Галина Куликова.

Нагие намерения

(страница 3 из 21)

скачать книгу бесплатно

– Ну, давай, давай! – бормотал он, вслушиваясь в длинные гудки, которые напоминали ему заунывные вопли. – Бери трубку, гад.

Гад Душкин трубку не брал. С момента их разговора прошло ровно двадцать пять минут – Шургин гнал машину, как космонавт, опаздывающий к старту ракеты. По лестнице взбежал с чемпионской скоростью, достав по дороге ключ и взяв его на изготовку. С размаху воткнул в замочную скважину, как втыкают клинок в тело заклятого врага, промчался к столу, выхватил из ящика зарядное устройство и запустил процесс реанимации.

Но он опоздал. С Алексом явно что-то случилось. Не исключено, что он полез на рожон и его просто кокнули в темном подъезде. Может быть, тот самый беломордый мужик лично лишил племянника Невредимова всех земных удовольствий. В том числе зимней охоты.

Шургин отпер сейф, достал оттуда пистолет и засунул за пояс. Натянул поверх рубашки свитер. К счастью, на улице не жарко, а ночь так уж наверняка будет холодной. Оставалось выяснить адрес Звенигородского – на это у него ушло минут десять. Еще один звонок Алексу. Ответа нет.

Он запер квартиру и вышел на улицу. Сумерки томно сползали с накренившегося неба и наполняли дворы. Зажглись фонари, и все, что могло в этом городе светиться, уже светилось и мерцало. Шургин на секунду приостановился и вдохнул полной грудью. По вечерам зелень в Москве пахла как-то особенно яростно, и с этим ничего не могли поделать даже выхлопные газы. Он сел в машину и завел мотор, украв у города еще немного свежего воздуха.

Ехать было недалеко, и он домчался за паршивые пять минут. Еще десять ушло на обследование подъезда и прилегающей к нему территории. Никаких следов Алекса Душкина. К сожалению, Шургин не знал, в какой машине тот возит свое накачанное тело, и не мог проверить, здесь ли она.

Было совершенно непонятно, что делать дальше. Шургин решил остаться во дворе и как следует осмотреться. Забрался в свой автомобиль и заблокировал дверцы. Мобильный телефон положил на соседнее сиденье и то и дело поглядывал на него, как на младенца, который вот-вот должен проснуться и заорать.

Двор оказался малолюдным, и на его территории не происходило абсолютно ничего подозрительного. Интересно, зачем беломордый сюда приезжал? Ключ Дианы, как ему точно известно, находился в ее сумочке, а сумочка в тот момент была у Душкина. Или беломордому вовсе не нужен никакой ключ, чтобы отпереть дверь? А может, у него был еще один ключ?

Алекс позвонил ровно в полночь – дух, материализовавшийся в телефонной трубке. Голос у него был странный.

– Где ты? – немедленно задал Шургин самый важный вопрос.

– В Саратове.

– Где?!

– В Са-ра-то-ве.

– Неужели Диану увезли в Саратов?

– Нет, это меня увезли в Саратов, – сообщил тот. – Судя по всему. Не представляю, как я тут очутился. Волшебство какое-то!

Скрепя сердце согласился он выполнить распоряжение Шургина и не нападать на беломордого в подъезде. Хотя, по его разумению, надо было накостылять бандюге как следует, и тот бы как миленький рассказал, куда увез Диану Звенигородскую.

Беломордый приехал в «Газели» с зашнурованным брезентовым задником.

Пока его не было, Алекс забрался в кузов, полный мебели, и спрятался за диваном. Так-то уж он точно прибудет на место назначения! Выбраться из-за дивана во время пути и пробраться через завалы оказалось проблематично – машину бросало из стороны в сторону, и все эти шифоньеры и тумбочки клацали ящиками и дружно подпрыгивали. Алекс решил не рисковать и не высовываться наружу, чтобы запомнить дорогу. Разберется на месте.

Когда машина наконец остановилась и дверца со стороны водителя хлопнула, он еще некоторое время сидел за своим диваном, потом пробрался к бортику, раздвинул брезент и высунул голову наружу. Справа был лес, слева забор – высокий и неприступный. За забором тоже был лес, но где-то в гуще деревьев торчала крыша дома, и Алекс понял, что именно этот дом ему и нужен. Спрыгнул на землю и огляделся по сторонам. «Газель» стояла возле ворот, которые были плотно закрыты. Дальше дорога делала крутой поворот и пропадала из виду. Вероятно, здесь есть и другие земельные угодья, нужно будет сходить на разведку, чтобы узнать, как называется это место.

Не успел он составить план, как из-за поворота выскочил серый автомобиль и, опасно виляя, понесся в его сторону. Алекс отпрыгнул назад, но его это не спасло. Когда автомобиль поравнялся с ним, из окна высунулась рука с пистолетом, и пистолет пальнул прямо в него! Он не успел разглядеть убийцу – заметил лишь красную каскетку и косынку, завязанную под глазами, как у бандитов Дикого Запада, и упал на землю. Пуля пролетела мимо, и Алекс шумно выдохнул воздух. В ту же самую секунду послышался топот, и не успел он оглянуться, как сильный удар обрушился на его голову.

– А очнулся я уже в Саратове, – оптимистично закончил он свой рассказ.

На самом деле очнулся он в густых кустах. На голове обнаружилась шишка, до которой было больно дотронуться. Из карманов ничего не пропало, даже бумажник. Выбравшись из зарослей и стряхнув прилипшие к одежде листья и травинки, Алекс огляделся по сторонам.

Место было совсем не то, что он запомнил, – незнакомое. Узкое, плохо освещенное шоссе убегало в неизвестность. Время от времени мимо проносились машины, но ни одна не остановилась, хотя он изо всех сил размахивал руками. Наконец со скоростью велосипеда протарахтел «запор» с хмурым дедком, вцепившимся в баранку. На телодвижения Алекса дедок никак не отреагировал, и тогда он завопил деду вслед:

– Эй, мужик, я в Москве?

Тот наклонился в сторону опущенного стекла и злорадно крикнул:

– В Саратове!

Душевная простота Алекса не позволила ему усомниться в полученной информации. Пока он звонил Шургину, судьба послала ему такси с зеленым «глазком», которое послушно притормозило у обочины.

– До центра города подвезешь? – спросил Алекс у шофера, забираясь в машину.

– Сколько дашь? – Таксист оказался мощным дяденькой с бычьей шеей и впечатляющими кулаками.

– Договоримся! – махнул рукой пассажир. Захлопнул дверцу, устроился поудобнее и, как только машина тронулась с места, поинтересовался: – А что, любезный, в Саратове аэропорт есть?

Шофер некоторое время жевал папироску, потом задумчиво ответил:

– А черт его знает.

– Ну, даешь! Таксист, и не знаешь, есть ли в Саратове аэропорт!

– А почему это я должен знать? – удивился тот.

Повернул голову и посмотрел на расслабленного Алекса с подозрением. Подумал – не псих ли попался.

– Да ведь это же такое хлебное место!

– Н-да? – неопределенно пробормотал тот и уточнил: – Тебе куда конкретно надо-то?

– Я же говорю – в центр города, – Алекс пригладил волосы руками, стараясь не задеть шишку, которая отчаянно пульсировала на затылке. – В самый-самый центр.

Он искренне полагал, что в самом-самом центре сумеет найти какой-нибудь выход из положения. Там есть гостиницы, рестораны, почтамты, вокзалы – все, что требуется человеку в форсмажорных обстоятельствах.

– В самый центр – это прям к Мавзолею, что ли? – сыронизировал таксист.

– К Мавзолею? – удивленно переспросил Алекс. Потом решил, что в Саратове, вероятно, тоже есть свой Мавзолей, и поинтересовался: – А кто у вас там захоронен?

Таксист посмотрел на Алекса еще раз и хмыкнул:

– А ты чего, в Америке живешь?

– Нет, в Москве.

– Тогда тот же, кто и у вас, – резюмировал шофер. – В.И. Ульянов.

– Да? – Алекс добыл из кармана пачку сигарет, прикурил и, выпустив плотное облачко дыма, поделился: – А у нас Ленин. Тоже, кстати, В.И. Смешное совпадение!

– Какое ж это совпадение? – развеселился таксист. – Ульянов – это и есть Ленин!

Алекс поперхнулся дымом и удивленно спросил:

– Его перезахоронили уже? В Саратове?

И тут шофер принялся хохотать, припадая к рулю. Ему даже пришлось смахнуть со щек несколько слезинок.

– Эй, ты на дорогу смотри! – прикрикнул Алекс, обеспокоенно заерзав на своем месте. – Чего ржешь?! Какие вы тут, в Саратове, однако, хохотуны…

В ответ на эти слова шофер закатился еще сильнее. Потом кое-как справился с собой и спросил:

– А ты в Саратове чего – в командировке, что ли?

– Как тебе сказать? – Алекс сделал очередную затяжку и пустил дым струйкой в лобовое стекло. – Во всем виновата баба.

– Они всегда во всем виноваты, – подтвердил шофер и несколько раз квохтнул, радуясь неожиданной разрядке. Нечасто удается так посмеяться! – А она тебя прям… прям… в Саратове… ждет? – спросил он через силу. Смех клокотал у него внутри, пытаясь вырваться на свободу. – Прям вот щас?

– Нет, «не щас», а завтра. И не в Саратове, а в другом месте. Поэтому я хочу переночевать в какой-нибудь хорошей гостинице, а уже наутро приму решение, как мне лучше добраться до Москвы.

– А-ха-ха! – выдал очередную порцию веселья шофер. – А может, сразу в Белокаменную рванем? Дорого не возьму.

Алекс постучал пальцем себе по виску:

– Соображаешь, что говоришь? Это сколько ж мы ехать будем!

– Минут тридцать, – заверил его таксист. – Ну, парень, ты меня и повеселил. Я тебя не в Саратове подобрал, а в Алтуфьеве.

Алекс задумался минуты на две, потом хлопнул себя по коленкам и воскликнул, имея в виду деда в «Запорожце»:

– Ах, старый хрыч, обманул!

Окрыленный открывшимися обстоятельствами, он немедленно достал телефон и позвонил Шургину.

– Хорошая новость, – сообщил он. – Я в Москве.

– Твоя фамилия, случайно, не Варенуха? – рассердился тот. – Может, ты еще и в Ялте успел побывать?!

Алекс, который определенно не знал, о чем речь, мрачным тоном поинтересовался:

– Кто такой Варенуха?

Шофер разразился новой порцией икающего хохота. Алекс злобно зыркнул на него.

– Молчу, молчу! – просипел тот. – Клиент для таксиста – первое лицо в государстве. Если, конечно, он платежеспособен.

– Планы меняются, – сказал ему Алекс. – К Мавзолею не поедем. У меня деловая встреча на Красной Пресне.

– Есть! – отрапортовал водитель и надул щеки, заперев смех внутри.

Историческая встреча с Шургиным состоялась в маленьком кафе «Конфетница», среди кружевных салфеток и кондитерского великолепия. Девушка с форменной улыбкой принесла кофе и удалилась, покачивая тощим задом. Алекс проводил зад задумчивым взглядом.

– Только попробуй, – предупредил его Шургин.

Алекс Душкин был последним человеком, с которым ему хотелось иметь дело. Однако ничего не попишешь – в чрезвычайную ситуацию обязательно втиснется хоть один дурак. Главное, не дать ему раскомандоваться.

– Не представляю, как можно найти то место, куда я ездил на «Газели», – заявил Алекс, ополовинив чашку. – Никаких зацепок.

– Одна все-таки есть, – не согласился Шургин. – Тот стрелок в красной каскетке.

– Я же не знаю, кто это.

– Надо узнать. Судя по всему, враг наблюдал за тобой, видел, как ты забрался в «Газель», и поехал следом. А как только выдался подходящий момент, в очередной раз пальнул в тебя из пистолета.

– Да я только успел наружу выбраться…

– Он хочет тебя запугать. Иначе давно пристрелил бы. У тебя есть враги? – Он внимательно посмотрел на Алекса, который высыпал в оставшийся кофе половину содержимого сахарницы и тщательно размешал. – Впрочем, что это я? Конечно, есть. Ты так сильно любишь сладкое?

– Сахар – пища для мозга. Мой мозг должен работать хорошо.

– Ясно. Итак, если твой мозг уже накормлен, давай подумай, кто из твоих знакомых может желать тебе зла?

– Да практически любой, – пожал плечами Алекс. – Ты в курсе, что неординарных личностей, имеющих собственное мнение, люди не любят?

– Не любят, но не отстреливают.

Неординарный Алекс нахмурился.

– А что, если это женщина? – вслух подумал Шургин. – Она плохо владеет оружием, поэтому постоянно промахивается?

– Ну-у-у, нет! Женщины меня просто обожают. Я умею найти с ними общий язык!

– Я заметил. Куда ты записываешь телефоны своих подружек? Может быть, в последнее время ты с кем-нибудь из них поссорился? Хотя, – пробормотал он, – женщины ссорятся только с теми, с кем потом хотят помириться. Остальных они посылают. Тебя посылала какая-нибудь?

– Меня?! – Лицо Алекса захлестнуло багровым гневом. – Как тебе такое только в голову пришло?!

После короткой словесной дуэли выяснилось, что у Душкина имеется записная книжка, куда он заносит сведения о девушках, которые имели неосторожность ему приглянуться. Шургин сообщил, что обзвонит их всех и каждой скажет, что она опознана. И что к ней едет милиция с наручниками.

– Никто не признается, – махнул рукой Алекс. На его мизинце сидел большой перстень с голубым камнем, удачно дополняя образ самовлюбленного болвана.

– Не волнуйся, мне не нужны признания. Я уверен, что у преступницы обязательно дрогнет голос.

Они отправились за книжкой к Алексу домой, и по дороге тот начал сетовать, что его автомобиль остался беспризорным возле дома Дианы Звенигородской.

– Ты на полном серьезе положил глаз на эту дамочку? – неожиданно спросил Шургин. Ему действительно было любопытно. – По-моему, она тебе совсем не подходит.

– Я знаю, – вздохнул Алекс. – Но у нее потрясающая задница. Я просто не могу игнорировать такие вещи. Видишь ли, я решил жениться и теперь выбираю кандидатуру.

Простота мотива потрясла Шургина, и он некоторое время раздумывал, какое влияние оказывают женские анатомические особенности на его собственные предпочтения.

До места проживания Алекса они домчались за четверть часа. Шургин торопился. Интересно, ищет ли милиция пропавшую Диану? И если ищет, то насколько усердно? С момента похищения прошло уже… Он вскинул руку к глазам и нахмурился. Прошло уже десять часов. Бог знает что могло случиться с ней за это время. Он постарался не думать о плохом, чтобы не накликать беду.

– Вот мой подъезд, – сказал Алекс и постучал пальцем по лобовому стеклу. – Тормози.

Возле подъезда, на который он указывал, неподвижно стояла тощенькая фигурка, закутанная в длинную кофту, и двумя руками придерживала поднятый воротник. Шургин заметил светлую макушку и резко выдохнул. На одну секунду ему показалось, что это Диана Звенигородская. Он сощурился и почти сразу понял, что ошибается. Женщина была старше и выше ростом.

– Твоя знакомая? – спросил он у Алекса, который уже лез из машины на улицу.

– Не пойму, – бросил тот. – Кого-то она мне напоминает…

– Алекс? – спросила женщина, шагнув навстречу Душкину. Отпустила кофту и прижала руки к груди. – Душкин? Это в самом деле ты?

– Кого я вижу! – воскликнул тот, разведя руки. – Клара! Какой сюрприз! – Тут на чело его набежала тень, и уже совершенно другим тоном он спросил: – Кстати, что ты тут делаешь?

– Я… Я… – пробормотала Клара, вцепившись в блестящую пуговицу на кофте. – Я тут…

И она неожиданно закрыла лицо руками и разрыдалась.

Шургин, который наблюдал за всем происходящим издали, сделал шаг вперед и сказал:

– По всей видимости, Клара думала, что убила тебя.

– ???

– Он упал как подкошенный! – захлебывалась слезами облегчения бедняжка. – И… И не двигался! Я целилась в ногу, но решила, что промазала и… И случайно его застрелила!

Ей было прилично за сорок, ровно постриженные волосы были аккуратно окрашены, в ушах блестели маленькие серьги, юбка чуть ниже колена, деловые туфли. Все свидетельствовало об умеренности и сдержанности.

Шургин протянул руку и, взяв Клару за шею, притянул к своей груди. Она вцепилась в него и принялась орошать слезами его рубашку.

– Что ты ей сделал? – спросил он Алекса, радуясь, что благодаря случайности им удастся сэкономить время.

– Ровным счетом ничего! И я упал как подкошенный, потому что испугался.

– Кларин телефон есть в твоей записной книжке?

– Ты что, спятил? Ей лет пятьдесят!

– Мне сорок шесть, – прорыдала Клара. – Из-за этого… придурка я потеряла работу!

– Как ты меня назвала?! – заорал Алекс.

– Сбавь обороты, – посоветовал Шургин. – Возможно, пистолет все еще у нее в кармане.

Тот мгновенно заткнулся.

– Всю свою жизнь я была образцовым секретарем… Лучшим из лучших! Но этот… этот… Сушкин…

– Душкин, – буркнул тот, с опаской поглядывая на ее карманы.

– Каждый раз, когда он приходил в наш офис, то щипал меня за… за…

– Я понимаю.

– Я боролась всеми доступными мне средствами, но ничего не помогало. Недавно он снова сделал это… в присутствии заместителя директора. Мне было так стыдно… Я расплакалась, убежала в туалет и пропустила важный звонок. Шеф меня уволил. В моем возрасте найти хорошее место практически невозможно!

– Ты что же это, сволочь длиннорукая, натворил? – спросил Шургин, приподняв бровь. Его снедала лихорадка: киднепинг был гораздо серьезнее потерянной кем-то должности. – Немедленно извинись.

– Извиниться?! – завопил Алекс. – Да я пытался сделать этой кошелке комплимент! Только благородный человек станет заигрывать со старухой! Я был уверен, что на нее сто лет никто не обращал внимания, и решил немного ее взбодрить.

– У тебя неплохо получилось, – буркнул Шургин и ласково спросил у Клары: – Где пистолет?

Она сунула руку в карман и действительно достала оттуда маленькую, почти игрушечную штучку с коротким стволом. И безропотно опустила ее Шургину в ладонь.

– Где вы его взяли?

– Достался мне от отца. Никогда не думала, что воспользуюсь им… Что смогу… Но я прежде не испытывала такой ненависти!

– Гордись, Алекс, – насмешливо заметил Шургин. – Ты пробудил в душе женщины шекспировские чувства. Теперь извиняйся.

После жестоких препирательств извинения были принесены, и Шургин в двух словах обрисовал Кларе ситуацию.

– Вы сможете найти то место, где произошел инцидент?

– Конечно, – кивнула та. Она довольно быстро прекратила плакать и взяла себя в руки. Наверное, действительно была хорошей секретаршей: у хороших секретарш королевская выдержка. – Это не так уж далеко. Я знаю направление и могу показать, куда свернуть.

– Тогда не будем терять времени.

Они поспешно забрались в машину, причем Клара настояла, чтобы Алекс сел впереди – собиралась держать его в поле зрения.

– Можешь успокоиться, – буркнул тот. – Я приставал к тебе из сострадания. Это была благотворительность.

– Не обращайте на него внимания, – сказал Шургин, смерив Алекса ледяным взором. – Вы выглядите не больше чем на тридцать. Он щиплет только тех женщин, с которыми не прочь завести отношения.

Тут ему в голову пришла блестящая мысль.

– В сущности, я вообще могу его высадить.

– Нет уж, дудки! – воспротивился Алекс. – Если я спасу Диану, мои ставки повысятся. Шансы возрастут во много раз! Или ты сам положил на нее глаз?

– На кого?! – У Шургина от изумления сделался глупый вид. Он моргнул и быстро добавил: – Она интересует меня только как человеческая особь, попавшая в беду.

– Боже мой, но если она в руках бандитов, как вы собираетесь ее спасать? – воскликнула Клара. – Нужно было пойти в милицию.

– Мы потеряем кучу времени, – возразил их предводитель. – Представляете себе милиционеров, которые по первому требованию едут в неизвестном направлении кого-то спасать? Они до утра будут заполнять протоколы.

– У меня есть знакомый мент! – неожиданно оживился Алекс. – Борька Власкин. И живет он неподалеку – нам как раз по дороге. Абсолютно свой мужик, он-то уж не станет рожей крутить!

– Сейчас ночь, – напомнил ему Шургин.

Он не хотел связываться ни с какими ментами, тем более приятелями Алекса. Однако рассудительная Клара решила, что иметь при себе представителя правопорядка просто необходимо, и он сдался.

В итоге все вышло даже хуже, чем он думал. Борька Власкин оказался не настоящим ментом, а бывшим. Разжалованным. Его уволили из рядов славной милиции за злоупотребление служебным положением и еще за какие-то мутные дела. Из подъезда Власкин вывалился в распахнутой рубахе, и, когда влез в машину, салон моментально наполнился алкогольными парами. У него была здоровая ряха и неподвижные глазки дикого кабана.

– Это какой же сволочью надо быть, – шепотом заметила Клара, – чтобы тебя даже из милиции выперли.

Было ясно, что она уже сожалеет о своей настойчивости.

– Чего делать будем? – весело спросил Власкин, будто его позвали позабавиться на природу.

– Биться с плохими парнями, – заявил Алекс. На самом деле никто из них понятия не имел о том, как сложится ситуация. Они даже не знали, по верному следу идут или нет.

– Биться я люблю, – сообщил бывший мент, расплывшись в улыбке. – Может, надо было ружье прихватить?

Шургин обернулся, чтобы озабоченно переглянуться с Кларой. Некоторое время оба молчали, слушая, как Алекс с приятелем вспоминают общие приключения.

– Сюда! – неожиданно спохватилась их проводница, указывая на очередной поворот, перед которым стоял покосившийся указатель: «Поселок Рядники».

– Рядники, – радостно воскликнул Власкин. – Славное, должно быть, местечко!

Вероятно, ему не терпелось подраться, и Шургин опасался только одного – что у бывшего мента имеется при себе какой-нибудь пугач, который он с удовольствием пустит в ход.

– Ты сможешь его контролировать? – шепотом спросил он у Алекса, когда они обнаружили нужный забор и выбрались из машины.

– Конечно! – ответил тот голосом глупого короля, который не знает о заговоре министров.

Шургин вздохнул и решил положиться на удачу. Прошел по дороге немного вперед, обернулся, обозрел свое войско и покачал головой. Тощенькая Клара, с самого начала пути не расстававшаяся с сигаретой, ежилась под резкими порывами ветра, Власкин чесал пузо и шумно дышал, озирая окрестности нетрезвым взглядом. Алекс Душкин с задумчивым видом ощупывал забор.

Над поселком Рядники стояла тихая ночь. Ветер привычно перебирал листву, нашептывая деревьям свои колыбельные, загадочно шелестела трава, в гуще которой попискивали грызуны. Луна была белой, как яйцо, а сероватые пятна на ее поверхности казались отпечатками пальцев. Как будто кто-то помуслил яйцо в руке и зашвырнул его высоко в небо. Хлипкое облако распласталось поблизости, не в силах затмить призрачный свет. Пожалуй, недостатка в освещении не будет.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21

Поделиться ссылкой на выделенное