Галина Черная.

Джинния

(страница 3 из 22)

скачать книгу бесплатно

   – А выбившему девять тройных, двенадцать, шестнадцать и так далее страйков – правда, в истории нашего клуба подобного еще не зафиксировано – мы дарим телевизор. Но может, у сударыни получится, – нервно хихикнул менеджер. Когда через полчаса он уже тащил к дорожке новенький телевизор, лицо его было просто перекошено улыбкой. Понимаю, парню держать ответ перед хозяином заведения… Кстати, второй телевизор он нес уже просто с перекошенным лицом без всякой улыбки. А ведь я продолжала бросать…
   Третий телевизор для меня выбили мои болельщики, потому что хитрый менеджер попытался провести только что придуманное им якобы правило клуба типа – три телевизора в одни руки не даем. К его счастью, мне и самой наскучило это однообразие, и я решила сделать перерыв.
   Вот тут я и увидела своего соседа Мишу, лопоухого парня с рыжими веснушками во все лицо, пожалуй симпатичного, по натуре доброго и отзывчивого. Но не в моем вкусе. Одно время я даже избегала его, потому что он единственный знал страшную тайну моего детства – в возрасте трех лет мне вырезали аденоиды, и я долго полагала, что это часть мозга… Мишка был со своими друзьями и мне только кивнул. Я с благосклонной улыбкой звезды раздавала автографы, но он больше даже не повернул головы в мою сторону.
   – Твой сосед? – заметила джинния и спокойно пояснила: – Просто случайно прошла через его комнаты, торопилась сильно.
   – Да, и чем он там занимался? – нескромно полюбопытствовала я, расписываясь на футболке очередного претендента на автограф (он просил еще рядом написать мой телефон, но, взглянув на его лицо, я записала телефон моей школьной учительницы, который приберегала на подобные случаи).
   – Кормил мышь в клетке, – презрительно сказала джннния.
   – Бурундучка, Мишка к ним неровно дышит, – поправила я.
   – Какая разница, главное, в женихи он не годится, – с глубокомысленным видом резюмировала Акиса. А то я сама не знала.
   На следующее утро я с трудом разлепила распухшие, как, у морского окуня, веки. Поверите, спать мне практически не пришлось! Во-первых, до двенадцати ночи мы торчали в боулинг-клубе, пока нас оттуда не попросили, сказав, что вернут деньги за игру (которых мы и не платили) и вместе с призами довезут до дома на бесплатном такси, лишь бы я сошла наконец с игривой дорожки и прекратила их разорять. Телевизоры мы по дороге завезли в дом престарелых, а то что бы я сказала дома?
   Во-вторых, никакого приличного жениха мы там так и не обнаружили. То есть ряд претендентов был, и я даже надеюсь, что двое мне еще позвонят, но в целом – дубль пуст! Либо женатые, либо разведенные и с несерьезными планами, а остальные вообще пришли исключительно поиграть в боулинг и никакая моя краса их не интересует. Наглые буржуи!
   Ну а потом, так как впереди была еще целая ночь, наивная джинния, согласно утвержденному ею же плану, перенесла нас в гей-клуб.
Видимо, ее подкупило, что там одни мужчины, «красивые, ухоженные и воспитанные», плюс ни одной женщины. Ха! Женщин там действительно не было, какая ж дура туда пойдет?! А вот мы приперлись…


   – И как нас только сюда пустили?
   – Ты опять сомневаешься в моих безграничных способностях, о недоверчивейшая из бросательниц шаров? – Джинния мигнула официанту, который, вихляя бедрами, послушно притащил нам два голубых коктейля. Хм, что ж, цвет, соответствующий всему заведению…
   На нас никто особенно не косился, парни занимались своими делами: курили длинные сигаретки, пили фруктовый чай вприкуску с черным шоколадом, сплетничали, любовались маникюром, кое-где жеманно танцевали…
   Нет, лично я посмеялась от души под мужские взгляды, полные томного упрека. Акиса сделала довольную физиономию, искренне убежденная, что лучшего мужа надо ловить именно здесь! Но даже после того как я объяснила не понимающей моего веселья наивной восточной барышне, что это не наш контингент и по какой причине не наш, она или не до конца мне поверила, или в ней, как обычно, взыграло ее джиннье самолюбие. Короче, она захотела в очередной раз произвести эффект с помощью своих необыкновенных возможностей.
   – Предлагаешь уйти, потому что «дохлый номер»? Какое-то шайтаноподобное выражение… Но где еще мы встретим столько симпатичных и нарядных мужчин? Ничего, о благородная дочь почтенных родителей, если хочешь меня испытать, то выбери здесь любого мужа, и я внушу ему такую пылкую страсть к тебе, что он до самого последнего своего вздоха на этой земле не посмотрит больше ни на одного мужчину! А уж на небесах тебя заменят прекрасные гурии, от услуг которых не отказывался еще ни один смертный. Если, конечно, ему посчастливится попасть в аль-джанна.
   – Куда-куда?
   – В жяннэт, то есть в рай, о неученая!
   – Да ладно, ладно, спросить нельзя… Итак, кого же мне на сегодня выбрать? Может быть, вон того или этого… ага!
   Присмотревшись, я остановила свой выбор на самом красивом, на мой взгляд, парне, который, ничего не зная о выпавшем на его долю горьком жребии, еще открыто радовался жизни. Жеманно потягивая из трубочки клубничный дайкири, он активно флиртовал с довольно симпатичным парнем. Это была худшая участь, которая только могла выпасть на долю честного гея. Глаза мои наполнились слезами, но любопытство (читай: перспектива всю жизнь вызывать зависть у подруг мужем-красавцем) пересилило во мне жалость.
   – Его! – торжественно возвестила я, глазами и кивком указывая на моего избранника. Оставалось еще опустить большой палец правой руки вниз, для пущей значимости момента…
   Но джинния никак не могла понять, кого я имею в виду.
   – Хватит корчить рожи, о вдруг потерявшая дар речи! Опиши мне его или лучше покажи на несчастного пальцем!
   – Лучше опишу, – быстро откликнулась я. – Мне того, высокого, с пробором, он в рубашке из мятой вискозы цвета морской волны и с серебристыми ногтями. И еще у него брюки так все обтягивают…
   Джинния согласно кивнула, улыбнувшись, – видимо, одобрила мой выбор – и, сложив ладошки ковшиком, что-то в них прошептала.
   – Теперь пусть только встретится с тобой взглядом! – самодовольно сказала она. – В тот же миг он воспылает пламенной любовью, и ты увидишь свое отражение в его прекрасных глазах!
   Ага, меня бы хоть раз прекрасной назвала?! Нет, она чужого человека, пусть и моего, возможно, будущего супруга захваливает. А ведь «хозяйка» я!
   – Не тяни, о застенчивейшая, заставь его посмотреть на тебя!
   Ха, это легче сказать, чем сделать: парень по-прежнему был весь поглощен своим поклонником и ни на секунду не хотел отвлекаться. Сверлить его глазами было бесполезно, я зря потеряла десять минут. Так, за счастье надо бороться, пора приступать к более решительным действиям – встав из-за столика, я направилась к намеченному объекту, стараясь не краснеть от смущения. Ну не сидеть же на месте, все равно официанты нас с Акисой старательно игнорировали…
   – Извините, а вы случайно не хотите со мной познакомиться? – спросила я, осторожно наступая молодому человеку на ногу, как мне однажды посоветовал один мой друг, уверяя, что это лучший способ закадрить парня.
   – Не-э-эт, – жеманно откликнулся он, обернулся и влип. – Откуда вы, чудесное создание? Я вас здесь никогда раньше не видел…
   – Хи-хи… неудивительно, у вас тут свой междусобойчик, мне просто случайно повезло попасть.
   – А уж мне-то как повезло-о, – пропел он, делая стойку охотничьей собаки. Никогда еще на меня не смотрел такими глазами такой красивый парень. Я почувствовала себя на седьмом небе!
   – Прелестница, как я счастлив, что вы сегодня пришли сюда, ведь мы могли никогда не встретиться, потому что я отсюда практически не выхожу, премилое местечко! Столько мальчиков… А как вам здесь нравится?
   – Угу, по уши…
   – Ой, что же это я даже не представился, – засуетился парниша, – Игнат. Прошу любить и жаловать! Ну-у, можно не жаловать, только любите… А ваше, ваше нежное имя?!
   – Аглая, – пролепетала я, все-таки залившись краской. К тому же голова закружилась от приторно-сладкого запаха его духов.
   – Та самая, из стихов Пушкина? Агла-ая?! Какая прелесть, нет, вы слышали-и… Садитесь, милая, ну садитесь же!
   – Э-э, куда? – резонно вопросила я, на диванчике с трудом умещались двое – мой новый избранник и его старый «бойфренд». – Вы позволите?
   – Не позволю! – капризно откликнулся дружок, в его голосе явно слышалась ревность. – Тут даже для нас двоих очень мало места. И вообще… Игнат, я тебя не понимаю, ты пьян?! Скажи, скажи, пьян, да?!
   Упс, мы и забыли, что находимся здесь не одни. Смазливое лицо моего будущего мужа досадливо сморщилось. Окинув презрительным взглядом своего бывшего друга, он деликатно взял меня под локоток и увел к барной стойке. Друг поехал по дивану, изображая обморок…
   Никогда я еще не была так счастлива! Мой суженый, с высунутым языком и влюбленными глазами, его бывший парень в состоянии тихой истерики, напряженно-звенящая тишина «голубого» бара, отвисшие челюсти с накрашенными губками завсегдатаев… Какой кайф! Это надо было видеть, истинные женщины меня поймут!
   Но, увы, триумф длился недолго… едва мы присели, взявшись за руки, а Игнат, не оборачиваясь, попросил бармена принести для меня «Оргазмо», как к нам толпой бросился весь контингент заведения. Видимо, у моего жениха здесь имелись давние поклонники. Причем рассерженные до крайности…
   – Убирайся из нашего клуба, мы здесь всяких там… не принимаем! – фальцетом выкрикнул один, окидывая меня брезгливым взглядом.
   Другие поддержали в том же тоне:
   – Здесь приличное место, а у нее духи с сиреневым ароматом, фи!
   – Она не умеет себя вести, никакой тонкости в обращении, пришла и надавила!
   – Кто вообще сюда пропустил женщину?! Охранник, заставьте ее немедленно уйти!
   И, не дожидаясь появления последнего, которого, кажется, в зоне слышимости и в помине не было, они с яростью набросились… Я уже думала – на меня, автоматически зажмурила и выставила руки, готовая к обороне лица и волос в лучших традициях женских драк на дискотеке… но, открыв один глаз, увидела, что жертвой стал Игнат. Они кинулись его обнимать и целовать и гладить по голове, уговаривать, о чем-то шептали на ушко… И самое главное – ему это нравилось!
   Короче, вступиться за нового любимого я не успела, слишком быстро он переметнулся обратно:
   – Да отстаньте вы, отпустите меня, противные… а впрочем, мм… да-а… Аглая, крошка, подождите меня, я скоро… или не очень… или не ждите…
   Мне оставалось только плюнуть и развести руками. Вот он вам, перевоспитанный гей! Вот они, неодолимые джинньи чары! Не посмотрит ни на одного мужчину, навек мой, воспылает пламенной любовью…
   С бурей в душе я принялась искать в толпе свою самонадеянную подругу, которая тут же выскочила из-за чьей-то спины. Она тоже не могла отвести ошарашенного взгляда от этого множественного любовного союза.
   – Ай, прости, о горько опытная! Ты была права, это другая природа…
   Два облома в один день. Как понимаете, домой я вернулась усталая как ездовая собака и в наихудшем расположении духа. А по возвращении пришлось еще объясняться с бабушкой! Обещания перенести «в то же самое время» джинния не выполнила, потому что не вспомнила нужного заклинания, видите ли, ей давно не приходилось его применять… Взамен она со смиренным видом и поклонами выслушала от «уважаемой Марты Ивановны» самые витиеватые морские ругательства на тему нашего загула… Явно восточное почтительное отношение к старшим…
   Когда я переодевалась ко сну, Акиса заметила крестик на моей груди.
   – Эй, меня что, освободила христианка?!
   – Ну да, меня крестили в младенчестве. – Увидев ее круглые глаза, я попыталась смягчить, вероятно, травмирующий ее факт моей биографии. – А что не так?
   – Все не так! Джинния, принявшая ислам, не обязана служить какой-то… В общем, думаю, что я свободна от обязательств по отношению к тебе, о хитрейшая из желающих замуж! Но мне нужно удостовериться. Через десять минут я вернусь и, надеюсь, сразу освобожу тебя от моего присутствия.
   С этими словами она исчезла, оставив меня в глубокой депрессии. То есть раз я христианка, значит, мне фигу, а не жениха, да?! Может, переметнуться в ислам по-быстрому, тогда джинния не отвертится, а потом как-нибудь назад…
   Строя коварные планы типа «замуж по-любому!», я и не заметила, как прилегла и начала похрапывать. И кажется, даже видела какой-то сон, когда меня бесцеремонно растрясли за плечи:
   – Ай, везучая, приятная для тебя весть, она усладит твои уши и поспособствует приятным сновидениям! Я уточнила наверху: слово джиннов нерушимо, даже если оно дано христианке! Ты ведь из людей Писания.
   – Из кого-кого?!
   – Ну, из христиан и иудеев, по Корану их можно уважать.
   – Глубокое спасибо, могла бы и утром объявить, а-аух-ау-у-хр-р…
   – Самовлюбленная соня, – резюмировала джинния, подтыкая мне одеяло… это было последнее, что и почувствовала, засыпая.


   С утра бабушка вела себя мирно. Завтрак уже стоял на столе, чашка кофе сейчас будет в самый раз, только умоюсь. Моей волшебной подруги дома не было, я собиралась спросить, куда она делась, но тут Акиса сама объявилась. Оказывается, она всего лишь выносила мусор. Ее бодрый голос раздался из прихожей:
   – Марта Ивановна, я встретила внизу твоего многоуважаемого соседа. Он был совсем пьяный и чем-то очень недоволен. Прошу тебя, раскрой мне значение слов, с которыми сей благородный муж ко мне обратился…
   И она без запинки процитировала коронные фразы из лексикона дяди Леши, местного алкаша и дебошира. Не знаю, кто как, а я покраснела…
   – Э-э, это всего лишь значит, что ты очень нехорошая женщина, – невозмутимо ответила бабуля, выпуская колечко дыма.
   Джинния обомлела, взвилась и выскочила за дверь. Бабушка даже бровью не повела, ее волновало другое.
   – Знаешь, когда я попросила ее вынести мусор, она сказала: «Слушаю и повинуюсь!» Из Казахстана, говоришь, девочка? Хм-хм, надо же до чего там Назарбаевы народ довели.
   – Правда-правда, и из самого дальнего поселка, – внаглую соврала я, хватаясь за бутерброды.
   После завтрака бабушка отправила нас с джиннией на рынок, расположенный в двух кварталах от дома, вручив длиннющий список всего, что она любит поесть. В ответ на мой вопрос о судьбе несчастного дяди Леши джинния только улыбнулась уголком губ, и взгляд у нее при этом был коварно-торжествующий. Каюсь, что больше я не вспоминала о нем, в тот день столько всего произошло, и лишь на следующие сутки соседи поведали кошмарную историю.
   Оказалось, бедолага полдня провисел, подвешенный за шкирку на крюк стрелы подъемного крана. Он кричал, сначала очень громко, а потом все тише, пока совсем не охрип, так что даже пролетающие мимо вороны не смогли бы ничего разобрать, и шепотом требовал немедленно позвать прораба или хотя бы министра Шойгу. Но Шойгу где-то на Коморских островах ревизировал группу МЧС, спасавшую местных жителей от укусов сезонно распоясавшихся щетинистых ежей тенреки. А прораб и сам нашелся ближе к обеду. Потом долго искали крановщика и наконец совместными усилиями сняли оголодавшего и полуобезумевшего дядю Лешу. Про нашу «квартирантку» он никому и слова не сказал, а пил с тех пор только лекарства, по старой привычке предпочитая те, что на спирту. В общем, все списали на безвинный полтергейст…
   На рынке была обычная воскресная толчея. В нашем многонациональном, хотя местами пока еще и патриархальном городке первую половину воскресного дня люди гораздо чаще проводят на базаре, чем в церкви.
   – Дэвушки, ай, красывые, куда идете? – традиционно пристал высокий кавказец в кепке и грязном фартуке. – Пастой, падажди, виноград бэри, айва бэри, мимо не хады. Тэлефон дашь, э? Как тэбэ зовут, пэрсик?
   – Тебе не выговорить, – отозвалась я. Ответ не из самых удачных, но у меня правило никогда не повторяться, а придумывать в сотый раз что-то новое очень сложно. Хоть бы вопрос менялся, а так…
   – Аи, ну ты только скажи, я виговорлю! А твой подруга какой красавыца, сливка нэ хочешь, савсэм спэлый? – добавил он, хитро улыбаясь, но Акиса резко прибавила скорость, протащив меня за собой, а забежав за палатку с арбузами, громким шепотом оповестила:
   – Это был Яман-баба, да пожрут могильные черви его черный мозг, а нам представился базарным торговцем! Его могущество приумножилось, как быстро он настиг меня!
   Может, у джиннии мания преследования? Семисотлетнее сидение в пайдзе-одиночке не проходит даром для психики, все-таки срок немалый! Почему я так быстро поверила ей вчера? Подумаешь, погрозил пальцем, может, – это он оператору погрозил, не по-нравилось, что тот крупно его нелюбимый прыщик берет…
   – Говорю тебе, он это, о недоверчивейшая из незамужних девиц!
   – Значит, злодей снова внешность изменил? И как у него это получается, менять маски, как всемогущий и зловредный Призрак Оперы в предпоследней экранизации? Представляешь, у того была их целая коллекция, и все из человеческой кожи.
   – Не знаю… И, главное, клянусь печатью на перстне Сулеймана, чего он выжидает? Он ведь поклялся погубить меня и стереть с лица Вселенной сами воспоминания о моем существовании! Что ему стоило сразу схватить меня и окунуть в воду?!
   – Утопить, что ли? – не поняла я. – Ну так это где ж он тебя утопит посреди базара? В бочке с пивом?
   – Только не в пиве! Коран запрещает нам алкоголь. – Отметив мой непробиваемый взгляд, Акиса устало пояснила: – Помнишь, я говорила тебе, что Аллах сотворил нас, джиннов, из бездымного огня. От переизбытка воды жизненные токи покидают мое тело, огонь души угасает и мне надо снова постоять в бездымном огне, чтобы преисполниться внутренних сил и могущества.
   Про свое могущество она никогда не забудет вставить, хотя ясно уже, что не такое оно у ней и могущественное, простите за «масло масленое».
   – Вот почему ты не умываешься по утрам… И что за огонь такой бездымный? – живо поинтересовалась я, чувствуя, что у меня голова идет кругом от обилия знаний по физиологии джиннов.
   По-быстрому загружаясь картошкой (нашу волшебницу удерживало сейчас на рынке только поручение уважаемой Марты Ивановны), Акиса ответила:
   – Долго объяснять, но ваш газ на кухне в случае чего тоже подойдет.
   – Ты уже говоришь совсем как современный человек и почти без акцента, – похвально заметила я, осознав, что меня уже ничто не удивляет. Слегка подивиться сейчас я могла бы, только увидев гигантского жука-солдатика, сбежавшего из военной лаборатории закусав до смерти сторожа-культуриста сержанта в отставке. Но секретной военной лаборатории у нас в городе нет, значит, и жук мне не светит…
   – Аи, ты сильно права, о наблюдательная дева, поистине мы, джинны, обладаем способностью быстрого обучения чужеземным языкам, – гордо ответила Акиса. Кажется, я поторопилась с похвалой.
   Джинния попыталась сказать что-то еще, но тут я увидела нашего продавца, он шел по ряду, явно кого-то выглядывая…
   – Все, уходим отсюда, остальное докупим в магазине!
   – Он вернулся?!
   – Вах, красавицы, вот гдэ я вас нашел, мои золотые! Зачэм бежал, апельсин-шмапельсин не пакупал?
   Этот тип уже стоял рядом с нами. Смуглое лицо, мелкие морщинки вокруг глаз, длинный нос с горбинкой – типичный небритый кавказец лет тридцати с гаком, двадцать пять из которых он провел на рынке. Неужели и правда так может выглядеть могущественный чародей-подпольщик?
   – Что вам надо? – раздельно и строго произнесла я, убирая его руку со своего плеча, поскольку джинния практиковала в данный момент лишь молчаливое испепеление взглядом объекта. К сожалению, даже в ее случае только образно…
   – Ай, ничего плохого, товар сасэду оставил, только чтоб пагаварить с такой валшебный дэвушка, как твоя падруга. Она мэня заколдовала огненными глазами, вах! И как жэ ей удалось вырваться из плэна… То есть как же мнэ, гаварю, выбраться из плэна-шмлэна ее глаз! – Чародей многозначительно подмигнул, сверкнув черными очами. Да, это его взгляд, вот сволочь конспиративная.
   Я уже собиралась пнуть резвого южанина по коленке, самый простой прием самозащиты, как вдруг подоспела помощь, откуда не ждали. Рядом возник Миша, мой сосед, курсант школы милиции.
   – Эй, гражданин, оставьте девушек в покое! – потребовал он официальным тоном, да так громко, что все обернулись. Вот не знала, что Мишка такое умеет… Обычно, как встретишь его в подъезде, так он только промямлит что-то невнятное типа «здрасьте». Может, форма на него так действует, он ведь вроде в этом году оканчивает свою школу милиции.
   – Или пройдем в отделение? – добавил Мишка, строго глядя на торговца и рукой указывая направление.
   – Ай, куда пройти, зачем пройти, пачему честный Гоги обижаэшь, а? Я нычего не сдэлал. Документы есть, прописка… Э-э… мм… А! Товар оставил, тороплюсь очень, генацвал, совсем убежал, да!
   Когда «честный Гоги» скрылся за спинами покупателей, расталкивая их в недостойной спешке, мы обернулись к нашему спасителю. Джинния с удивлением, я с благодарностью. Или наоборот?
   – Спасибо, Миша! Ну, мы пошли, тоже очень торопимся, – поспешно проговорила я, пытаясь увлечь за собой кланяющуюся джиннию. Надо бы ей сказать, что ее поклоны не воспринимаются окружающими как само собой разумеющееся, а, наоборот, скорее вызывают легкий шок.
   – Ничего, я рад, что оказался рядом в нужный… тебе… для тебя… момент. В общем… Да, а у нас практика! Вот. Сегодня сюда поставили, но… – Он словно бы и не замечал Акисы, торопясь мне что-то сказать. – Аглая, а ты… ты, оказывается, профессионально играешь в боулинг! Так вот, я думал… если у тебя будет время…
   – Ха, так ты все-таки заметил? – поторжествовала я в душе. – Ладно, научу, но извини, потом. Мы правда очень-очень спешим…
   – Я могу вас проводить, сейчас только попрошу товарища меня заменить.
   – Не утруждай себя, юный господин, – возразила было джинния, перестав кланяться, но, углядев «Гоги», коварно притаившегося за лотком с арбузами, мигом сменила пластинку: – Да вознаградит тебя Аллах, если ты нас проводишь, о неустрашимый герой нашего времени, поражающий доблестью и величием! Скорее же лови второго стража.
   – Короче, мы согласны, не обращай внимания на речь моей подруги – да уж, выражается странно, просто она из другой реальности.
   – В смысле слегка тронутая? – совершенно серьезно спросил Мишка. Хорошо джинния, обеспокоенно озиравшаяся по сторонам (шпион-колдун снова исчез!), его не услышала.
   – Потом объясню, – многозначительно шепнула я.
   Но едва мой сосед отправился за товарищем, джинния схватила меня за рукав и утянула за ближайший киоск:
   – Яман-баба, зловреднейший из чародеев, так легко не отступит, лучше нам сразу полететь домой, о свет моих очей и любимая звезда моего небосклона!
   У меня сложилось стойкое убеждение, что, когда джинния применяла ко мне подобные эпитеты, они звучали исключительно в издевательском смысле. Но прямых доказательств не было…
   – А как же Миша с другом?
   Вопрос повис в воздухе, потому что непоследовательная в своих желаниях (решениях?) джинния, на этот раз даже не думая о многочисленных свидетелях «чуда» (вокруг была куча народу), мигом перенесла нас на нашу лестничную площадку… Вообше-то можно было бы и сразу в квартиру, но нам обеим не хотелось смешить бабушку телепортацией.
   – Хорошо, что наши стены находятся под заклятием Сохранности Имущества, – облегченно вздохнула я, открывая дверь своим ключом.


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22

Поделиться ссылкой на выделенное