Галина Черная.

Джинния против!

(страница 5 из 21)

скачать книгу бесплатно

   Я в длинном прыжке успела схватить его за собачий хвост, когда он попытался удрать. Хвост был сальный и тощий, но я поудобней намотала его на кулак, чтобы не смог выскользнуть.
   – Постой, дружище, неужели ты бросишь нас?! Как можно после всего, что мы вместе пережили! И что тебе вообще было нужно в этой пустыне, если не Черный Ирем?
   – Что за манеры, сестренка! – взвыл Симурх, возмущенно вырываясь. – Я вам ничем не обязан. Это за вами должок, дважды всерьез рискуя шкурой, я помог вам свергнуть Аджи-Дахаку. А еще избавил от приставучего Абдрахмана, помнишь? Тогда пусти!
   Я не стала уподобляться ему в мелочности и напоминать, что кое-кому мы тоже жизнь спасли, когда его почки хотели подать на завтрак Дракону. Похоже, пытаться удержать маленького монстра против его воли бессмысленно.
   Когда он улетел, мы задумчиво обернулись к стенам города. На первый взгляд они состояли из вонючей черной слизи, от которой веяло несокрушимостью. Будто сбитые из обладающего большой внутренней мощью желе, они колыхались – состояние для желе вполне естественное. Но в данном случае просто пугающее…
   – Миллионы шоготов пошли на строительство этих стен, – сказала Акиса с тяжелым вздохом.
   – Шоготы – знакомое слово, кажется, это какие-то существа. Где-то я о них читала. – Тут я уловила несоответствие в ее словах. – Ты хотела сказать строили их?
   – Нет, пошли на строительство.
   Она смотрела на город с брезгливостью густо замешенной на ненависти, как будто эти стены видела не в первый раз, да и тогда, в пустыне, мне показалось, что той дорогой она уже ходила. Почему же она скрывает это?
   – Шоготы… где же я о них читала или слышала…
   – Потерпи, ты их еще увидишь. Наверняка нам еще биться с ними придется. Это убийцы, безжалостные, сильные, не боящиеся смерти. Бездушные и возрождающиеся к жизни снова и снова.
   – Прямо терминаторы какие-то.
   – К тому же, если хозяин прикажет, они могут принять любой облик. Но распознать их нетрудно – по зловонному запаху изо рта.
   – По-твоему, эти стены живые? Значит, они видят нас? Что, если их жуткие хозяева уже в курсе нашего появления?
   – Нет, не думаю. По крайней мере, пока. Смотри, гибкость шоготов нам поможет, запусти в стену пальцы, как я, так мы сможем вскарабкаться наверх.
   – Фу, гадость, не хочу! Чем они питались при жизни, что так воняют?
   – В основном человеческим мясом, о любопытная, – ответила джинния спокойно, я отшатнулась и поскорей обтерла руки о шорты, потому что уже успела прикоснуться к этой пакости. – Но почему ты решила, что они мертвы?
   – Брр, хватит меня пугать, и так тошнотики накатывают. А как же Увалл, если он намерен предать нас, разве не предупредил стражу?
   – Это не входит в его прямые обязанности.
Но он непременно предаст в самый неподходящий момент…
   – Что-то ты слишком много знаешь для той, кто в первый раз лицезреет сии милые места. – Я все-таки не удержалась, чтобы не заметить это вслух.
   – В мире джиннов трудно выжить тому, кто не знает ничего дальше своего дома.
   – Это не ответ. Ты увиливаешь, сестра моя и подруга…
   Но джинния уже не слушала. Закатав шальвары, она полезла на стену. Плюнув и сделав глубокий вдох, я поперлась за ней. Отродясь не испытывала в себе ни крошки любви к альпинизму, но других вариантов не было…
   Как мы добрались до вершины, не знаю, этот кусок жизни выпал из моей памяти наверное, исключительно ради сохранения целостности психики. Когда мы лежали на верху стены, а она была для этого достаточно широкая, хоть и источала такой смрад, что все время приходилось сдерживать позывы к тошноте, и смотрели на непроглядный мрак внизу, там, где должен был находиться населенный демонами город, я заметила, что Акиса тонко улыбается.
   – У тебя улыбка обольстительная, как у Мефистофеля. Что ты задумала? Неужели появился план? – воспрянула я и чуть не соскользнула вниз, отчего воодушевление тут же улетучилось.
   Джинния недобро усмехнулась:
   – Увидишь, когда придет время.
   – А как мы отсюда спустимся? – спросила я, опасливо глядя в непроглядную тьму.
   – Легко!
   И Акиса неожиданно толкнула меня в спину. Эй! А-а-а-а-а-а!!! Соскользнув с мягких стен, мы упали прямо на стражников. Они, видимо, слышали мой крик, но успели только поднять головы вверх, чтобы посмотреть, кто это там так истошно вопит…
   – Вот дела, что нам за это будет?! – в ужасе прошептала я, кое-как выбираясь из отвратительной кашеобразной массы, оставшейся от двух гигантских варанов в одежде и сапогах. Огромные шарообразные глаза земноводных закатились, и, судя по всему, навсегда. Уфф… Я убийца. Поймают – посадят, не поймают – не… Уфф…
   – Не вздыхай так облегченно, тебя ждет самая жестокая кара, если кто-то увидит нас рядом с ними. Шелестим от мусоров!
   Джинния, несмотря на семисотлетнее заточение в пещере, закончившееся всего месяц назад, уже вовсю освоила современный русский. Но кто ее научил такому жаргону? Не я, это точно, я всегда говорю правильным литературным языком!
   – Да, линяем отсюда, пока местные фараоны нас не замели. – Впрочем, может, и не всегда.
   Мы неслись темными улицами, разделенными все теми же черными желейными стенами без окон. Эти коридоры то сужались, а то неожиданно разворачивались широкими площадями, как вдруг начали давить нас сверху и по бокам и заворачиваться спиралью, которая неожиданно закончилась конусовидным тупиком, на ощупь очень похожим на змеиную шкуру. Только каждая чешуйка была размером с лист шифера.
   – Мы что, в хвосте гигантской змеи?! – в ужасе вскричала я, вцепившись мертвой хваткой в Акису и тряся ее за воротник.
   – Ай, не впивайся в меня когтями, о пугливейшая из кошек, – дрожащим голосом проговорила джинния, с трудом отцепляя меня от себя. – Черный Ирем – живое существо, он может стать чем угодно. Совсем-совсем всем!
   – Ужас! Не только стены живые, но и целый город?!
   Я вдруг подумала: «Если он живой, значит, смертный, надо только найти, где находится сердце, и дубиной его…», но произносить такое было нельзя, и даже мысль эту я поскорее отогнала, вдруг этот город-чудище и мысли читает, чему бы я совсем не удивилась, намерение он точно может почувствовать.
   – Что ж ты раньше меня не предупредила? – упрекнула я джиннию.
   – Чтобы ты опять дрожала от страха всю дорогу?! – возмущенно откликнулась она.
   Я почувствовала, что начинаю задыхаться от обиды и нехватки воздуха. С самого начала, как только попала в этот город, было ясно, что кислород здесь присутствует, но только в незначительных количествах, а в змеином хвосте его и того меньше и, кажется, даже эти жалкие молекулы, кажется, подходят к концу…
   Мы повернули назад и, пригибаясь, на ощупь стали выбираться из этого тупика.
   – Ну, я не такая трусишка, полдороги, не больше… А потом, можно было бы морально поддержать. А что, если нам взять и подготовить террористический акт с целью уничтожения жизненно важных органов города? Начинать надо с почты и вокзала… – Я осеклась, вспомнив, что вслух о покушении на город, находясь внутри его самого, могла бы говорить только последняя дура. Акиса даже заткнула уши на ходу…
   А потом тупик вдруг взвился вверх, раскрылся, как цветок-мясоед раскрывает свои лепестки – я только почувствовала это по повеявшему удушливому ветерку с запахом тухлых яиц, – и мы вылетели из этой штуки, как будто нас выплюнули как невкусную еду! Немного обидно, подумала я, летя в неизвестность…


   Мы грохнулись на липкую землю в центре бескрайней, на первый взгляд темной площади. Хорошо, что тут все посадки мягкие, правда склизкие и противные, зато без синяков. Немаловажно, согласитесь…
   – Ну и что это такое?
   Перед нами возвышалось жуткое сооружение.
   – Это храм Мрака – верховного божества Черного Ирема и Луны, темной и страшной богини-соправительницы этого джаханамского города, – тихо пояснила Акиса, как всегда вставшая на ноги быстрее меня.
   Пятиугольное черное здание, в багровых потеках и шматах отлетающей штукатурки, поражало абсолютным диссонансом пропорций и уродскими скульптурами на входе. Справа стояло каменное изваяние женообразного типа, с крокодильими лапами и акульими плавниками. Оно излучало слабый свет, которого едва хватало, чтобы разглядеть лицо, представлявшее собой половинку луны с бугристой кожей и с оспинами в виде лунных кратеров. Наблюдая такое зрелище, я, бодрясь, прошептала:
   – Вот очевидное доказательство того, что власть и деньги дают не все. Пластическая хирургия и здесь не всесильна!
   Статуя Мрака, как и положено, утопала в полном мраке, и я, признаюсь, в первое мгновение чуть не закричала, приняв фигуры богов за живых существ, но Акиса меня успокоила, вовремя зажав мне рот и сердито велев не шуметь. Заодно сообщила, что эти фигуры не из разряда живых статуй и в ближайшее время оживать не собираются. Лично она очень на это надеется… Я едва не закричала во второй раз.
   Площадь была пуста, но, услышав приближающийся шум, мы сочли за лучшее юркнуть на соседнюю улицу и спрятаться за углом.
   – В этом городе так же темно, как, наверное, было у Ионы во чреве кита, да будет его место рядом с Аллахом и после скончания веков, – выдохнула джинния, хватая меня за локоть, хотя я другую ее руку не выпускала. В итоге мы шли, пригнувшись и держась друг за друга, как Винни-Пух с Пятачком.
   – Куда движемся?
   – Понятия не имею, но надеюсь, подальше от храма.
   Мы топали минут двадцать. Я устала, хотела есть, пить, спать и в туалет одновременно. Сколько можно убегать, проще сдаться в плен, посадят вместе с Мишей. Но, прежде чем сдаться, надо попробовать хоть что-то сделать…
   – Нам нужен козырь против них. У тебя вроде бы был, – решила напомнить я, время шло, а обещанное Акисой еще на городской стене «Увидишь, когда придет время» все не наступало.
   – Ай, азартные игры – это грех! – Она сделала вид, что не поняла.
   – Да нет, надо срочно придумать, как заставить их вернуть нам наших мужчин. Сомневаюсь, что здесь будет достаточно нашего письменного заявления. Даже поданного в самой умоляющей форме…
   – Не волнуйся об этом, у меня кое-что есть, – сурово напомнила дочь джиннов.
   – Но почему ты не скажешь мне что?!
   – Потому что потому, о болтливейшая из дочерей Земли, город может услышать!
   Мне почти удалось ее укусить, когда впереди забрезжил свет. Мы прожигали друг друга самыми уничтожающими взглядами, как вдруг я почувствовала, что за нами следят. Подняла глаза, и правда – над стеной вырисовывалась блестящая змейка с красным немигающим оком на хвосте, она явно наблюдала за нами…
   Как мне ни было жутко, я все же смогла сделать беспечный вид, вроде как и не замечаю слежки. Отличавшаяся большей сообразительностью джинния, увидев мое странное поведение, тут же краем глаза отметила причину и поддержала игру. Змея медленно скрылась. Какого же роста это существо, если «глаз» появился и исчез метрах в трех над нами…
   – Валим отсюда побыстрей! – прошептала я, и мы снова дали деру, но… обе стукнулись головами в упругое маслянистое вещество!
   Гигантский бесформенный склизкий монстр загородил нам дорогу. Откуда, когда?! Как будто за доли секунды соткался из густой вонючей дымчатой смеси, которая сходила здесь за воздух…
   – Я – Анарх, могущественный повелитель пластиножаберных рыб и создатель шоготов! И что у меня за жизнь? Не успеешь пасьянс разложить, как тебя вызывает очередной увлеченный теургией студент, и ты должен бросать все и лететь на зов только потому, что этому дурачку случайно удалось без запинки произнести нужное заклинание!
   – Да-а, непростая. Но мы вас не вызывали! – жарко возразила я, потихоньку пятясь.
   – Правда, что ли? – недоверчиво произнес Анарх, переводя сощуренный взгляд с меня на джиннию. Морда его расплылась в язвительной ухмылке. Я тоже посмотрела, лицо у нее было сердитое и виноватое…
   – Всего только разок и попробовала, и вовсе не тебя я вызывала, – пробормотала она. – Подумала, вдруг сработает… это от отчаяния. Чтоб я еще когда-нибудь так попалась!
   И в этот момент с хлопком воздуха перед нами материализовался тощий смуглый джинн с сережками в ушах. На теле его, кроме замызганной набедренной повязки ничего не было. Увидев Анарха, он выпучил глаза, осенил себя широким православным крестом и исчез.
   – Что это было? – невольно вякнула я.
   – О Аллах, а я-то откуда знаю! Наверное, тоже пришел на вызов…
   – Так-с, так-с, значит, вы и есть эти два кретина… кретинки, – спокойно констатировал рыбий повелитель. – Извините, вас, людей, трудно сразу различить по полу.
   – Пожалуйста, нельзя ли без оскорблений? – тонко пискнула я.
   – Вот благодарность за мою внимательность, – вдруг рассердился монстр. – Вы пытались применить свою магию в нашем городе и попали на меня, как и каждый чужак, который попытается сделать то же самое. Кого ни вызывай, а явлюсь я, ясно вам?!
   Чего уж яснее, мы дружно кивнули. Анарх удовлетворенно продолжил:
   – Охрана у нас хорошо налажена, злодейки! С какой целью вы сюда проникли, признавайтесь, или вам придется рассказать об этом под пытками. Хотели захватить наш город, так ведь? Сделать нас, бедных жителей Черного Ирема, своими рабами и прислужниками, заставить работать на себя бесплатно? Эксплуататорши!
   Я переглянулась с Акисой, судя по всему, она была ошарашена не меньше моего. Кажется, возражать монстру было бесполезно, мужик эмоционален, как все холерики, но я все же попробовала:
   – Мы ничего такого делать не собирались.
   – Ага, так я вам и поверил, конспираторши, вам меня не провести, – неуверенно возразил Анарх.
   – Ладно, вы нас раскусили, мы хотели все это провернуть, и с нашим могуществом вам не справиться, – пошла я от обратного. – Но у вас есть один выход!
   Акиса смотрела на меня и словно не верила своим ушам. А демон, судя по настороженно-внимательному выражению морды, кажется, клюнул, что неудивительно. Я и действовала с расчетом на его рыбий интеллект. Собравшись с духом, я решительно продолжала:
   – Отпустите двоих узников, один из них попал к вам позавчера, а другой где-то на неделю раньше, он у вас служил, звать его Яман-баба. Освободите их и мы вас не тронем!
   – Не тронете, замечательно, – неожиданно всерьез обрадовался Анарх.
   – Ты только хуже сделала, о малоумная. Знаешь, что они делают с врагами? – яростно зашептала Акиса.
   – Он все равно бы остался при своем мнении, – сквозь зубы прошипела я.
   – Но он ничего не мог с нами сотворить без позволения начальства, а сознавшихся в преступлении им разрешается казнить на месте!
   – Ой, я не знала… Серьезно?
   Я тут же попыталась удрать, но была остановлена крепкой лапой нашего тюремщика, хотя тюрьмы еще не было, но, похоже, до нее недалеко, если только в живых останемся.
   – Поздно, дорогуши, – злорадствовал наш захватчик. – Пришел ваш последний час.
   – Постой, погоди! Мы кое-что знаем, нам надо передать устное послание лично вашему повелителю от… от Бимелуса-второго, мы послы из Белого Ирема!
   – Послы-захватчики? Ну это уж слишком!
   Он связал нам руки одним взглядом, буквально только глянул на них – и они мгновенно опутались веревками, почему-то очень скользкими и холодными.
   – Змеи! – с ужасом осознала я, когда веревки начали виться вокруг запястий, крепко стягивая их и едко поглядывая на нас своими крошечными глазками.
   – Не кричи, о душераздирающая, – закатила глаза моя подруга. – Что плохого в змеях? У меня двоюродная прабабушка змея, я сама могу превратиться в змею, когда захочу. Аллах великий от щедрот своих даровал нам, джиннам, такую способность.
   – Очень приятно и очень кстати. – И я многозначительно закивала на свои руки, делая большие глаза.
   Но Акиса покачала головой:
   – Не старайся, забывчивая. Если бы могла, давно бы сделала, но здесь я ограничена в своих возможностях, и очень сильно, – с достоинством напомнила она. Иногда ее важность просто бесит, особенно когда обстоятельства такие, что даже Гитлер бы обратился в буддистские проповедники и ушел в монастырь! Но она никогда себе не изменит.
   – «Когда захочу»… – сердито передразнила я.
   – Хорошо, что сами разобрались, – ухмыльнулся Анарх. – А теперь вперед, топайте да не оглядывайтесь, и сразу предупреждаю: не пытайтесь меня обольстить, чтобы сбежать. Самки людей меня физически не притягивают.
   Джинния смерила его заинтересованным взглядом:
   – А самки джиннов?
   – Нет!
   – Так вам нравятся самцы? – злобно съязвила я. Он что, издевается? Думает, со змеями ползающими по нам, мы еще можем помышлять о соблазнении?! К тому же такого явно отвратного, малособлазнительного типа.
   – Другое дело, я люблю больших самцов. Таких, знаете ли, как…
   – Ладно, проехали, мы все поняли, – поспешно оборвала я демона, рискуя жизнью, но оно того стоило: слушать откровения монстра о своих сексуальных пристрастиях было куда хуже. Демон равнодушно заткнулся…
   Мы вышли на площадь и ахнули – на улицах города жизнь просто кипела! Тут слонялись шипя, крича и рыча тысячи разномастных и разноплеменных существ. Уродец на уродце и уродцем погоняет! Где были все эти твари, когда мы только свалились со стены?
   Акиса шла, гордо вздернув голову, как Жанна д’Арк перед судом инквизиции. А я все думала, что же мне это напоминает. Почему все происходящее кажется безумно знакомым? Возомнившие себя богами демоны с плавниками, могущие подглядывать за тобой из-за любого угла с помощью головных щупалец с красными глазками, создающие бездушных рабов-шоготов… мм… где я о них слышала? Или читала?..
   – Минуточку, минуточку… Лавкрафт! – невольно вырвалось у меня. – У Лавкрафта я про шоготов читала! Не вспомню сейчас названия. Но как такое возможно? Значит, он знал про этот мир или же, что еще фантастичнее, сам его создал?!
   На джиннию мои догадки не произвели никакого впечатления, к книгам она относилась несколько свысока, как ко всему, что могло в себя включать неизвестные ей знания, что принижало ее убежденность в собственном превосходстве. У меня под кроссовками противно хлюпала болотная слизь, а я радовалась, что читала и о ней…
   Про эту гадость он, кстати, писал: «Эта бесформенная протоплазма, источающая мерзкий запах липкая пузырчатая масса, покрывающая полусгнившие трупы, внушала поистине космический ужас» или что-то наподобие.
   Я искренне засмеялась и, кажется, вызвала у моей подруги подозрение, что окружающий кошмар уже подобрался к моим мозгам и начал потихоньку разрушать рассудок, но тут же подавилась смехом, вспомнив, что нам с Акисой, возможно, доведется вскоре испытать «космический» ужас наяву. Джинния посмотрела на меня с презрительным сомнением, как на сумасшедшую цветочницу, думающую, что тюльпаны – ее сыновья.
   – Тебе не кажется, что теперь этот активный город изображает болото, сама послушай, сплошной лягушачий квак стоит!
   – Это не лягушки-и…
   – А кто же?
   – Вот кто. Древни-и-ий, – с придыханием произнесла Акиса, впервые я видела ее такой напуганной. С трудом заставив себя посмотреть в направлении ее взгляда, я увидела, что к нам приближается монстр с внешностью насекомого, больше всего он был похож на исполинского разжиревшего водяного скорпиона. Нет, мне кажется, что они тут все из воды вылезли, действительно Древние, как у Лавкрафта. Но чудо в том, что у меня абсолютно пропал страх! Подумаешь, гигантский скорпион… насекомое!
   – Куда ведете женщин, лейтенант?
   – К нашему повелителю, мой генерал. Они попытались использовать магию, мой генерал, таким образом я и вышел на них.
   Бог одобрительно кивнул:
   – Отличная работа, лейтенант, можете вести задержанных дальше.
   – Спасибо, мой генерал, и благодарю, что не съели.
   Тюремщик трижды взмахнул вверх хвостом и трижды ударил им по земле. Кажется, это у них отдача чести. После чего Древний-скорпион пошел своей дорогой, а мы своей.
   – Почему их должности называются как у людей?
   – Может, потому, что тот, к кому нас ведут, человек? – туманно заметила Акиса.
   – Не может такого быть! Их повелитель человек? Они бы тогда не ненавидели людей, а относились бы к нам, по крайней мере, с уважением.
   Но по лицу Акисы было видно, что у нее на этот счет прямо противоположное мнение. Тот, кто хорошо знает людей, редко их любит…
   Дальше идти стало еще интереснее. Кого только мы на пути не встретили… По вновь изменившимся улицам (теперь город был похож на старую Астрахань) гуляли человекольвы, черного оперения тупоклювые птахи, похожие на гигантских грачей; демон-гриб, со злым и коварным выражением на мухоморной шляпке скачущий на одной ножке, наскочил на нас и… неожиданно рассыпавшись в извинениях, поскакал дальше.
   Все больше и больше эти создания своим поведением и выражением морд напоминали мне людей и все меньше вызывали страха. Я слегка расслабилась и даже начала получать удовольствие от лицезрения новых видов существ, эти, конечно, были пострашнее жителей Белого Ирема, вернее, попротивнее, но все равно не внушали особого ужаса.
   Почему же это место считается таким страшным? Но тут я вспомнила и как встретил нас город, и о змеином хвосте, и о хлипкой жиже под ногами, которая, впрочем, никуда и не делась. Интересно, можно ли здесь где-нибудь вымыть ноги и купить новую обувь, не хочется предстать перед любимым в таком кошмарном виде.


   Меж тем мы подошли к лесу. Ага, натуральный тропический лес прямо в центре города. Однако при ближайшем рассмотрении то, что я по наивности приняла за деревья, ими не являлось, по крайней мере, частично. Демоны-растения…
   Отродясь о таких не слышала, и нате вам – целый ботанический сад! В общем, среди исполинских деревьев я увидела желто-зеленое в полоску дерево с монстрами-арбузами, очень похожее на то, которое Яман-баба, когда еще был нашим врагом, заслал в квартиру моей бабушки, но она тогда успешно с ним расправилась. Акиса тоже обратила на них внимание…
   – Эти паскудники (прости, Аллах!) – самые низшие демоны. Последние слуги из грязных овощей, годятся только для самых бесстыдных, не требующих ни ума, ни сообразительности поручений. Растут не на земле, а на дереве, чтобы всегда быть под рукой, когда кому понадобятся, – проконсультировала она, когда мы проходили под овощными монстрами.
   Как они называются по-научному, спрашивать не хотелось. Один из них, противно хихикая, тут же попытался подцепить меня за волосы своими скручивающимися в колечки отростками, но я, тихо ойкнув, вырвалась и дальше шла, уже прикрывая голову связанными руками и стараясь больше не терять бдительность.
   – Прелестный садик, чтоб его…
   – Тебе нравится? – простодушно удивилась Акиса.


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21

Поделиться ссылкой на выделенное