Галина Куликова.

Волшебниками не рождаются, или Вуду для «чайников»

(страница 4 из 20)

скачать книгу бесплатно

– Вас бросил мужчина, – неожиданно сказал простофиля, придвинув к себе пепельницу и откинувшись на спинку стула. – Вы ему изменяли?

– Я?! – возмутилась Лайма, задетая ужасным предположением. – Моим моральным обликом… можно воспитывать детей! Глупец просто ревновал меня к моей работе.

– Да?а?а? – Протянул тип. – И кем же вы работаете?

Лайма с опаской огляделась по сторонам, потом легла грудью в соус, чтобы оказаться поближе к своему визави, и жарким шепотом сообщила:

– Секретным агентом.

Мужчина хмыкнул, но она не обратила на это никакого внимания и светским тоном добавила:

– Погони, перестрелки, шифровки – для меня обычное дело.

– А где же вы учились на секретного агента?

– Нигде, – ответила Лайма и сложила губы цветочком. – Я самоучка. Можно мне тоже подымить?

Она долго не могла попасть сигаретой в поднесенный огонек, и ему пришлось встать, чтобы случайно не подпалить ей брови. Вообще-то он не любил пьяных женщин, но эта оказалась забавной. Действительно забавной. Он вытянул ноги под столом и расслабился. Ему страшно хотелось кофе. И надо было ждать, пока его принесут.

– Все получилось случайно, – сообщила Лайма, попытавшись закинуть ногу на ногу. Попытка окончилась неудачей, и тогда она положила подбородок на ладошку. – Видите ли, я владею многими странными языками…

– Странными – значит редкими? – уточнил ее собеседник.

– Ино… странными, – с усилием выговорила она. – И однажды мне пришлось переводить для спецслужб. Моя фамилия попала в их компьютер – и понеслось. Секретные задания, опасные поездки, то?се… Короче, меня завербовали. Кстати, как вас зовут?

– Юрий Репьев.

– А как меня зовут, я не скажу.

– Ясное дело! Конспирация.

Лайма не врала. Правда, она не так давно попала в Джеймсы Бонды и кое-чего сама о себе не знала. Подполковник Дубняк, привлекший ее к оперативной работе, оказался коррумпированным чиновником. В огромной базе данных «фирмы» он подыскал людей, которые когда-либо работали на спецслужбы, но не были настоящими агентами. Дубняк собирался поручить им важное задание, рассчитывая на то, что они его провалят. За провал он лично должен был получить крупную сумму денег со стороны. Так на свет появилась специальная «ударная» группа. Или, сокращенно, группа «У» – троица дилетантов, которые всерьез полагали, что служат родине.

Но Дубняк перехитрил сам себя – проклятая группа «У» во главе с Лаймой Скалбе с заданием справилась. Все ее члены вопреки расчетам остались живы, а сам он потерял над ними контроль, поскольку был пойман на «горяченьком» и сослан руководством на край света – в далекую африканскую страну. Выследил его глава отдела внутренних расследований Игорь Тагиров. Он-то и получил в наследство от Дубняка загадочное подразделение, которое ни за кем не было закреплено и нигде не числилось.

Тагиров полагал, что имеет дело со специалистами высочайшего уровня, с агентами класса «люкс», и пребывал в полной уверенности, что завладел настоящим сокровищем.

Еще бы! Люди, подконтрольные лично ему. Их можно бросить на любое дело, поручить любую работу – и никто ни о чем не узнает. Потому что досье агентов уничтожены. Группа есть – и как будто бы ее нет.

Лайма и ее товарищи не знали Тагирова в лицо, только его позывной – Орех. Втайне Лайма надеялась, что этот Орех никогда больше не позвонит, и все забудется, как страшный сон.

Прежде она работала распорядителем в Независимом центре культуры, получала неплохую зарплату и строила матримониальные планы. Но потом в ее рабочем кабинете появился Дубняк, и вся жизнь полетела под откос, как сошедшая с рельсов вагонетка. Вместе с двумя другими членами группы «У» она участвовала в погонях, организовывала засады, устанавливала слежку и в конце концов окончательно испортила свою личную жизнь.

Размышляя о своей несчастной женской доле, Лайма незаметно задремала над злосчастной осетриной, чем страшно развеселила собеседника и расстроила официанта. Пришел менеджер и попытался ее растолкать, но дело оказалось тухлым – Лайма мычала, рычала, всхлипывала и не хотела подниматься из-за стола. Когда ее попробовали поставить на ноги, она обмякла и кульком свалилась обратно. В конце концов ее оставили в покое, рассчитывая на то, что она проспится прямо здесь. Официант получил выговор и удалился, сердитый.

Юрию было немного жаль дурочку, и, когда зазвонил телефон, он сдернул ее сумочку со спинки стула, добыл из ее недр трубку, прочитал имя «Гена», которое появилось на экранчике, и сказал:

– Здравствуйте, Гена.

– Кто это? – изумленным голосом спросила трубка после трагической паузы.

– Это Репьев, – весело ответил Юрий. – Хотел предложить вам приехать и забрать вашу девушку из ресторана. Она тут слегка перебрала и не может передвигаться самостоятельно. Так что запишите адрес.

Трубка задумчиво потрещала, после чего с чувством послала его далеко и надолго.

– Не повезло! – пожал плечами Репьев, обращаясь к ничего не соображающей Лайме. Ее подбородок упирался в грудь, а нижняя губа сползла вниз, как у старухи, прикорнувшей после обеда над вязанием.

Он рассмеялся, расплатился по счету и ушел, спросив напоследок у менеджера:

– И что вы будете с ней делать?

– Ничего, – пожал плечами тот. – Мы работаем круглосуточно.

Пьяные иногда спят в автобусах, которые возят их по круговому маршруту снова и снова. «Почему бы не подремать в круглосуточном ресторане?» – подумал Репьев. Он жил поблизости, но сюда раньше никогда не заглядывал. А местечко-то оказалось уютным.

Утром, приняв душ и побрившись, он первым делом вспомнил о вчерашней девице и прыснул в чашку, расплескав кофе. Секретный агент! Надо же, чего только не приходит в голову подвыпившим женщинам!

Насвистывая, он спустился вниз, покачивая в руке портфель, и отправился на стоянку за машиной. И тут увидел ее. Она стояла рядом с запыленными «Жигулями», опираясь правой рукой о дверцу, и была похожа на бандероль, долго блуждавшую по городам и весям – растерзанная и помятая, с опухшей физиономией и затуманенными глазами.

– Салют, – сказал Репьев и остановился напротив. – Как спали?

– Кто вы? – спросила Лайма замогильным голосом.

– Мы познакомились в ресторане, – сообщил он. И напомнил: – Юрий Репьев.

– Оч-приятно, – пробормотала она.

В этот момент в сумочке у нее загудел мобильный, она запустила туда руку, но найти его не смогла. Тогда, недолго думая, перевернула и вывалила ее содержимое прямо на капот. Телефон оказался сверху, но никаких сигналов не подавал.

– Черт побери! – воскликнула Лайма, сообразив, что звонит не ее обычный, а другой, «шпионский» телефон. – Начинаются неприятности…

Репьев стоял и смотрел, как она действует. Координация движений еще не восстановилась окончательно, и дело продвигалось туго, но она все же добилась своего и ответила на звонок. И сразу спросила приглушенным голосом:

– Это Орех? Да, это Лайма Скалбе. – Помолчала, слушая собеседника, и браво закончила: – Есть. Так точно. Принято.

Отключила телефон и запрятала его в тот же самый кармашек на «молнии», из которого с таким трудом извлекла. Потом сгребла остальное свое добро и, встряхнув сумку, обратилась к Репьеву:

– А вы на машине?

– Да, – кивнул он, не трогаясь с места.

Он и сам не мог объяснить, что его удерживало. Конечно, у девицы была замечательная фигурка. Но все остальное ни чуточки не радовало. Светлые волосы, собранные в нелепый пук, ее отнюдь не красили, а отекшая физиономия тем более. Кроме того, под глазами лежали разводы вчерашней туши, а остатки румян под ярким солнечным светом выглядели пошло. Но все же она его зацепила. Или, точнее сказать, заинтриговала.

– Вот что, Юрий Репьев, – между тем обратилась к нему Лайма. – Вы должны меня подвезти.

– Нет, я вам ничего не должен, – весело ответил тот и подбросил на ладони заветный ключ. – Я спиртное не заказывал, и напились вы в одиночестве.

– Боюсь, что я не смогу вести машину.

– Поймайте «бомбилу», – предложил он, представляя себе, как вот прямо сейчас сядет за руль и уедет. Пожалуй, об этом эпизоде он будет долго вспоминать. И неожиданно для себя спросил: – А куда вам надо?

– К зоопарку.

– У-у! – протянул Репьев. – По пробкам придется ехать.

– Так вы меня подбросите? Плачу триста рублей.

– Щедро, – похвалил он и тут же решил, что сегодня можно опоздать на работу. Ведь вчера он сидел в офисе почти до полуночи. – Ладно, я отвезу вас так, и не вздумайте потом совать мне свои сотни. А вас действительно зовут Лайма?

– Да. Странный вы человек! В наше время мало кто отказывается подработать.

– На самом деле я рассчитываю на то, что вы дадите мне свой телефон.

В ответ на это Лайма удивленно спросила:

– Зачем?

Действительно, зачем? Придерживая для нее дверцу своего автомобиля, Репьев некоторое время размышлял и наконец ответил:

– Чтобы продолжить знакомство.

– Завязать знакомство мне по силам, – деловито заметила она. – А на остальное у меня времени нет.

– Понимаю… Секретные поручения?

Они уже влились в поток уличного движения и довольно резво двигались вперед. Репьев уверенно вел машину, но между делом успевал поворачивать голову и разглядывать Лайму. Если ее умыть и приодеть, она будет классно выглядеть. Вероятно.

– Господи, что я вам такого наговорила?

– Ничего особенного. Просто сообщили, что вы – секретный агент.

– Ха?ха?ха! – громко рассмеялась Лайма и демонстративно вытерла глаза мизинцем, словно от смеха у нее выступили слезы. – Наверное, вы мне понравились и я хотела вас… закадрить.

– Я так и понял. – Репьев хмыкнул, а про себя подумал: «Неужели и правда секретный агент? Может, завести с ней романчик? Ну да… А когда я ей надоем, она меня прикончит». Опасение осталось где-то внутри и всю дорогу щекотало ему нервы. И когда они наконец приехали, он спросил:

– А на самом деле – чем вы занимаетесь?

– Культурой, – поспешно ответила Лайма. – Я менеджер, организую всякие культурные мероприятия.

– А моя работа связана со строительством.

Она посмотрела на него дикими глазами и пробормотала:

– Еще один…

Репьев достал визитку и протянул ей, поинтересовавшись:

– А у вас есть визитка?

– Ну откуда?! – воскликнула она таким тоном, будто бы менеджеры занимаются исключительно ворошением мусора лопатами и не имеют надобности в визитных карточках. – Но я дам вам номер своего мобильного. Записывайте: пять-пять-пять, три-три, один-один.

– Похоже на телефон таксопарка, – мрачно заметил Репьев, поняв, что подвозил он эту девицу зря и больше никогда ее не увидит. И предпринял последнюю попытку: – Может быть, поужинаем вместе?

– Как-нибудь в другой раз, – улыбнулась Лайма, выбираясь из машины. – Мне еще после вчерашнего ужина надо прийти в себя.

Она помахала ему рукой и широким шагом направилась ко входу в зоопарк. Он некоторое время смотрел ей вслед, отметив и мятый серый костюмчик, и туфли на устойчивом каблуке. Подумал: «А на хрена мне это надо?» – и уехал, на ближайшем светофоре проскочив на желтый.

Лайма дождалась, пока его автомобиль скроется из виду, развернулась и потопала прочь от зоопарка. Ее интересовал старый жилой дом с большим чахлым кленом во дворе, расположенный неподалеку, а точнее – квартира номер пятнадцать на четвертом этаже. В этой квартире проживал Евгений Корнеев, второй член группы «У» – гениальный компьютерщик и одновременно красавец-мужчина, который проводил гораздо больше времени в виртуальном мире, чем в реальном. По этой причине Корнеев не всегда откликался на звонки, и в сумочке Лаймы лежала связка ключей, с помощью которых можно было проникнуть в его жилище.

Дверь подъезда запиралась на замок, и пока Лайма открывала ее специальным плоским ключом, к дому подъехала машина «Скорой помощи», и из распахнувшейся дверки вывалился на асфальт тощенький низкорослый дядька в халате такой невероятной белизны, что резало глаза. В руке он держал потертый чемоданчик.

– Не закрывайте, девушка! – крикнул он Лайме и ловко протиснулся мимо нее внутрь. Взбежал по ступенькам к лифту и громко воскликнул: – Ах, черт, не работает!

– А вы в какую квартиру? – почуяв неладное, спросила она.

Доктор уже схватился рукой за перила, поднял голову и цокал языком, предвкушая пешее восхождение. На вопрос Лаймы он ответил с такой обреченностью в голосе, как будто в конце пути ему предстояло сразиться с драконом:

– В пятнадцатую.

– Ой, я тоже туда! – воскликнула Лайма. – А что там случилось?! Ну, говорите же!

– Не орите на меня, – обиделся доктор, перешагнув сразу через две ступеньки и сердито обернувшись назад. – Я не понял, что там случилось – не то сердечный приступ, не то инсульт.

– А кто звонил? – Лайма побежала вслед за врачом, в прямом смысле слова наступая ему на пятки. – Это с мужчиной плохо?

– С мужчиной, – подтвердил тот, замедляя шаг.

У бедолаги была одышка, и Лайма, не церемонясь, оттерла его плечом и поскакала вверх, подгоняемая тревогой. Неужели Корнеев досиделся в Сети до мозгового удара? Она заранее наставила ключ, чтобы с первого захода попасть им в замочную скважину. Однако никаких манипуляций не потребовалось, потому что дверь оказалась не просто открытой, а распахнутой настежь, и внутри квартиры, в коридоре, стояла хорошенькая пергидрольная девушка с умоляюще сложенными руками.

– Что случилось? – спросила Лайма, остановившись напротив нее.

– Н-не знаю! – испуганно ответила девушка хрупким голоском. – А вы из «неотложки»?

– Да, дорогая, – неожиданно загустевшим тенором ответил вместо Лаймы подоспевший доктор. Его невеликая фигура неожиданно приобрела некую значительность, и он как будто даже сделался выше ростом. Отпихнув Лайму своим чемоданчиком, он подошел к девушке вплотную и похлопал ее по плечу.

– Ведите меня, голубушка. Как вас зовут?

– Катя, – пискнула та и, уверившись в том, что с нее сняли ответственность за происходящее, громко всхлипнула. – Он… Он не двигается, доктор!

– Ничего, ничего, сейчас зашевелится.

Друг за другом они потянулись в глубь квартиры, Лайма, не медля, последовала за ними. Корнеев сидел за компьютером с абсолютно прямой спиной и держал обе руки над клавиатурой, скрючив пальцы, словно собирался загребать ими невидимые сокровища. Вид у него был в самом деле пугающий, в основном из-за абсолютно бессмысленного выражения лица, с которым он смотрел на экран монитора. По экрану плавали разноцветные рыбки, кося на Корнеева виртуальными глазами.

Лайма облегченно вздохнула. Задуматься и «зависнуть» было для Евгения обычным делом. Она сто раз заставала его в самых диких позах, которые он мог «держать» несколько часов, не испытывая неудобства. Со стороны это и в самом деле выглядело ужасно, особенно в глазах человека несведущего.

Успокоившись, она принялась собирать чашки с остатками чая, которыми была уставлена вся мебель – и столы, и стеллажи, и подоконники. Корнеев любил чай до невероятности, но никогда не допивал его до конца, потому что постоянно отвлекался на посторонние вещи.

– Так, – сказал доктор, не знакомый с особенностями поведения компьютерных гениев, и достал из кармана халата очки. Закрепил их на переносице и постучал Корнеева согнутым пальцем по плечу, как будто хотел уточнить, не он ли последний в очереди. К его великому изумлению, тот не рассыпался на кусочки и не рухнул на пол, хотя вид у него был соответствующий.

– И давно он вот так… остекленел? – задумчиво спросил врач, приблизив свое румяное лицо к восковой физиономии Корнеева.

«Вероятно, Евгений не гулял и плохо питался, – решила Лайма. – Катя не выглядит девушкой, способной приготовить что-нибудь съедобное. Возможно, они варили сосиски из вакуумной упаковки и ели чипсы».

– Пульс есть, – удивленно сказал врач, подержав Корнеева за запястье. – Не понимаю, почему он такой… оловянный. Разве что вирус?

– А если паралич? – жалобно спросила Катя.

По всему было видно, что Корнеева ей жалко. Еще бы! Такие красавчики рождаются раз в сто лет, и ей почти удалось покорить его сердце…

Доктор добыл из своего чемоданчика шприц и взял его наизготовку, поделившись с присутствующими своими соображениями:

– Допускаю, что у него экзотическая болезнь. В последнее время он летал за границу? В жаркие страны?

– Никуда он не летал, – сердито сказала Лайма. – Он же не журавль. Перестаньте суетиться, сейчас я его оживлю.

– Как?! – воскликнула Катя с душевным надрывом.

Лайма сочувственно похлопала ее по плечу и приблизилась к мумии Корнеева. Обошла ее с другой стороны, поддела носком туфли толстый серый шнур и одним рывком выдернула его из розетки. Рыбки в последний раз блеснули виртуальной чешуей и исчезли. Экран компьютера мгновенно померк, превратившись в один большой мертвый глаз. Несколько секунд ничего не происходило, потом Корнеев пошевелил верхней губой, и его тонкие пижонские усы, наповал сражавшие женщин бальзаковского возраста, осторожно шевельнулись.

– Раз, два, три, Евгений, отомри, – пробормотала Лайма и наклонилась к нему. – У нас проблемы. Он позвонил.

Корнеев моргнул и ожил. Разогнул пальцы, отдернул руки от клавиатуры и, поднявшись на ноги, с противным хрустом потянулся.

– Ах! – воскликнула Катя. – Не могу поверить! Ты жив, Женечка!

Она бросилась ему на шею, и он рассеянно ее обнял, поглаживая по спине. Через ее плечо посмотрел на Лайму и тревожно спросил:

– Он позвонил? И что сказал?

Лайма уже раскрыла рот, но ее перебил доктор:

– Я хочу объяснений, и побыстрее.

Гнев выступил на его лбу крупинками пота. Эскулап упер руки в боки и, кажется, собирался устроить грандиозный бэмс. Лайма мгновенно сориентировалась и повела его в соседнюю комнату. Там достала из сумки и показала удостоверение с фотографией, на которой она была снята во френче и пилотке и где большими красивыми буквами было написано: «Федеральная Антитеррористическая Служба Безопасности».

Удостоверение было липовым. Такой службы не существовало. Но поскольку члены группы «У» считали, что действуют на благо страны, они решили, что имеют право на безобидный обман. Удостоверения не приносили им никакой выгоды, зато помогали справляться с чиновниками и развязывали языки свидетелям. Даже милиционеры опасались проявлять недружелюбие – с людьми из загадочной «ФАЭсБэ» никто не хотел связываться.

– Значит, с вами все в порядке, господин Корнеев? – хмуро спросил доктор, возвратившись обратно. Ему хотелось сохранить лицо. – А выглядели вы неважно.

– Он разрабатывал стратегический план, – шепнула ему на ухо Лайма. – Будьте осторожнее на лестнице.

Когда дверь за ним захлопнулась, Лайма вернулась в комнату. Катя совершенно раскисла и теперь утирала слезы бумажными платками. Корнеев по одному доставал их из пачки и протягивал ей.

– Ты ее здорово напугал, – заметила Лайма, недовольно хмуря лоб. – Если уж приводишь домой девушку, не отвлекайся от нее до тех пор, пока она не уйдет.

– Эта не хотела уходить, – сообщил Корнеев. – Не мог же я сидеть целый день просто так только потому, что ей приспичило остаться.

– Приспичило?! – вскинулась Катя. – Я думала, у нас завязались романтические отношения!

– С этим мужчиной невозможно завязать романтические отношения, – сообщила Лайма сочувственным тоном. – Он уже отдал свое сердце продуктам высоких технологий. Вот если бы вы были снабжены портами, тогда другое дело.

– Какими… портами? – изумилась та. – О чем это вы говорите?

– Дай я сам. – Корнеев оттолкнул Лайму и проникновенно сказал, взяв Катины руки в свои: – Дорогая, наша встреча была ошибкой. Нам нужно расстаться. Я тебя недостоин. Ты… Э?э?э… заслуживаешь лучшего. В твоей жизни еще будет мужчина, способный возвести тебя на вершину любви. Мое сердце обливается кровью, но я стискиваю зубы и говорю тебе – прощай!

Катя обернулась к Лайме и спросила:

– Что за ахинею он несет?

– Не знаю. Думаю, он выписал эту тираду из какого-нибудь любовного романа и заучил наизусть. Честное слово, милая, вам лучше уйти.

– А вы, значит, останетесь? – визгливым голосом уточнила та и заняла боевую стойку.

– Начинается, – пробормотал Корнеев. – Почему это все женщины любят меня по-разному, а скандалы устраивают до смешного одинаково?

– Все женщины? – ахнула Катя. – Так ты меня обманывал, когда говорил?..

– А что я говорил? – с любопытством спросил Корнеев. – Вчера вечером меня посетила одна идейка…

– Скотина.

Катя смерила его ненавидящим взором и удалилась, гордо цокая каблучками. Дверь хлопнула во второй раз.

– Слава богу! – обрадовался хозяин квартиры. – Ну, знаешь, вы и существа! Зовешь вас в гости, а вы приходите и начинаете вить гнездо.

– С тобой, Евгений, можно свить только веревку и на ней повеситься, – ответила Лайма, которой девицы Корнеева надоели до чертиков. Порой приходилось проводить настоящие спецоперации, чтобы освободить его от очередной Джульетты.

– Ты с Иваном уже связывалась? – спросил тот, ничуть не смущаясь ее раздражением. – Не знаешь, он сейчас в городе?

Иван был в городе. Корнеев с Лаймой нашли его в пивном баре возле дома, где он предавался чревоугодию. На огромном блюде перед ним лежали усатые креветки, а рядом стояли опустошенные пивные кружки с кружевами засохшей пены на ободках. Кружек было так много, будто бы пивом недавно тушили пожар. Увидев своих товарищей, которые шли к нему с деловыми лицами, Медведь оживился.

– Что? – спросил он, грузно поднимаясь со стула. – Опять начинается?

При своем немалом росте и устрашающей комплекции физиономией Медведь обладал симпатичной, был по-своему добр, уважал женщин и стариков, любил детей и собак и никогда не наступал на насекомых. Придушить же бандита ему ничего не стоило. У него была хорошая подготовка и два ранения, из-за которых он так и не успел набраться боевого опыта.

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.
Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.

Купить и скачать книгу в rtf, mobi, fb2, epub, txt (всего 14 форматов)



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20

Поделиться ссылкой на выделенное