитаемости.

Именно их требовательный звонок и разбудил ближе к утру задремавшую было Ларису…

ГЛАВА 3

Девушка двигалась по комнате почти бесшумно. Заученно огибая каждый предмет мебели, она то подходила к изголовью тахты и клала прохладную ладонь на его лоб, то вновь отходила в свой уголок, где сидела, поджав ноги, в огромном удобном кресле.

Странно…

Все ему здесь казалось до безобразия странным. И планировка этой малогабаритной квартиры, которую он успел механически отметить, переступив порог. И мебель, функциональная пригодность которой была взята им под сомнение с первой минуты пребывания здесь. И сама хозяйка, являющая собой нетипичный пример современной независимой женщины.

Какая, к черту, независимость, если не смогла справиться с такой, пусть нештатной, но все же не из ряда вон выходящей ситуацией? Допустим, он держал ее под прицелом, допустим, она не знала, что в стволе у него уже не было ни одного патрона, допустим, даже позволила ему войти, ну и что? Потом-то, потом! Он же отключился, «пушку» выронил. Тут бы ей, дурехе, и действовать. Бежать без оглядки, звать на помощь. А она что?! Она вместо этого перетащила его из столовой в свою крохотную гостиную. Уложила на единственную кровать. Перевязала. Да еще колола всю ночь какой-то дрянью. Может, и не дрянью, раз ему заметно полегчало, но это нисколько ее не оправдывает. Дура, она и есть дура! Наверняка насмотрелась сериалов или начиталась романов этих бульварных, и ей в каждом мерзавце чудится тот единственный и неповторимый, что будет любить ее вечно и преданно.

«Дура!!!» – едва не сплюнул Игорь.

Он вновь устремил свой взгляд в угол комнаты, где едва угадывался ее силуэт.

Задремала. Дыхание ровное, едва слышное и наверняка чистое. А что, интересно, можно сказать о ее мыслях? Куча романтических бредней? Не меньшее количество сентиментальных помыслов? И, что всего вероятнее, мечты об обеспеченном и прекрасном будущем. А может быть, он ошибается. Может, все не так. Поразил же его с первых минут ее умный и спокойный взгляд. Трусила, он же видел, что трусила, а смотрела прямо. Ни тебе бегающих глаз, ни трепетного взмаха ресниц, ни вздымающейся груди. Ничего того, на что он в любой другой ситуации непременно бы клюнул. Не-ет, здесь его обольщать не собирались. А как взорвалась, когда он ее телефон разбил! Двести долларов… Какие деньги!

Игорь едва не рассмеялся вслух. Да одна его булавка для галстука стоит дороже. А она даже на оскорбления решилась, невзирая на пистолет.

Стоп! Вот где собака зарыта! Деньги! Плевать ей на него, как на мужчину. Плевать, как на возможного избранника. Ей от него нужны деньги. Городок не так уж велик. Слухи расползаются, словно масляное пятно по поверхности воды. Прослышала наверняка, пока возвращалась домой, что он и кто он. Вот и пестует сейчас, как ребенка, в надежде сорвать процент.

Ошибочка вышла, девочка! Ошибочка! Он не станет платить. Ему предостаточно выпало от этого подлючего городишки вместе со всеми его долбаными обитателями, чтобы он еще какой-то занюханной сучке платил. Не его и не ее вина, что такая карта выпала и он очутился на ее лестничной клетке в тот момент, когда она вернулась с покупками. А раз уж случилось, то, как говорится, се ля ви… «Пушку» его, правда, куда-то задевала, но не беда. Шейка у девочки совсем тонкая и нежная. Сжать такую и подержать немного не составит большого труда. Нужно только малость окрепнуть. Совсем немного…

Игорь плотно смежил веки и начал потихоньку погружаться в блаженное состояние успокаивающей дремоты, когда раздался звонок в дверь…

ГЛАВА 4

– Беда, Симка, беда, – Виталий стоял перед Серафимом и на манер драматического героя дешевой пьесы то сжимал, то разжимал руки перед грудью.

– Какого хрена ты передо мной тут лапками перебираешь, Онегин, мать твою! – злобно процедил Серафим, заворочавшись в кресле, которое не покидал последние несколько часов. – Что за беда? Не нашел? А кто тебе, придурку, дверь ночью откроет? Разве только такой же идиот, как и ты. Утра нужно ждать! Утра. Народишко заснует туда – сюда, туда-сюда. Вот тогда и присмотреться нужно, кто, куда и зачем.

– Не понял, – промямлил сбитый с толку Виталий.

– Ох, блин! Я тебя последний год терплю! – плюнул в его сторону Серафим. – Если бы не девка твоя, давно бы избавился. Она за тебя просит.

– Спасибо…

Казалось, Виталий просто обиделся, но на самом деле он был по-настоящему взбешен. Хорошо, конечно, сидеть в креслице и приказания раздавать. А попробовал бы побегать да поулыбаться тем, кому в рожу плюнуть хочется! Он, например, уже вон целые сутки на ногах. Пожрать путем не пришлось. Может, и напутал что, так оскорблять-то зачем? Девкой попрекает, сволочь!!! У него, у Виталия, сердце сделалось черным, когда он вез ее к нему в четырнадцать-то лет.

Она сидела на переднем сиденье автомобиля и непонимающе хлопала своими глазищами в отцовскую сторону. «Что, да зачем, да почему?» А что он мог ей тогда ответить? Да ничего! Сказать, что за грехи родителей расплачиваются дети? А ей плевать было на это. Ей тряпки нужны были модные да жрачка вкусная. Без Симки он ей этого обеспечить не мог. Вот и пришлось к назначенному времени отвезти ее на дачу к этому скоту. Неделю жила там. Ни звонка, ни записки. Думал, девка умом тронется от горя. А она – нет. Довольная вышла вполне, с подарками. Правда, съездила папаше разок по физиономии, но он не обиделся. Он и сам себя порешить хотел, да жена с сыном смотрели умоляюще, вот и не отважился…

– Эй, чего замер-то? – Серафим подозрительно уставился на соратника и, как всегда являя собой яркий пример проницательности, подозрительно хмыкнул: – Все простить себе не можешь? Все до сих пор казнишься? Лет-то сколько прошло… зря ты. Девка твоя шлюхой оказалась, каких мало. Хоть и девственницей была, все равно – шлюха. Стоило ей намекнуть, как она тут же передо мной на колени встала и в ширинку полезла…

– Заткнись, Серый! – мрачно поостерег его Виталий от дальнейших откровений. – Я тебя прошу…

– Ладно, проехали, – криво ухмыльнулся тот, совершенно искренне не понимая такого проявления уязвленного отцовского самолюбия. – Короче, давай действуй. Особенное внимание на тех, кто аптеку посетит. Или вызов врача на дом. Может, «Скорую» кто вызовет. Затем по списку пробегись по тем, кто на работу в этот день не выйдет. Вот списки жильцов и места их работы. Как видишь, в кресле не зря сидим, тоже работаем. Всех, кто возьмет отгул или больничный, следует ненавязчиво посетить. Ну ты меня понимаешь: участковый, или работник ЖЭКа, или, черт меня возьми, внаглую ввалитесь. Все зависит от того, кто этот человек. Смотри опять дурака не сваляй. Если к вечеру не найдем нашего парнишку, то можно смело заказывать всем по гробу…

Все еще мрачный, Виталий сгреб со стола четыре отпечатанных на принтере листка и, молча кивнув хозяину, вышел за дверь. Вскоре во дворе хлопнула дверца его автомобиля и почти тут же раздался телефонный звонок.

– Слушаю, – Серафим с хрустом потянулся. – Никаких новостей, а у тебя? Да ты что? Кто же она? Отлично! Я сейчас подъеду…

ГЛАВА 5

Лариса сидела в кресле, боясь шевельнуться. В дверь звонили как-то неправильно. Иными словами, это могло быть условным сигналом. Звонок. Пауза. Затем два звонка подряд. Вновь пауза и еще раз звонок. Может быть, это его люди? Может, за ним пришли его друзья? Хотя нет. Вряд ли. Он давно очнулся. Лежит тихо, не шевелясь и исподволь наблюдает за ней. Словно в темноте этой комнаты можно что-то разглядеть. Если бы это были его друзья, он бы дал ей знать. А может быть, ей показалось, и он все еще спит? Стоит проверить…

Она свесила ноги на пол и почти тут же услышала:

– Сиди тихо…

– Кто это, как думаешь? – прошептала она. – Может, стоит спросить?

– Сиди тихо, – повторил он. Было слышно, как он насмешливо хмыкнул: – Хотя можешь и спросить… если жить надоело.

– А какая мне разница, кто меня убьет? – выпалила вдруг Лариса и тут же ужаснулась от неожиданно сделанного заявления. – Ты или они? Это ведь они? Ты как думаешь?

– Наверняка. – Игорь заворочался, проверяя себя на способность к передвижению. – Так говоришь, тебе все равно. Куда «пушку» мою дела?

– Выбросила.

– Вот дура баба. Зачем?

– Я стрелять не умею, а тебе она ни к чему. Убить меня сможешь, не производя лишнего шума. – Невзирая на разлившийся внутри ужас, ее несло на всех парусах. – Признавайся, Игорь Ильдарович, задушить меня решил? Ты уже полчаса наблюдаешь за мной и наверняка обдумываешь, как отделаться от нежелательного свидетеля.

– Чего же тогда не избавилась от меня, коль ты такая умная? Я почти десять часов провалялся без сознания, могла бы ментов вызвать. На лестницу выкинуть. Или, на худой конец, подушечкой прикрыть. А, сестра милосердия? Чего молчишь? Чего задумала? – Он перевалился на бок и, не почувствовав боли, слегка приподнялся на локте. – Отвечай!

– Заткнись, понял?! – неожиданно вспылила Лариса. – Заткнись, ты – неблагодарная свинья! Все вполне объяснимо. Ментов с детства не люблю. Вся моя жизнь, начиная с рождения, прошла под их неусыпным контролем. Выкинуть тебя на лестницу, конечно же, можно было, но…

– Что – но?

– А ну как ты выживешь? Что тогда? Не помнишь, как запугивал меня, сидя за столом? Вот я и поостереглась…

– А как насчет подушечки? – вкрадчиво поинтересовался Игорь, недовольный ее простыми и вполне логичными объяснениями.

– Чур тебя, чур! – замахала она на него руками и не к месту засмеялась. – А потом куда – на холодец? Или, быть может, тушенку из тебя сварить? Так ты не очень-то для этого подходишь. Мяса мало, жилы одни…

– Идиотка, – хмыкнул Игорь, раздражаясь все больше и больше. – Чего же ты хочешь?

– Я?! – она прерывисто вздохнула. – Я бы хотела закрыть глаза. Затем открыть их и не увидеть тебя больше никогда. Понимаешь? Словно не было ничего этого. Ни тебя, ни раны твоей, ни моего милосердия глупого, – одним словом, ничего. Хочу жить, как и прежде: спокойно, размеренно и счастливо.

– А ты именно так и жила? – недоверчиво хохотнул он.

– Именно! Последние три года я именно так и жила.

– И кто же разделял с тобой твое счастье?

– А никто! Его было слишком мало для того, чтобы им делиться, – незамысловато ответила Лариса. – Мне всегда его будет мало.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18

Поделиться ссылкой на выделенное