Фред Саберхаген.

Шива из стали

(страница 1 из 26)

скачать книгу бесплатно

Глава 1

В пяти тысячах световых лет от старой Земли, на лишенном атмосферы астероиде под кодовым названием Гиперборея[1]1
  Астероид назван в честь гипербореев. Согласно древнегреческой мифологии, этот народ жил далеко на севере (за краем северного ветра Борея) и был особенно любим Аполлоном. (Здесь и далее прим. перев.)


[Закрыть]
, расположилась маленькая база Военно-космического флота – фактически герметичная цитадель. Незваные гости заглядывали сюда нечасто, а радушный прием ждал их и того реже.

Появление одинокого корабля, засеченного около часа назад роботами сторожевых застав системы раннего обнаружения и оповещения, охватывающей всю систему Гипербореи, стало для всей базы полнейшей неожиданностью. С момента его обнаружения комендант базы Клер Норманди маялась в своем кабинете, не находя себе места, отложив все прочие дела, чтобы следить за продвижением нарушителя по большему из двух холостейджей, установленных в кабинете.

В общении с людьми Норманди – элегантная и стройная, с прямыми черными волосами и кофейной кожей – обычно держалась спокойно и говорила, не повышая голоса. В работе она просто-напросто опиралась на вверенную ей власть, ничуть не стремясь постоянно демонстрировать это. При первом знакомстве у большинства людей складывалось впечатление, что она сухая, скучная и бесцветная женщина. И далеко не сразу открывалась им еще одна черта ее характера – стремление идти ва-банк, когда ставки крайне высоки.

Как обычно, сегодня комендант Норманди облачилась в повседневную форму Военно-космического флота – простой комбинезон, поверх которого при необходимости вполне можно надеть бронескафандр. Как это часто бывает с пышущими здоровьем людьми в период зрелости, определить ее возраст по виду было невозможно; к тому же, вообще говоря, хронологический возраст лишался какого-либо смысла.

Рассчитывать на слишком сердечный прием на базе незапланированному пришельцу нечего и думать. Судно предварительно опознали как частный корабль под названием «Аэндорская волшебница»[2]2
  Волшебница, по просьбе Саула вызвавшая дух пророка Самуила и предсказавшая поражение в войне с филистимлянами и гибель самого Саула и его сыновей (1-я Книга Царств, гл. 28). Однако для англоязычного любителя фантастики слово «Аэндор» несет и другой подтекст: это одна из планет, фигурирующих в эпопее «Звездные войны», где была уничтожена вторая звезда смерти и погиб император.


[Закрыть]
, используемый для разведки полезных ископаемых и разнообразного мелкого фрахта, владелец и капитан Гарри Сильвер.

Клер однажды вскользь столкнулась с обладателем такого имени лет пятнадцать назад и теперь не видела оснований предполагать, что на сей раз это какой-либо иной субъект, доводящийся тому лишь тезкой.

Движущийся быстрее света курьер доставил весть о приближении «Волшебницы» через считанные минуты после того, как дальнозоркие сенсоры роботов обнаружили ее на расстоянии около миллиарда километров, и комендант Норманди начала радиопереговоры с пилотом, как только запаздывание радиосигнала сократилось до минуты. Когда же гость довольно невозмутимо доложил, что корабль получил боевые повреждения и нуждается в ремонте, она приказала приготовить судно к досмотру. Не прошло и пяти минут, как один из патрульных кораблей базы уравнял скорость с пришельцем, подчиненные Клер перешли на борт «Волшебницы», а за штурвал уселся один из военных пилотов, чтобы посадить корабль на базе.

Комендант проявляла удвоенную бдительность из-за депеши, доставленной курьером дальнего следования всего за пару часов до того и тотчас же расшифрованной. Распечатка депеши все еще лежала у Клер в кармане. Она даже хотела было достать листок, чтобы перечитать послание еще раз, однако настоящей нужды в этом не было.

Депеша, доставленная из штаба сектора, расположенного в Порт-Даймонде, была подписана тамошним шефом разведки. За адресом, зашифрованным на общепринятом войсковом жаргоне, и стандартным обращением следовал незатейливый текст:

«ИМЕЮТСЯ ВЕСКИЕ УЛИКИ В ПОЛЬЗУ ТОГО, ЧТО СЕКРЕТНЫЙ АГЕНТ КЕРМАНДИ, ЛИЧНОСТЬ НЕИЗВЕСТНАЯ, ИЗБРАЛ ВАШУ БАЗУ В КАЧЕСТВЕ ОБЪЕКТА ВНЕДРЕНИЯ С НЕИЗВЕСТНЫМИ НАМЕРЕНИЯМИ. ВАМ ПРЕДПИСЫВАЕТСЯ СОБЛЮДАТЬ РЕЖИМ ПОВЫШЕННОЙ СЕКРЕТНОСТИ ПО ОТНОШЕНИЮ КО ВСЕМ НОВОПРИБЫВШИМ И ПРИБЫВАЮЩИМ ЛИЦАМ, ОСОБЕННО ГРАЖДАНСКИМ».

Прочитав шифровку, Клер первым делом пришла в недоумение: «Какие еще гражданские лица?! На базе они бывают очень редко, а в данный момент вообще нет ни одного». На смену первой мысли почти тотчас же пришла вторая: «Какие еще улики?!»

Ответ на второй вопрос ей вряд ли доведется узнать хоть когда-нибудь. Что же до первого – о цивильных, – похоже, скоро все выяснится.

Утомившись от постоянной сосредоточенности на пришельце, она обернулась, устремив взгляд сквозь прозрачное окно на четко очерченную в вакууме темную зубчатую линию горизонта, удаленного меньше чем на километр от взора, но на пять тысяч световых лет от Солнца, согревшего своими лучами детство и юность Клер, а еще раньше, в незапамятные времена, – детство и юность всего человечества. Вращался астероид достаточно быстро, чтобы звезды и прочие небесные тела явно перемещались по небосводу, возносясь над иззубренным горизонтом величественным, бесконечным потоком. Клер давным-давно поняла, что стоит только чуть подольше вглядываться в этот непрерывно нисходящий горизонт, и возникнет ощущение, будто крохотная планетка ускользает из-под ног.

Полный оборот вокруг оси астероид совершает за несколько минут, и изрядную часть грандиозного круга на небосводе господствует свет дальних галактик.

Из окна комендантского кабинета, выходящего на стартовую площадку, виднелся ряд межзвездных роботов-курьеров, нацеленных в небо и готовых к запуску в любую секунду, – в отдельных шахтах, расположенных через широкие интервалы на искусственно выровненной поверхности астероида, служившей базе посадочной площадкой. На полкилометра подальше, в дальнем конце поля, виднелись ворота ангара, врезанные в отвесную от природы скалу, впускающие новоприбывшие суда в подземные доки и стоянки, высеченные в скале на нескольких ярусах, уходящих в глубь астероида.

«Аэндорская волшебница» – первый незапланированный посетитель более чем за год – должна приземлиться в паре сотен метров от ворот. Единственный человек на борту корабля, называвшийся владельцем судна Гарри Сильвером, ничуть не противился принятию на борт представителей Военно-космического флота и даже, более того, с облегчением и будто бы даже с радостью передал управление кораблем в чужие руки.

Пару дней назад – чего там, еще вчера, – комендант Норманди не стала бы так нервничать из-за непредвиденного посетителя; но сегодня она с нетерпением дожидалась совершенно иных гостей, гостей жизненно важных, запаздывающих уже почти на два часа. И мысль о том, что дневной график вот-вот рассыплется, как карточный домик, была ей весьма не по душе.

Правду говоря, Клер предполагала с минуты на минуту получить от роботизированных застав раннего оповещения весть о появлении в системе экспедиционного корпуса. Если все идет по плану, эти шесть кораблей Военно-космического флота – три легких крейсера и три эсминца – должны были два дня назад вылететь из Порт-Даймонда, находящегося в тысяче световых лет отсюда. Конечно, пытаться высмотреть корабли среди звезд невооруженным глазом совершенно бессмысленно, но Клер то и дело ловила себя на том, что устремляет взор в направлении, откуда должны появиться корабли.

По службе коменданта Норманди замещал усердный подполковник по фамилии Ходарк, но роль ее адъютанта исполнял оптэлектронный модуль – компьютерная программа, относимая к разряду экспертных систем, – по прозванию Сэйди. Обычно голографический образ личности Сэйди смутно напоминал внешность самого коменданта.

В данный момент голова Сэйди виднелась в большем из голографических экранов кабинета, взирая на Норманди с выжидательным выражением, написанным на ее миловидных виртуальных чертах, словно гадала, с какой это стати Старушенция сегодня малость не в себе и все время таращится в окно, хотя смотреть-то вроде бы и не на что.

Фактически, кроме коменданта, о запланированном подходе экспедиционного корпуса на Гиперборее не знала ни одна живая душа, не знала даже виртуальная душа Сэйди, лояльность которой не подлежит ни малейшим сомнениям. Появление трех легких крейсеров и трех эсминцев непременно вызовет среди персонала базы легкий переполох. Да и времени для объявления о визите экспедиционного корпуса будет предостаточно.


Окно, сквозь которое комендант Норманди взирала на Вселенную, было необычным даже для иллюминатора – десятисантиметровый статглас с усиливающей арматурой. Да и показывало оно отнюдь не заурядные пейзажи.

Выражаясь обычными, светскими словами, Клер увидела надземную часть, составляющую менее половины сооружения – человеческого форпоста, устроенного в довольно живописном окружении на малой планете, обращающейся вокруг бурого карлика, в свою очередь являющегося всего лишь младшей составляющей двойной звезды. Карлик, недостаточно крупный и недостаточно горячий, чтобы стать настоящей звездой, рдел за окном, размером и яркостью походя на спутник Земли в полнолуние, наблюдаемый с поверхности Колыбели Человечества. Его тускло-багровый, сумрачный свет, зачастую оказывающий гнетущее действие, вливался в некоторые окна станции – если, конечно, как сейчас, кому-то хотелось полюбоваться на угрюмое светило. Но, как правило, дюжины четыре обитателей базы предпочитали виртуальные пейзажи: зеленые холмы, высокие деревья, голубой небосвод и сверкающую гладь воды, легко вызываемые на голографические экраны, – когда у людей вообще возникало желание смотреть по сторонам. В последний месяц большинство персонала было так занято, что не придавало особого значения эстетике среды обитания.

На базе крайне мало постов, требующих рутинной работы, а уж допускающих небрежность и вовсе нет.

И пока Клер смотрела, небеса перечеркнула вспышка, означавшая приближение еще одного межзвездного робота-курьера. Они так часто крейсируют туда-сюда, что в обычный день она не придала бы появлению курьера ни малейшего значения.

Ох уж эти осложнения, никогда без них не обходится!

Большой хронометр, висящий на одной из стен кабинета коменданта Норманди, неуклонно отсчитывал секунды, остающиеся до некоего негласного срока, ныне отдаленного всего лишь неполными семью стандартными сутками. Если все пойдет по плану, ожидаемые сегодня гости – шесть военных кораблей вместе со своими экипажами – стартуют с Гипербореи незадолго до этого срока, чтобы совершить последний этап путешествия, ведущего их к цели. В графике предусмотрен небольшой запас времени на случай непредвиденных обстоятельств, без которых не обходится ни одно серьезное предприятие, но запас времени – драгоценнейшее достояние, и разбрасываться им по пустякам не стоит. Даже двухчасовая задержка в самом начале – вполне веская причина для беспокойства.

Только сегодня утром комендант отдала приказ, отменяющий увольнительные трех человек, строивших планы провести законные выходные хотя бы в таких развлечениях, какие удастся отыскать на Благих Намерениях, так что все на базе тотчас поняли, что назревают какие-то события, хотя даже Сэйди не представляла, какие же именно.

Если все пройдет гладко и экспедиционный корпус завершит свою миссию успешно, он убьет создание, вовсе никогда и не жившее. Корпусу приказано уничтожить бесчеловечно эффективный носитель смерти, вдобавок наделенный стратегическим даром полководца. Бездушное создание, тем не менее способное строить мудреные планы, совершать ходы и наносить удары с неукротимой мощью природных стихий. Это ужасающий враг, смертный враг всего живого.

Люди нарекли его берсеркером.

Уже не одно столетие все сущее в Галактике отстаивало свое право на жизнь, воюя на фронтах грандиозной войны. Смертоносные машины, получившие от выходцев из Солнечной системы прозвище берсеркеров, были сконструированы в незапамятные времена расой, ныне известной лишь под названием Строителей, потому что почти никакого другого следа она по себе не оставила. Проявив грандиозную изобретательность и какую-то до предела извращенную мудрость, Строители пустились во все тяжкие, только бы выиграть звездную войну при помощи абсолютного оружия, призванного истребить все живое на планетах, занятых противником.

Абсолютное оружие проделало свою работу безупречно, но почить на лаврах Строителям не пришлось. Запустить берсеркеров оказалось куда легче, чем отозвать. Следующими безжалостные машины-убийцы стерли с лица Вселенной собственных творцов, методично и без лишних усилий отправив их в небытие. Лишь совсем недавно на свет выплыли довольно весомые свидетельства в пользу предположения, что, по крайней мере, горстка Строителей жива до сих пор, хотя и влачит жалкое существование в недрах туманности Мавронари, практически в полной изоляции от остальной Вселенной.


Теперь, сотни веков спустя, механические убийцы все еще бесчинствовали на просторах Галактики, бесконечно воспроизводя и перестраивая себя, добиваясь большей эффективности, упорно совершенствуя свои межзвездные двигатели и вооружение и даже отыскивая возможности улучшения – в собственном понимании – своих программ. Каковы бы ни были первоначальные намерения их конструкторов, теперь берсеркеры стремились к полному искоренению всего живого во всей Галактике.

Гуманоидам – органическому разуму, во всех биологических формах и проявлениях данного феномена на различных планетах, в обширных планах уничтожения жизни отводился наивысший приоритет, потому что люди оказались единственной разновидностью жизни, способной дать берсеркерам суровый отпор. Только это биологическое племя способно отразить нападение, проявляя при этом целеустремленность, хитрость и ум.

А из нескольких известных видов галактических гуманоидов только выходцы из Солнечной системы – земное человечество – сумели сравниться с берсеркерами по неумолимости и жестокости.

Конфликт тлел веками, зачастую разгораясь до всеохватной войны. Она сталкивала жизнь Галактики, что на практике, по сути, означало человечество, сыновей и дочерей старой Земли, с машинами, тысячелетия назад запрограммированными на осуществление ликвидации этой жизни. Время от времени то в одном, то в другом секторе конфликт затухал, пока обе воюющие стороны перестраивали свои армады, лишь для того, чтобы вспыхнуть в другом. Если аннигиляция берсеркеров казалась несбыточным сном, то, по крайней мере, имелись все основания надеяться, что осуществлению запрограммированного в них предназначения можно помешать.

Две личные голограммы – одна на столе Клер Норманди, вторая на стене кабинета, обок большого хронометра, – запечатлевшие улыбающегося мужчину столь же неопределенного возраста, как и она сама, в компании более молодого человека, из чего напрашивался вывод, что комендант уже достаточно пожила на свете, чтобы ее ребенок успел повзрослеть. На самом деле именно так оно и было.

По другую сторону от хронометра висела беззвучная голограмма мужчины – не того, что улыбался на другом снимке – держащего речь перед напряженно внимающей ему толпой; головы некоторых слушателей смутно виднелись на переднем плане. Одет оратор был довольно необычно: в длинную сорочку из тонкой материи навыпуск, схваченную на поясе кожаным ремнем, и брюки из той же ткани. Звали его Хай Сан, и всякий, хоть понаслышке знакомый с Керманди или историей этого сектора, не мог не знать его. Хай Сан был зверски замучен до смерти кермандийской диктатурой лет шесть или семь назад.


Младший офицер, отправленный пилотом на «Аэндорскую волшебницу», вызвал коменданта с борта приближающегося корабля – на малом голографическом экране появились голова и плечи молодого человека, выглядевшие вполне осязаемыми. Он оживленно доложил, что никаких проблем не встретил и через пару минут посадит корабль на поле.

Комендант Норманди лаконично подтвердила получение рапорта.

Ожидаемая эскадра все не давала о себе знать. Без каких-либо веских причин, кроме стремления хоть как-то разрядить растущее в душе беспокойство, Клер распахнула дверь и покинула кабинет, размашисто и целеустремленно зашагав по узкому, слегка изгибающемуся коридору станции. По пути ей то и дело приходилось разминаться с подчиненными, шагающими по своим делам совершенно нормальной походкой – благодаря искусственной гравитации, поддерживаемой в стенах станции на стандартном, почти земном уровне.

По большей части интерьер станции со вкусом выдержан в зеленых, коричневых и синих тонах, хаотически смешанных и вкрапленных в контрастирующие цветные поля, имитируя природные цвета Земли. Тут и там можно выглянуть в статгласовые окна, в тревожное время легко закрывающиеся ставнями. И хотя ширина коридоров почти везде как раз такова, чтобы смогли разойтись два человека в бронескафандрах, жилые помещения относительно просторны. Имея в своем распоряжении несколько кубических километров скал да еще и щедрый бюджет, проходчики и архитекторы, строившие базу, не поскупились на жилое пространство.

Норманди в предвкушении втянула воздух носом. Сегодня по коридорам разносился аромат свежей сосны, избранный всеобщим голосованием несколько дней ранее.

Шагая, Клер Норманди осматривала станцию с мыслью о режиме секретности, пытаясь выявить все недосмотры на этом ярусе, который позволено будет увидеть случайному посетителю. Но никаких огрехов не обнаружила.

Воспользовавшись своим наручным коммуникатором, комендант сделала общее объявление для всего персонала станции:

– Прошу внимания, говорит комендант. Через пару минут к нам прибывает штатский посетитель. Мы не должны, повторяю, ни в коем случае не должны устраивать для этого джентльмена экскурсию по базе. Однако мне неизвестно, долго ли он у нас прогостит – вероятно, несколько дней. Поэтому я попросила бы вас внимательно оглядеться, где бы вы ни находились, с мыслью о неукоснительном соблюдении режима секретности, и устранили любые выявленные упущения.

Самым ярким природным источником света на несколько световых лет в округе здесь было небольшое белое солнце, старшая составляющая двойной звезды с точки зрения и светимости, и тяготения. И теперь эта истинная звезда, благодаря вращению Гипербореи взошедшая по ту сторону сооружения, озарила базу слепящим светом, отбросившим на черные скалы астероида угольно-черные тени.

В общем и целом это место выглядит захолустнейшим уголком Галактики, стоящим совершенно на отшибе, и гарнизон все еще может питать надежду, что за два-три стандартных года, истекших со времени основания базы, берсеркеры так и не обнаружили ее.

Вернувшись к себе в кабинет, Клер снова посмотрела на голограмму на своем столе, и оба запечатленных в ней образа безмолвно поглядели на нее в ответ.


– Наш гость уже на экране, комендант, – доложил офицер, заступивший сегодня в наряд в качестве диспетчера маленького посадочного поля. В голосе у него прозвучало легкое волнение, вполне естественное при сложившихся обстоятельствах. Уже несколько месяцев диспетчерам приходилось сопровождать только взлеты и посадки роботов-курьеров.

Обернувшись к экрану, Норманди подрегулировала его, чтобы взглянуть на пришельца поближе. Корабль Гарри Сильвера «Аэндорская волшебница» приблизился уже настолько, что в телескопах стали видны повреждения, полученные вроде бы совсем недавно, – как минимум неглубокие боевые шрамы, избороздившие гладкую обшивку корабля, напоминающего тускло-серебряный эллипсоид. Еще минута, и он мягко опустился на посадочную площадку, четко обрисовавшись на фоне изломов темных скал, никогда не знавших ни воздуха, ни влаги. Чуть погодя показался и патрульный катер, раньше вышедший гостю наперехват, а теперь последовавший за ним на посадку.

Теперь на панели в нижней части голографического экрана появились скудные сведения о личности владельца «Волшебницы», отыскавшиеся в обширных банках данных базы. Запись оказалась лаконичной и явно неполной, но и такая поможет делу. Быстро пробежав досье глазами, Клер Норманди убедилась, что память ее не подводит. Имевшиеся в базе данных сведения ничуть ее не встревожили, – впрочем, и особой уверенности не вселили.

Решив, что надо повидаться с этим Сильвером без промедления, она отдала своему виртуальному адъютанту Сэйди распоряжение пригласить мистера Сильвера в кабинет коменданта, как только он сойдет с корабля.

– Я с ним знакома, – вслух заметила Клер – скорее для себя самой, нежели для кого-либо еще, поскольку в данный момент внимал ей только искусственный интеллект.

Хотя в личном деле Сильвера не значилось ни одного обвинения в настоящем уголовном преступлении, наметанный глаз Клер, привыкшей читать между строк, тут же отыскал в документе косвенные свидетельства о том, что в прошлом Сильвер занимался межпланетной контрабандой – в ближайшей системе Керманди, да и не в ней одной. В распечатке, которую комендант Норманди теперь держала в руках, ни словом не говорилось о предмете предполагаемой контрабанды, но тут вряд ли стоит особо ломать голову: обычным предметом контрабанды являются наркотики.

Вообще-то появление на базе штатского в такой момент немного выбивает из колеи, и все же перспектива просто поболтать с человеком из внешнего мира выглядит даже привлекательно. Комендант Норманди, как и ее подчиненные, могла бы время от времени проводить денек-другой на Благих Намерениях, второй планете системы, но предпочла воздержаться от визитов туда.

Разумеется, требования секретности прежде всего. Как было бы удобно просто-напросто приказать Сильверу оставаться на борту собственного судна в ближайшие два-три часа, чтобы не путался под ногами, однако подобное поведение тотчас же даст понять всем и каждому, что на Гиперборейской базе назревают какие-то из ряда вон выходящие события. Кроме того, со своего корабля он наверняка прекрасно разглядит ожидаемых посетителей, ведь прибудут они в ближайший час или около того.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26

Поделиться ссылкой на выделенное