Ферейдун Батмангхелидж.

Вы не больны, у вас жажда

(страница 3 из 18)

скачать книгу бесплатно

Мой клинический опыт и научные исследования убедили меня в том, что человеческий организм располагает целым набором различных, чрезвычайно сложных механизмов раннего оповещения о жажде. Необходимо тщательно изучить эти, недавно открытые, признаки недостатка воды в нашем организме. Вода – это природное лекарство, которое не стоит денег; все, что вам может понадобиться для решения некоторых проблем со здоровьем, – это небольшая корректировка ежедневного рациона потребляемой жидкости. Мы привыкли считать, что любая жидкость так же полезна для человека, как вода. Кроме того, наличие воды в составе некоторых напитков необязательно означает, что эти напитки «работают» точно так же, как простая вода.


Вопрос. Но причем тут астма?

Ответ. Астма и аллергия – болезненные состояния, для лечения которых обычно применяются разные типы антигистаминных препаратов – это важные индикаторы обезвоживания организма. Гистамин – это важнейший нейротрансмиттер, главный регулятор механизма жажды в условиях увеличенного приема воды. Кроме того, он запускает программу рационирования остатков воды в организме во время обезвоживания. Гистамин – лучший из всех элементов, участвующих в борьбе с обезвоживанием. Он сопровождает человека с самых первых мгновений зарождения жизни в матке. Он выполняет функцию «кормилицы» одноклеточного зародыша. Он стимулирует поступление воды и питательных веществ в оплодотворенную яйцеклетку и помогает ей разделиться на две дочерние клетки. Затем он способствуете делению новых клеток на всем протяжении беременности, вплоть до рождения ребенка. Гистамин выполняет в организме функцию роста. Вот почему в организме ребенка вырабатывается больше гистамина.

Гистамин – это не злодей, как нас приучили считать. Путь химической промышленности навязывания своих взглядов на роль гистамина свидетельствует о злом умысле со стороны промышленности и выставляет напоказ невежество профессиональных медиков в вопросах физиологии. Медицина традиционно фокусируется на доскональном исследовании состава «твердых веществ» в организме и игнорирует роль воды, которая растворяет эти твердые вещества. Вот почему мы никогда не обращали внимания на симптомы и признаки хронического обезвоживания!

При обезвоживании объем производства гистамина и уровень его активности резко возрастают. На этой стадии своей деятельности гистамин, помимо прочего, генерирует аварийные сигналы жажды и включает индикаторы запуска программы рационирования воды. Усиленное высвобождение гистамина в легких вызывает спазм бронхиол.

Это естественное спазматическое воздействие гистамина на бронхиальные трубки является частью заложенной в организм программы экономии воды, которая в нормальных условиях испаряется в процессе дыхания. Идущий изо рта пар, который можно наблюдать зимой или в холодную погоду, – это вода, которая покидает легкие при дыхании.

Частота нашего дыхания составляет примерно 720 циклов в час. Представьте себе, сколько воды мы теряем с дыханием за один час, одни сутки, одну неделю! Как долго мы смогли бы прожить, если бы не восполняли запасы воды, потерянной через легкие? А если мы не позаботимся о возмещении потерянной воды, то каким образом наш организм справится с этим кризисом? Первым делом он начнет поочередно запускать программы борьбы с обезвоживанием.

У некоторых людей первой реакцией на обезвоживание становится сильное сужение бронхов – астма. Дети больше подвержены астме, чем взрослые. Они растут, а каждой клетке растущего организма необходимо, чтобы 75 процентов его объема составляла вода. В то же время бронхи у детей не такие большие и жесткие, как у взрослых, и их гораздо легче перекрыть, чем достигшие полного развития бронхи, структура которых укреплена прочными хрящами. Кроме того, организм ребенка располагает меньшими резервами воды, которые можно использовать для перераспределения. В этом главные причины того, что затрудненное дыхание – астма – возникает у детей гораздо чаще, чем у взрослых, испытывающих обезвоживание.

Приступы астмы во время физической активности и стресса тоже являются частью процесса удержания воды и программы кризисного управления функциями организма в состоянии обезвоживания. Приступ астмы после еды – это классический признак обезвоживания. Если мы едим и не пьем воду, которая помогает переваривать и «разжижать» заполняющую желудок пищу, то вода, необходимая для завершения пищеварительного процесса, «отбирается» у других частей тела, что только ускоряют наступление приступа у человека, «пораженного засухой» и предрасположенного к астме.

Как эмоциональные, так и физические стрессы обостряют дефицит воды в уже обезвоженном организме. «Свободная» вода, которую можно использовать для осуществления новых функций, очень быстро тратится на осуществление химических реакций, необходимых для того, чтобы справиться с любой конкретной формой стресса, или на открытие сосудистого ложа в мышцах при физической нагрузке. Вот почему астматики испытывают естественный страх перед едой и физическими упражнениями.


Вопрос. Мне все еще не совсем понятна роль гистамина. Не могли бы вы объяснить подробнее?

Ответ. Когда мы испытываем недостаток воды, гистамин заботится о том, чтобы имеющаяся в организме вода расходовалась крайне экономно и распределялась в соответствии с приоритетностью функций. При увеличении поступлений воды производство гистамина и его избыточное высвобождение пропорционально уменьшаются.

Воздействие обезвоживания и последующего насыщения водой на выработку гистамина в клетках-производителях – тучных клетках, которые присутствуют во всех тканях, и белых клетках крови, которые циркулируют в системе кровообращения, – достаточно хорошо изучено в ходе экспериментов над животными. Обезвоживание заставляет эти специализированные клетки-производители гистамина увеличивать выработку этого химического вещества. После полного насыщения водой эти клетки снижают темпы производства и высвобождения гистамина. Теперь нам совершенно ясно, что с физиологической точки зрения вода сама по себе обладает очень сильными, естественными антигистаминными свойствами в организме большинства биологических видов, включая человека.

Помимо всего прочего, гистамин регулирует большинство самых важных аспектов деятельности иммунной системы. На мембране каждой белой клетки есть один или два типа сенсорных точек, реагирующих на этот нейротрансмиттер. Эти сенсорные точки, которые называют рецепторами, способны оказывать сильное воздействие на внутреннее содержимое своих клеток.

Однако когда гистамину приходится особенно активно заниматься регуляцией воды, он сворачивает некоторые из своих функций регулятора деятельности иммунной системы ради выполнения более насущных программ борьбы с обезвоживанием. Причина существования этого механизма подавления функций проста. Механизм спроектирован таким образом, чтобы в условиях обезвоживания, когда производство гистамина увеличивается, это увеличение не привело к переключению иммунной системы на «форсированный» режим работы, как обычно бывает при инфекционных заболеваниях. Существование этого механизма объясняет, почему инфекционным больным полезно пить как можно больше воды.


Вопрос. Каким именно образом избыточный гистамин подавляет иммунную систему и вызывает аллергию?

Ответ. В костном мозге содержится огромное количество специальных белых клеток, чувствительных к гистамину. Одни из этих постоянно проживающих в костном мозге белых клеток обладают способностью подавлять, а другие – стимулировать активность материнских клеток костного мозга, которые производят абсолютно все клетки крови, циркулирующие в системе кровообращения. Клеток-«подавителей» в костном мозге в два раза больше, чем клеток, стимулирующих иммунную систему. В результате, когда обезвоживание увеличивает производство и высвобождение гистамина до величины, превышающей определенный уровень, происходит автоматическое подавление иммунной системы тела прямо в ее колыбели – костном мозге. Это объясняет, как и почему иммунная система не в силах справляться с другими болезнями, в том числе и с раком, когда организм слишком долго страдает от обезвоживания.

Однако даже если иммунная система угнетена, длительное обезвоживание не позволяет снизить содержание гистамина до нормального уровня, и продолжает стимулировать отказ гистамина от выполнения его обязанностей в работе иммунной системы, что приводит к увеличению количества гистамина, выделяемого в ткани. Одновременно с этим пропорционально уменьшается производство антител. При обезвоживании иммунная система не может эффективно справляться со всеми антигенами, атакующими дыхательные пути и незащищенные мембраны глаз, которые, к тому же, должны все время оставаться влажными.

Обезвоживание могло бы привести к высыханию мембран носа и глаз, если бы не гистамин и подчиненные ему химические вещества, которые обеспечивают увеличение притока воды к этим органам. В таких условиях производящим слезы железам глаз приходится увеличивать секрецию не только для того, чтобы поддерживать влажность глаз, но и для того, чтобы смывать агрессивную пыльцу с чувствительных век и глазных яблок. Естественно, что гистаминовая стимуляция секреции воды на нежные мембраны глаз и носовых проходов должна резко усилиться.

Выделение глазного и носового секретов должно быть обильным, а водянистые секреты должны, помимо прочего, промывать и очищать незащищенные мембраны. Это единственный способ защиты тела от многочисленных разновидностей раздражающей пыльцы, которые не могут быть нейтрализованы соответствующими антителами, так как их производство в условиях обезвоживания оказывается недостаточным. Другими словами, единственный альтернативный способ борьбы с раздражающей пыльцой в условиях обезвоживания – это смывание ее водой; вот почему у нас начинается неприятное выделение жидкости из глаз и носа. Аллергия на пыльцу развивается как результат хронического обезвоживания. Если бы это было не так, то аллергия была бы нормальным состоянием каждого человека! Механизм аллергических реакций на пищу действует по тому же принципу. Чем больше «твердой» пищи мы съедаем (процессы измельчения, переваривания и абсорбции твердой пищи требуют огромного количества воды), тем больше у нас может появиться аллергических реакций, если наш организм обезвожен.

Прошу запомнить, что не все люди аллергики. Быть аллергиком ненормально. Нормально иметь хорошо насыщенный водой организм. Только успехами развития индустрии напитков можно объяснить наше стремление заменить приятными на вкус, но не слишком полезными для здоровья напитками простую воду, к употреблению которой приспособлен наш организм.


Вопрос. Не хотите ли вы сказать, что, выпивая больше воды, я смогу предотвратить астму и аллергию?

Ответ. Да, вы можете этого добиться естественным образом. Когда вы поймете физиологию человека и роль гистамина в программах регуляции воды и борьбы с обезвоживанием, то вам станет ясно, что хроническое обезвоживание – это главная причина аллергии и астмы у подавляющего большинства людей. Увеличенный прием воды – на принудительной и регулярной основе – должен стать обязательной профилактической мерой и сознательно избранным способом лечения. Для тех, кто уже стал жертвой приступов астмы или аллергических реакций на разные виды пыльцы или пищи, строгое соблюдение правил ежедневного приема воды должно стать главным профилактическим средством. Кроме того, у этих людей обязательно будут проявляться другие признаки обезвоживания, которые им необходимо научиться распознавать и, в случае необходимости, принимать меры до того, как жестокий приступ астмы поставит их жизнь под угрозу и лишит возможности уберечь себя от преждевременной смерти. Не забывайте, что у химических последствий обезвоживания нет «мозгов», – они обрушиваются на вас каскадом. За это их и называют «химическими каскадами». Эти, вызываемые обезвоживанием, химические каскады каждый год убивают тысячи астматиков. И все же их легко «остановить» с помощью воды и соли – двух сильнодействующих, природных антигистаминных препаратов.

Другой причиной внезапного недостатка воздуха или неудержимого кашля, предвещающего наступление приступа астмы, могут стать некоторые химические вещества и токсичные газы. Легкие перекрываются, чтобы не допустить проникновения внутрь тела токсичных химикатов, которые могут повредить его нежные клетки, особенно клетки мозга.

Чтобы подчеркнуть важность осторожного отношения к химическим веществам, позвольте мне немного рассказать о себе. Мой организм очень сильно реагирует на определенные химикаты. В течение многих лет я использовал кремы и аэрозоли против комаров, когда приезжал в места, где свирепствует малярия. Со временем я заметил, что некоторые из этих кремов и аэрозолей вызывают у меня покраснение и опухание кожи. Я перестал ими пользоваться и вместо этого постарался избегать комариных укусов.

В молодости я учился в медицинской школе при больнице св. Марии, а затем работал там врачом. Тогда я заметил у себя легкую аллергическую реакцию, вызываемую, как мне показалось, химикатами, с которыми мне приходилось контактировать. Я не придавал этому большого значения, потому что эти реакции не предвещали ничего серьезного. Кроме того, у меня обнаружилась повышенная чувствительность к кожаному ремешку от часов. Когда я занимался спортом, ремешок намокал от пота, и кожа под ним краснела, чесалась и опухала. Мне пришлось сменить кожаный ремешок на металлический браслет. Такая же реакция кожи проявилась в области заднего кармана брюк, в котором я носил кожаный бумажник. Похоже, что пот растворял химикаты, использованные при выделке бумажника, и эти химикаты вступали в реакцию с моей кожей, вызывая воспаление, или контактный дерматит.

Моя история повышенной чувствительности к химикатам имеет прямое отношение к важному механизму активизации приступов астмы, которому до последнего времени никто не придавал значения.

В начале 60-х годов появился первый антибиотик против грибковых инфекций. Он был создан на основе пенициллина. Лекарственный препарат проникал в роговой слой кожи, делая его непроницаемым для грибка. Я применил его против одного из видов ногтевого грибка, который въедался в кончики двух пальцев на руке пятилетней девочки. Препарат проявил себя с самой лучшей стороны и предотвратил распространение грибка на остальные пальцы. От инфекции удалось избавиться за несколько дней.

Через какое-то время у меня самого появился грибок между пальцами ног. Каждый день я по нескольку часов играл в теннис, и, как мне кажется, пот и влажность создали идеальные условия для развития тех типов грибков, которые чаще всего встречаются в душевых комнатах. Я попытался избавиться от инфекции с помощью недавно опробованного антибиотика. Примерно через две недели у меня обнаружилась аллергия на это лекарство, и моя иммунная система начала реагировать на новую химическую комбинацию рогового слоя кожи с антибиотиком. Я начал терять волосы на ногах, руках, туловище, плечах и задней части шеи. Мне удалось спасти часть волос на голове только благодаря тому, что я немедленно начал лечиться.

Много лет спустя в Нью-Джерси во время плавания в бассейне на меня напала мошкара. Не желая прерывать удовольствие, я обрызгал себе шею и плечи аэрозолем от комаров. Уже в следующий миг я осознал всю глупость моего бездумного поступка. Мои губы начали распухать и терять чувствительность. Через несколько минут мы примчались в отделение скорой помощи Принстонского медицинского центра. Я попросил медсестру сделать мне укол адреналина. Стоило ей взглянуть на мое лицо, как она буквально поволокла меня в комнату экстренной помощи к дежурному врачу, который распорядился немедленно сделать мне укол, чтобы остановить развитие аллергической реакции.

Теперь, я полагаю, вы поняли, что часть своих медицинских познаний я черпаю из реакций собственного организма на определенные ситуации, и что я убедился в его способности запоминать и распознавать химикаты, которые ему противопоказаны. Те же самые процессы, участвующие в распознавании токсичных химикатов, происходят в организмах каждого из нас. Этот феномен не следует оставлять без внимания. Каждый из нас должен стать детективом, если хочет остаться здоровым в современном обществе тотальной коммерциализации, где нас уговаривают использовать все больше и больше химических продуктов, которые объявляются полезными.

Как вы узнаете из следующей истории, недавно я снова стал жертвой химикатов, использованных в производстве одного широко разрекламированного товара. Эта история иллюстрирует серьезность приобретенной аллергии на химикаты.

Я считаю себя довольно здоровым человеком. Я совершаю прогулки и занимаюсь физическими упражнениями, правда, делаю это не так часто, как следует, а только тогда, когда могу оторваться от работы. Я играю в гольф. Хожу пешком по полю и сам ношу клюшки. В конце игры я чувствую себя таким же свежим, как в начале. Я не страдаю одышкой. Часто, когда у меня нет возможности выйти на воздух, я занимаюсь на велотренажере от 30 до 90 минут. Моя одежда насквозь промокает от пота, но трудностей с дыханием я не испытываю.

Прошлой осенью, будучи во Флориде, внезапно посреди ночи я стал задыхаться. Прямо в постели я пережил типичный приступ астмы. Это событие меня озадачило и встревожило. К счастью, рядом с кроватью находились вода и соль. Я выпил два стакана воды и положил на язык несколько крупинок морской соли. Сразу стало легче дышать, а через несколько минут дыхание полностью нормализовалось. Все закончилось благополучно, и вскоре я забыл об этом случае.

Однако несколько ночей спустя ситуация повторилась. Я сильно обеспокоился и никак не мог понять, почему столкнулся с такой странной проблемой.

Моя жена – китаянка. Она умница, много читает. Когда ей в руки попадает интересный журнал, она может читать его несколько часов подряд, даже не меняя позы! Больше всего она любит читать о новых идеях и концепциях. Она уверовала в западную систему ценностей во всем, что касается здорового образа жизни и поддержания красоты. В результате она вбила себе в голову, что для сохранения моложавости не следует пользоваться мылом и водой, заменяя их различными кремами, поддерживающими влажность кожи.

Я и не подозревал, что какие-то средства из «арсенала красоты» моей жены могут стать причиной моих несчастий, пока она не упомянула об одной недавно обнаруженной ею марке косметических средств, которые вроде бы оказались такими же эффективными, но были дешевле тех, которыми она пользовалась раньше. Особый восторг у нее вызвал тот факт, что выпуск этого косметического набора наладила компания, которая прославилась своими сортами мыла, не содержащего аллергенов.

И я задался вопросом, когда именно она начала пользоваться этими новыми средствами. Я провел небольшое детективное расследование и установил, что прошлой ночью, перед тем как лечь спать, жена использовала ударную дозу ночного крема. Она показала мне эти средства, и я обратил внимание на то, что в состав ночного крема входил очищающий химический растворитель, призванный удалять «все, что закупоривает поры». Мне стало ясно, что я реагировал на какой-то из компонентов этого крема. Отказ от ответственности и предупреждение, находящиеся на этикетке баночки с кремом, являлись фактическим признанием возможности возникновения проблем, так как рекомендовали покупателям прекратить использование товара при малейшем намеке на аллергическую реакцию.

Я решил, что именно этот крем, который попал в окружающую меня дыхательную среду, и оказался агрессивным агентом, вызвавшим такую реакцию. Я попросил жену больше не пользоваться этим кремом.

Она не приняла всерьез мою просьбу и объяснения. В конце концов, она выложила за крем приличные деньги. Кроме того, она подумала, что если накладывать на лицо меньше крема, то он не причинит мне никакого вреда, и я не буду возражать. Однако, когда я в следующий раз приблизился к ее лицу после того, как она воспользовалась этим злополучным кремом, то снова начал кашлять, задыхаться и пережил приступ астмы. Только тогда моя жена поняла, что если какой-то химический агент так опасен для моего здоровья, то и у нее может развиться такая же реакция. Она перестала пользоваться косметикой этой марки и теперь использует только натуральные продукты, не содержащие химикатов. Остается надеяться, что следующая рекламная кампания не подтолкнет ее к новой покупке такого рода!

Мораль этой истории двояка: с одной стороны, следует остерегаться косметических товаров, содержащих ингредиенты, имеющие химическое происхождение; с другой – не нужно стесняться проявлять интерес к составу химических продуктов, которые вы регулярно используете на протяжении длительного времени. Рано или поздно ваш организм обязательно отреагирует на химические вещества, используемые при производстве косметических средств или аэрозолей.

Вполне естественно, что вызывающие аллергию химические вещества отличаются от натуральных аллергенов растительного происхождения, таких как пыльца, которую тело научилось нейтрализовать с помощью армии антител, окружающих агрессивный «белок» со всех сторон и покрывающей всю его химически активную «поверхность». Вода помогает обеспечивать достаточный уровень производства и эффективности антител, которые нейтрализуют антигены в местах их внедрения, таких как глаза, нос, легкие и так далее.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18

Поделиться ссылкой на выделенное