Галина Романова.

Блудница поневоле

(страница 3 из 17)

скачать книгу бесплатно

– Почему? – задала Милочка вопрос и тут же устыдилась – не тому ли подтверждение недавнее происшествие на рынке. – Видимо, вы правы. Я давно не была в здешних краях. Кстати, а как вас зовут?

Он представился Валерием. Опершись на открытую дверцу ее машины, Валерий принялся перечислять всевозможные опасности, которые могут подстерегать ее на Ростовской трассе. Вцепившись в баранку руля, Милочка с замиранием сердца слушала о пропавших женщинах, пускающихся в путешествие в одиночку, о кровавых разборках бандитов, случайными жертвами которых становятся все те же наивные любительницы приключений.

– Вы меня убедили, – перебила она его. – Вы едете впереди, а я чуть сзади. Хорошо?..

Валерий согласно кивнул, уселся за руль своего автомобиля и медленно тронулся с места…

* * *

Большая часть пути прошла относительно спокойно. Тимошка улегся на сиденье и почти сразу уснул. Милочка внимательно следила за дорогой, успевая при этом кидать в рот виноградину за виноградиной. Рука сделалась липкой от сока, но ее это не останавливало. Она испытывала благоговение по отношению к этой царской ягоде: умяв одну гроздь, она, вздохнув, принялась за вторую.

Валерий ехал метрах в десяти впереди, время от времени моргая габаритами. Понемногу Милочка успокоилась и решила, что все задуманное ею пройдет без заморочек, но как потом оказалось – радость ее была преждевременной.

Опасность она почувствовала, едва они миновали один из районных центров. Темно-синий «Форд», который она заметила на автозаправке, заливая почти пустой бак, приклеился к ним сразу по выезде из городка.

Упорно повиснув на хвосте, он не прибавлял скорости и никуда не сворачивал, выдерживая дистанцию в сто метров. Несколько раз тревожно посигналив, Милочка съехала на обочину и, остановившись, стала ждать, когда «Форд» проедет мимо.

– Что случилось? – Валерий выскочил из машины и быстрыми шагами пошел по направлению к ней. – Почему вы остановились?

– Валерий, – шепотом, словно ее могли услышать, начала Милочка, – видите темно-синюю машину там, сзади?

Он посмотрел на участок дороги, который они только что миновали, и недоуменно пожал плечами.

– Видите? – повторила она вопрос.

– Вообще-то нет… – Валерий при этом выглядел настолько обескураженным, что она не выдержала и, выскочив из машины, принялась крутить головой направо и налево.

Удивительно, но трасса была пуста. Никаких насаждений в виде посадки или леска, где можно было укрыть машину, не просматривалось в радиусе километра. Хотя на одном из видневшихся неподалеку поворотов та могла и свернуть.

– Где же она?! – Милочка часто-часто заморгала. – Помните, на заправке стоял темно-синий «Форд»?

– Если честно, то не обратил внимания. Я все больше за вашей машиной наблюдал. – Валерий переступил с ноги на ногу. – Если мы хотим попасть в нужное место до темноты, то нужно ехать. На прошлой неделе здесь…

– Стоп! – выставила она вперед ладонь в знак протеста. – Я сыта вашими историями по горло.

Возможно, из-за них мне и причудился этот «Форд».

Она отпустила еще пару шуток по поводу своей подозрительности и, чтобы окончательно снять напряжение, даже потрогала свой лоб на предмет повышенной температуры. Валерий заметно расслабился, легонько потрепал ее по плечу и побежал трусцой к своей машине.

До поселка, где располагался детский дом «Соловушка», оставалось восемьдесят с небольшим километров. Беспрепятственно миновав один за другим несколько милицейских постов, они свернули на проселочную дорогу. Солнце к тому времени скрылось за кромкой леса, в котором располагался этот приют для бездомных детей, так что ехать пришлось почти в полной темноте.

Свет фар выхватывал причудливо изогнутые ветви деревьев. Накатанная дорога то исчезала в пожухлой траве, то вновь выныривала из ниоткуда.

– Вот люди, а! – ворчала Милочка, скорее чтобы приободрить саму себя. – Дороги приличной не могут сделать! Как же продукты сюда завозят?..

Этим вопросом она и выстрелила в лоб заведующей детским домом, едва переступила порог ее кабинета.

– Здравствуй, во-первых, – улыбнулась Наталья, поднимаясь из-за стола и делая шаг навстречу сестре. – Не виделись почти три года, а все, что тебя волнует, так это состояние проселочных дорог в округе?

Сестры обнялись и, как водится после долгой разлуки, всплакнули друг у друга на плече. Когда страсти понемногу улеглись, Наталья, кивнув в сторону настороженно поглядывающего в их сторону Тимошки, тихонько спросила:

– Подкидыш?

– Нет, – Милочка опустилась на предложенный Натальей стул и вкратце поведала предысторию их появления здесь.

– Дела, – задумчиво протянула сестра, доставая из глубин старенького серванта бутылку домашнего вина и початую коробку конфет. – Ты хоть понимаешь, во что вляпалась?

– Натаха, давай сначала малыша определим, а? Устал он, да и поесть не мешало бы…

Наталья осуждающе поджала губы, сняла телефонную трубку и скороговоркой выпалила невидимой Анечке несколько распоряжений. Та явилась минут через сорок.

Миленькая девчушка, едва закончившая педучилище, она смотрела на них небесно-голубыми глазами, и желание помочь всем людям, попавшим в беду, так и светилось в ее взгляде. Тимошка, тихо сидевший все это время, сполз со стульчика, подошел к ней и вложил свою ладошку ей в руку.

– Мы пойдем? – нежно улыбнулась Анечка сестрам.

– Идите, милая, – согласно кивнула Наталья. – Сделай все, как я велела…

– Тишка, медвежонок мой, – тихо позвала Милочка. – Ты не скучай! Я скоро приеду.

– Я знаю. – Он посмотрел на нее глазами взрослого человечка, потом, немного подумав, подбежал и, обхватив Милку за шею, чмокнул ее в щеку. – Я тебя люблю!.. Приезжай быстрее!..

Противный комок, вставший в горле, помешал ей сказать что-либо. Она тронула нежные волосики на голове малыша и, суеверно перекрестив, легонько подтолкнула к ожидавшей его воспитательнице.

Когда дверь за ними закрылась, Наталья с глубоким вздохом наполнила чайные чашки вином.

– Давай, милая Мила, выпьем за твою удачу, она тебе теперь ох как понадобится. – На последних словах голос ей изменил, и она всхлипнула.

– Будем, – кивнула Милочка и опрокинула вишневку в рот. – Надо бы Валерия позвать, да наверняка откажется. Сказал, что на улице будет ждать…

– А это кто еще?! – вытаращила глаза сестра.

– Так, один джентльмен, – туманно пояснила Милка и принялась рыться в принесенных пакетах. – Я тут детворе гостинцев привезла. Раздашь потом. Времена-то сейчас тяжелые, сладкого поди месяцами не видят…

– Чего нет, того нет. Уж чем детей не ущемляю, так это питанием. Вот ты скажи – на кой черт мне сдалась эта дорога? Мы по ней всю жизнь ездим. Мне выделили средства на ее обустройство, а я малышам ремонт в корпусе сделала.

– Влетело? – хихикнула Милка.

– А как же! Снять хотели… Да какой дурак на такой оклад да в такую глушь поедет? Пару раз премии лишили, пошумели и успокоились. А потом все же согласились, что правильно сделала.

– А дорогу-то не размывает? – Милочка вытащила спелую дыньку и принялась нарезать ее тонкими полосками на щербатую тарелку. – Ох и посуда у тебя!

– Дорогу размывает, а мы на лошади за продуктами ездим, а ей все нипочем – бензина не надо, корма кругом навалом. А что посуда… Так неважно, на чем есть, важно что… Вот Тишку твоего откормлю, как поросеночка, увидишь потом.

Наталья ненадолго замолчала, аккуратно откусывая сахарную мякоть дыни. Глаза ее при этом вопросительно шарили по лицу сестры, словно силились найти ответы на все мучившие ее вопросы.

– Мила, сестренка, ты не таись, расскажи мне все, – начала она осторожно. – Может быть, я могу тебе чем-нибудь помочь?

– Эх, Наталочка, – вздохнула Милочка, доставая початую пачку сигарет. – Тебе что, своих забот мало? Мои проблемы на сейчас – это Тишка.

– Считай, что это уже не проблема, – перебила ее сестра, вновь наполняя чашки рубиновой жидкостью. – Аннушка получила строгие инструкции, будет пуще глаза караулить. Кто заберет-то его?

– Я… – выдохнула Милочка и тяжело вздохнула, словно сейчас окончательно поняла смысл сказанного. – Я и никто больше…

Уже стоя на крыльце, Милочка неожиданно для самой себя расплакалась и в ответ на ласковые уговоры сестры неожиданно попросила:

– Наталь, если со мной что случиться – не отдавай никому Тишку, возьми его себе.

Видя, каким ужасом от ее слов наполняются глаза Натальи, Милка быстро поцеловала ее в щеку и побежала по гравиевой дорожке к припрятанной в зарослях орешника машине.

Валерий спал сном праведника.

– Эй, – тихонько позвала его Милочка, – просыпайся…

Он глубоко вздохнул и недоуменно вытаращил глаза, не понимая спросонья, где и зачем находится.

– Пора ехать, – ласково улыбнулась она ему. – Извините, кажется, я задержалась.

Валерий шумно зевнул и потянулся.

– А куда теперь-то? – пробормотал он, потирая глаза и шутливо добавил: – Приказывайте, командир.

– Знать бы… – вполголоса пробормотала Милочка – Для начала надо в Ростов вернуться, а там посмотрим.

* * *

Дорогу до города они миновали без происшествий.

Вылезая из машины возле придорожного кафе и глядя на звездное небо, безбрежным шатром накрывшее к тому часу землю, Милочка почти уверовала в то, что сумеет справиться со всеми неприятностями, которые уготовила ей судьба.

Валерий оказался внимательным кавалером. Заказав горячий кофе и по паре бутербродов с сыром и колбасой, он сел напротив Милочки за стол и, внимательно глядя ей в глаза, участливо поинтересовался:

– Устали?..

– Есть немного, – Милочка пригубила кофе и с удивлением обнаружила, что он, вопреки предположениям, очень хорош на вкус. – А вы где живете? В Ростове? Чем занимаетесь? А то что же это получается – вызвались выступать в роли моего телохранителя, а я о вас толком ничего и не знаю.

– Живу в Ростове, занимаюсь коммерцией, – неспешно начал свой рассказ Валерий. – Дело не очень большое, но приносит стабильный доход. Одним словом – не бедствую. Вы где намерены остановиться на ночь?

– Я не знаю, – вырвался у нее тяжелый вздох. – Вообще-то мне поскорее нужно вернуться домой. Много нерешенных проблем и все такое…

– Понятно…

Над столом повисла пауза, нарушать которую никто не спешил. Валерий потихоньку потягивал свой кофе. Милочка, справившись с бутербродами, чертила чайной ложечкой замысловатые узоры на клеенчатой скатерти. Думать о том, что ждет ее впереди, совершенно не хотелось. Полумрак и уют полупустого зала навевали умиротворение, вытесняя из сознания тревожные мысли о дне грядущем.

– Я пойду позвоню… Вы не против? – Валерий встал и задвинул стул.

– Нет, нет, конечно же, звоните. Телефон на улице.

– Я знаю, – с этими словами Валерий вышел из кафе, предварительно бросив на стойку бара несколько скомканных бумажек.

Милочка осталась одна. Глядя невидящими глазами перед собой, она перебирала в памяти события последних двух дней. Что и говорить, ситуация складывалась ужасающе нелепо.

Из-за того, что кому-то захотелось свести счеты с конкурентом по бизнесу, она невольно оказалась вовлеченной в страшную игру под названием «бандитские разборки». Вспомнив ужасную физиономию парня у себя под дверью, Милочка поежилась и невольно оглянулась на дверь.

Ночной ветерок шевелил бамбуковые шторы, которыми был завешан дверной проем, и ей на мгновение показалось, что за ними кто-то стоит и внимательно наблюдает за ней. Чувствуя, как холодеют от страха руки, она поднялась и на негнущихся ногах подошла к стойке.

– А где у вас здесь туалет? – хрипло пробормотала она, боясь оглянуться.

Барменша, ярко раскрашенная пожилая женщина, окинув ее понимающим взглядом, кивнула на филенчатую дверь за своей спиной. И когда Милочка уже почти скрылась за ней, тихо обронила ей в спину:

– Там же и выход…

Петляя длинным узким коридором, минуя приветливо распахнутую дверь туалета, она, задыхаясь от ужаса, выскочила на улицу и, прижавшись спиной к шероховатой стене, попыталась восстановить дыхание. Когда это ей как-то удалось, Милочка осторожно выглянула из-за угла и едва не закричала.

Прямо напротив входа в кафе стоял синий «Форд». Дверца со стороны водителя была широко распахнута, и, насколько она смогла рассмотреть, в машине никого не было.

«Бежать!» – мгновенно отстучало Милочке в мозг.

Их машины были припаркованы у другого угла, там же находилась и телефонная будка. Валерий все еще разговаривал по телефону, привалившись спиной к стеклу.

Стараясь производить как можно меньше шума, что было очень затруднительно, учитывая, что задний двор кафе был превращен нерадивыми хозяевами в свалку, Милочка обогнула здание сзади и высунула нос из-за угла.

«Форд» по прежнему стоял с распахнутой настежь дверью – без водителя.

– Валера! – громким шепотом позвала Милочка и, прижимаясь к стене, сделала шажок по направлению к телефонной будке. – Давайте быстрее!!!

Но ее сопровождающий был так увлечен беседой, что, казалось, не видит и не слышит ничего вокруг.

Едва не плача от страха и начинающего закипать раздражения на беспечного телохранителя, Милочка пробралась к телефонной будке и рванула на себя дверь.

Валерий стоял, неестественно изогнув корпус и упираясь ступнями о небольшой порожек. Все еще не понимая, в чем дело, Милочка тихонько проблеяла:

– Валера, идемте же!..

Он не отвечал. Боясь поверить в страшное, она протянула руку и дотронулась до темного пятна, проступившего на левой стороне его джинсовой рубашки. Рука мгновенно сделалась мокрой и липкой.

– О боже мой!!! – выдохнула Милочка, делая шажок назад. – Нет, не может быть!!!

Неизвестно, сколько бы продолжалось ее немое созерцание начинающего остывать трупа, но тут со стороны трассы раздался пронзительный визг пронесшегося на скорости «КамАЗа». Это и явилось сигналом к действию. Не помня себя, Милочка рванула что есть сил к машине.

Уже выруливая со стоянки на шоссе, она краем глаза увидела, как выскочил из кафе бритоголовый парень.

Огни его машины преследовали ее всю дорогу. Милочка гнала «десятку» на предельной скорости, благо трасса была почти пустая. Нажав до упора педаль газа, она наматывала на спидометр километр за километром, забыв подумать о том, куда, собственно, мчится.

Опомнилась она, лишь когда в глаза ей ударили первые лучи восходящего солнца. В очередной раз бросив настороженный взгляд в зеркало заднего вида, она смогла наконец расслабиться – преследовавшей ее машины не было. Завидев впереди смутные очертания города, Милочка свернула с трассы на ближайшей развилке, заехала в глухие заросли бузины и, заглушив мотор, уснула…

* * *

– Алло, – снял Иннокентий трубку после четвертого сигнала. – Я слушаю вас…

– Привет, это я, – быстро бормотнула она и замерла.

Предчувствия ее не обманули, Иннокентий хмыкнул, прокашлялся, прочищая горло, и сурово спросил:

– Что вы хотели, Иван Захарович?

– Кешенька, я в беде, – зачастила Милочка, стараясь не обращать внимания на то, как он шумно дышит в трубку. – Мне необходимо ненадолго скрыться. Может быть, я поживу пока на твоей даче?..

– Как долго продлится совещание? – не меняя интонации, протрубил Иннокентий. – Вы отдаете себе отчет, Иван Захарович, о каком одолжении просите меня?

– Я все понимаю… Я не должна была звонить тебе домой, но… – Милочка на мгновение замялась. – У меня действительно проблемы. И в конце концов, не далее как два дня назад ты желал меня! Так что же изменилось за это время?!

Она притворно всхлипнула и ненадолго замолчала. Но на этот раз слезы не возымели должного действия. Напротив, Иннокентий разразился такой грубой бранью, что Милочка на несколько минут опешила, не в силах вымолвить ни слова. Когда весь словарный запас в этом направлении у него поиссяк, он грубо рявкнул:

– Ждите меня на перекрестке Садовой и Нахимова.

В недоумении пожав плечами, Милочка повесила трубку таксофона и, сев за руль, поехала в указанном направлении.

Иннокентий прибыл туда минут через двадцать. Выйдя из троллейбуса, он огляделся по сторонам и, заметив махнувшую ему рукой Милочку, торопливо пошел ей навстречу.

– Привет, – томно выдохнула она, зная, как он любит подобную интонацию. – Стоило ли так раздражаться по поводу моего звонка? И почему ты на троллейбусе?.. С каких это пор?..

– С тех самых, как ты устроила такое, – оборвал он ее на полуслове, усаживаясь рядом.

– А что я такого сделала?! – непритворные слезы все же выступили на глазах, грозя вот-вот пролиться обильным ливнем. – Я совершенно ничего не могу понять сама! А ты кричишь на меня! А ты хотя бы знаешь, что, когда мы в прошлый раз общались с тобой по телефону, у моей двери стоял киллер и с воодушевлением жал на кнопку звонка!

– Это был какой-нибудь обколотый идиот, не иначе, – презрительно искривил губы Иннокентий, доставая апельсиновую жевательную конфету из кармана. – Хочешь конфету?

– Нет, – буркнула Милочка, съезжая на объездную дорогу, которая прямиком вела к дачному поселку. – Мне ровным счетом наплевать – был он обкумарен или нет! Мне не безразличен тот факт, что он держал в руке пистолет с глушителем и жал на кнопку звонка именно моей квартиры! А ты не хочешь понять!

– А что я должен понять? – В голосе Иннокентия появились бархатные нотки, ясно свидетельствующие о том, что он наконец сменил гнев на милость. – Что моя красавица совершенно забыла своего пусика? А пусик скучал… Скучал по моей нежной беленькой кожице, которая…

Что «которая», он уточнять не стал, а сосредоточил все свое внимание на том, что принялся шарить у Милочки под свитером.

– Кеша, – попыталась она высвободиться. – Я же за рулем, а это чревато дорожно-транспортным недоразумением…

Дорожно-транспортного происшествия удалось благополучно избежать, но в сильные душные объятия Иннокентия Милочка все же попала.

Спустя час, поправляя растрепавшиеся волосы и глядя на развалившегося на кровати самодовольного мужчину, она едва могла скрыть отвращение. Последнее время оно неизменно сопутствовало их свиданиям.

– Дорогая моя нимфа! – начал с пафосом Иннокентий, пытаясь поймать ее за коленку. – Ты была необыкновенно чувственной! Надеюсь, я не разочаровал тебя?..

– О, что ты, дорогой! – сложила Милочка губы в подобии улыбки. – Все было, как всегда, великолепно!

Она спустилась на первый этаж его двухэтажного особнячка и заперлась в ванной. Часто моргая, она попыталась справиться с рыданиями, подступившими к горлу, но две крупных слезы все же просочились сквозь ресницы, оставляя влажные дорожки на ее порозовевших щеках. И дело было не только в том, что ей порядком надоели его сумбурные бормотания во время оргазма. Иннокентий упорно обходил тему ее неприятностей. Несколько раз пытаясь направить разговор в нужное русло, Милочка натыкалась на вежливо отстраненное внимание, которое тут же сменялось щенячьими восторгами по поводу ее женских прелестей.

«Ладно! – решила она для себя. – Поживу здесь пару-тройку деньков, а там видно будет… Возможно, что-нибудь изменится…»

Но изменилось все гораздо раньше, чем она могла предположить.

* * *

Ранним утром следующего дня ее разбудили чьи-то шаги. Недоуменно покрутив головой и не понимая, кто бы это мог быть, потому как Иннокентий, уезжая, обещал вернуться не раньше, чем через три дня, Милочка завернулась в махровую простыню и осторожно приоткрыла дверь спальни.

По крутой деревянной лестнице кто-то спускался вниз. Ступени поскрипывали под чьими-то шагами, но угол коридора не давал возможности рассмотреть того, кому они принадлежат. Ступая на цыпочках, Милочка подбежала к перилам и свесилась вниз.

– Доброе утро! – Прямо против того места, откуда свешивалась ее растрепанная голова, стояла миловидная, средних лет женщина и с легкой улыбкой смотрела на Милочку. – Как спалось?..

– Сс-спасибо, хорошо, – растерялась Милочка. – Доброе утро, а-а-а вы, простите, кто?

Женщина обнажила в широкой улыбке великолепные зубы и представилась:

– Я Виолетта Николаевна, слежу за хозяйством Иннокентия Игоревича. Если вы проголодались, то у меня все готово…

– Ага, – тупо кивнула Милочка, все еще пребывая в замешательстве от неожиданной встречи. – Я сейчас…

Она вернулась в спальню и, усевшись на край кровати, призадумалась. Существование прислуги в загородном доме Иннокентия явилось для нее неожиданностью. Во всяком случае, за все прошлые визиты сюда ей ни разу не удалось с ней столкнуться. На мгновение в ее головке мелькнула шальная мысль, что эта женщина может оказаться ревнивой супругой ее любовника, но она тут же отмела ее как неправдоподобную. Полгода назад она видела Иннокентия с женой в театре. Пусть это было с приличного расстояния, но она успела заметить, что супруга Иннокентия невысокая, дородная женщина. Если за это время она сумела похудеть килограммов на тридцать, то уж подрасти на пятнадцать сантиметров никак не могла.

Натянув на себя белый домашний костюм из тонкой ангорской шерсти, подарок все того же Иннокентия, Милочка спустилась к завтраку. Про себя она решила, что, пообщавшись с этой милой женщиной, сумеет сделать какой-нибудь вывод о ней. Но ее надеждам не суждено было сбыться. Виолетта Николаевна оказалась еще тем крепким орешком. На все наводящие вопросы Милочки она, не уставая демонстрировать прекрасную работу своего дантиста, отвечала уклончиво. Так что к концу завтрака, который затянулся минут на сорок, Милочка не смогла составить простейшего портрета этой женщины-загадки.

С раздражением выскребая из розетки остатки мусса, который, к слову сказать, ей очень понравился, она лихорадочно искала причину задержаться на кухне, но ее не находилось.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17

Поделиться ссылкой на выделенное