Галина Куликова.

Ключ от черствого сердца, или Леди из нержавейки

(страница 2 из 16)

скачать книгу бесплатно

Тем не менее «БМВ» не давал Виктору покоя. Он то и дело отодвигал занавеску и смотрел на улицу. Известие об убийстве Казакова, конечно же, сыграло здесь свою роль. Виктор постоянно думал о Вовкиной смерти и прикидывал, каким образом и насколько глубоко он сам, хоть и невольно, погряз в чужих денежных разборках.

Несколько раз он звонил Алене, но дома ее по-прежнему не было. Стрелки часов бежали вперед, телефон молчал, подозрительный автомобиль недвижно стоял под окнами, а Виктор все еще не мог решить, как действовать дальше. Чтобы не прислушиваться к шагам на лестничной площадке, он включил телевизор. Тут же наткнулся на «Дорожный патруль». «Рок какой-то, – подумал он. – Теперь мне будет попадаться одна криминальная хроника».

Раньше он никогда не смотрел такие программы, но в настоящий момент с мрачной решимостью уставился на экран. Сюжеты подобрались один страшнее другого, и он уже было нацелился уйти на кухню, но начало очередного репортажа заставило его остаться на месте. Тело девушки, Ленинградское шоссе…

– Смерть наступила в результате черепно-мозговой травмы. Возможно, жертва была сбита машиной и затем перенесена в кювет. Тело забросали опавшей листвой. Личность погибшей до сих пор не установлена.

Виктор почувствовал, как сердце в его груди совершает медленный кульбит. Эта девушка! Ее лицо крупным планом не показали, но дали общую картину места происшествия. Вид сверху. Тело, припорошенное листьями. Руки оперативников, осторожно разгребающие листву. И тут Виктор увидел платье. То самое, которое он купил в магазине «Джей Си Пенни». Он не мог ошибиться! Изящного покроя темно-серое платье с шелковой вышивкой по подолу. На экране мелькнули темные волосы – блестящие, словно снятые для рекламного ролика. Алена. Она мертва, убита! И все из-за того, что Виктор не смог взять ситуацию под контроль. Метался как раненый бизон, по квартире, тупо разглядывал телефонный аппарат, чего-то ждал…

Шатающейся походкой Виктор двинулся в ванную и, пустив холодную воду, сунул под нее голову. Его мутило. Девушка, с которой он провел предыдущую ночь, теперь мертва. С трудом справившись с потрясением, Виктор кое-как попал руками в рукава куртки и положил в карман ключи от гаража. Пора ехать к ребятам в институт. Они тоже имеют отношение к этим проклятым деньгам, их надо немедленно предупредить о возможной опасности. И попытаться всем вместе выработать хоть какой-то план действий.

Выйдя из подъезда, он краем глаза посмотрел на беспокоивший его автомобиль. За рулем сидел нормальный парень и что-то читал. Когда хлопнула дверь, парень на секунду оторвался от своего занятия и поглядел в сторону подъезда. Дальнейшего интереса Виктор у него не вызвал, и он снова уткнулся в свой журнал. Уже выезжая со двора, Виктор с облегчением заметил, что «БМВ» остался на месте. «Вот так, наверное, начинается мания преследования», – с горечью подумал он.

Ребята, как он и предполагал, торчали в лаборатории. Появление Виктора они восприняли как сюрприз.

– Витька! – воскликнул заросший щетиной Емельянов. – Ты вернулся! Неужели сегодня вторник?

– Сегодня четверг.

– Не может быть!

Несмотря на круглосуточное заточение и несвежую одежду, Левка Емельянов был румян, а его круглые голубые глаза задорно блестели.

Невысокий и упитанный, он с детства был уверен в собственной неотразимости и вел себя, как заправский повеса. Женщины отчего-то были к нему благосклонны, и это еще больше раздувало Левкино самомнение.

В противоположность ему Глеб Спешинский казался образцом сдержанности.

– Если уже четверг, что, спрашивается, ты делал целых два дня? – спросил он с осуждением.

Господь рисовал портрет Глеба крупными мазками, поэтому черты его лица вышли очень мужественными, но не слишком правильными. В результате получился некрасивый, но обаятельный блондин. Он носил очки в прозрачной оправе, которые ему удивительно шли. Виктор, предпочитавший контактные линзы, так и не смог уговорить Глеба последовать его примеру.

– Наверное, вы с Аленой бурно отмечали твое возвращение, – предположил он.

Виктор опустился на ближайший стул и почти без выражения сказал:

– Алену убили сегодня ночью.

– Чего? – испугался Левка и, тряхнув головой, переспросил: – Ты вообще в норме?

– Черта с два я в норме, – устало ответил Виктор. – Я в шоке. В панике. В трансе. Не знаю, как еще объяснить.

– Как ты узнал? – спросил помрачневший Глеб. – Об Алене?

– Из «Дорожного патруля». Вот только что.

– Там сказали, что произошло? – настаивал Глеб.

– Предполагается, что это был наезд. А я уверен, что преднамеренное убийство.

– Так ты виделся с Аленой после возвращения? – поинтересовался Левка.

– Виделся. И вы еще не знаете самого главного: ее убили из-за меня.

– Как это? – Левка взял стул и уселся напротив Виктора. – Вы поссорились?

– Нет, как раз наоборот, отлично поладили.

– Знаешь что? – предложил Глеб, ероша волосы. – Расскажи-ка все по порядку. С самого начала. Как ты прилетел, что делал, когда встретился с Аленой. И мы во всем разберемся.

Левка протянул Виктору пачку сигарет. Это был весьма красноречивый жест, поскольку в кабинетах, примыкающих к лаборатории, не курили. Виктор принялся рассказывать, стараясь не упустить ни одной детали. Левка сидел, как замороженный, Глеб же, напротив, слушал очень внимательно и то и дело задавал вопросы.

– Ты уверен, что Алена была именно у того человека, который тебе позвонил? Ты не слышал фона?

– Нет, но у меня сложилось впечатление, что звонили издалека.

– Обычно они дают заложникам трубку, – наконец оттаял Левка, – и заставляют молить о помощи.

– Нет, мне не дали с ней поговорить. Просто сказали: твоя девка у нас.

– И ты сразу понял, что это Алена, – констатировал Глеб.

– Еще бы! – Виктор повысил голос. – Она утром вылезла из моей кровати, мылась в моей ванне и ушла с подарками, которые я ей привез!

– Не кипятись, я просто пытаюсь во всем разобраться.

– Я ее и узнал по одежде, – поник Виктор.

– Что ты ей подарил?

– Платье и сережки. Ей должно было понравиться…

Виктор хотел добавить, что Алена забрала с собой медальон с его инициалами – вещицу весьма любопытную, но потом передумал. До отпускных ли сейчас историй? Вот если бы не случилось ничего экстраординарного, он бы обставил свое возвращение совершенно по-другому. Тогда бы дошло дело и до фотоальбома. А случай с медальоном отлично прошел бы под коньячок. Теперь же эти подробности казались лишними.

– Меня смущает фраза: «Встретимся, где обычно», – задумчиво произнес Глеб. – На первый взгляд кажется, что тебя с кем-то перепутали.

– К телефону попросили именно меня! – горячо возразил Виктор. – Виктора Астахова. Это может быть совпадением?

– Вряд ли, – покачал головой Левка. – Просто в связи с убийством Казакова произошла какая-то путаница.

– Мне бы очень хотелось все распутать, – угрюмо сказал Виктор. – Я мог бы, черт побери, продать квартиру. Стоило только подождать. А они почему-то взяли и убили Алену.

– Может, ее все-таки не убивали? – предположил Левка. – Что, если это и впрямь был наезд? Несчастный случай?

– Ерунда, – отмахнулся Глеб. – Даже не смешно. Конечно, все события связаны друг с другом.

– В принципе, схема ясна, – хлопнул ладонью по столу Емельянов. – Казаков, у которого Витька занял деньги, был каким-то боком связан с криминальными, как принято выражаться, структурами. И потом приключились с Казаковым какие-то неприятности. Одновременно выяснилось, что часть денег уплыла на сторону – к Витьке. Казакова убрали, а деньги у Витьки решили срочно изъять. Схватили Алену…

– Это несерьезно, – перебил его Глеб. – Если бандиты заранее интересовались Витькой, то наверняка знали, что он эти деньги вложил в наш общий проект. Значит, просто взять из тумбочки и привезти их куда бы то ни было он просто физически не мог.

– А если они им не интересовались?

– Та же логика. Когда человек берет в долг, это означает, что деньги ему для чего-то нужны. Вряд ли он принесет пятьдесят тысяч баксов и положит их в стол. Бред? Бред. Если бандитам действительно понадобились эти доллары, разумнее дать должнику некоторое время для того, чтобы он или изъял их из бизнеса, или перезанял, или превратил в деньги какую-то собственность. Я не прав?

– Прав, – задумчиво сказал Виктор.

– И еще один момент. Допустим, они полные кретины и думали, что ты хранишь пятьдесят тысяч зеленых в банке из-под муки, которую закопал в палисаднике любимой бабушки. Они хватают твою девушку и требуют срочно вернуть должок. Плохо, кстати, объяснив, где состоится обмен денег на заложницу. Ты в условленное место не приезжаешь. Неважно, что ты не в курсе, куда ехать. Они о твоих затруднениях не подозревают. Главное, ты не приехал. Есть два варианта: либо деньги ты растратил и тебе уже плевать на свою девушку, либо ты отвалишь с денежками в теплые широты. Захотят ли они тебя отпустить? Конечно, нет. Они знают твою фамилию, твой телефон, а значит, и твой адрес. Логично предположить, что за тобой, Виктор, будут следить. А ты уверяешь, что слежки нет.

– Может быть, в том «БМВ» – я вам о нем рассказывал – как раз и сидел наблюдатель?

– Который спокойно позволил тебе дважды выйти из дома и съездить по своим делам? Во всем этом есть и еще одна странность. Тип, который звонил, не упомянул о том, что в милицию обращаться не стоит. А это был бы самый логичный, с точки зрения простого гражданина, поступок. Значит, звонивший был уверен, что в милицию ты не обратишься. Интересно, почему?

– Да, фигня какая-то получается, – первым согласился Левка. – Все сумбурно, нелогично и опасно.

– Чертовски опасно, – с нажимом сказал Глеб, подсадив указательным пальцем очки на переносицу. – Витьке надо срочно уйти в подполье. Я так считаю.

– А как же вы?

– На нас пока никто не покушался, – пожал плечами беспечный Емельянов.

– Ты спрячешься, – продолжал рассуждать Глеб, – а мы в это время попробуем прояснить ситуацию.

– Каким образом?

– Над этим я еще не думал.

Виктор кивнул. Зная аналитические способности Глеба, можно не сомневаться, что, в конце концов, он действительно предложит стоящий план. И все-таки Астахов спросил:

– А что, если в связи со смертью Алены меня начнут разыскивать оперативники? Ведь она была моей девушкой!

– Формально ты еще в отпуске. Целых пятнадцать дней свободы. Допустим, ты отбыл в Карелию порыбачить. Ты же с детства повернут на этом деле. Уехал дикарем на озера. Если нас спросят, мы так и скажем.

– Может, мне зайти к соседу Толику и навешать ему лапши на уши? Про рыбалку?

– Нет, домой тебе возвращаться нельзя, – покачал головой Глеб. – Это слишком опасно.

– А как же я буду скрываться? Вот так, с пустыми руками, без вещей?

– У тебя документы с собой?

– Да.

– Это главное. Обойдешься без чемодана. Не в том ты положении, чтобы каждый день менять рубашки.

– Ты действительно хочешь отправить его в Карелию? – недоверчиво спросил Емельянов, сделав круглые глаза.

– Нет, конечно. Нам же надо будет с ним связь поддерживать, чтобы обмениваться информацией. Все, что мы разузнаем, правильно сможет оценить только сам Витька. Так что никакой Карелии.

– Где же я буду скрываться? – полюбопытствовал виновник переполоха. – Подходящего подпола у меня на примете нет.

– Необходимо найти такое место, где тебя никто искать не станет.

– Но у меня нет ничего похожего!

– Это должно быть что-нибудь необычное, – сказал Левка.

– Типа кабинки в платном туалете на одной из конечных станций метро? – насмешливо спросил Виктор.

– Может, отправить тебя к моим предкам в Опалиху? – предложил Левка.

– Не пойдет, – покачал головой Глеб. – Мы с тобой Витькины ближайшие друзья и партнеры. Наши квартиры, дачи и гаражи обязательно проверят.

Тогда Виктор предложил:

– Можно снять квартиру или номер в гостинице.

– Это дорого и хлопотно. И потом, у тебя должен быть хороший обзор и отработанный план отхода, если что. О, я знаю! У моей сестры есть домик в Соколовке. Не слишком далеко от Москвы и весьма укромно.

– Надеюсь, ты шутишь? – вздернул брови Виктор. – Если Полина застукает меня на своей территории, убийство произойдет раньше, чем ты планируешь.

– Ты преувеличиваешь.

– Нет, это ты недооцениваешь свою сестру.

– Витька прав, с Полинкой ему лучше не связываться, – подал голос Емельянов.

– Зря вы упираетесь, – пожал плечами Глеб. – Кроме того, Полины нет в Москве, она уехала на два месяца на стажировку.

– А домик в Соколовке, я так понимаю, она отсудила у своего бывшего мужа, – хмыкнул Виктор.

– Он сам его ей отдал.

– Я бы тоже отдал, – пробормотал Емельянов. – Своя шкура дороже.

– Ладно вам, – рассердился Глеб. – Мы говорим о моей младшей сестре, а не о монстре в юбке!

– А что, если ее домик тоже проверят? – спросил подозрительный Емельянов.

– Это всего лишь бандиты, а не ФСБ, – отмахнулся Глеб. – Сам подумай, как все это можно отследить? Домик принадлежит бывшему мужу младшей сестры лучшего друга. Слишком накручено! Ну, ты согласен? – спросил он у Вити.

– Кажется, у меня нет другого выхода. Кстати, а сколько мне там сидеть, в Соколовке?

– Сколько понадобится. До тех пор, пока мы не проясним обстановку.

– А связь как будем держать?

– Купи себе дешевый мобильник, – встрепенулся Емельянов. – Зарегистрируешь его прямо на месте. Сообщишь нам номер, и мы тебе будем звонить. А сам с него вообще не звони. Так никогда не отследят, это сто процентов! Сейчас подумаем, где тут поблизости продают мобильники. У меня есть распечатка с адресами…

Емельянов кинулся к столу и принялся выбрасывать из ящиков сваленные в беспорядке бумаги. Он вообще был жутко неорганизованным и умудрялся все нагромождать вокруг себя – вещи, ненужные знакомства и нелепые события.

– Лева, успокойся, это подождет, – остановил его Глеб. – Главное сейчас: заставить работать серое вещество.

– Не хочется тебя разочаровывать, но, кажется, от страха мое серое вещество слегка позеленело.

* * *

Невидимая глазу электричка, пронзительно крикнув, тронулась в путь. Для Вити это был своего рода сигнал. Он подошел к окну и осторожно отодвинул краешек занавески. Уже третий день он проявлял бдительность и отслеживал всех, кто шел со станции. Первой на дороге, ведущей в поселок, должна была появиться маленькая толстая тетка с врожденной «химией» на голове, которая сильно наклоняет вперед торс, словно идет в атаку. А, вот и она! Через некоторое время из-за деревьев вынырнет длинный мужик в брюках «с чужого плеча», которые следовало бы удлинить сантиметров на пять.

Тут Виктор встрепенулся. Мужик и в самом деле появился в поле его зрения, но не один. Немного впереди шла ни разу не засеченная Виктором девица в голубых джинсах и теплой джинсовой же куртке. Блондинка с короткой стрижкой. Башмаки на толстой подошве не вредили ее замечательной походке. А фигурка – просто отпад.

Виктор так увлекся созерцанием привлекательного тела, что совершенно перестал соображать. И очнулся только в тот момент, когда девица вошла во двор и достала из сумочки ключ, нацеливаясь открыть дверь дома, в котором он, собственно, и скрывался.

– Вот гадство! – пробормотал Виктор и затравленно огляделся по сторонам.

Спрятаться можно было только под кроватью или в шкафу. Впрочем, под кроватью он окажется совершенно беспомощным. Поэтому он выбрал шкаф и тарзаньим прыжком пересек комнату. Несколько секунд ушло на то, чтобы закопаться в тряпки, принять удобную позу и притворить за собой жалюзные створки. В просветы все было отлично видно. Девица вошла в комнату и швырнула сумочку на диван. Что-то в этом движении показалось Виктору знакомым, и уже через мгновение его осенило: да это же Полина! Черт, но как она изменилась!

Первым его порывом было с криком радостного изумления выбраться наружу, но он тут же подумал, что это неразумное решение. Хозяйку можно испугать до обморока. «Впрочем, такие, как она, в обморок не падают», – тут же одернул он себя. Полина между тем уже заметила в комнате следы присутствия постороннего: свитер, небрежно брошенный на стул, пачка сигарет с зажигалкой, остатки обеда в сковороде, поставленной на газету. Судя по всему, она мгновенно оценила обстановку. Потому что не успел Виктор и глазом моргнуть, как дверцы шкафа распахнулись, и дуло большого черного пистолета уперлось ему в лоб.

– Не шевелиться! – ледяным тоном сказала Полина. Даже голоса не повысила. Вот это самообладание!

– Вижу, ты ни капельки не изменилась, – пробормотал Виктор. – Приятно знать, что в этом мире есть хоть что-то постоянное.

Полина медленно опустила руку с пистолетом вниз и, коротко выдохнув, прикрыла глаза.

– Откуда у тебя такая большая пушка? – прокряхтел Виктор, выбираясь из пахнущего «Антимолью» шкафа и энергично отряхиваясь.

– Это зажигалка. Досталась мне в наследство от бывшего мужа.

– Он что, страдал гигантоманией?

– Нет, просто был человеком большого масштаба.

Они стояли в небрежных позах и придирчиво рассматривали друг друга. «Кажется, мне придется смириться с тем, что девчонка, трепавшая мне нервы все годы юности, невероятным образом превратилась во взрослого человека, – подумал Виктор. – Примерно как в фантастических фильмах: ее душа переселилась в новое тело. К этому не так-то легко привыкнуть».

– Знаешь что: положи куда-нибудь эту штуку, она заставляет меня нервничать, – поежился Виктор. – Так сколько мы не виделись? Года два?

– Три с половиной.

– Не может быть! Как быстро пролетело время. Ты теперь такая… – он поискал слово, потрогав воздух пальцами, – взрослая!

– Что дает тебе шанс по-взрослому объяснить мне, как ты здесь очутился.

– Черт, конечно, я должен извиниться за то, что устроился в твоем доме без разрешения… – начал было Виктор, но Полина перебила его:

– Зачем ты залез в шкаф? Это достаточно глупо для человека твоих лет, заимевшего пару залысин на научной работе.

– Это не залысины, – обиделся Виктор. – Просто такая стрижка.

– Знаешь, нам лучше сесть, – сказала Полина, делая широкий жест в сторону дивана. – Я могу даже сделать кофе, если ты не очень насвинячил на кухне. Если насвинячил, кофе будешь готовить сам.

Виктор покосился на сковородку, которая сиротливо остывала на комоде, и сказал:

– Ну, допустим, кофе я могу приготовить просто из вежливости.

– Что ж, отлично. Надеюсь, с ним мне будет легче проглотить историю, которую ты собираешься мне скормить.

– Вижу, ты настроена не слишком дружелюбно, – заметил Виктор как бы между прочим.

– По-твоему, приехав в свой загородный дом и обнаружив в шкафу человека, которого не видела три с половиной года, я должна скакать от радости?

– Могла бы сделать вид, что ты приятно удивлена.

– Я удивлена. Что правда, то правда.

Виктор удалился на кухню и начал греметь посудой. Чайник был горячим, так что уже через пять минут он вернулся в комнату с двумя чашками кофе. Полина сняла куртку и башмаки, оставшись в джинсах и тонком голубом пуловере, сквозь который неотчетливо просвечивала полоска кружев. Постриженные под мальчика волосы цвета гречишного меда были изящно зачесаны со лба. Стрижка позволяла оценить прекрасно очерченные скулы и длинную шею. Несмотря на миловидность, эта девушка, безусловно, не имела ничего общего с кукольными блондинками, которыми украшают свои шоу, праздники и свободные вечера влиятельные мужчины. Полина и эти блондинки были родом с разных планет. Она не была жеманной, да и вообще вела себя достаточно резко, но все равно казалась очень женственной. Только сейчас Виктор осознал, какое оглушительное впечатление она на него произвела.

Это было невероятно. Он отчетливо помнил ту вздорную девчонку, которая вечно путалась под ногами, лезла не в свои дела и, увязавшись за старшим братом, неоднократно появлялась в самых неожиданных местах в самое неподходящее время. Цельность ее характера потрясала Виктора еще тогда, когда ей было лет двенадцать. Ничто не могло заставить ее отказаться от своего решения, если уж она его приняла. Родители-геологи большую часть года находились в отъезде, и Глебу выпала нелегкая доля воспитателя. Младше их на восемь лет, Полина отчего-то пребывала в убеждении, что должна быть на равных с Глебом и его друзьями. Ее упрямое стремление самоутвердиться негативным образом влияло на взаимоотношения в их микроколлективе. Глеб был волнорезом, о который, с одной стороны, разбивалось упрямство сестры, а с другой – их с Левкой возмущение.

Еще Виктор вспомнил, что Полина всегда говорила правду, чем бы ей это ни грозило, и никогда не пасовала в трудных ситуациях. Так что, если бы сегодня она в самом деле обнаружила в шкафу бандита, имея в руке настоящий пистолет, то, не дрогнув, проделала бы в нем дырку.

Досадуя на себя за то, что так легко попал под обаяние этой новой Полины, до неприличия соблазнительной, Виктор попытался переломить ситуацию, взяв такой тон, словно она была еще маленькой.

– Ну, и чего же ты развелась со своим богатым мужем? – спросил он, отхлебнув кофе из чашки. – Помнится, он был от тебя без ума!

Вместо того, чтобы вспылить, Полина едва заметно улыбнулась, и Виктор мгновенно почувствовал себя болваном.

– Не уходи от темы, – предостерегла она, покачивая ногой. – Ты не просто прятался здесь, в доме, но еще и забрался в шкаф. Думаю, это что-то, да значит.

Виктор, не желавший, чтобы его заподозрили в трусости, тут же возразил:

– Я увидел тебя в окно, но если честно, не узнал. И где еще мне было прятаться, кроме как в шкафу!

– Это что, претензия к моей меблировке?

– Упаси бог. Ты спросила – я ответил. Слушай, это просто смешно. Мы не виделись три с половиной года, а встретившись, обсуждаем какие-то глупости!



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16

Поделиться ссылкой на выделенное