Галина Черная.

Джинния

(страница 1 из 22)

скачать книгу бесплатно

 -------
| bookZ.ru collection
|-------
|  Галина Черная
|
|  Джинния
 -------

   Все началось с золотого коня, вернее, с его поисков у села Селитренное. Названьице то еще, видимо, производное от субстанции, на которой местные выращивают «самые ранние» арбузы. Мы тогда две недели на солнцепеке раскапывали фундамент очередного зернохранилища или сарая, куда простой житель золотоордынского городища некогда сваливал всякий хлам типа дырявых кумганов и ковшей без ручки. Мы – это студенты истфака, первый курс, проходим тут полевую практику, раскапываем неизвестный древний город с непонятным названием, но пока явно не Сарай-Бату выкапывается, а что-то помельче и поскромнее.
   Меня зовут Аглая Морозова, и хоть заниматься собственно раскопками мне пока не дают, я выполняю работу не менее важную и ответственную – очищаю добытые обломки ножей, ювелирных изделий, наконечники стрел и медные монеты (последние лучше замачивать на ночь в керосине). Но скоро меня обещают допустить непосредственно к копанию, что приятно греет душу. Нет, не факт обладания совковой лопатой, разумеется, а возможность найти… клад! Ну вот я его и нашла… почти…
   Утро, когда все это началось, было утром совершенно обычного дня, такого же, как все рядовые будни. Но лучше по порядку. После молочной каши и жидкого чая, подаваемых в палатке-столовой, все, как и положено, отправились отнимать у недр то, чем последние, как всегда, не особенно собирались делиться. Работали долго, солнце уже вылезло в зенит, а я только-только отчистила одну уж очень закопченную медную чашу с покусанными краями. Старшекурсницы с ребятами копали в прохладной яме, уже метра на три в глубину врылись, эгоисты… А мне приходилось сидеть на самом солнцепеке, тент из брезента только концентрировал под ним горячий пыльный воздух. Но это так, мысли вслух, я не жалуюсь…
   – О чем размечталась, муха сонная? На, получи, очередной кувшин и верительная табличка – ценная находка, между прочим… Кстати, сам лично выкопал! Чисть давай, хватит прохлаждаться, – повелительно проорал прямо над ухом наш староста Вася Климов. Он небрежно сбросил находки и, даже не удостоив меня взглядом, кривляющейся походкой отправился в поселок. Наверняка за самогонкой… И как только мы выбрали его в начальники?! Хотя, помнится, особого желания занять это место никто больше и не выражал…
   Осторожно поставив, на газету медный кумган (тот же Вася постоянно называет их кувшинами), я взяла в руки толстенькую потемневшую пластинку и благоговейно провела ладонью по ее поверхности. Больше похоже на пайдзу, такие выдавал русским князьям всесильный Батый. Тяжела-я-а… Потом протерла ее тряпочкой, смоченной в специальном растворе, и отдельные островки заблестели, вспыхнув ярко-желтым светом.
Да она же золотая!
   Вот тут все и началось… В смысле самое интересное…
   – Ай-яй, неужели явился мой благословенный избавитель?! Слава Аллаху!!! Наконец-то! – раздался звонкий женский голос – Только быстренько соберу вещи, подведу ресницы и через мгновение предстану пред твоими ясными очами, о мой новый повелитель!
   Признаюсь, я немного удивилась и даже чуточку испугалась, когда, обернувшись, не увидела никого за спиной, сбоку и вообще. То есть в пределах такой громкой слышимости никого не было. Хотя голос отчетливо слышала. Но, подчиняясь здравому смыслу, я быстренько убедила себя, что ничего и не было, сразу почувствовав нескрываемое облегчение. Работа продолжалась под бодрое мурлыканье «Вот оно, какое наше лето…» до тех пор, пока не стало возможным прочитать надпись на пайдзе… вот только если бы, конечно, я умела читать по-арабски. Так, в неторопливой чистке, прошло, наверно, не меньше получаса, как вдруг снова раздался тот же голос:
   – Прости, о мой великодушный господин, твоя покорная рабыня немного задержалась, нужно было все уложить, ведь, когда находишься в заточении семь столетий, успевает скопиться столько…
   Я подняла глаза – передо мной стояла странно одетая девушка с большой шелковой котомкой, она улыбалась, кокетливо поправляя уложенные в замысловатую прическу волосы. На первый взгляд – лет девятнадцати – двадцати, круглолицая, восточного типа и явно злоупотребляющая косметикой. Одета как в кино: стянутые у лодыжек голубые полупрозрачные шальвары, роскошная парчовая жилетка, вся в блестящих камушках и бисере, и компактная веселенькая чалма чуть набекрень. Откуда пришла – непонятно, словно возникла из воздуха. А еще мне на секунду показалось, что я видела маленькую воронку из пыли у нее под ногами, которая тут же исчезла…
   Мы внимательно разглядывали друг друга, пока девушка, сообразив, что за моей спиной никого больше нет, не перестала улыбаться. Ее разочарованный взгляд остановился на пайдзе, которую я судорожно сжимала в руке, обалдело уставившись на пришелицу.
   – Ты кто такая? – строго поинтересовалась она, сдвинув брови и высокомерно задрав нос.
   – Что значит – кто такая? – не поняла я.
   – Ай я не верю, что это ты нашла мою золотую басму…
   – В смысле вот это?… Ах да, ее еще и так называли… точно, басма!
   – … семь веков назад я была приговорена к заточению в пещеру-одиночку недостойнейшим из людей, хитрым обманщиком и могущественным чародеем, да пожрут муравьи его печень! – трагично продекламировала незнакомка и спокойно добавила: – Яман-баба его звали, не слыхала? Ну и ладно. Так скажи, кто нашел мою табличку?
   – Гм… вообще-то это Вася. Кстати, я тоже вполне могла ее найти. Если бы мне только дали вести раскопки…
   – Вася-а-а, – скривив губы, медленно произнесла она, не слушая меня. – Вася, Вася, Вася… как-то не так звучит, недостаточно благородно!
   – Да ну… обычное имя, Вася, Василий, – начала я чуточку раздражаться. – А вы, собственно, кто? Возникли из…
   – Ты сказала басилей? Царь или вождь племени! Вах, совсем другое дело! Ну конечно, милостивый Аллах не мог послать ко мне, одно время служившей самому великому Ибн Сине, менее знатного избавителя. А то, что ты, потерев мою басму, вызвала меня, забудь! Это ровным счетом ничего не значит! Не ведавший ни о чем мой новый повелитель, разумеется, сам не чистит золото, а поручает это своим служанкам.
   – Спасибо, хоть рабыней не назвали, – проворчала я. – Кстати, если уж переходить на «ты», то, по-моему, подруга, ты просто ненормальная! Нормальные люди из воздуха не появляются…
   Честно, я все это время боролась с внутренним голосом, твердившим, что эта амбициозная пришелица не более чем галлюцинация, вызванная перегревом и монотонностью труда. Причем галлюцинация трехмерная, объемная и озвученная, как профессиональная компьютерная графика. Правда, доселе в нашем отряде такого не было, но это мелочь…
   – Я могущественная джинния, созданная из бездымного огня, а имя мне Акиса!
   – Киса?! – не удержалась я. Кто-то сказал, что, если над галлюцинациями подшучивать, они исчезают быстрее…
   – Акиса! Так меня назвали в честь матери моего отца. Но к чему тратить время на разговоры со служанками, рабынями, простолюдинками, да кто бы ты там ни была вообще… Мой долг велит поскорее найти моего благородного господина и повелителя!
   – А зачем его искать, вон он идет, – едва не подавившись услышанным, буркнула я.
   На пригорочек поднимался пьяный вникакую Вася. Шатаясь, спотыкаясь и матюкаясь, он зигзагообразными движениями наконец подошел к нам. Джинния, как она себя назвала, немного застопорилась и оторопела, вытаращив глаза на столь редкий экземпляр «басилея», но уже в следующее мгновение порхнула ему навстречу, изощряясь в велеречивости:
   – О господин мой, услада моих очей и моего сердца! Твоя покорная рабыня явилась пред тобой и полна желания исполнять любые приказания моего сиятельного властелина. Однако прежде позволь сказать тебе то, чего я никак не могу утаить в своем сердце: у меня никогда еще не было столь прекрасного господина! Глаза твои – как два сияющих сапфира, чело словно из белоснежного каррарского мрамора, кудри твои из красного дерева, хранимого в Сулеймановых сокровищницах, твой…
   – Щче-во? Хи-хи… Аглая, че э-т-той местной от меня надоть?! – невольно отступил наш староста.
   – Служить тебе, о мой повелитель! – Сложив ладони, джинния низко поклонилась пьяному Васе (я едва не лопалась от прорывавшегося из меня хохота). – Исполнять все до единого твои желания, о великолепный, дабы облегчить нелегкий труд правителя и помочь тебе преумножить богатства и славу! Для меня нет невозможного, о сладкий, то есть славный мой господин…
   – Э… гм, исче одна… щчокнутая, да? Эт шчто, твоя сестра? – «удачно пошутил» Вася, ухмыляясь и кивая на джиннию. По-моему, с киванием наш начальничек перестарался, так как потерял равновесие и начал заваливаться прямо на девушку.
   – Нет, она явно к тебе заявилась, – ответила я, с интересом наблюдая, как моя новая знакомая заботливо ловит Васю, которого, похоже, совсем развезло (ну как можно пить самогон в такую жару!). На ее лице читалась готовность к немалым жертвам, но, видимо, все-таки не к таким… Ничего удивительного, у меня, например, за два метра голова кружилась от Васиного перегара.
   Но иллюзии джиннии относительно «господина» развеялись окончательно, только когда тот, с трудом и не без ее же помощи вернувшись в вертикальное положение, громко обозвал несчастную «приставучей калмыцкой метелкой»! Повернувшись, грубиян поплелся в лагерь, прежде забрав у меня отчищенную пайдзу, за которой и приходил. Узнав, что она и вправду золотая, «как он и утверждал», Вася почти отрезвел от радости и, спотыкаясь, побежал хвастаться, тем более что такую ценную находку надо было сдавать под запись в отделение милиции в тот же день.
   Девушка проводила его разочарованно-расстроенным взглядом, но уже через пару секунд выразительно уставилась на меня, не оставляя никаких сомнений в том, кого она выбрала новой жертвой. Я попыталась демонстративно отвернуться, сделав вид, будто решаю, за что взяться сначала: за дырявый медный сосуд, очень напоминающий ночной горшок, или за якобы серебряную ложку. Стоит лишь убрать с нее эту грязь, и наверняка… Хм… кажется, она все-таки алюминиевая, что подтверждает надпись «АЛС ц. 25 к.»… М-да, не тот период эпохи, бывает…
   – Как бы то ни было, но это ты освободила меня, потерев и даже отдраив до блеска мою басму. Поэтому, так и быть, я исполню два твоих желания, о счастливая, – с мрачным видом благодетельницы громко объявила девица. Причем снисходительно скрестив руки на груди, а не сложив ладошки и не кланяясь как совсем недавно перед Васей. Понимаю, в чем-то мне до него далеко, но все равно как-то обидно…
   – Два желания? А ему ты обещала исполнить все, почему же мне только два? Почему? И даже не три, ведь это некий стандарт, принятый среди джиннов. Правда, я сужу по художественной литературе и кинематографу, но они врать не станут, – справедливо заметила я, но моя «благодетельница», судя по ее отстраненно-равнодушному взгляду, меня не слышала. Пришлось повторить.
   Джинния криво улыбнулась и показала два пальца: дальнейшие споры не имели смысла. Хотя, смилостивившись, тут же добавила:
   – Когда-то действительно так было, но те времена давно минули… На совете джиннов еще тысячу лет назад было принято решение не растрачивать время и магию на людей попусту и исполнять только одно желание. Второе я от щедрости прибавила сама, о жадная до пустых разговоров! Желай побыстрее…
   – Ладно, ладно, сейчас придумаю что-нибудь. – Я почесала нос, соображая.
   Скептицизм ко мне вернулся быстро – не может она быть настоящей джиннией, откуда? Не в сказке же мы находимся из серии «Тысяча и одна бессонная ночь с неугомонной дочерью визиря»! С другой стороны, фэнтези глубоко шагнуло в жизнь современного человека, поэтому на всякий случай запросы следует формулировать четко.
   – Знаешь, а сделай так, чтобы я сейчас копала вместе с ребятами и… нашла самое ценное из того, что там осталось! (Мм, лучше бы загадала найти золотого коня…)
   – Слушаю и повинуюсь! – насмешливо блеснув очами, кивнула джинния.
   – Нет-нет, я хотела сказать…
   Поздно… В то же мгновение я очутилась на дне раскопа перед изумленными старшекурсниками, съехав по чьей-то спине и отдавив любимую мозоль на ноге ни в чем не повинного парня. В руках у меня оказалась лопата, и все почему-то поспешили разойтись в стороны, насколько позволяла площадь ямы. Мне разрешили копать!
   О-оу, так я действительно встретила джиннию, настоящую! Блеск! Хотя, можно подумать, до этого мне то и дело попадались искусственные женщины-джинны. Эх, ну и развернусь я с двумя следующими желаниями… Тьфу, с одним желанием, она же предупреждала. Вот только выкопаю сейчас что-нибудь эдакое! Сейчас… скоро… ага…
   – Эй, ты хоть лопатой так не махай, убьешь, – скромно попросил меня один четверокурсник (кажется, это я ему мозоль отдавила), после того как в третий раз въехала ему черенком в поясницу. Но мой трудовой энтузиазм казался воистину фантастическим…
   Мной словно что-то управляло, и я так рьяно вгрызалась в землю, что никто даже и не задал глупого вопроса, откуда я свалилась и с чего это нагло занимаюсь не своим делом.


   На закате, жутко устав от непривычной и тяжелой работы, когда все остальные уже давно разошлись, покрутив пальцами у виска, я наконец наткнулась на какую-то дурацкую крышку от котла. Осознав, что непонятная сила не заставляет меня больше копать, я облегченно вздохнула, без сил опустившись на влажную землю, и окончательно поняла, что первое желание исполнено! В смысле вот оно, самое «ценное», что можно было выкопать в этом месте! Крышка от котла – ничего лучше тут уже нет и не будет…
   Блин, ну ведь сама же виновата, да? Стоит ли теперь волосы рвать, если по жизни, судя по психологическим книжкам, мы почти всегда неправильно формулируем желания или загадываем совсем не то, что на самом деле хотели.
   Я выкарабкалась из ямы наверх едва ли не по-пластунски, и почти сразу же появилась та самая джинния, теперь уже в золотистых шальварах. Видимо, у нее богатый гардероб. Фасон, кстати, классный – полупрозрачные, с люрексом – мечта времен индийского кино! О чем это я?! Водички бы…
   – О дева, краснотой лица подобная отходящему ко сну солнцу! Как тебе понравилось твое первое желание, исполненное мной в самом лучшем виде? – самодовольно поинтересовалась моя новая знакомая, любуясь на себя в карманное зеркальце – похоже, она наложила на веки вечерние тени с блестками.
   – По-моему, основное его исполнение легло на мои плечи, – хмуро отозвалась я, стараясь не шевелиться, – спина болела так, словно по ней прошлась танковая колонна с последующим кавалерийским корпусом…
   – Произнеси же свое второе желание, о усталая до ломоты в пояснице, я выполню его, и мы расстанемся с миром! – любезно предложила Акиса, поправляя на высокой груди ожерелье из монет.
   С легкой завистью оценив ее бюст, я решительно возразила:
   – Сейчас мне не думается над новым пожеланием. Состояние не то, да и настроение… Как говорят бюрократы, приходите завтра. – Я широко зевнула и осторожно попыталась встать на четвереньки. Когда с третьей попытки мне это удалось, я так и пошла прочь от раскопа, демонстративно игнорируя удивленно-возмущенное пыхтенье джиннии, и даже позволила себе один раз торжествующе хихикнуть…
   Добравшись до палатки, я упала на свою жесткую постель и заснула как убитая, по крайней мере как тяжело раненная, которой впрыснули изрядную дозу морфина. Но, несмотря на то что отключилась практически сразу, я успела заметить (или мне померещилось?) клуб черного дыма перед оставшейся открытой палаткой. Вроде бы даже подумала: какой это идиот жарит шашлык, используя вместо дров автомобильные покрышки?! Потом навалился сон…
   Утром, проснувшись от боли во всех мышцах сразу, я выбралась наружу в надежде увидеть Акису, совершающую в ожидании моего пробуждения короткие пробежки по степи вокруг лагеря. Шутка, ее нигде не было…
   Наши уже ушли на работу. Отлично, еще раз переберу все свои желания, включая тайные и запретные (вроде съемок с Томом Крузом в Голливуде!), и остановлюсь в результате на самом главном. В смысле на завтраке… Так что же выбрать из остатков роскошного завтрака, ждущих меня на общей кухне, – холодный омлет или горячую пшенку? А может…
   Джинния заявилась, когда я, дожевав скромный бутерброд с плавленым сыром, начищала очередной кумган.
   – Долгих лет твоим домашним любимцам, о заботливая! – поприветствовала меня она (хотя хомячков я ненавижу с детства!) и воскликнула: – Ай-яй, в таком же точно кувшине жил брат отца моей матери!
   – У вас что, нет понятия двоюродный дедушка? – проворчала я и, соизволив проявить вежливость, добавила: – Надеюсь, он сейчас в добром здравии?
   – Увы, нет, о добросердечная… На его кувшин наступил мул и почти раздавил моего несчастного родственника, так что второму сыну третьей дочери его отца пришлось срочно лететь за целебной водой чудесного озера Зем-зем. Только эта водичка его и спасла, и с тех пор он живет на побережье, обогащая лекарей, – охотно поделилась Акиса. Ее вчерашняя холодность и высокомерие сменились на добродушие и снисходительность. Приятно видеть явный прогресс! – Я пришла исполнить твое второе желание, о долго думающая, говори же скорей, – душевно попросила джинния. – А то мне уже очень хочется заняться и своими делами. Навестить родственников, посмотреть мир, подумать об устройстве личной жизни… О милостивый Аллах, сколько времени я потеряла, сидя в заточении!
   – Вах, – в сострадательном восточном тоне поддержала я. – Но, кстати, отличная мысль – мне тоже нужно устроить личную жизнь! Найти самого достойного парня, с которым и жизнь прожить было бы приятно и подругам показать не стыдно!
   – Э-э, ты уверена?!
   – Абсолютно! – твердо заявила я, смущенно подумав: хорошо, что не успела высказать желание, на котором остановилась ранее, – получить домашнего енота.
   – Это и есть твое второе, и последнее, желание? – без особой радости в голосе продолжала джинния, задумчиво поджав губки.
   – Истинно так! То есть да. Да-да-да!
   – Слушай, как-то хлопотно это. Пожелай что-нибудь другое, а?
   – Нет уж, хочу престижного жениха, и точка!
   – Ладно, зачем кричать, я не глухая, о чрезмерно требовательная дева. Может, возьмешь большой дворец с пятьюстами невольниками или тысячу верблюдов с бесценным товаром, шелками и пряностями?
   – Не-а, хочу жениха, – упрямо твердила я голосом Марфушеньки. Интересное контрпредложение джиннии окончательно убедило меня в том, что на сей раз с желанием я не прогадала.
   – И каким же его хотят видеть твои ясные очи, о наверняка разборчивая дева? – язвительным тоном поинтересовалась исполнительница желаний, прожигая меня взглядом рубиново-карих глаз. А уж косметики она использовала-а, впрочем, об этом я говорила…
   – Ну, не будем излишне привередничать, достаточно того, чтобы он был красивым, умным, добрым, порядочным, честным, а также неординарным, чем-то выделялся из серой толпы мужчин-обывателей. Материально обеспеченным, без проблем и мужских комплексов, с чувством юмора, спортивной фигурой и безупречным вкусом. Так, что я упустила? Ах да, чувственным и обязательно страстным…
   – Страстным?! Ты что, хочешь, чтобы он зарезал тебя самым большим кинжалом, не выдержав мук ревности к каждому прохожему, или благосклонности родственников, или встречи с подругой детства, или ласк любимого кота, или…
   – С какой стати уж такие-то кошмары?! У нас что, разные понятия о страстности… Ладно, тогда… э-э… только чувственным?
   – Это совсем другое, – милостиво кивнула Акиса. – Ну хорошо, душа моя! Клянусь Аллахом, такое совершенство нам придется поискать… Только сразу тебе говорю: если ты хотела, чтобы он жил поближе, увы… В вашем великом городе, – она махнула рукой в сторону поселка, – подходящего господина нет, я уже проверила.
   – Абсолютно согласна, я тоже успела присмотреться. Правда, это не город, – заметила я, пряча улыбку. – Это поселок, маленький и даже не городского типа.
   – Это не город?! Но, благороднорожденная моя, я насчитала здесь едва ли не три сотни домов!
   – Ха!
   – Неужели…
   – Ха! – гордо повторила я. – В настоящем городе, в МОЕМ городе, одних жителей почти полмиллиона! Ну, допустим, половина из них мужчины, еще одна половина подходящего возраста. В общем, я думаю, выбор есть…
   – Тогда мы сегодня же отправляемся в твой большой город! Не медли, о пока еще прекрасная ликом, надо действовать, доколе не отцвели персики на твоих шеках, а времени не так много осталось, ибо людской иск краток… Найти жениха никогда не поздно (для джиннии нет невозможного в сотворенном мире!), но чем раньше, тем лучше, не так ли? – серьезно умозаключила Акиса, как-то скептически меня оглядев, ее взгляд не внушал особого оптимизма. Черт, похоже, она внаглую намекает на то, что тут кое-кто заневестился…
   Вообще-то с тех пор как окончила школу, я была вполне довольна своей внешностью – она устраивала меня без оговорок, возраст у меня по современным меркам отнюдь не критический. То есть самый что ни на есть подходящий для поиска «своего» мужчины!
   – Мне, кстати, еще только девятнадцать, – проворчала я.
   – Ай, дорогая, люди так быстро старятся и так недолго живут, что все же лучше поторопиться.
   – Ясно, только у нас еще неделя полевой практики. Кто меня отпустит?
   Как видите, я ограничилась тонким намеком, пусть сама догадается «кто», а то еще заявит, что это и было второе исполненное ею желание и мы в расчете…
   Но джинния только рассеянно кивнула, дескать, никаких проблем, завтра устроим. Сегодня ей надо быть в родном Иреме, городе джиннов, заняться семейными делами, навестить многочисленных тетушек, с которыми не виделась семьсот лет, а вернувшись, разобрать вещи и подарки. Оказывается, у них на Востоке так принято: стоит любимой племяннице заглянуть раз в семьсот лет, как тетки тут же расщедриваются на всевозможные подарки. Короче, не дам ли я ей на денечек выходной, э?
   Итак, наше отбытие перенеслось на утро. Было решено остановиться у меня, родители все равно на даче как минимум еще неделю, а дома только бабушка. Тоже весьма своеобразная старушка, но договориться можно…


   А перед завтраком была линейка, на которой мучимый похмельем Вася произнес блестящую, учитывая его состояние, речь:


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22

Поделиться ссылкой на выделенное