Галина Куликова.

Элементарно, Васин!

(страница 4 из 16)

скачать книгу бесплатно

В соседней комнате слышались смех и визги детей. Надежда играла с ними в прятки. Степан отвлекся от своих мыслей и прислушался, улыбаясь.

– Я сдаюсь! – донесся до него голос жены. – Я не знаю, где спрятался Митя. Я обыскала буквально весь дом! Говори, Любаша, где твой хитрый братец?

– Он в шкафу, – визжа от восторга, закричала Любаша.

– Но ведь это же ТЫ была в шкафу! – смеясь, воскликнула Надежда.

– А он сидит в другом углу! Просто ты меня сразу нашла и поэтому подумала, что там больше никого нет, мамочка.

– А, это такая специальная хитрость, – засмеялась Надеджа. – Ну ладно, в следующий раз вы меня не проведете!

Степан в это время отхлебнул воду из стакана и чуть не подавился. Господи, как просто! Почему никто из них не подумал об этом раньше?

На следующее утро весь отдел гудел, как растревоженный улей.

– Подумай, какая хитрюга! – возмущался лейтенант. – Провела нас, как мальчиков! Конечно, когда мы нашли в сейфе такую кучу драгоценностей, нам и в голову не могло прийти, что в этом же сейфе есть что-то еще.

– Потайное отделение, которое никто не нашел, – буркнул Шаюров.

– Потому что никто не искал. Оно не так уж хитро устроено, кстати, – сообщил Руденко.

– Я думаю, она припрятала там еще и свои украшения. Она ведь не знала, оставят ей хоть что-то или конфискуют все. Вот голова!

– А казалась совершеннейшей дурочкой, – вздохнул Шаюров. – Но мы лопухнулись капитально. У нас совершенно никаких улик. Совершенно. Можно даже не искать ее, она уже давно открыла где-нибудь счет.

Анжелика лежала на песке под ярким солнцем и улыбалась своим собственным мыслям. Ей нравилось то, что она сделала. Ее муж всегда искал сложных путей и решений. Поэтому он и попался. «Надо быть проще, – думала Анжелика. – Люди так одинаково устроены, что в жизни стоит, пожалуй, чаще пользоваться подобными детскими хитростями».

Сладкая смерть

Толик Левашов сидел в скверике неподалеку от офиса частного сыскного агентства, в котором успешно трудился вот уже несколько лет. Толик развалился на скамейке и лениво поглядывал по сторонам. У них с напарником выдалось несколько трудных денечков: последнее дело приобрело слишком большие масштабы, и долгие часы пришлось провести в прокуратуре, беседуя со следователями. Шеф, обычно жесткий и не отличавшийся участливостью, неожиданно предложил им с Денисом пару внеочередных выходных. Когда его напарник появился в конце аллеи, Толик помахал рукой. Тот подошел и плюхнулся рядом.

– Жуть, – сказал он. – Такой кучи отчетов не требуют даже в министерствах. Я новые штаны протер, пока бумажки писал.

– Давай поедем на природу, – предложил Толик, прикуривая и мечтательно выпуская дым в небо. Небо было высоким и блеклым. По верхушкам тяжелых лип катилась солнечная монетка. Блестки осыпались вниз и падали в пруд, прыгая по гладкой воде. – Я позвоню Светке…

Денис замялся. Взгляд его сделался скучным, как у любителя шахмат, попавшего в компанию футбольных болельщиков.

– Э-э, – сказал он и замолчал.

Стало слышно, как рядом гудит пчела, задумавшая опылить урну, полную цветных бумажных оберток. Денис прогнал ее, энергично помахав рукой, и тяжело вздохнул: – Отправляйтесь со Светкой вдвоем. У меня ничего не получится.

– Ну вот, – огорчился Толик, хлопнув ладонью по коленке. И тут же насторожился. – У тебя что, какие-то проблемы?

Денис пожал плечами. С ним всегда так. Сплетник из сплетников! Но как только дело касается его лично, он становится неразговорчивым, и все из него клещами вытаскивай.

– Серьезные проблемы? – не отставал Толик.

– Так, ерунда. – Заметив подозрительный взгляд друга, он досадливо крякнул. – Ну, ладно, ладно… Есть у меня тут одна заноза.

– Женщина?

– Женщина, – подтвердил Денис. – Дина Азарова. Так ее зовут. Вернее, звали.

– Звали? Постой-ка, это не та, о которой все газеты писали? Манекенщица? Вроде как она покончила с собой?

– Та самая.

Денис сказал это небрежным тоном. Потом закинул руки за голову и потянулся с видом кота, которому нет дела до разгневанных криков, доносящихся с кухни. Но разве напарника обманешь? С ним он проводил в десять раз больше времени, чем с любимой девушкой.

– Ты был как-то связан с этой Азаровой? – спросил между тем Толик. В его голосе проскользнуло беспокойство. Стало ясно, что от этого беспокойства никуда не деться. Денис тяжело вздохнул:

– Хочешь, чтобы я рассказал?

– Угу. В газеты попадает только все самое несущественное, ты ведь знаешь. Ни одной интригующей подробности. И разумеется, ни слова о мотивах.

– Ладно, – сдался Денис. – Я тебя просвещу.

Толик вытряхнул из пачки еще одну сигарету и приготовился слушать.

– У меня есть друг, Игорь Бубенцов. Одно время он был влюблен в эту самую Дину Азарову. Их головокружительный роман продолжался больше года. Но потом чувства остыли, и Бубенцов решил вернуться к жене. Ну, не то, чтобы вернуться. Он вовсе от нее и не уходил. Жена знала о его интрижке и заняла выжидательную позицию. Наверное, надеялась, что рано или поздно роман закончится. И вот этот день наступил. Бубенцов задумал восстановить брак. И сообщил об этом любовнице. Дине.

Денис замолчал и принялся играть зажигалкой – огонек то вспыхивал, то укладывался набок, а потом бесследно исчезал.

– Ну? – сердито спросил Толик. – Я люблю истории с каким-нибудь концом – плохим или хорошим, а ты все тянешь.

– На чем я остановился?

– Бубенцов сообщил Дине о том, что возвращается к жене, – подсказал он. – А Дина…

– А Дина взяла и отравилась.

Толик некоторое время молчал, переваривая услышанное.

– И что? – наконец спросил он.

Денис пожал плечами:

– И все.

– Потрясающе, – буркнул Толик. – Сказать по правде, это уж больно сжатый рассказ.

– Зачем тебе сдался подробный?

– Хочу знать, что тебя настораживает. Тебя ведь что-то настораживает, верно? Может быть, ты думаешь, что твой друг помог надоевшей любовнице переселиться на тот свет?

Денис отмахнулся:

– Нет, Бубенцова я ни в коем случае не подозреваю. Он просто на такое не способен.

– И это я слышу от человека, который работает со мной бок о бок много лет и видит то же, что и я. Сплошь приличных людей, которые каждый день совершают какие-то пакости.

– Говорю тебе, Бубенцов ни при чем. Но смерть его любовницы меня тревожит. Я пару раз встречал его с Диной, и об этой дамочке у меня сложилось совершенно определенное мнение. Сам говоришь, опыт… Его не пропьешь.

– Да, но женщины непредсказуемы, Денис! Что тебе не дает покоя?

– В самом деле интересно или это ты так, из вежливости?

– Блин, конечно, интересно. Ты ж не баба, чтобы перед тобой расшаркиваться.

Его напарник спрятал зажигалку в карман, наклонился, сорвал крупную ромашку и принялся терзать ее, пуская лепестки по ветру. Они взмывали вверх, а потом падали на траву, словно оборванные стрекозиные крылья.

– Так вот, – сказал Денис. – Эта Дина была такой штучкой! Я никак не могу поверить, что она наложила на себя руки. Понимаешь, самоубийство совершенно не в ее характере. Ее нельзя было назвать ангелом. Она была…

– Вредной.

– Точно. Откуда ты знаешь?

– Если про женщину нельзя сказать, что она ангел, значит, она вредная.

Денис вздохнул. Несмотря на два развода, он все еще идеализировал прекрасный пол, искренне веря, что в его тихую заводь акулы заплывали по чистой случайности.

– Да, Дина была той еще штучкой!

– И тебе кажется, что эту штучку кто-то ухлопал.

– Если честно, Толь, меня так измучила эта мысль, что я решил неучтенные выходные посвятить собственному расследованию.

– Пойдешь по следам родной милиции?

– Ну и что? Милиция эту Дину живьем не видела. Кроме того, расследование было простой формальностью. После того, как Бубенцов позвонил и сделал свое сенсационное заявление, с Диной случилась истерика. Соседка слышала, как она рыдала и кричала, что ей больше незачем жить. В ее квартире нашли снотворное, да и конфеты, нашпигованные этим снотворным, она сама купила возле дома. Так что никакого расследования, собственно, и не было.

– Слушай, дружище, неужели ты превратился в поборника справедливости? – подозрительно спросил Толик. – Твоего друга никто ни в чем не подозревает, защищать его не нужно…

– У меня особый интерес, – неохотно признался Денис. Расправившись с ромашкой, он принялся крутить свою пуговицу. Та держалась из последних сил. – Понимаешь, Бубенцов в самом деле разлюбил Дину. Мы с ним довольно близкие друзья, он рассказывал мне о своих планах, о том, что хочет расстаться с любовницей и просить прощения у жены.

– Ну и?

– Но когда этой женщины не стало… Игорь вроде бы и помирился с Натальей, однако самоубийство Дины его потрясло. Он думает, она отравилась из-за сильного чувства, и понимает, что виноват в ее смерти. Убив себя, Дина как бы обессмертила свою любовь и сделала невозможным восстановление прежних отношений между Натальей и Игорем. Теперь ее призрак всегда будет стоять между ними.

– Может, она убила себя просто из вредности? – предположил Толик.

Денис пожал плечами:

– В любом случае в ее самоубийстве все же есть нечто странное.

– И что это?

– Вот смотри, как было дело. – Денис развернулся к напарнику всем корпусом и, чертыхнувшись, засунул отвалившуюся таки пуговицу в карман штанов. – Вечером Бубенцов позвонил Дине и сообщил, что больше не станет встречаться с ней. Она, промучившись всю ночь, утром пошла в магазин, купила коробку дорогих конфет и начинила часть из них сильным снотворным. Вечером она эти конфеты съела.

– Что-то типа русской рулетки? Взять конфетку, не зная: отравлена – не отравлена?

– Вот именно! – в голосе Дениса появился настоящий азарт. – Нет, ну разве не странно, что она начинила конфеты снотворным и слопала их?

– Хм. Может, она хотела отравить неверного любовника, а потом передумала?

– Она не могла строить коварные планы: Игорь ясно сказал, что больше никогда не придет к ней.

– Да ну! Она могла надеяться на то, что уговорит любовничка. Ты спрашивал у Бубенцова, она подбивала его встретиться для последнего разговора?

– Пыталась. Она заходила к нему в офис перед обедом пятого числа – в тот день она умерла.

– Ну вот! – воскликнул Толик. – Но, вижу, ты уперся. Тебя уже не сломить. Так с чего мы начнем наше расследование?

– Наше?

– Да ладно, дружище, конечно, я тебе помогу. – Он подмигнул напарнику. – У нас же выходные.

Первым делом детективы распределили обязанности. Денис должен был выяснить, причем как можно точнее, чем занималась в последний день своей жизни Дина Азарова, а Толик взял на себя лирическую часть. Он собирался поговорить с Натальей Бубенцовой, с продавщицами кондитерского магазина, где были куплены злосчастные конфеты, и с секретаршей Бубенцова, рыжеволосой Лидой. Лида больше всего интересовала Толика. Дело в том, что она находилась в офисе в тот момент, когда грядущая самоубийца в последний раз виделась со своим возлюбленным.

Любые задания, связанные со слабым полом, Толик выполнял блестяще. Женщины считали его обаятельным, шеф – ловким, Денис – смазливым, а сам себе он казался совершенно неотразимым. «Не знаю, чем я располагаю к себе дамочек, но мне они рассказывают все свои секреты», – обычно хвалился он, легкомысленно помахивая в воздухе рукой.

Небольшой магазин, в котором Дина Азарова купила конфеты, находился неподалеку от ее дома. Толик подумал, что это еще один плюсик в пользу версии самоубийства. Хотя… что это он? Убийца мог следить за Диной, мог видеть, что она купила конфеты и каким-то образом добраться до них.

У девушки, продавшей конфеты Дине Азаровой, сегодня был выходной. К счастью, она проводила его дома в одиночестве, поэтому Толику удалось быстро разыскать ее и, как водится, расположить к откровенной беседе.

– Это очень дорогие конфеты, – сообщила молоденькая Маша очаровательному детективу Левашову. – Называются «Ночная жара». Наверное потому, что часть из них начинена экзотическими ликерами. Они так обжигают язык и гортань! А какая у них коробка – фантастика. Гнездышки для конфет выложены крапчатой с золотом калькой…

– А вы могли бы отличить эту коробку конфет от другой такой же? – с любопытством спросил Толик.

– Ой, да! – неожиданно удивилась собственному открытию Маша. – В тот день мы продали несколько коробок. Они хоть и дорогие, но их хорошо покупают. Как-то раз одна дама приобрела такие конфеты и тут же в магазине рассыпала их. И это несмотря на то, что на коробке есть замочек! Тогда наш шеф велел, когда мы чек принимаем, скреплять коробки клейкой лентой – на всякий случай.

– Так-так, – оживился Толик. – А в этот раз…

– А в этот раз клейкая лента упала и куда-то закатилась, у меня не было времени ее искать, и я прихватила замочек на коробке стикером с эмблемой нашего магазина.

– Как он выглядит?

– Я могу вам дать, – Маша достала небольшой лист с наклейками и застенчиво протянула Толику.

Вечером напарники встретились у Дениса на даче. Они устроились на просторной веранде, заставив деревянный стол тарелками и приготовив себе огромную емкость с кофе. Денис разложил на столе свои записи – разграфленные листы, исписанные мелким каллиграфическим почерком, а Толик свои – странички из записной книжки, испещренные легкомысленными каракулями.

– Чур, ты начинаешь, – сказал Толик, запихивая в рот кусок колбасы, извлеченной из вакуумной упаковки. Колбаса была скользкой и пахла мокрой бумагой. Однако, как доказано наукой, желудок голодного мужчины способен переварить все, что в данный момент находится в холодильнике, включая заплесневелый сыр и просроченные консервы.

– Большую часть дня я пытался выяснить, что удалось раскопать милиции, – сказал Денис. – И вот что мы имеем. Четвертого числа Бубенцов позвонил Дине на домашний телефон. У них состоялся откровенный разговор. Он получился очень бурным.

– Дина плакала?

– Плакала. А еще больше – злилась. Кстати, когда она на следующее утро выходила из дому, ее никто из соседей не видел. Так что первыми свидетелями ее перемещений стали служащие кондитерского магазина. Магазин находится тут же, возле ее дома, Дину там все хорошо знали. Поэтому неудивительно, что ее покупку запомнили. Потом следы нашей дамочки ведут в косметический салон, в большой универмаг на Парковой улице, затем она появляется в офисе Бубенцова. Лида, секретарь Бубенцова, утверждает, что Дина пробыла в кабинете шефа не больше пяти минут. Все эти пять минут они ссорились. Кстати, оперативники специально отметили, что секретарша Бубенцова не слишком жалует тех, чья служба и опасна, и трудна. Она с ними через губу разговаривала, на вопросы отвечала еле-еле. – Он замолчал, после чего задумчиво добавил: – Хотелось бы мне знать, осуждает ли она своего шефа.

– Осуждает за что?

– Ну, понимаешь ли, формально Бубенцов все же женатый человек. Однако он позволял Дине вести себя в своем офисе довольно свободно. В отличие от Натальи, которая никогда не наведывалась на службу к своему мужу, любовница частенько заглядывала на огонек. – Денис отложил первый лист. – Дальше. Из офиса Бубенцова Дина прямиком отправилась домой. Она взяла такси, таксист довез ее до места и видел, как она вошла в свой подъезд. Кстати, на втором этаже идет ремонт. Рабочие готовы присягнуть, что до семи вечера Дина Азарова не выходила из своей квартиры, и к ней также никто не приходил. Соседка нажала на кнопку звонка возле ее двери ровно в семь – Дина не отозвалась. Но рабочие посоветовали звонить понастойчивей. Снова ничего. Соседка разволновалась, позвала мужа, потом вызвали слесаря… Короче, тогда-то ее и нашли.

– А ты видел коробку из-под конфет?

– Нет, только фотографии.

Тогда Толик рассказал напарнику о своем разговоре с продавщицей Машей. Возбужденные, они принялись звонить шефу с просьбой о помощи. Конечно, и у них самих были связи в правоохранительных органах. Однако у них были связи, а у шефа – СВЯЗИ. Наконец, после долгих переговоров им удалось связаться с экспертом-криминалистом. Тот заявил, что на роковой коробке никогда ничего не было наклеено. Никаких стикеров – исключено.

– Ты понимаешь, что это значит? – воскликнул Толик. – Это значит, что отравлены не те конфеты, которые Дина Азарова купила в магазине возле своего дома!

Некоторое время напарники молча смотрели друг на друга. Потом Денис мрачно спросил:

– Выходит, было две коробки конфет?

– Выходит, две.

– Кто же тогда купил вторую? И где она?

Утро следующего дня началось для них с утомительных поисков. В первую очередь следовало выяснить, какие вообще московские магазины торгуют конфетами «Ночная жара». Напарникам казалось, что это будет несложно сделать. Конфеты стоили бешеных денег, и не всякая торговая точка готова была взять их на реализацию. Однако все оказалось иначе. Магазинов, даже в том районе, где жила Дина Азарова, оказалось достаточно много. Денис решил, что станет расширять круг поисков, начиная от дома Дины, а Толик – от офиса Игоря Бубенцова.

Толик попал в цель с первого захода. В кондитерском отделе огромного магазина, где могла остаться незамеченной сотня любителей сладкого, полная продавщица с ласковыми голубыми глазами сообщила опешившему сыщику:

– Четвертого поздно вечером «Ночную жару» купила Дина Азарова. Мы с ней вместе учились в школе, но она меня не узнала. Я очень располнела за последние годы, – застенчиво добавила она.

Снова Дина Азарова! Напарники вынуждены были устроить срочное совещание. Получалось, что Дина зачем-то купила две коробки конфет, причем в разных местах.

– Может, она отравила две коробки, чтобы одну послать Бубенцову, а вторую – его жене?

– Тогда где вторая коробка? Никто не знал, что их две, и вторую просто не искали.

– Может быть, она лежит в спальне Натальи Бубенцовой, и та собирается сегодня перед сном полакомиться парой-другой конфеток?

Денис бросился к ближайшему телефону. Разумеется, он был знаком с женой своего друга и поэтому сразу взял быка за рога.

– «Ночная жара»? – переспросила испуганная Наталья. – Нет, мне никто не присылал эти конфеты. По крайней мере, в этом году.

– Что значит – в этом году? – немедленно ухватился за ее последние слова Денис.

То, что он цеплялся к мелочам, ненавидели все без исключения женщины, зато безумно любил его шеф.

– Благодаря этим конфетам мы с Игорем познакомились. Это такая романтическая история… Я не стану сейчас ее тебе рассказывать. Просто поверь, что это невероятно трогательно. – Наталья несколько раз тихонько всхлипнула. – И вот уже десять лет в день нашей свадьбы Игорь покупает мне эти конфеты. Я люблю поспать, знаешь ли. Игорь обычно шел утром на службу и всегда присылал коробку с курьером.

– А вы поженились случайно не пятого августа? – с подозрением спросил Денис.

В животе у него стало холодно, и так бывало всегда, когда он находил какую-то зацепку в деле.

– Пятого, – мрачно ответила Наталья. – Ты думаешь… Думаешь… Она специально отравилась этими конфетами в годовщину нашей свадьбы?! Чтобы навсегда испортить этот день?

Однако Денис думал совсем о другом. Некоторое время спустя партнеры деловито поднялись в офис Игоря Бубенцова. Постучав в дверь, они услышали приглашение и вошли. Толик увидел высокого светловолосого мужчину с печатью усталости на лице. Он стоял возле окна, в кресле напротив стола сидела рыжеволосая девушка лет двадцати двух и писала под диктовку. Увидев вошедших мужчин, она выпрямилась и опустила глаза.

– Игорь, – с порога начал Денис, – почему в этом году ты не послал жене коробку «Ночной жары»?

– Я… А что?

Бубенцов схватил себя за галстук и потянул его вниз, дернув головой, как будто изо всех сил хотел высвободиться.

– Ты в курсе, что Дина отравилась именно этими конфетами?

– Это она мне так отомстила, – на щеках Бубенцова выступил лихорадочный румянец. Глаза его перебегали с Дениса на Толика и обратно.

– Но почему ты не послал Наталье конфеты? – Денис спрашивал напористо, глядел прямо в глаза, и не ответить ему было невозможно.

– Ты же знаешь, я надеялся помириться с ней. А эти подарки в последнее время превратились в проформу. Из-за Дины. Жена ведь все знала. В этот раз я купил ей кольцо, хотел подарить его сам, вечером. Поэтому когда увидел конфеты, которые Лида приготовила, как обычно…

– Третья коробка! – воскликнули Толик и Денис одновременно и посмотрели друг на друга дикими глазами.

– Шеф! – вдруг раздался робкий голос секретарши. – Я не приносила никаких конфет!

Все уставились на нее. Лида сидела очень прямо, положив блокнот на сдвинутые колени. Брови ее были нахмурены, а губы сжаты. Рыжие кудряшки разлетались вокруг головы.

Бубенцов почему-то страшно разволновался. Он смотрел на свою секретаршу с испугом и дышал так бурно, что грудь ходила ходуном.

– Но у меня на столе, когда я пришел в офис, лежала коробка «Ночной жары», – воскликнул он. – Я думал, ты купила ее заранее.

– Я не покупала, – возразила Лида.

– Стоп-стоп! – Денис вытянул вперед руку. – Я правильно понял, что утром пятого августа на этом столе лежала коробка конфет, которую никто из вас не приносил? Лида думала, что их купил ты, а ты, соответственно, полагал, что их купила Лида.

Оба растерянно кивнули.

– Вопрос номер два – где теперь эта коробка? Игорь, я к тебе обращаюсь.

Бубенцов несколько раз моргнул, пожевал губами и ответил:

– Я… Я отдал ее Лиде.

– Лида! – повернулся к ней Денис. – Где конфеты?

– Я их съела, – еле слышно сказала Лида, судорожно сжимая в руке блокнот. На ее глазах выступили слезы, с лица сбежала краска. Девушка тряхнула рыжими кудрями и сжала губы.

– Лида! – прикрикнул Бубенцов. – Чего ты так боишься?

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.
Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.

Купить и скачать книгу в rtf, mobi, fb2, epub, txt (всего 14 форматов)



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16

Поделиться ссылкой на выделенное