Галина Черная.

Джинния

(страница 5 из 22)

скачать книгу бесплатно

   Нужная нам экспозиция находилась на третьем этаже, получив наконец вожделенные билеты, мы дунули вверх по лестнице. Вернее, я дунула, ну, по крайней мере, попыталась, ведь мне приходилось тащить на своем хребте, как раненого солдата, обессилевшую джиннию.
   Войдя в зал, мы бросились к стеклянным витринам с жадностью двух голодных гиен, почуявших остатки львиного завтрака (едва Акиса оказалась в нужном месте, как у нее открылось второе дыхание). Смотрительница, наверно, искренне подивилась столь безудержному желанию приобрести максимальное количество знаний о тех временах, когда у нас мирно налаживали свой бандитский быт татаро-монголы.
   На стенах висели картины, гравюры со сценами из жизни ордынцев, в центре зала стоял макет городища. На стенде с одеждой выделялась залатанная кольчуга и круглый шлем с пучками волос. Бр-р! Свитки преимущественно с долговыми расписками, посуда (пиалы и кожаные фляжки для кумыса), украшения с бирюзой, оружие и множество всяких муляжей… Здесь были и монеты, среди них я, кажется, узнала две, которые сама отчистила. Хотела показать джиннии, чтобы оценила мою работу, как вдруг она тихо вскрикнула:
   – Ай, посмотри! Вот она где, слава Аллаху! Басма, послужившая мне зинданом!
   – Зиданом…
   Я представила футболиста с тонзурой на макушке, прислуживающего джиннии с идиотски-раболепной улыбкой на лице. Странно… при чем тут Зидан? Не знала, что они вообще знакомы… Ах, зинданом! Эта жара скоро совсем мозги расплавит. И зачем только я настояла на черной экипировке? А эти обтягивающие зимние джинсы! Хотелось стащить их с себя прямо здесь…
   – Мы ее нашли, уже хорошо. Но что будем делать дальше? – прошептала я, задумчиво глядя на пайдзу.
   Под стеклом на синем бархате, начищенная до блеска уже музейными реставраторами, она выглядела весьма презентабельно, прямо скажем, достойная коллекций лучших музеев мира. Мы склонились над витриной, я колебалась, не зная, что предпринять. Но джинния, недолго думая, попыталась разбить стекло, мне еле удалось перехватить ее руку.
   – Постой, не так прямолинейно, нас сразу же схватят и препроводят в кутузку! – Я почему-то сникла, а моя решимость помочь подруге любыми путями почти испарилась.
   – У тебя есть другие предложения, о осторожная? Тогда не медли, у меня кончаются силы. – Освободив руку, Акиса испытующе посмотрела на меня, но, увидев мой отсутствующий взгляд, рассердилась: – Ну а если нет, так не мешай мне, о нерешительная дочь… э-э… нерешительных родителей!
   – Надо подумать, – взмолилась я и зашептала: – Все равно стекло слишком толстое. А у тебя точно магии не осталось? А то мы могли бы отключить сигнализацию, заставить стеклышко временно исчезнуть и с пайдзой вылететь в окно (это чтобы не встречаться с охранником внизу, вдруг он поймет все по нашим хитрым лицам!). Да и здесь надо оставить дубликат, который ты создашь из воздуха.
Ты ведь можешь создавать копии? И не забыть очистить у всех свидетелей память! Абсолютно у всех, даже у тех куряк на лавочке…
   – Ай, умная какая! Но знаешь ли ты, сколько для этого надо внутренних резервов, как вы это называете?! А у меня сейчас сил нет и камня потяжелее сотворить.
   Акиса надула губы и принялась озираться в поисках чего-нибудь тяжелого, чем можно было бы разбить витрину.
   – Ах, ты здесь, моя беглая джинния! Конечно, я предполагал, что вы поспешите сюда за волшебной басмой. Но поздно, глупенькая, у тебя, вижу, совсем не осталось сил… Недолго же ты пробыла на свободе, о непокорная женщина, – вдруг раздался тихий ядовитый голос у нас за спиной. Усиленно размышляя над тем, как в ближайшие минуты максимально незаметно выкрасть пайдзу, если такой способ вообще существует в природе, я не сразу поняла, что обращаются к нам.


   Яман-баба?! Он был в странном черном балахоне, на плечах распахнутый длинный плащ-накидка, пальцы в перстнях, на голове черный платок как у арабов, типичный средневековый чернокнижник. Глаза черные, но горят как угли! Вот таким только в кино сниматься, было бы очень забавно. Но он смотрел на нас так строго и торжественно, что улыбаться казалось уже невежливо…
   Но, хм, зачем он так вырядился?! Излишняя и невнятная театральность вредит злым героям… Я обернулась к Акисе, она остолбенело смотрела на своего заклятого врага, даже не пытаясь что-то предпринять или хотя бы возразить. Бедная, видно, сил действительно нет даже на ответные обзывательства…
   – Ха! Глупые курицы, вы возомнили себе, что обойдете самого Яман-бабу?! – яростным шепотом продолжал этот коварный тип. – Я тоже решил, что пайдзе будет лучше всего в моих руках, а уж ты, Акиса, дочь Мариджи, сама придешь ко мне за ней, упадешь на колени и, заламывая руки, будешь молить позволить тебе вновь служить Яман-бабе!
   Ну и самомнение, и где он его только в таком объеме высидел? Я попыталась ответить ему максимально язвительно, но в голову почему-то не приходило ничего, кроме Чубайса, а этим его вряд ли проймешь…
   Помолодевший чародей, игнорируя меня, уставился на джиннию, которая просто вся сжалась под его взглядом, и продолжал измываться:
   – Вижу-вижу, ты уже жаждешь отдаться моей власти! Надеюсь, ты будешь более сговорчива и мне не придется причинять тебе боль. На сей раз я более осмотрительно обойдусь с твоей басмой – в тот вечер я слишком много выпил с ханом Топтомышем и его турецкими рабынями. А наутро пришло войско какого-то князя, нам не дали даже отоспаться, так что пришлось в спешке покидать Рязанщину и отправляться в Узбекистан, где на тот момент было поспокойнее…
   – Проще говоря, он потерял мою басму во время пьянки, – презрительно пояснила мне вдруг ожившая Акиса, – видимо, этот эпизод до сих пор болезненно отзывается в ее душе.
   – Не во время, а на следующий день! Говорю же, нам пришлось спешно уходить, с этими мстительными русскими всегда столько хлопот, – явно оправдывался, стушевавшись Яман-баба, и вид у него был по-детски обиженный.
   – А возможно, и подарил турецкой красотке от широты души, если бы только у него была душа! Как ты мог, пропойца и бабник, потерять мою басму?!
   – Замолчи, женщина! – Голос Яман-бабы снова стал угрожающим. – Знай же, несчастная, что с тех пор я сильно ограничил себя в употреблении спиртного и много веков ревностно придерживаюсь однажды принятого решения. Да и тогда уже утром похмелялся кумысом…
   – Наверно, потому, что в Узбекистане во все времена трудно разжиться приличной водкой! – не унималась Акиса.
   Как это похоже на разборки кровных врагов или… семейный скандальчик. Мне захотелось удалиться и не чувствовать себя третьей лишней…
   – Ну все, хватит! Глуп тот мужчина, что слушает женщину, к тому же джиннию, ты принадлежишь мне, и я сам буду решать, что с тобой делать. Уничтожить сразу или же прежде заставить тебя перемыть полы во всех трехстах залах моего дворца! Ха-ха… кхе-хе… А пайдза поможет мне осуществить это!
   Яман-баба с самодовольной миной протянул руку и сторону витрины. После чего я увидела, что стекло исчезло, а пайдза быстро летит по направлению к протянутой ладони злодея. Выглядело это, конечно, впечатляюще, как во второразрядном фэнтезийном фильме.
   Вот тут и настал мой звездный час! Стой я столбом, подумала я, может, мне что и перепадет, но не пайдза. Акиса вообще замерла, зажмурившись, как кролик. Золотой блеск басмы отбрасывал солнечных зайчиков, чародей расплылся в улыбке и…
   Я перехватила ее в воздухе, даже не двигаясь с места, и быстро сунула за пояс джинсов. Они облегающие, это надежней, чем в карман, а я сунула так, что любая попытка ее вытащить будет просто актом сексуального домогательства. Потом бегло осмотрелась и заорала во весь голос:
   – Мужчина, что вы пристали? Отойдите от нас, а то я позову охранника!
   На мой крик мгновенно отреагировали припозднившиеся посетители других залов и подбежавшие бабушки-смотрительницы. Яман-баба на секунду остолбенел и, не сдерживая себя, сорвался:
   – Ах ты, лживая… сайгачка!
   – Поклеп на сайгаков, – пробормотала я себе под нос. Как можно оскорблять невинных животных только потому, что вдруг вспомнились? Сомневаюсь, что он хоть раз поймал сайгака на чем-то непристойном вроде вранья…
   – Что ты вмешиваешься в наши дела, кто ты, вообще, такая? А ну немедленно отдай мне пайдзу, коварная лисица!
   – Молодой человек, прекратите выражаться. Вы не просто в общественном месте, вы в историческом музее! Здесь вам не базар, – гневно сверкая очами, вступилась за меня сотрудница музея, пожилая женщина в крепдешиновой блузке с большим бантом на огромной груди. За ней шкандыбала сухонькая старушка со сморщенным лицом (наверное, одна из старейших смотрительниц) и в целом с еще более суровым, непреклонным обликом, чем ее могучая коллега.
   И тут Яман-баба совершил жестокую ошибку. Он бросился на меня и попытался завладеть пайдзой. Джинния кинулась мне на помощь. А я по-умному упала животом на пол, молча прижимаясь к паркету, зная, что иначе никак – этот гад прилюдно полезет ко мне в джинсы! Получился своеобразненький «шведский бутерброд»…
   Престарелые смотрительницы тоже разом набросились на этого неконтролируемого типа, пытаясь заломить ему руки за спину, да так слаженно, что я не удивлюсь, если они уже не в первый раз работают в паре.
   Плюс ко всему вдруг завопила сигнализация! Как будто все это время, с того момента как этот сумасшедший враг человечества растворил витринное стекло, она размышляла, что это было и стоит ли ей в данном случае среагировать или нет. Через минуту в зал вбежали два перепуганных милиционера.
   – Что здесь происходит? – глупо осведомился один. Типа своими глазами не видят, да?
   – Варвар, манкурт! Вы в музее! – кричала смотрительница с бантом и бюстом, дергая и с треском разрывая черный балахон на Яман-бабе.
   – Да у меня орден и шесть медалей за битых фашистов! И не такого в рукопашной отделывала! – торжествующе рычала сморщенная старушка, выкручивая руку общему врагу, пока я с трудом выкарабкивалась из-под него. Джинния тянула меня за ногу, сидя на полу, и больше мешала, чем помогала.
   – Бежим отсюда, пока не поздно! – выпрямившись, я попыталась увлечь Акису за собой, помогая ей встать.
   – Ай, неразумная, я без сил, – слабо откликнулась джинния, глядя на меня снизу взглядом умирающей лани. – Мне нужна моя басма. Дай, пожалуйста, подержать, а?!
   – Не здесь, потерпи еще немного, – закинув руку подруги себе на плечо, я потащила ее через зал, громко возмущаясь, что уже и в музеях от маньяков не укроешься.
   Общими усилиями милиции и музейных работниц, наконец, скрутили брыкающегося и выкрикивающего восточные проклятия Яман-бабу. Он отбивался изо всех сил, но, увы…
   – Обыщите его, пропала бесценная золотая пайдза тринадцатого века! – кричала смотрительница с бантом, прыгая вокруг задержанного «преступника». Старушка подозрительно осматривала оставшихся из любопытства посетителей, буравя их неласковым оком. К счастью, мы были уже у двери, а вскоре и на улице. Выхватив у меня пайдзу, Акиса приложила ее ко лбу и несколько секунд стояла без движения, словно наполняясь незнакомой золотой энергией. Когда она отняла пайдзу ото лба, золото почернело и превратилось в кусок черной глины… А джинния чудесным образом мгновенно сотворила из воздуха молоток и несколькими яростными ударами расколотила табличку.
   – Надо было расколоть ее сразу, как только ты освободила меня. Но неважно, дело сделано и больше злобный Яман-баба не сможет использовать эту басму в очередной попытке получить власть надо мной. К тому же, о помогающая джинниям в беде, я чувствую, что сил во мне стало во много крат больше!
   – Правда? Поздравляю, очень рада, а теперь…
   – Теперь, я думаю, мы сможем скрываться от него где угодно, и я усилю магическую защиту квартиры! Отныне ни один враг не смеет перешагнуть ваш порог, даже если многоуважаемая ханум Марта Ивановна сама пригласит его войти, как получилось с тем арбузным чудовищем. И главное, теперь мы спокойно можем заниматься твоей судьбой, ибо я не отказываюсь от своих слов и найду тебе достойнейшего мужа!
   – Ну наконец-то, а то… Стоп, сначала поясни мне одну вещь, о воскресшая как от порции газа… Тьфу! Тебе не показалось, что у него слишком уж двусмысленно звучало: «Ты будешь мне повиноваться и телом, и душой, о непокорная женщина!»? – сгустив голос, изобразила я. – Или еще это: «Ты жаждешь отдаться моей власти»? Прямо как-то неловко было слышать такое от взрослого человека, причем твоего знакомого, я даже покраснела…
   Джинния тоже покраснела и демонстративно ускорила шаг. Я впервые начала ее серьезно подозревать, ибо смутные сомнения никогда меня не обманывают… Ну, так кто же он на самом деле – зловредный чародей или ревнивый возлюбленный, в воспитательных целях заточивший ее в пайдзу? Какие на самом деле их связывали отношения? Хм-хм… Чую, она многое недоговаривает, если уж не сказать прямо привирает…
   Мы торопливо шли по центру города. Вечерело, удушающая для девушек в толстых джинсах жара спала. Или я попросту притерпелась…
   – К тому же, о засидевшаяся в невестах уже три дня, теперь дело пойдет быстрее, – вдохновенно продолжала Акиса, игнорируя мои вопросы. – Отныне я смогу перенести тебя в любую часть света, чтобы твой выбор пал на наидостойнейшего из представителей Адамова племени. А исполнив данное обещание, я стану свободна в своих передвижениях и скроюсь там, где проклятый Яман-баба меня за сотни лет не отыщет!
   – Подожди-подожди, ты сказала, в любую часть света?!
   – Да, о причудливая в выборе, вижу, у тебя уже имеется желанный кандидат среди известных мужей твоего времени, – удовлетворенно заметила джинния.
   – Ага, и первым делом я бы хотела познакомиться с… нет, только не с Киркоровым!
   – Ах, вот вы где?! Думали, простые смертные стражи даже при помощи этих ужасных старух удержат великого чародея всех времен и… – Из-за угла ближайшего дома, прихрамывая, выскочил помятый в музее злодей с физиономией и прической попсового певца.
   – О Аллах, опять он! Я должна была догадаться, что надолго они его не задержат, и бежать отсюда подальше!
   – Но ты же теперь могущественна, – напомнила я, сквозь черные очки беззастенчиво разглядывая сверкавшего лохмотьями чародея. Почему-то я нисколько не волновалась, уверенная, что наивный Яман-баба уже почти бессилен перед отчаянной Акисой.
   – Могущественна?! Ай, ну да, конечно! Так ты хочешь вступить со мной в схватку, несчастный колдун?! Знай же, о коварнейший, что тебе не одолеть меня в честной борьбе! Силы мои возросли втрое, а ты что можешь этому противопоставить? – гордо вскинулась Акиса, уперев руки в бока.
   – Кое-что у меня еще есть, – нервно ответил Яман-баба, лихорадочно поправляя на груди жалкие остатки черного одеяния.
   Я огляделась по сторонам, боясь, что мы скоро начнем привлекать внимание окружающих, а ведь еще от музея недостаточно удалились. И тут увидела в конце улицы знакомую фигуру в курсантской форме. Ура! Это наш Миша, да еще с напарником, и идут прямо к нам. Я запрыгала от счастья, старательно размахивая руками над головой…
   Яман-баба, дернувшись, тоже сразу узнал моего соседа:
   – Стражник с рынка, уязви его шайтан! Нет, на сегодня с меня хватит стражников… Но не радуйтесь, женщины, ибо вы меня еще попомните. До заката! – торжественно пообещал он, злобно сплюнул и, запахнув драный плащ, нырнул в ближайшую подворотню.
   Миша с напарником ускорили шаг, они явно хотели пообщаться с беглым колдуном поплотнее.
   – Кто это? Странно знакомое лицо. Серега, задержи его. В этом дворе, кажется, тупик, никуда от нас не денется. Тоже психопат какой-нибудь?
   – Точно, психопат и есть! Сбежал из больницы, а нам представился злым волшебником из арабских сказок, правда?!
   Поймав мой взгляд, Акиса с усмешкой покачала головой.
   – Не затрудняй себя, о доблестный стражник, там ты его уже не найдешь, – с авторитетным видом обратилась она ко второму курсанту, скрестив руки на груди и поклонившись.
   Тот недоверчиво посмотрел на джиннию, заколебался, но во двор решил заглянуть. И вышел оттуда буквально через минуту.
   – Там никого нет. Проверить жильцов не получилось, но у него просто не было времени куда-нибудь спрятаться.
   Тут следом за ним выскочила пятнистая драная собака, и то и дело оглядываясь на нас (подозрительно знакомые у нее глаза!), резво припустила по улице. Если я что и поняла, то рот открывать не стала – не поймут и сдадут в ту же психушку…


   Миша с товарищем только заступили на ночное дежурство, поэтому долго оставаться с нами не могли. Они отправились по своим делам, но прежде посадили нас с Акисой на маршрутку, и мы поехали домой. В родной двор заходить не стали, чтобы не нарваться на неприятную встречу с каким-нибудь очередным подосланным колдуном монстриком или с ним самим, надоело уже…
   Джинния сразу перенесла нас на площадку перед Дверью. Интересно, соседи напротив уже заметили наши исчезновения и появления? Дома нас ждал новый жилец. Большой, лохматый и пахнущий псиной.
   – Это Найда, собака Анастасии Петровны. Она поехала на вокзал за бронью, сегодня одиннадцатичасовым автобусом мы едем с ней в санаторий на лечебные грязи!
   – Какой санаторий?! Куда? Ты же ничего мне не говорила.
   Я с грустью уставилась на собаку, в душе копошилось нехорошее предчувствие…
   – Ну, конечно, не говорила – мне самой только что сообщили. Анастасии Петровне на работе как самой старой работающей пенсионерке дали две путевки в Тинаки, чтобы она с мужем поехала. А Володя у нее еще в восьмидесятых помер, но она, ясное дело, не стала раскрывать карты. – Довольная бабушка докурила трубку и продолжила энергично паковать вещи.
   – И собаку вы с собой берете, уважаемая? – наивно поинтересовалась Акиса.
   У Найды, собаки неизвестной породы (скорее это помесь дворняги с Лабрадором), вид был крайне вялый, болезненный, я бы сказала. По всем признакам в путешествие в ближайшее время она не собиралась, разве только в последний путь.
   – Найда остается на вас. Анастасия Петровна уверила меня, что с ней не будет никаких проблем. Единственно она любит гулять, и подолгу, несмотря на то что одна лапа у нее на пять сантиметров короче других, это из-за травмы. И еще она не может оставаться одна в квартире, у нее страх одиночества. Это уже возрастное…
   Глянув в обманчиво невинные глаза больной собаки, я подумала, что это мы еще посмотрим. Хватит ей и включенного телевизора, эффект присутствия живых людей будет обеспечен. В любом случае не повесится же она, если мы с джиннией чуток погуляем…
   – Да, и оставленным включенным телевизором ее не обмануть, это с ней не проходит!
   Я с ненавистью посмотрела на хитро прищурившуюся после бабушкиных слов псину. Но вариантов не было, спорить бесполезно и небезопасно. Ладно, Найдой займется джинния, а я поскорее шмыгнула в свою комнату освободиться от душной водолазки и джинсов. Потом накинула халатик и пошла в ванную.
   Холодный душ – об этом я мечтала весь вечер! Прикрыв за собой дверь, я включила воду, разделась, потянулась к крану, чтобы пустить воду, и остолбенела. В ванной сидели два одинаковых маленьких существа с азиатскими чертами Яйца, в черной слизи, третий такой же вылезал из сливного отверстия. В воздухе слабо распространялся запах канализации…
   – Мам дома? – деловито поинтересовался самый чумазый, глядя на меня чистыми глазами.
   – Нет, – обалдело покачала я головой.
   – А пап дома? – осведомился другой.
   – Нет, – на автомате ответила я, лихорадочно пытаясь за спиной нащупать ручку двери. Но выскользнуть я не успела…
   – Ощинь харшо, – удовлетворенно кивнули они и, обменявшись друг с другом самыми паскудными взглядами, резко набросились на меня. Один вырывал у меня полотенце, двое других дико щекотали за ноги. Потом первый, быстро вскарабкавшись по шлангу душа, прыгнул оттуда мне на шею и стал щипать везде, где доставали его шаловливые ручонки. Оторвать их всех было просто невозможно, я задыхалась – еще полминуты, и все, безвременная смерть от щекотки!
   – Бабушка-а-а!! – в отчаянии завизжала я, толкая попой вдруг заклинившую дверь и прыгая и извиваясь в попытке сбросить адских существ.
   Бабуля почти мгновенно пришла на выручку, чуть не сорвав дверь с петель, и, не задавая лишних вопросов, принялась колотить дымяшей трубкой мелких чертят или демонят (их порода мне неизвестна). Те недовольно залопотали – видно, черепушки не настолько крепкие, чтобы выдержать тяжесть массивной ореховой трубки, помноженной на силу удара женщины, которая в пору гиперактивной молодости успела и молот пометать.
   Бабушка своей массивной фигурой зажала меня в угол и без того крошечной ванной, на месте расправляясь с чертенятами, посмевшими напасть на ее любимую внучку. А уже следом, сопровождаемая любопытствующей Найдой, подоспела и джинния.
   Увидев мелких паскудников, Акиса прокричала несколько раз какое-то заклинание, после чего щекотальщики с громкими воплями и ругательствами попрыгали в ванну. Как они просочились в сливное отверстие – непостижимо, но это факт, не подлежащий сомнению!
   Боже, что за неделя?! Сколько всего и всякого вторглось в мою размеренную жизнь вместе с этой пленницей пайдзы, такое и за сто лет не увидишь, даже рискнув дождаться праправнуков. Я с трудом вылезла из-под раковины, куда меня вмяла моя спасительница бабушка…
   – Это аят из Корана, шайтаны его очень боятся, Марта Ивановна, – охотно пояснила Акиса. – Аи, вы же опоздаете на автобус, почтеннейшая!
   Бабуля же как воинствующая атеистка на упоминание Корана даже бровью не повела, а вот о поездке санаторий, видимо, не забыла. В любом случае она автоматически сунула трубку в зубы и, развернувшись, оправилась допаковывать свои сумки.
   – И что, вот это вот и есть суперукрепленное магическое заклинание против проникновения в дом всякой нечисти?!! Ты хоть что-нибудь можешь сделать по-настоящему?
   Джинния пожала круглым плечиком… Типа зато она наложила такое заклинание, что бабушка теперь сразу забывает все козни, творимые Яман-бабой у нас дома. Ну а мелкие дэвы (вот они кто!) пролезли через сливные трубы, на которые защита не распространяется. Вот попробуй они сунуться в дверь или окно – диверсантов бы размазало тонким слоем пепла по неровной поверхности без единого шанса на воскрешение!
   Иногда я просто дурею от умения джиннии во всех – ситуациях находить себе оправдание…
   На автовокзал бабушку с подругой отвозил наш сосед по площадке дядя Боря. Мы с Акисой остались Дома, а если бы рискнули вызвать такси, на нем бы почти наверняка приехал Яман-баба с наклеенными усами. Ночью ничего не произошло. Может быть, потому, что я спала чутко, с молотком под подушкой и бдя вполуха…


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22

Поделиться ссылкой на выделенное