Федор Раззаков.

Бандиты семидесятых. 1970-1979

(страница 14 из 67)

скачать книгу бесплатно

Но Ерохин был жив. Истекая кровью, он повел свою лодку к берегу. Чувствуя, что силы вот-вот покинут его, егерь из последних сил написал на клочке бумаги фамилию браконьера, стрелявшего в них с напарником: «Меня убил Кузюпа». Однако записка не понадобилась: помощь к храброму егерю пришла еще до того, как он успел потерять сознание. Буквально на следующий день убийцу задержали, поскольку Ерохин достаточно подробно описал его внешность. Вскоре состояся суд, который вынес Московченко самое суровое наказание – расстрел. Его напарник отделался 5 годами колонии.

В нынешней России браконьерство намного опередило советские аналоги. Сегодня этим занимаются не тысячи людей, а сотни тысяч. Вот как об этом пишет журналист газеты «Труд» В. Голованов (номер от 14 февраля 2007 года): «Браконьерство приняло характер стихийного бедствия, когда рухнуло то, что когда-то называлось народным хозяйством, а вместо этого не возникло… ничего.

Специалисты обследовали одно из самых злостных браконьерских гнезд – поселок Лагань в Калмыкии. Выяснилось, что раньше, до начала 90-х, здесь был завод, производящий рамы, прицепы, кузова для ЗИЛа. И этот завод кормил поселок. Поселок большой. Вокруг – степь. Заниматься сельским хозяйством бессмысленно из-за засоленных почв. Поэтому, как только завод остановился, все мужское население подалось в браконьеры. Все-таки хоть 300 долларов с одного выхода в море браконьер имеет… А таких поселков по каспийским берегам – сотни, если не тысячи. И не только в России: в Азербайджане, в Туркмении, в Казахстане. И все живут грабежом моря. Азербайджанцы свою икру сбывают через Турцию в Арабские Эмираты. Казахстан часть икры контрабандно вывозит в Китай и опять же в Россию. Сейчас рыбные запасы Каспия настолько истощены, что начинаются войны браконьерских кланов друг с другом: зайдешь не в свою акваторию – по тебе и из автомата могут шмальнуть…

Наивный вопрос – почему браконьерство стало настоящим бичом каспийского рыболовства и в наши дни самым варварским образом приканчивает остатки осетров на Каспии? – имеет такой же простой ответ: потому что оно выгодно всем…

Пирамида браконьерства устроена очень примитивно, хотя и громоздко. Низшее ее звено – экипаж выходящей в море браконьерской байды – «отстегивает» всем: рыбоохране, милиции, погранцам, отчасти ФСБ. Каждый сидит в своей доле. На этом чудесным образом возникают потом дворцы с колоннами, иномарки, детки за границей… Ибо цена, по которой браконьеры сдают икру своим «хозяевам», равняется 300–400 рублям за килограмм (!!!), а в магазине «Перекресток» 113-граммовая баночка белужьей икры стоит 2800–2900 рублей. Чувствуете разницу?..»

Итак, за 15 лет капиталистической России рыбные запасы того же Каспия истощены настолько, что очень скоро они вообще могут иссякнуть. Вот и получается, что 74 года они считались одними из самых богатых, а теперь им грозит полное уничтожение. Выводы делайте сами.

Кроме этого, сегодняшним браконьерам живется гораздо вольготнее, чем советским.

Ведь нынешний Уголовный кодекс стал гораздо гуманнее советского. Если в последнем была статья, которая за браконьерство давала 8 лет тюрьмы, то сегодняшний УК, что называется, грозит браконьерам пальчиком: их облагают либо штрафом (причем не самым большим – от 500 до 1000 рублей), либо отправляют в тюрьму на 2 года. Впрочем, последняя мера редко когда применяется. Вот лишь один пример – по Ростовской области. Ежегодно там по инициативе Управления милиции по борьбе с преступлениями в сфере оборота водных биоресурсов возбуждаются сотни уголовных дел по фактам браконьерства, но за последние 5 лет (2002–2006) только по трем (!) из них были вынесены приговоры, предусматривающие максимальную меру наказания – лишение свободы на два года. По остальным виновные отделались штрафами, в худшем случае – условным наказанием.

Погоня в Кинешме

В советские годы такого количества профессиональных автоугонщиков не было. Что вполне объяснимо: подобные преступления были достаточно трудоемки и требовали больших затрат. Ведь мало было угнать автомобиль, его еще надо было переправить в другую республику (в основном на Кавказ и в Среднюю Азию), а это сделать было нелегко, поскольку ГАИ тогда работала гораздо слаженнее, чем теперь. И хотя автомобили тогда все-таки угоняли, назвать этот бизнес широкомасштабным было никак нельзя. Во всяком случае, в первой половине 70-х. Поэтому большинство ЧП с угоном автотранспорта в СССР было связано с хулиганством: то есть молодежь угоняла «колеса» исключительно для того, чтобы покататься. Вот лишь один подобный пример.

Эта история случилась 2 ноября 1971 года в городе Кинешме, что в Ивановской области. Главными действующими лицами ее стали двое молодых людей, один из которых был ранее судим. Именно он и стал инициатором того, чтобы вместе с дружком, после того как они приняли на грудь энное количество спирта, угнать на улице два автомобиля «ГАЗ-51». Угнали просто так, чтобы доказать друг другу, кто из них круче. На этих «газиках» они устроили бешеные гонки по улицам города, из-за чего несколько прохожих едва не погибли. Когда угонщики промчались на предельной скорости мимо поста ГАИ, за ними была устроена погоня.

Старший сержант милиции Семен Новиков через мегафон обратился к нарушителям с требованием немедленно остановиться, на что те ответили… пронзительными гудками. Затем один из угонщиков высунулся из кабины и показал милиционерам комбинацию из трех пальцев, которая ясно указывала на то, что добровольно никто из них не остановится. Надо было принимать срочные меры, поскольку каждая лишняя секунда этой бешеной погони могла плохо закончиться для кого-нибудь из случайных прохожих. А сделать можно было только одно.

Когда автомобиль с милиционерами сблизился с одним из «газиков», Новиков открыл дверцу и запрыгнул на подножку грузовика. Увидев этот маневр, угонщик распахнул дверцу, пытаясь с ее помощью сбить стража порядка. Но Новиков ожидал этого, поэтому сумел сместиться в сторону и избежал падения. Затем, держась за распахнутую дверцу, он попытался влезть в кабину. Тогда угонщик решил ударить ногой милиционера в грудь, но тот опять оказался ловчее: схватив преступника за ступню, он запрыгнул в кабину и нажал педаль тормоза. «Газик» остановился. Чуть позже был задержан и второй нарушитель. Спустя полгода Указом Президиума ВС СССР храброго сержанта милиции наградили медалью «За отвагу».

Певица и маньяк

В конце 1971 года в Останкине проходила запись первого выпуска новой передачи «Песня года». Два номера там исполняла популярная певица из Ленинграда Мария Пахоменко (она спела песни «Ненаглядный мой» и «Признание»). В июне она стала победительницей конкурса эстрадной песни «Золотой Орфей», проходившего в Болгарии, поэтому имела полное право не только стать участником «Песни года», но и исполнить не одну, а сразу две песни. На записи передачи певица выглядела прекрасно, демонстрируя как внутреннее, так и внешнее благополучие. Глядя на нее, трудно было поверить, что каких-нибудь несколько месяцев назад она едва не стала жертвой самого настоящего маньяка, который пытался похитить ее прямо из-под носа у законного супруга. Вообще по меркам советского времени подобный случай был большой диковинкой, поскольку преступники никогда не посягали на жизнь и честь советских кумиров. Однако единичные случаи все-таки случались. Случай с Пахоменко – один из таких.

Дело было в Челябинске, куда Пахоменко с мужем – известным композитором Александром Колкером – занесла гастрольная судьба. Однажды, после двух концертов, поздно вечером в их гостиничном номере раздался телефонный звонок. Звонила дежурная по этажу, которая сообщила Колкеру, что в их городе случилось какое-то ЧП и в гостиницу пожаловала милиция.

– Милейшая, не морочьте голову! – ответил дежурной Колкер. – У нас завтра два концерта! Дайте отдохнуть!

Но женщина была непреклонна и, пригрозив гостям суровыми санкциями за неподчинение требованиям законных властей, заставила их выйти из номера, прихватив с собой паспорта. При этом композитор вышел в пижаме, а певица – в ночном халате.

В коридоре они встретили высокого мужчину с вузовским ромбиком в петлице. Даже не представившись, он сообщил заспанным постояльцам, что ищет опасных преступников, и попросил предъявить документы. Удостоверившись, кто перед ним, мужчина вернул Колкеру его документ, а вот паспорт Пахоменко убрал в карман, предложив ей пройти с ним в отделение. Колкер, естественно, возмутился, но мужчина его жестко осадил:

– Вы, супруг, идите досыпать. А вашей жене придется пройти с нами.

Но композитор оказался молодцом. Не испугавшись грозного вида «стража порядка», он сам пошел в атаку. Выхватив из рук мужчины паспорт своей жены, он буквально закричал ему в лицо:

– А ну-ка, предъяви документы!

На лице «стража порядка» проступила растерянность, но тут ему на помощь пришла дежурная по этажу.

– Да что вы нервничаете? – обратилась она к композитору. – Я этого товарища знаю, он показал свои документы. Это товарищ Хайруллин из уголовного розыска.

Но в следующее мгновение произошло неожиданное. Товарищ из угрозыска внезапно оттолкнул от себя композитора и бросился бежать вниз по лестнице. Колкер, после секундного замешательства, побежал за ним. Следом засеменили певица и дежурная по этажу.

У входных дверей был шанс остановить беглеца, но швейцар на призыв Колкера задержать бегущего ответил словами дежурной по этажу: мол, это товарищ Хайруллин из местного угрозыска, он мне документы показал. В итоге «разыскник» выскочил из гостиницы и побежал через площадь во дворы. Колкер в пижаме бросился за ним. Поблизости он заметил такси, водитель которого явно кого-то ждал. Колкер подбежал к автомобилю.

– Этого человека надо задержать! – обратился он к водиле, показывая на убегающего «сыщика». На что таксист ответил:

– Он просил в аэропорт его отвезти, а у меня смена кончается. А ты что в таком виде бегаешь? С бабы, что ли, соскочил?

Вернувшись к себе в номер, Колкер тут же набрал на телефоне «02». Трубку поднял дежурный по ГУВД. Узнав о том, что с ним разговаривает супруг самой Марии Пахоменко, страж порядка стал обходительней. Выслушав сбивчивый рассказ композитора, он пообещал во всем разобраться и минут через десять перезвонить. Дежурный не обманул. Спустя несколько минут он позвонил и сообщил, что в уголовном розыске Челябинска действительно работает майор Хайруллин, что это исключительно серьезный сотрудник, даже имеющий награды за службу. Однако со вчерашнего дня этот самый товарищ Хайруллин… находился в отпуске и на данный момент должен был греть свое бренное тело на одном из пляжей в Сочи. Из этих слов выходило, что приходивший в гостиницу человек никакого отношения к органам внутренних дел не имеет и явно замышлял что-то недоброе по отношению к популярной певице. Поэтому уже с утра следующего дня рядом с Пахоменко появился охранник – подполковник милиции в штатском.

Но история на этом не закончилась. Спустя некоторое время, когда певица и ее супруг уже благополучно добрались до родного Ленинграда, Колкеру пришло письмо из ГУВД Челябинска. В нем сообщалось следующее: «Во время пребывания на гастролях в нашем городе вы чуть не стали жертвой матерого бандита. Дело в том, что работник нашего уголовного розыска майор Хайруллин перед вылетом на лечение в город Сочи напился… Этим воспользовался злоумышленник, завладев его служебным удостоверением и авиабилетом. Сейчас бандит задержан. Он трижды судился за кражи и изнасилования. Выношу вам благодарность за проявленную бдительность и личное мужество. Вы предотвратили трагическое развитие событий. Сердечный привет Марии Леонидовне.

Начальник ГУВД города Челябинска, полковник Рождественский. Майор Хайруллин из органов уволен».

Преступность в СССР в 1971 году

Общее количество преступлений – 1 057 090 (в 1970-м – 1 046 336) – рост;

умышленные убийства – 15 526 (в 1970-м – 15 265) – рост;

покушения на убийства – 4475 (в 1970-м – 4707) – падение;

убийства с разбоем – 296 (в 1970-м – 263) – рост;

убийства с изнасилованием – 231 (в 1970-м – 203) – рост;

убийства с хулиганством – 2510 (в 1970-м – 3240) – падение;

убийства из-за ревности и ссор – 10 247 (в 1970-м – 9633) – рост;

убийства матерью новорожденного – 514 (в 1970-м – 489) – рост;

посягательства на милиционеров – 385 (в 1970-м – 421) – падение;

грабежи – 33 015 (в 1970-м – 32 871) – рост;

разбои – 7050 (в 1970-м – 6898) – рост;

умышленные тяжкие телесные повреждения – 23 453 (в 1970-м – 21 803) – рост;

изнасилования – 13 870 (в 1970-м – 13 859) – рост;

хулиганство – 225 451 (в 1970-м – 240 939) – падение;

преступления в армии – 15 378 (в 1970-м – 16 173) – падение;

взяточничество – 3077 (в 1970-м – 2954) – рост.


После того как в 1970 году МВД активизировало действия по стабилизации криминальной ситуации в стране, это дало положительный эффект. В 1971 году прирост преступлений по сравнению с предыдущим годом оказался незначительным. Так, убийств произошло больше на 261 случай, изнасилований – на 11, тяжких телесных повреждений – на 1650 и т. д. Общее количество преступлений выросло всего на 10 754 случая (в прошлом году – почти на 77 тысяч).

1972

«Знатоки» против махинаторов

8 февраля в 19.30 по ТВ состоялась премьера очередной серии телевизионного сериала «Следствие ведут ЗнаТоКи» – Дело № 4 «Повинную голову». Вот уже почти год минул с того дня, как состоялась премьера Дела № 1 (14 февраля 1971 года), и за это время сериал стал одним из любимых зрелищ для миллионов советских граждан. Причем поначалу его создатели (драматурги Ольга и Александр Лавровы, режиссер Вячеслав Бровкин) отнюдь не рассчитывали делать многосерийный фильм, имея в планах снять от силы пару-тройку «дел» и переключиться на что-нибудь другое. Однако зрительская любовь к «ЗнаТоКам» уже после первых двух серий оказалась настолько огромной, что было решено продолжать сериал дальше. К тому же и главный заказчик фильма – МВД СССР (съемки курировал сам замминистра генерал милиции Борис Викторов) – настаивал именно на таком развитии событий.

В ней речь шла о махинациях в сфере столичного общепита (о том, как в ресторане «Ангара» ушлые работники гнали левые булочки и пирожные). Тема весьма актуальная, поскольку махинации в столичной торговле в те годы начали приобретать огромный размах. Недаром Главное управление торговли (сокращенно – ГУТ) в народе именовали не иначе как ЗЕР ГУТ, то есть управление «очень хорошо» (в смысле воровства). В прошлом году столичное ГУВД вознамерилось замахнуться на руководство ГУТа и направило заместителю председателя исполкома Моссовета Л. Дерибину, курировавшему торговлю, официальное письмо, в котором сообщало, что махинации на предприятиях торговли достигли невиданных размеров, о чем наглядно говорит такой факт: в течение года службы БХСС вскрыли около двух тысяч случаев обвесов и обсчетов. Дерибин не стал лично разбираться с этой проблемой, а отослал гувэдэвскую депешу начальнику ГУТа Трегубову (за четыре года правления в ЗЕР ГУТе он удостоился от сослуживцев прозвища Папа). Тот для порядка собрал коллегию, постучал кулаком, и… вся энергия ушла в паровозный гудок.

Забегая вперед, отмечу, что в 1972 году за ГУТ попробует взяться сам Госкомцен СССР. Его эксперты обследуют 20 районов и обнаружат нарушения в 156 из 193 контрольных закупок (из каждых пяти покупателей не обманутым останется один). Обсчет достигнет 57 процентов. Выяснится, что многие товары продаются по завышенным ценам, причем в течение длительного времени. Все эти данные уместятся в нескольких пухлых папках, однако результат будет тем же – руководители ГУТа останутся на тех же должностях, а наказание понесут лишь несколько рядовых продавцов.

Секрет такой избирательности был прост: все начальство ГУТа ходило в приятелях сильных мира сего, поскольку те «отоваривались» у них разного рода дефицитом: икрой, красной рыбой, отборными винами, коньяками и т. д. Так что случай, рассказанный в очередной серии «ЗнаТоКов» – там «под монастырь» загремело все руководство крупного ресторана, – сильно попахивал вымыслом. Что вполне объяснимо: справедливость должна была торжествовать хотя бы в кино. Кстати, в роли главного злодея очередной серии «ЗнаТоКов» выступил Леонид Броневой, снимавшийся параллельно со съемками в «Следствии…» еще в одном сериале – «Семнадцать мгновений весны», работа над которым в феврале 72-го была в самом разгаре на Киностудии имени Горького (было отснято уже больше половины фильма).

От террористов до оружейников

В среду 16 февраля министр внутренних дел СССР Николай Щелоков подписал приказ об образовании внутри своего ведомства нового подразделения – Московского управления милиции и следственного отдела на воздушном транспорте. Появление этого приказа было не случайным: как известно, в октябре 1970 года в Советском Союзе впервые произошли сразу два вооруженных захвата самолетов «Аэрофлота», которые дали толчок для подобного рода преступлений и в дальнейшем. Чтобы обезопасить воздушные суда от этой напасти, в структуре МВД было создано специальное подразделение, а в феврале 72-го к нему присовокупили еще одно – в Москве. Руководить столичным управлением поставили генерал-майора милиции Эрика Хрисанфовича Абрамова, который до этого руководил службой охраны общественного порядка Москвы.

В те же дни в Москве силами органов милиции была разоблачена группа лиц, которая занималась изготовлением и сбытом огнестрельного оружия. По меркам сегодняшнего дня дело обычное, но по тогдашним – настоящая сенсация. А разоблачить «оружейников» помог случай. На станции метро «Академическая» милиционер Анатолий Сельянов обратил внимание на мужчину, который подо-зрительно держался за левый бок – так, будто придерживает что-то. Милиционер решил проверить свои подозрения. Он попросил незнакомца пройти с ним в комнату милиции. Тот попытался было прикинуться простачком – мол, извини, служивый, опаздываю, – но Сельянов был опытный служака и, взяв гражданина под локоть, повел его в нужном направлении. Каково же было удивление обитателей комнаты милиции, когда под пиджаком задержанного был обнаружен обрез винтовки. Понимая, что попался, мужчина начал давать чистосердечные показания и рассказал о целой шайке, которая изготовляла огнестрельное оружие в столице СССР.

Гангстеры из Ташкента

Как уже отмечалось, время от времени в Советском Союзе случались нападения на сберегательные кассы и почтовые отделения. Объяснялся сей факт просто: сберкассы и почты в СССР не были оснащены никакими средствами видеонаблюдения и охранялись всего лишь одним-двумя милиционерами (многие почты вообще не охранялись). И новоявленных гангстеров отделяли от денег всего лишь невысокая деревянная стойка и стекло, которое легко разбивалось. Все эти обстоятельства и привлекали грабителей, которые промышляли этим видом преступления практически во всех крупных городах страны.

В самом начале 1972 года банда подобных гангстеров обнаружилась в столице Узбекистана Ташкенте. Так, 20 февраля преступники напали на почтовое отделение № 74. В конце дня, когда на почте не было посетителей, туда вошли несколько мужчин. Двое из них стали возле двери, а двое других направились к операторше. В руках одного из незнакомцев блеснул пистолет, который привел безоружную женщину в шоковое состояние. Между тем преступник под угрозой расправы потребовал у кассирши выдать ему все деньги, которые имелись в наличии. Женщина повиновалась. Через пару минут грабители удалились так же быстро, как и вошли.

Прошло всего лишь два дня, как налету подверглось другое почтовое отделение – № 72. Сценарий его был тем же: опять несколько мужчин вошли в помещение, один из них был вооружен. Кассирше ничего не оставалось, как отдать им всю наличку. И хотя приметы вооруженного грабителя она сумела описать сыщикам, однако напасть на след банды по горячим следам не удалось. Однако на свободе гангстеры все равно проходили недолго.

11 марта жажда денег вновь вывела бандитов на скользкую дорожку преступлений. В тот день они ограбили почтовое отделение № 50, а 23-го посетили с недружественным визитом сберкассу № 3649. Через четыре дня после последнего нападения милиции наконец удалось напасть на след бандитов и всех арестовать. По меркам того времени это была весьма крупная банда, состоявшая из… 12 человек. Причем подавляющая часть бандитов принадлежала к украинско-русскоязычному населению, и только один был коренным жителем республики – узбеком. Одним из главарей банды был 39-летний мужчина, который втянул в нее и своего 16-летнего сына.

Прошло чуть больше месяца после ликвидации этой банды, как в Ташкенте объявится еще одна, не менее дерзкая и жестокая. Ее деятельность выглядела следующим образом.

В один из тех весенних дней двое операторов-инкассаторов Ташкентского главпочтамта К. Корешков и Н. Ермачков занимались привычным делом: инкассировали принадлежавшие им точки. Время близилось к концу рабочего дня, и к 18.15 инкассаторам оставалось заехать всего лишь в два отделения связи. Но во время посещения одного из них произошло непредвиденное.

Подъехав к 160-му отделению связи, Ермачков оставил коллегу за рулем «ЕРАЗа», а сам отправился в здание. Однако едва он успел переступить порог почты, как внезапно услышал за спиной несколько пистолетных выстрелов. Ермачков рванулся назад, на помощь коллеге, но добежать до него не сумел – на выходе его встретили два выстрела в упор. Тяжело раненный, Ермачков все-таки сумел из последних сил добежать до автомобиля, но это не помогло – за рулем сидели неизвестные. Машина на полном ходу сбила инкассатора с ног бампером.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67

Поделиться ссылкой на выделенное