Федор Раззаков.

Бандиты семидесятых. 1970-1979

(страница 13 из 67)

скачать книгу бесплатно

Маньяк из Пензы

В конце лета 71-го в Москве объявился опасный маньяк, который нападал на женщин, одетых в мини-юбки. Эта мода появилась в СССР в конце 60-х и вольно или невольно стала поводом к росту преступлений на сексуальной почве. И внуковский маньяк был одним из первых подобных серийников.

А началось все с того, что 27 августа в районе аэропорта Внуково случайные прохожие обнаружили в кустах труп молодой женщины. Приехавшие по вызову милиционеры установили, что смерть несчастной наступила от удушения, а перед убийством женщина была изнасилована. Судя по всем признакам, в этом случае орудовал тот же душегуб, что дал о себе знать две недели назад: 11 августа поблизости от этих мест уже был обнаружен труп другой женщины – тоже изнасилованной и задушенной.

Поскольку два убийства были похожи, о происшедшем тут же поставили в известность МУР, в частности 2-й «убойный» отдел. Его сотрудники считались лучшими в стране, а возглавлял их настоящий ас по части раскрытия «мокрых» дел Алексей Фролов, который был единственным в СССР сыщиком, уже в 35 лет награжденным знаком «Заслуженный работник МВД СССР» за раскрытие наиболее тяжких преступлений. В частности, в 60-х годах именно Фролов был одним из тех, кто раскрыл два жестоких убийства. В первом отец убил своего 8-летнего сына, чтобы тот не мешал вновь жениться, во втором – ведущий сотрудник института зарезал собственную жену, чтобы сочетаться браком… с милиционершей. Но вернемся в лето 71-го.

Несмотря на все принятые меры, напасть на след преступника сразу не удалось. А он тем временем сменил дислокацию и отправился в Москву, где напал еще на одну женщину – на стройке неподалеку от станции метро «Динамо». Несчастную ждала та же печальная участь, что и внуковских – она была изнасилована и убита. К счастью, нашлись свидетели, которые обратили внимание на странного молодого человека, крутившегося возле стройки. По описаниям свидетелей был составлен фоторобот маньяка, на основе которого вскоре установили личность изувера. Это не фантастика, а обычная практика в работе милиции тех лет. Ведь система учета правонарушений в те годы была централизованной и работала практически безотказно на всей территории огромной страны (а это 15 республик!). Достаточно было человеку хотя бы один раз «засветиться» в поле зрения органов внутренних дел любой из республик, как его данные тут же заносились в общую, централизованную систему учета. Та же история получилась и с внуковским маньяком, личность которого сотрудники МУРа определили достаточно быстро. Им оказался 19-летний житель Пензы Юрий Раевский.

Как выяснилось, пару лет назад он был на хорошем счету у себя на родине – являлся секретарем комсомольской организации в учреждении, где работал. Но затем в парня вселился бес. Однажды он средь бела дня напал на свою соседку по дому, пытался затащить ее к себе в квартиру и изнасиловать. Женщине чудом удалось вырваться и заявить на насильника в милицию. Раевского арестовали и осудили.

Но летом 71-го он из мест заключения сбежал и начал целенаправленно нападать на женщин.

Первой от его рук пострадала молодая дама, которая поздно вечером возвращалась домой. Ее он изнасиловал, попытался задушить, но та выжила. Затем след маньяка обнаружился в Минеральных Водах (одна жертва), Клайпеде (там Раевский заманил девушку на территорию разрушенного замка, после чего предложил ей вступить с ним в половую связь, а когда она отказалась, то забил ее насмерть камнями). После этого Раевский рванул в Москву, где совершил три преступления на сексуальной почве. Затем, понимая, что его ищет вся столичная милиция, покинул город – подался на Украину.

В начале октября маньяк приехал в Харьков, где пополнил свой кровавый список. Поздно вечером он выследил на безлюдной улице одинокую женщину, возвращавшуюся домой (это была врач Рената Н.), приставил ей к горлу нож и приказал идти за собой. Заведя скованную страхом женщину в пустынное место, он жестоко изнасиловал ее, после чего хладнокровно задушил. Уходя, прихватил с собой ее новенькое демисезонное пальто. Именно оно вскоре и поможет поставить точку в зверствах душегуба.

Во вторник, 12 октября, Раевский приехал на харьковский вокзал, чтобы на ближайшем поезде покинуть город. Поскольку до отправления поезда оставалось больше часа, он решил продать пальто, снятое им с последней жертвы. Стал предлагать его на привокзальной площади каждой из проходивших мимо женщин, но уже спустя пять минут привлек к себе внимание патрульных милиционеров. Видимо, Раевский был сильно увлечен поисками покупателя, иначе успел бы вовремя «сделать ноги» при виде стражей порядка. В результате те повязали его за спекуляцию (сегодня подобного рода преступления в нашем УК уже не существует) и отвели в ближайшее отделение милиции. Там, как и полагается, задержанному учинили допрос: кто такой, чье пальто и т. д.

Стоит отметить, что, несмотря на молодость, Раевский держался вполне уверенно, и ни у кого из стражей порядка даже мысли не возникло, что перед ними сидит настоящий зверь, на совести которого несколько человеческих жизней. Но затем кто-то из милиционеров не поленился заглянуть в сводки происшествий за последние дни и наткнулся там на сведения о жестоком убийстве женщины-врача. Так на свет всплыло пальто, которое Раевский пытался продать. Пальто предъявили мужу погибшей, и тот его опознал.

Суд над убийцей состоялся два года спустя – летом 1973 года – и воздал ему по заслугам: он был приговорен к расстрелу. Раевский попытался подать апелляцию, но ее отклонили. Утром 26 декабря в камеру харьковской тюрьмы, где содержался Раевский, вошли двое надзирателей, которые отвели маньяка в подвал. Там, в специальном помещении, штатный палач привел справедливый приговор в исполнение – выстрелил маньяку в затылок.

Гангстеры по-советски

Днем 16 сентября1971 года настоящий гангстерский боевик со стрельбой и жертвами разыгрался во Львове. Дело было так. В одну из тамошних сберегательных касс вошли четверо молодых людей. В тот момент касса была пуста: посетителей в зале не было, за стеклянной стойкой находились только две сотрудницы – кассир Зиновия Набит и заведующая Мария Мединская. Не успели они опомниться, как в руке одного из вошедших блеснул револьвер, после чего последовал зычный окрик: «Не дергаться! Пристрелю!»

Пока кричавший держал двух обомлевших женщин на мушке, другой гангстер хотел перепрыгнуть через барьер, чтобы добраться до денег. Однако сделал это неловко – ударил ногой в стеклянную стенку, и стекло разлетелось на куски. Звон стекла вывел женщин из шока, и они бросились врассыпную. Набит с громким криком рванулась к окну, Мединская хотела спрятаться в подсобном помещении. Однако у них ничего не вышло: обеих догнали пули. Но шум, поднятый женщинами, испугал преступников. Понимая, что в любую секунду к месту происшествия может прибыть милиция, они бросились вон из кассы, так и не добравшись до денег.

В течение трех часов врачи боролись за жизни двух работниц сберкассы, которые волею судьбы оказались на пути озверевших бандитов. Обеих удалось спасти, хотя состояние одной из них – Мединской – было особенно тяжелым: одна пуля ударилась о позвоночный столб и срикошетила в брюшную полость, другая пробила почку. Через пару дней женщины могли уже давать показания сыщикам, которые буквально сбивались с ног в поисках налетчиков. Эти показания дорогого стоили: женщины не только смогли описать внешность преступников, но и вспомнили особые приметы некоторых из них. Все это помогло достаточно оперативно выйти на след доморощенных гангстеров (помогли и картотека львовской милиции, и помощь участковых инспекторов).

Поймали гангстеров поодиночке, причем и здесь не обошлось без «экшена». Главарь банды по фамилии Юлин (это он стрелял в женщин) ни на секунду не расставался с пистолетом и постоянно держал его наготове. Но даже это не спасло его от ареста. На остановке, где Юлин ждал троллейбуса, чтобы на нем скрыться подальше от места, где он проживал, его в одиночку взял инспектор угро Николай Аксенов. На следующий день были арестованы и его подельники. Спустя четыре месяца состоялся суд, который вынес главарю смертный приговор, а его сообщникам определил наказание в виде лишения свободы на срок 8–9 лет.

Кладбищенские «жуки»

28 сентября в «Вечерней Москве» появилась заметка А. Кузнецова «Кладбищенские жуки», повествующая о «кладбищенской» мафии. В статье рассказывалось о группе лиц, которые хорошо зарабатывали на оказании ритуальных услуг. Речь шла о бывшем заведующем Ваганьковского бюро похоронных услуг и коменданте-смотрителе этого же кладбища. Деньги они «ковали», что называется, из воздуха: за захоронение в родственной могиле, за хорошее место и т. д. и т. п. Самое интересное, что, когда эти махинаторы были разоблачены, виновников отправили… нет, не за решетку, а в Балашихинский горпромкомбинат – видимо, на перевоспитание. Но это не помогло. Там они продолжили свой путь по скользкой дорожке: стали собирать деньги с рабочих, производивших установку плит и цветников на могилах, с землекопов, копавших могилы, и т. д. И вновь «погорели». Только на этот раз уйти от наказания им не удалось: один получил «пятнашку» (15 лет тюрьмы), другой – «десятку».

Стоит отметить, что нынешняя российская «кладбищенская» мафия намного переплюнула свою предшественницу, советскую. Еще в годы ельцинского капитализма цены на ритуальные услуги так высоко скакнули, что многие россияне предпочитали хоронить своих родственников не в гробах, а… в обычных ящиках – дешевле обходилось. Да и сегодня дела в этой сфере обстоят не лучшим образом: похороны обходятся рядовым россиянам в весьма кругленькую сумму – от 15 до 30 тысяч рублей (при средней зарплате по стране в 8 тысяч рублей).

Еще одной серьезной проблемой современных кладбищ является повальное воровство на них. Ничего подобного в советские годы не происходило, а сегодняшние кладбищенские «жуки» буквально с цепи сорвались: воруют не только цветы, но даже сами памятники, поскольку их можно сдать в переплавку как цветной металл (благо вокруг всех кладбищ сегодня частные фирмы специально создали пункты приема цветного лома). Причем варварским нападениям подвергаются любые памятники: и рядовых граждан, и национальных кумиров. На память приходит заметка в «Комсомольской правде» о том, как некий москвич вынужден был нанять частных охранников, чтобы они круглосуточно охраняли могилу его шестилетнего сына на Востряковском кладбище. Объясняя это новшество, отец мальчика заявил следующее: «Я столкнулся с тем, что после ухода родственников с кладбища на могиле ничего не остается. Мгновенно все куда-то уносится, продается. Чашу терпения переполнило, когда туи, которые мы посадили, были выкопаны в первую же ночь. Вы знаете, крайне неприятно идти к могиле с мыслью: что же украли или сломали на этот раз? Нам не жалко цветов, но морально это очень тяжело, и нам пришлось поставить охрану. Других методов не нашлось…»

Здесь же «Комсомолка» поместила свою ремарку. В ней говорилось следующее: «Как рассказал корреспонденту „КП“ сотрудник одного из московских кладбищ, в последние несколько месяцев у кладбищенских мародеров появилось высокотехнологичное ноу-хау. С помощью устройства под названием „цанга“ с покойников снимают коронки, перстни, цепи, даже не разрывая свежезасыпанной могилы. Грабят умерших спустя десяток минут после того, как безутешные родственники покинули кладбище и отправились справлять поминки. Мародерский прибор чем-то напоминает чертежный карандаш. Правда, эта „цанга“ длиной около двух метров. Кто-то из мародеров толчется на похоронах, примечая, как на покойном размещены драгоценности. Все остальное – дело техники. Два-три удара „цангой“ в землю – и на могильном холмике остаются едва заметные дырки диаметром не больше сантиметра…»

Нет слов, далеко ушла нынешняя «кладбищенская» мафия от своих предшественников. Что вполне закономерно, поскольку за годы нынешних реформ смертность в России далеко обогнала советскую: сегодня в год у нас умирает почти миллион человек. То есть работы у современных гробовщиков и всех, кто крутится возле этого бизнеса, заметно прибавилось. Кстати, если в советские годы эта сфера деятельности была в руках у государства, то сегодня наравне с ним здесь заправляют делами и частные лица, многие из которых имеют непосредственное отношение к криминальному миру. Впрочем, это типичный путь западного гангстера. Ведь впервые мафия приобщилась к этому делу на Сицилии, в Палермо, еще в прошлом веке. Тамошние мафиози не только открывали свои собственные ритуальные конторы, но и «крышевали» все остальные, не позволяя случайным людям войти в этот доходный бизнес. Дело доходило до того, что люди мафии после погребения обыкновенно забирали с могилы цветы и венки и вновь продавали их, но уже в своих конторах. Также мафия контролировала продажу гробов («табутти»), среди которых главную прибыль приносили гробы дорогие, элитные. В них обычно хоронили высокопоставленных чиновников, богатых буржуа и самих мафиози. Ну чем не сегодняшняя Россия!

Подвиг милиционера

Но вернемся в достопамятные советские времена.

В конце сентября1971 года очередные потери понесла советская милиция. Трагедия произошла в Свердловске, где геройски погиб сотрудник Орджоникидзевского районного отдела милиции, 29-летний младший сержант Петр Макеев. Дело было так.

В тот день с утра на пульт дежурного РОВД поступил тревожный сигнал: в одном из домов по улице Баумана пьяный хулиган из окна своей квартиры открыл стрельбу из охотничьего ружья по прохожим. Тут же к месту происшествия выехала тревожная группа. На призыв милиционеров прекратить стрельбу и сдаться стрелок ответил матюгами и новой порцией выстрелов. Пришлось идти на штурм. Трое милиционеров зашли в подъезд пятиэтажки, где засел преступник, а Макеев остался на улице, чтобы, во-первых, не дать стрелку скрыться с места преступления через окно, и во-вторых – не допускать в зону обстрела случайных прохожих.

В тот момент, когда штурмующие стали вышибать дверь, Макеев заметил, как из-за угла соседнего дома прямо под дуло бандитской двустволки вышла женщина с ребенком. Они были идеальной мишенью для разъяренного преступника, и Макеев это прекрасно понимал. Чтобы предотвратить трагедию, он бросился наперерез парочке, но добежать до них не успел – убойной силы заряд, пущенный ему в спину, опрокинул милиционера на землю. Макеев погиб, но женщина с ребенком были спасены: пока преступник перезаряжал ружье, в квартиру ворвались милиционеры и, сбив его с ног, скрутили. За гибель стража порядка суд приговорил убийцу к высшей мере наказания – расстрелу.

Пьяная драка

Как уже отмечалось, львиная доля преступлений в советское время происходила «по пьяни». Вот очередной случай, произошедший 22 октября в столице Белоруссии Минске. В тот день там погиб рабочий «Вторчермета» Николай Размазов. Он в тот день отработал смену на родном предприятии и уже за проходной отметил это дело с друзьями, распив бутылку «Пшеничной». Домой он возвращался поздно – около десяти вечера. Однако по дороге привлек к себе внимание трех молодых людей, которые незадолго до этого тоже успели принять энное количество «огненной воды». Один из них (в прошлом он отмотал срок в колонии) подошел к Николаю и попросил закурить. Но Размазов был некурящий. Ответ «не курю» подействовал на бывшего зэка, как красная тряпка на быка: он набросился на рабочего с кулаками. Первый же удар свалил парня с ног, а подняться он уже не смог – тут же приятели зэка включились в процесс избиения.

Был момент, когда трагедию можно было предотвратить. Неподалеку шла женщина, которая, увидев потасовку, стала кричать и звать на помощь. Из ближайшего дома на шум выбежали несколько молодых людей (кстати, они сидели в подъезде и тоже выпивали), которые бросились к дерущимся. Однако бывший зэк оказался ушлым. Вместе с приятелями он подхватил отключившегося Размазова под руки, а нежданным спасителям объяснил, что никакой драки нет: мол, ведем пьяного товарища домой. Этого объяснения оказалось достаточно, чтобы конфликт был исчерпан. В итоге молодые люди вернулись в свой подъезд, а преступники уволокли свою жертву в темноту. Однако тащили ее недолго. В подъезде дома № 3 по улице Ульяновской они решили довершить начатое – обчистить карманы Размазова. В разгар этого мероприятия тот внезапно очнулся. И тогда бандиты его добили. Труп парня нашли утром следующего дня. Убийц поймали через пару дней благодаря свидетельским показаниям женщины, которая кричала, и тех парней, что пытались вмешаться в драку.

А вот еще один случай из этой же серии – «по пьяни», правда, без трагического исхода. На этот раз местом его стала другая столица – Москва. Дело было 27 октября, а главным героем был студент МИФИ Каменев (фамилия изменена). В тот день, около часа дня, он заехал к своему приятелю с «поллитрой», которую они на пару и распили. Без всякого повода, просто так. В одиннадцать вечера Каменев покинул друга, будучи в изрядном подпитии. Но, вместо того чтобы ехать домой, отправился искать приключений на свою нетрезвую голову. В итоге ноги занесли его на территорию 6-й подстанции «Скорой помощи».

Здесь Каменев забрался в одну из «скорых» и принялся яростно давить на кнопку звукового сигнала. На шум прибежал хозяин машины. «Ты что делаешь? – возмутился он. – А ну-ка, вылезай немедленно!» Но Каменеву так понравилось внутри, что он наотрез отказался выбираться наружу. А когда водитель попытался силой вытащить его оттуда, Каменев так саданул его ногой в живот, что тот отлетел на несколько метров. Видя, что водитель не успокоился, Каменев буквально озверел. Выпрыгнув из кабины, он подхватил с земли металлическую трубу и ударил ею обидчика. К счастью, тот успел выставить вперед руку – иначе лежать бы ему на земле с раскроенным черепом. Однако удар все равно оказался чувствительным – труба раздробила водителю кость. С диким криком раненый бросился бежать от хулигана.

Крики водителя услышали находившиеся здесь же врачи, которые поспешили на помощь коллеге. Врачей было двое, причем оба мужчины не робкого десятка: 32-летний Ягодкин и 28-летний Чигарев. Увидев распоясавшегося хулигана, да еще с трубой в руке, они набросились на него и, свалив с ног, попытались отнять у него его оружие. Но Каменев принялся отбиваться. Тогда врачи, что называется, вломили ему по первое число. Решение вполне адекватное: во-первых, таким образом они хотели проучить негодяя за травму, которую он нанес водителю, во-вторых – уж больно вызывающе себя вел с ними пьяный юнец. Потом избитого дебошира доставили в ближайшее к месту происшествия 31-е отделение милиции. Казалось, что справедливость восстановлена и впереди хулигана ждало справедливое наказание. Как бы не так.

На следующее утро он накатал на врачей жалобу, где обвинил их в собственном избиении (а досталось ему на самом деле здорово, он даже в больницу потом угодил). По этому факту было возбуждено уголовное дело. Врачей обвинили в превышении необходимой обороны и отдали под суд по статье 108 ч. 1 УК РСФСР (умышленное нанесение телесных повреждений, опасных для жизни). Никакие объяснения подсудимых по поводу того, что хулиган сам спровоцировал их на такие действия, на судей впечатления не произвели. Обвинитель так и сказал: мол, если бы повреждения Каменеву нанес водитель, его бы никто за это не осудил, но вы-то тут при чем? Вы должны были вызвать милицию, и только.

В итоге суд вкатил врачам – вдумайтесь! – по 6 лет тюрьмы каждому. А хулигана Каменева местком МИФИ отправил… поправлять здоровье на Рижское взморье. Почти как в интермедии Аркадия Райкина про хулигана, который, видя, как нянчится с ним его коллектив, в итоге замахивается на своих защитников кулаком. Этот случай – типичное проявление советского гуманизма по отношению к тем, кто его совсем не заслуживал.

Расстрел в Лимане золотом

Поздней осенью 71-го настоящая трагедия разыгралась в Краснодарском крае, в окрестностях городка Приморск-Ахтарск. Тамошние места издавна славились разной ценной дичью, в частности ондатрой, на которую имело виды не только государство, но и многочисленные браконьеры. Среди них самой дурной славой пользовался Николай Московченко. Уж как только с ним ни боролись тамошние егеря – и штрафовали его, и оружие отбирали, а он никак не брался за ум и продолжал браконьерствовать.

1 ноября в компании со своим дружком Строевым Московченко отправился в очередную незаконную экспедицию. От хутора Пригибский друзья взяли курс на лиман Золотой в Азовском море, где ондатры водилось особенно много. Там браконьеры расставили капканы и стали ждать, когда в нее попадет ценный зверь. Но насладиться добычей им было не суждено. Спустя несколько минут вдали показалась лодка. На ее борту находились два егеря: Алексей Ерохин и его стажер, 20-летний студент Виктор Волошин. Увидев егерей, Строев счел за благо не играть с судьбой и на своей лодке пустился в бега. А Московченко остался. Намерения у него были самые злодейские.

Когда лодка с егерями приблизилась, Ерохин спросил у Московченко: «Вы кто?» Тот назвался первым же пришедшим ему на ум именем – Кузюпа. Тогда егерь потребовал у него документы. Московченко изобразил на лице улыбку, явно показывая, что не имеет за душой ничего худого. Он нагнулся к бортику якобы за сумкой, а там на самом деле лежало заряженное ружье. Схватив ружье, браконьер выстрелил в упор в того егеря, что стоял к нему ближе всего, – в Волошина. Причем стрелял наверняка: пуля угодила парню точно в сердце. Умер он практически мгновенно. Второй выстрел последовал в Ерохина. Но тот в какую-то долю секунды сумел дернуться в сторону, и пуля, хоть и угодила ему в грудь, пробила лишь легкое, нанеся несмертельную рану. Однако Московченко посчитал, что оба егеря убиты, и, заведя лодку, поспешил скрыться с места преступления.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67

Поделиться ссылкой на выделенное