Гай Орловский.

Ричард Длинные Руки – граф

(страница 6 из 37)

скачать книгу бесплатно

Толстый ковер пружинит под ногами, с каждой ступенькой страх сильнее стискивает внутренности. На предпоследней я остановился, вытянул голову, заглядывая за край. Вправо и влево тянется роскошным туннелем слабо освещенный коридор, ковровая дорожка пролегает строго посредине. Странно, днем ее не было. На стенах портреты, между ними массивные подсвечники на три рожка, это на случай, если какая свеча погаснет, две другие подстрахуют, а в самом конце коридоров темные проемы, там лестницы, что ведут выше, уже поменьше.

Все-таки я дурак, сказал я себе, внезапно протрезвев. Слишком рано мне искать Кристалл Огня. Знаешь, давай не искушать судьбу. Сперва узнай о нем все, что сможешь. А если он не на подоконнике в коридоре, а под подушкой леди Элинор?

Коридор пуст, тих, так и манит пройтись по ковровой дорожке, в другую сторону – ковер такой же, только портреты на стене другие. Я вздохнул, напомнил себе про всех этих Ползунов, Зовунов и призрачных волков, кто знает, когда они выходят на охоту, вдруг вот сейчас собираются, медленно спустился по лестнице…

В холле пусто и тихо, в три зарешеченных окна заглядывает звездное небо, на моих глазах странно посветлело, из черного как сажа стало почти синим, на фоне звезд нечто промелькнуло. Я всмотрелся, через пару мгновений блеснуло, словно далекая зарница. Я подошел к окну, пальцы судорожно вцепились в каменную кладку подоконника. На фоне звезд стремительно носятся, раскинув руки, как крылья, два человека. Я не рассмотрел, во что одеты, но не в привычную мне одежду, будь это простолюдины или знатное сословие, а нечто легкое, спортивное, но не чисто спортивное, а как бы косящее под спортивное, как в цирке. И эти фигуры выделывали сложнейшие фигуры, что, однако, подчиняются законам аэродинамики: никто не зависает в воздухе, а скользят и скользят, словно виндсерфингисты, взлетают к звездам, там переворачиваются и вот уже по незримой волне по наклонной вниз, а второй… это девушка, теперь вижу, волосы хоть и подстрижены, но округлости и вторичные половые признаки…

Я вздохнул, это какой же великолепный воздушный цирк, кто и запечатлел, почему все длится и длится, это же призраки, можно сказать, голография или просто магия, это проще, ну как же все это…

Еще минут десять торчал в расстроенных чувствах, любовался дивной красотой, затем небо померкло, фигуры постепенно размылись, исчезли, только звезды продолжают сиять торжествующе ярко, как на празднике.

И только я начал отворачиваться, пора идти спать, как в синевато-черной ночи что-то проступило, налилось весомостью, через минуту я увидел, как медленно плывет по звездному небу, величаво загребая огромными лапами-ластами, исполинская черепаха. Исполинская не то слово, размером с авианосец… нет, авианосец рядом с нею покажется катером. А то и байдаркой. Панцирь массивный, древний, поцарапанный, в мелких сколах, а сама черепаха в плотной чешуйчатой коже, плывет с натугой, загребает лапами с усилием, ибо на спине три слона, повернувшись друг к другу задницами и смирно опустив широколобые головы, правда, угрожающе выставив клыки, а на спинах у них огромный плоский и светящийся блин… я с трепетом узнал нашу Галактику!

Она медленно поворачивается на слоновьих спинах, блистают отдельные звездные скопления, вспыхивают новые и сверхновые, я с потрясающей ясностью ощутил, что если сумею присмотреться… увы, не сумею, но если бы сумел, я бы разглядел ближе к краю желтенькую такую скромную звездочку, меленькую и не очень яркую, а вокруг нее множество планет, комет, астероидов.

Сумел бы присмотреться еще – на третьей от звездочки планете рассмотрел бы очертания океанов, морей и материков и даже, опять же, если бы сумел, мог бы увидеть себя, изумленно задравшего хлебало к небу.

– Все, – сказал я себе дрожащим голосом, – все, хватит… а то еще и не то увидю…

Глава 7

Из-под двери людской пробивается узкая полоска света. Я сделал шаг, уловил какую-то неправильность, посмотрел в другую сторону. На той стороне коридора такая же дверь, оттуда тоже полоска света, только не такая яркая. Я повертел головой, стараясь сообразить, из какой я вышел, с трудом разобрался с правым-левым, потихоньку подкрался к двери, что на противоположной от людской стороне холла.

За дверью как будто бы голоса, но плотная дверь глушит звуки, я тихонько потянул на себя, не заперто. В щель увидел залитую красным огнем переносной лампы тесную комнату, стены из массивных блоков, обострившийся слух поймал два голоса: нежный девичий и другой, мужской, но слишком тонкий, хотя я почему-то не сомневался, что с девушкой разговаривает мужчина. Голоса звучат мирно, негромко, я все больше приоткрывал дверь, в то же время всматриваясь в пол, стены и потолок в поисках магических штучек.

Милая упитанная девушка в сером крестьянском платье до полу и белом переднике поверх него сидит в четверть оборота ко мне на скамеечке перед прялкой, ногой равномерно жмет педаль. Колесо вертится с негромким убаюкивающим жужжанием. А перед нею прямо на полу крохотный человечек размером с откормленного кота, толстенький и в вязаной одежде, даже на голове колпак, будто заботливая бабушка связала, ловко орудуя спицами.

Свет от фонаря на полу показался таким ярким, что я щурился и сдвигал веки. Вся комната и домовой с девушкой как будто охвачены пурпурным огнем, веретено жужжит, как огромный шмель, пахнет свежим сеном, я внезапно ощутил покой, захотелось выйти из тени, сесть рядом с девушкой и положить ей голову на колени.

– …и тогда добрый хозяин не стал преследовать злокозненного гнома Альткера, – услышал я хрипловатый и, несомненно, мужской голос, – и с той поры в замке воцарилось спокойствие.

Девушка перебила живо:

– Уж и спокойствие!.. Ты забыл, что твои родичи вытворяли, когда замком завладел молодой хозяин Гунульф!

– Это другая история, – заявил домовой.

– Почему?

– Тогда владыки замка сами нарушили договор! А мы при всем терпении народ весьма чувствительный…

Она засмеялась:

– Да? Ты выпил уже больше, чем пьет Аль Кей, а у тебя ни в одном глазу! Это ты чувствительный?

– Просто мы крепкий народ, – возразил домовой с чувством собственного достоинства. – Даже крепче вас, людей.

Она засмеялась, возразила, не прерывая работы:

– В тебя столько не влезет!

Трепещущий свет делал ее румяные щечки, и без того пухлые, вообще золотыми и такими сочными, что мне захотелось если не укусить, то хотя бы ущипнуть, давно не видел такого здорового и созревшего лица. Свободное платье хоть и скрывает выпуклости очень развитой фигуры, но перед домовым девушка не очень-то стесняется: при таком глубоком вырезе платье еще и сползло с одного плеча, округлого и сочного, как у душечки, мне отсюда кое-что видно. Хороша, удивительно хороша для любителей таких вот пышненьких и упитанных, с толстыми ляжками и грудью, похожей на две дыни. Христина, вспомнил я ее имя. Христя. Хорошее имя.

Из небольшого окошка, где темно-синее небо, странно четко падает лунный луч, но рассеивается, не коснувшись усыпанного соломой пола. Домовой спросил с некоторой обеспокоенностью:

– А ты не слишком рискуешь, ночуя здесь?

Она покачала головой.

– Знаешь, в людской все сразу засыпают, а я не могу так сразу. Здесь я полночи хоть чем-то занята.

– А хозяйка знает?

– Зачем ей знать такие мелочи? Она – хозяйка всего замка. И всего острова.

До этого я колебался, показываться или нет, но раз уж эта девчушка тоже нарушительница, то я тихонько выдвинулся из тени, кашлянул скромно. Домовой моментально исчез, девушка подпрыгнула, уронив с колен пряжу. Глаза в испуге расширились.

– Кто здесь?.. Кто вы?

Я легонько поклонился.

– Можно на «ты». Ты меня уже видела, я – новый челядин, меня сегодня леди Элинор перевела из леса в замок. А ты, как я помню, Христина. Верно?

Она кивнула, уже с великим облегчением, на лице настороженность, но села, не сводя с меня взгляда.

– Верно… Тебе не сказали, что ночью нельзя по замку?..

Я приблизился, осторожно опустился на скамейку. Фонарь с пола подсвечивает ей лицо, делая румянец на щеках ярче, зато глаза остаются в тени и выглядят огромными и загадочными.

– Да вроде бы нет, – проговорил я с неуверенностью. – Понимаешь, я не слишком умный и памятливый… Может быть, и говорили, да я забыл? Мне надо не просто сказать, а три раза повторить, а то у меня ранний эклер наблюдается. Это когда память изменяет где-то и с кем-то. Так что ты меня не выдавай, а я смолчу про твои ночные бдения с этим… в вязаном колпачке. Где он прячется? Меня можно не бояться, я человек безобидный.

Она смотрела на меня с любопытством и уже с жалостью, как смотрят на тронутых умом.

– А ты откуда?

– Не знаю, – ответил я честно.

– Как это?

– Потерялся я, – объяснил я сокрушенно. – Вот взял и потерялся.

– От своих отстал?

– Наоборот, мои все остались там, а я заблудился и вышел через лес к озеру. Здесь меня взяла леди Элинор и пристроила к кухне.

Ее глаза загорелись любопытством, на толстеньких щечках появились умильные ямочки.

– Так ты жил в лесу?

– Нет, – сказал я терпеливо и добросовестно повторил историю, как я вышел ставить силки на курдлей, но поскользнулся в ручье на камне, я ж такой неуклюжий, такой неуклюжий, упал и ударился головой о камень… камень треснул, ну я когда вылез из воды, то здесь и деревья совсем другие, и почему-то осень, а я упал почти что в талую воду, весна только-только…

Она спросила непонимающе:

– Ты что же, все лето пролежал в ручье? Ну ты и намок, наверное!

Из темного уголка раздался хрипловатый голос:

– Вода его вынесла из свернутого королевства.

Я всмотрелся, но домовой предусмотрительно не отходит далеко от норки, девушка вскрикнула радостно:

– Так ты из свернутого?

Я обиделся:

– Сами вы все свернутые! Я что, мусор, чтобы меня вода уносила? У нас все как у людей.

Гном после паузы сказал нерешительно:

– А еще может быть, тебе перебросило из одной эпохи в другую. Я слышал, что когда шли большие войны, то рвалось что-то такое, что… целые замки и города исчезали, а потом появлялись на сто лет раньше или на сто лет позже. А то и на тысячу. И эти раны еще не заросли целиком. Город уже не провалится, да и замок… но человек или корова может идти-идти, а потом в невидимую щель – р-р-р-аз!.. И выпадывает совсем в другой эпохе.

Девушка спросила ликующе:

– Да? Ты из другой эпохи?

Я проворчал:

– Слова-то какие… вумные! Эпохи, надо же. Я всю жисть в своей деревне, других не знал, вот и вся моя эпоха.

Домовой медленно показался на свету, осторожно сел на скамеечке от меня подальше. Если девушка смотрит больше с любопытством, то этот с явным неодобрением.

– Вот пример, – сказал он со вздохом, – что лошади, коровы и простые люди не замечают перемен.

– Больно вы замечаете, – возразил я, уязвленный.

Он подумал, ответил спокойно:

– Либо ты не совсем дурак, либо нечаянно попал в цель. Да, у вас хоть чародеи замечают… они сами его меняют, а у нас все живут по старым законам. И что ты собираешься делать?

– Выживать, – огрызнулся я. – Что мне еще остается? Скажи, что за страхи такие по замку ходят?

Девушка испуганно умолкла, я видел, как скосила глаза на дальнюю дверь, хорошо ли заперта, а домовой поморщился.

– Замок был мирным и спокойным, но долго ли таким мог пробыть, если все хозяева повадились таскать в него, как вороны блестящие вещи, всякую гадость?.. Да еще не умея пользоваться? Вот и получилось, что высвободились чьи-то души, а чьи-то, наоборот, попали в плен. И сейчас по замку бродит графиня Клер, а ведь она всего лишь попыталась использовать один любовный напиток… оказавшийся совсем не любовным. Правда, и маг Валуаст, что дал ей этот эликсир, не избежал наказания, но графиня вот уже семьсот лет бродит ночами по замку и не может найти способ, как избавиться от мук…

Я зябко передернул плечами. Все так свободно говорят о таких сроках, как сто, триста, семьсот или даже тысяча лет, а я ведь знаю, как изменилось мое «срединное королевство» всего за полста лет. Даже за десять.

– Значит, – спросил я тупо, – если я сейчас попробую вернуться в людскую, меня что-то схватит и сожрет?

Девушка посмотрела серьезными глазами.

– Может быть и хуже.

– Что может быть хуже? – пробормотал я.

Домовой вздохнул, поднялся.

– Ладно, сжалюсь. Пойдем, я покажу короткую дорогу.


Ипполит похрапывал, когда я прокрался и лег на свободную лавку, остальные спят тихо. Я полежал с закрытыми глазами, тщетно стараясь заснуть. Организм, получив возможность не спать по трое суток, тут же сдуру старался воспользоваться, а дальше ему хоть трава не расти, я боролся тщетно, наконец заставил себя расслабиться, тепло пошло по телу, к тому же начал считать до тысячи, но ничего не получилось, заснул на первом же десятке.

Снилась Сарнегерийя, я спросил ревниво:

– Ты что так редко появляешься?

Она засмеялась:

– Ты не готов. А я не спешу без зова, у меня сейчас есть Светлячок! Какой он чудный. Никогда не думала, что это может быть таким счастьем! Теперь я понимаю…

Я спросил со смесью понятной вины и понятной же гордости:

– Как он?.. В смысле растет?.. Чему-нибудь учится?.. Ты смотри, чтобы он чего дурного не набрался. Дети, они такие чувствительные…

Когда я пробудился, Марманда уже колдует у большого котла, пахнет вкусно, похлебка булькает на медленном огне, наверх всплывают то куски мяса, то листья трав, Христина быстро накрошила зелени и высыпала сверху, что значит – почти готово, можно разливать по мискам.

На завтрак появилась Франлия, села от меня за другую сторону стола, зачем-то подобрав ногу на скамью, так что оказалась ко мне боком, крепкая и загорелая, волосы отливают темной синью, сзади заплетены в толстую, не слишком тугую косу с красной лентой. Квадратный вырез открывает шею и тонкие ключицы, а ниже белеет полоска кожи, не тронутой солнцем.

Я старался не заглядывать в вырез платья, просто отметил, что при всей восточной наружности кожа Франлии белая, как у скандинавки. Она уловила мой взгляд, направленный на ее чуть-чуть выступающие прелести, насмешливо и высокомерно улыбнулась.

Еще у нее, как я отметил сразу, едва она появилась на пороге, удивительно сильно вздернута верхняя губа. Не вся, а только середина, получается такая арка, что я не отрывал взгляда, а когда и отводил глаза в сторону, стоило Франлии защебетать, как снова смотрел на эту удивительную губу. Вообще-то уродство, у любой другой женщины жутковато виднелась бы красная десна, но у Франлии зубы ослепительно белые, крупные, приковывающие внимание.

Как я заметил, ее старались не то чтобы не задевать, но по ее адресу шутили осторожнее, чем, к примеру, подшучивали над Мармандой или Христиной, все-таки Франлия ночует не в людской, а в комнате самого начальника охраны замка Винченца.

В людской, как я заметил, рацион тот же, что и у феодалов: мало хлеба, много разного мяса. Причем мяса дичи больше, чем мяса домашнего скота или птицы. И подают сперва дичь: лосятину, кабанятину, а также кроликов, фазанов, куропаток, журавлей, цапель. А потом подают «птицу»: лебедей, гусей, кур, уток, так как это просто птица, смешивать ее с благородной птицей, пойманной на охоте, – дурной тон.

Любой пир заканчивается свининой, Марманда уже бросает на широкие сковороды толстые ломти бледно-розового мяса. Словом, едим все, исключение только для конины и говядины, их есть считается непристойно: конь – для езды, бык – для работы. На удивление много едят травы, а я считал, что в Средневековье жрали только мясо и сыр. А здесь вон на десерт горы сладких пирожков, в корзинах яблоки, груши, всевозможные ягоды…

Еще на столах разложены ковриги хлеба, куски сыра, я с удивлением узнал по меньшей мере четыре сорта, не хило здесь живут, местные сыроделы от безделья дурью маются, изобретают все новые сорта, а можно бы просто расширять производство, завоевывать рынки…

Я вздохнул, в условиях перманентной гражданской войны, чем является Средневековье, о таком даже мечтать смешно.

Марманда поставила на середину стола огромное блюдо с горячими оладьями, похожими на ломти темного сыра, на поверхности такие же янтарно-желтые ямочки, где еще шипит, испаряясь, масло. Я протянул было руку, она сказала со строгостью:

– Сперва суп! Потом мясо. Оладьи – на потом!

– Здорово у вас кормят, – вздохнул я, – как вы только и работаете после такого завтрака?

Ипполит отмахнулся:

– Да какая тут работа? Так, присматриваем.

– Волшба почти все делает, – объяснил Маклей тоном величайшего превосходства и посмотрел на меня так, словно это он организовал все волшебство по хозяйству. – У нас хозяйка заботливая.

Я молча хлебал горячий наваристый суп, резал и ел мясо, сочное и приготовленное очень умело, все хорошо и все замечательно, только не о вас, ребята, заботится хозяйка, а о себе. Если бы удалось все переложить на волшбу, то вас бы и духу тут не было, а все выполняла бы безропотная и всегда послушная механика, в смысле – волшба. А так даже полено в камине не горит больше двух суток, приходится менять, но не самой же это делать, круги сыра не желают сами перебираться с подвод в кладовые, нужен кто-то типа туповатого Дика из леса, да и вообще много работ, волшба легко бы справилась, да только как ей объяснить, как подступиться…

Поглощая под одобрительным взглядом Марманды оладьи, я снова подумал о Кристалле Огня. Вряд ли он для хозяйственных нужд, больно имя гордое, воинственное. Где такая женщина, как леди Элинор, может его спрятать: на чердаке или, напротив, в подвале?

Ипполит и Маклей первыми отвалились от стола, за ними ушли Раймон и Лавор, все с предельной неспешностью, вяло и с трудом вспоминали, кто что должен делать, куда пойти и зачем туда вообще-то идти. Я подумал, что после такого сытного завтрака не только ужин, но и обед можно отдать врагу, тем более что Марманда, видя мой аппетит, с удовольствием сперва подкладывала оладьи, а потом и вовсе принесла и поставила передо мной тарелку со свернутыми трубочками блинами. Судя по аромату, внутри нежное мясо мелких птичек.

После блинчиков, совсем осоловелый, я потягивал пиво – светлое, слабое, но идет хорошо, вылакал две большие кружки, как вдруг распахнулась дверь, на пороге появился Винченц. Подтянутый, без единой капли жира, он оглядел нас с отвращением узкими монгольскими глазами.

– Снова пьете?.. Эх… Ладно, как тебя, Дик?..

– Дик, – ответил я. – Дик. А что?

– Ничего, а ну-ка встань.

Я покорно поднялся и вышел из-за стола, он оглядел, бесцеремонно щупая мышцы, толкая кулаком в грудь.

– Да, ты еще крепче, – сказал он с хмурым удовлетворением, – чем вчера, когда я на тебя с седла… Вполне для охраны. Из лука стреляешь?

Я замотал головой.

– И в руки никогда не брал!.. У нас оружия не бывает. Это только в замке…

Он поморщился:

– Ну, какое из лука оружие? А зверей в лесу как стрелять?

– Никто не стреляет, – ответил я твердо. – Господа в замке, может быть, не знаю. А у нас всегда хватает мяса. И птицы. Зачем стрелять?

– Что за народ, – проворчал он с отвращением. – Ладно, иди со мной.

– Да, конечно, – ответил я угодливо. – Куда скажете.

– Да уж, – проворчал он, – скажу, мало не покажется.

Я покорно шел за ним, плечи у него как будто не из мышц, а вовсе из тугих толстых жил, выступают объемно, кожа натянута так, что вот-вот лопнет, шея шире головы, а голова сидит так плотно, что не свернет даже огр. Солнце только поднялось на восточной стороне неба, навстречу брызнуло оранжевым огнем, как будто в глаза посветили зеркальцами.

В полусотне шагов от стены замка установлен на массивной треноге широкий спил дерева в два обхвата. Красной и синей краской нарисованы круги. Винченц проворчал с непонятным раздражением:

– Это мишень. Посмотрим, насколько ты хорош в стрельбе.

Ему полчаса пришлось повозиться, объясняя мне, как накладывается стрела на тетиву, зачем нужно оттягивать ее к уху. Несколько раз я отпускал тетиву, но стрела оставалась в пальцах, наконец сумел отпустить их вместе. Стрела ушла в небо, а я выронил лук и заорал истошным голосом:

– Ой-ой, мои пальцы!.. Мне перебило пальцы!

Винченц сказал с великим отвращением:

– Когда научишься стрелять, получишь рукавичку.

Я замотал головой:

– Никогда-никогда!.. Так же можно в кого-нибудь попасть! А вдруг в человека? Ему ж больно будет! Нет, это нехорошо. Стыдно вам учить такому!.. Как вы можете? А если вообще такая в глаз попадет?.. Я даже не знаю… хозяйка знает, чему учите? А то я ей пожалуюсь!

Он побагровел, смотрел с бессильной злобой, а я все дул на пальцы, по которым стегнула тетива, правда, натянутая совсем слабо, облизывал, совал пальцы в рот, мычал и стонал от великой боли. А еще больше мучаюсь от того, это видно на моем простодушном лице, что другого мог бы обидеть стрелой еще сильнее, чем свои невинные пальцы этой злобной и несправедливой веревочкой, названной зачем-то тетивой.

– Но ты же, – рявкнул он громовым голосом, – говорят, бросился на помощь нашей хозяйке, хотя ей было смешно, и всех разбросал?

– Но никого не убил, – ответил я твердо. – И даже не покалечил!.. Вредить – грешно. Пара зуботычин или чуть больше – только и всего. Мы вообще люди самые что ни есть мирные. У нас даже мяса не едят, ну не могем даже курицу зарезать! Им же страшно, им же больно!

Его глаза, и без того узкие, как у ящерицы, сузились еще больше.

– А как вы не передохли?

– Молоко пьем, – объяснил я, – сыр едим, яйца… Все, что получаем без крови! Яичница – это вкусно. Некоторые, правда, рыбу едят, потому что у рыб нет крови, но другие и рыб не ловят, им же больно!.. А какие у нас сады… Яблоки – с кулак, груши – с два кулака. Орехов немерено, ягод, грибов…



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37

Поделиться ссылкой на выделенное