Федор Березин.

Встречный катаклизм

(страница 2 из 29)

скачать книгу бесплатно

Панин снова обратился к разложенным бумагам. Водка без акцизов, ну-ну. Ничем же не хуже официально оформленной, даже чище – сам попробовал из интереса, – тем более, экспертные оценки прилагаются. Как мелко, черт возьми.

Да, была ранее масштабность. Были люди в наше время…

5
Заплыв

Когда Ричард Дейн обрел в полете устойчивость, подброшенный кверху расширяющимся куполом, он осмотрелся. Момент развала на части его собственного «Харриера» он не смог наблюдать: во-первых, не успел, а во-вторых, купол закрыл всю небесную сферу. Зато он видел, как из тумана вынырнули родные «Томкеты», и видел, как они произвели недолгие выкрутасы – акробатический этюд с опасным финалом. Видел этот финал – короткие вспышки и темные облачка плесени. Были «Ф-14», да сплыли. А потом он нырнул в белесый туман. А еще позже – в обрезанные ножницами тумана морские просторы, и стало холодно. И стало нужно делать только одно – плыть.

И длилось все очень долго, и он все плыл. Не для того, чтобы куда-то добраться: он что, Тур Хейердал – пересекать океаны? Так, дабы согреться. Согреться да отвлечься. Потому что странные мысли лезли в голову, оплескиваемую соленой водицей.

А испугался он только раз. Серьезно испугался, гораздо больше, чем перед попаданием в самолет российских ракет. Это когда из тумана, из обрезанного горизонта теперешнего бытия, выползла чудовищная, черная стена железа. Она длилась вширь, обоими концами теряясь в никуда, и длилась вверх, загораживая невидимое небо. И сердце забилось чаще, и он уже собрался пустить в верхотуру сигнальную ракету из непромокаемого контейнера. Собрался зажечь шашку-дымовуху, но что-то сдержало, хотя что это могло быть – такое гигантское и движущееся, кроме родного тела авианосца «Рональд Рейган»? Цвет, цвет корпуса – вот что заставило замереть, пожалеть о красной, вызывающей раскраске самонадувающегося спасательного жилета. А стена шла и шла мимо, в каких-то десятках метров. И там, наверху – задирая голову, он уже различал край, – там не было людей, правда, даже если бы захотел, он бы не увидел их отсюда.

Он очухался, когда закачался на искусственной волне, такой большой, что задавила беспокоящие его природные образования, и ветер стих, остановленный левиафанским корпусом. И тогда Ричард Дейн закричал, призывая громадину остановиться, обратить внимание на тонущую, желающую жить букашку. Он кричал долго. Порой ему казалось, что кто-то там отзывается на его старания и сейчас ринется в небо вертолет-спасатель. Но случилось иное: сверху свалился, выпрыгнув из ниоткуда, рев садящегося на палубу самолета. Мелькнул и растаял, рубанув воздух, убил все на свете звуки в округе.

И Ричард Дейн остановил свой крик-мольбу, свою СОС-импровизацию, свои попытки зажечь капсюль не от звона в перепонках – он четко разглядел опознавательные знаки на крыльях «МиГа». Это были знаки давно похороненной страны, существующей в истории, а не в реальности. Это были опознавательные знаки с серпом, молотом и красным кумачом.

Это был не российский авианосец, это было гораздо хуже.

Если бы Ричард Дейн мог нырнуть, он бы сделал это, но ему очень мешал спасательный жилет.

6
Бумажная рутина

Роман Владимирович Панин все еще пыхтел над документами, когда дверь его кабинета открылась.

– Да? – поднял он голову, в душе радуясь возможности отвлечься.

Явился непосредственный начальник, майор Воронкевич.

– Садись, Роман, – махнул рукой начальник следственной группы. – Ну, что там у нас с этой водярой?

– Разбираемся помаленьку, Иван Денисович. Да, в общем, ничего особенного, не научились еще наши доморощенные Аль Капоне слишком хитро прятать концы в воду.

– Лады.

– Вот, взгляните, я тут вчерне набросал схемку отмывания денег.

Воронкевич поморщился:

– На бумаге? А компьютер на что?

Воронкевич наклонился над столом. Некоторое время они обсуждали проблему, хотя майор больше слушал.

– Ну что же, – поднял он в конце концов голову, – правдоподобно. А теперь вот что, Роман Владимирович. Перенеси-ка все это в файл. И все свои идейки по этому поводу туда же. Ведь надоела тебе эта рутина до жути, верно?

– Надоела, Иван Денисович, что говорить, но ведь кто-то должен?

– Правильное направление для вырабатывания силы воли, – хмыкнул Воронкевич. – Но появилась тут у нас срочная надобность, нужны люди с широким кругозором, со знанием английского на всякий случай, и холостые, дабы меньше в отпуска просились. Ну и с допуском высокого ранга. Готов?

– Так точно.

– Вот и ладно. До конца дня привести в порядок дела, как я уже сказал, сдать в «секретку» папочки и потом ко мне в кабинет. Ну, и не для тебя повторять, конечно, – язык держать за зубами.

– Да, понятно, товарищ майор.

7
С пристрастием

– Значит, вы утверждаете, что самолеты, сбившие вашу машину и еще два истребителя, были советские? – в интонации контр-адмирала сквозило презрение.

– Да, – стараясь держаться спокойно, произнес Ричард Дейн.

– С какого расстояния вы наблюдали истребители противника до катапультирования?

– Километров с восьми.

– И вы хотите сказать, что с восьми километров различили их тип и их опознавательные знаки?

– Нет, опознавательные знаки я, конечно, не видел. Я их видел потом…

– Значит, не видели?

– Я все изложил письменно, сэр.

– Что вы на это скажете? – обратился командир авианосной ударной группы к главному корабельному врачу коммандеру Сиприани.

– Пилот Ричард Дейн абсолютно здоров. Вы хотите узнать, говорит ли он правду?

Контр-адмирал обвел присутствующих повелительным взглядом:

– Кто хочет высказаться?

– Разрешите, – вызвался начальник разведки корабельного соединения лейтенант-коммандер Трисель. – В оперативном просторе нет никаких морских соединений, кроме нашего, тем паче авианосных, однако мы знаем о случившемся. Как бы я хотел объяснить все помешательством одного летчика, но… Два «Хокая», шесть «Томкетов» и еще его разведывательный «Харриер».

– О случившемся сообщено куда следует, я думаю, штаб Седьмого флота или политики уже занимаются выяснением, что здесь плавало двое суток назад.

– У меня есть вопрос к лейтенанту. Вы уверены, что сбросили контейнеры с аппаратурой в океан?

– Да.

– И они успели отделиться от самолета?

– Думаю, успели.

– А вы видели под собой парашюты?

– Нет, кажется, не видел.

– Позвольте мне, – подал голос командир авиационного звена кэптен Бак Армстронг, – я чуть поясню. Даже если после отделения от самолета контейнеров до отделения кресла прошло секунды три, это все равно более двух километров.

– Я понял вас, – скривил лицо контр-адмирал, – но наш герой опознал самолеты на бог знает какой дистанции, а здесь, напротив, простые, вовсе не скоростные цели – и он их совсем не видел.

– Могли не раскрыться парашюты, – не выдержал Ричард Дейн.

Контр-адмирал Джедд Галлоуген холодно смерил его взглядом сверху донизу.

– Вы сбросили не один контейнер, а несколько, так? Неужели не раскрылось у всех?

«Господи, – тоскливо подумал Ричард Дейн, – сколько это может длиться». После катапульты, после двенадцати часов, проведенных в воде абсолютно без надежды, после больничной палаты, он совсем не радовался этим милым допросам. Да, командование можно было понять, но почему оно не хотело понять его?

8
Меры

– Господин посол, наше правительство очень обеспокоено инцидентом, произошедшим на островах Фиджи, а также еще некоторыми случаями последнего времени в акватории Тихого океана, – обратился к российскому представителю посланник президента Соединенных Штатов Америки.

– Наше правительство тоже интересует кое-что произошедшее в последние дни в нейтральных водах. Кроме того, оно обеспокоено повышенной активностью американского военного флота. Как вы, разумеется, помните, между нашими странами существует договоренность заранее предупреждать о готовящихся учениях, масштабами превышающих полковые, а во флоте – о любых, осуществляемых вне территориальных вод.

– Да, конечно. Американское правительство досконально соблюдает данное соглашение. Но в настоящее время произошли чрезвычайные происшествия.

– Что же это? – Российский посол сохранял абсолютно невозмутимое выражение лица, хотя его американские собеседники догадывались, что разведка России уже о многом пронюхала.

– Вот фотоматериалы, а вот предварительные выводы специалистов. Наше правительство вынуждено настаивать, чтобы вы отнеслись к этим документам серьезно и изучили их быстро. Если бы дело не требовало величайшей срочности, если бы оно не касалось безопасности Соединенных Штатов Америки, можно было бы не торопиться. Хорошо, что ничего из этого пока не просочилось в прессу. Однако ваши военные наверняка уже имеют представление о повышении уровня готовности нашего флота. Кроме того, предупреждаем: наши военные корабли будут вынуждены задерживать и досматривать любые ваши суда, идущие вне графиков или же без заблаговременного предупреждения в оговоренных документами секторах.

– Извините, но последнее является произволом, и, если произойдет задержание какого угодно российского судна, даже работающего по фрахту, это может вызвать осложнения в наших отношениях.

– Простите, господин посол, я всего лишь чиновник, я передал то, что мне приказано. Сейчас я вынужден удалиться. Еще раз повторюсь: американское правительство выражает надежду, что вы отнесетесь с должным вниманием и срочностью к переданным вам документам. Со мной либо с любым другим представителем администрации президента, поставленным в известность о случившемся, вы можете связаться в любое время.

9
Чуткость к людям

Ричард Дейн вошел в незнакомое помещение где-то во внутренностях гигантского корабля. Он служил на авианосце «Рональд Рейган» уже два года, но все равно не мог знать здесь всех закоулков. Он ни разу не бывал даже на некоторых уровнях, а не то что в какой-то из кают. Когда все расселись, контр-адмирал Галлоуген обратился к Ричарду Дейну:

– Господин лейтенант, как истинный моряк и солдат, я должен смотреть на вещи трезво. Публично и чистосердечно приношу вам свои извинения. Мы получили некоторые подтверждения вашей информации, – он обвел присутствующих взглядом. – Теперь напомню всем о неразглашении того, что здесь будет сказано. Для остального личного состава – все в свое время. Итак, вчера в море Коро атакована наша база Форт-Кук.

– Кем атакована, сэр? – спросил Ричард Дейн, так как пауза затянулась.

– Нападение было осуществлено с моря, а может быть, и с воздуха. База Форт-Кук полностью уничтожена. Практически весь личный состав погиб. Пока не ясно, остался ли там кто в живых. Так что со свидетелями опять туго. Те, кто это сделал, убрались восвояси.

– А гражданское население? – обеспокоенно осведомился коммандер Нат Стаатс. – Я служил на Форт-Кук. Хоть база и очень невелика, но там же несколько сот гражданских специалистов.

– Похоже, гражданское население тоже погибло.

– Господи, – сказал кто-то очень тихо.

– Случай очень похож на наш. Вначале обрыв связи. Несколько часов. Сплошные помехи. А когда на место прибыл посланный для выяснения «РС-135В», все уже было кончено. Сплошные пожары и развалины.

– Их разбомбили? В смысле ракетный обстрел? – опять поинтересовался Нат Стаатс.

– Нет. Точнее, и это тоже. Мощный ракетно-артиллерийский удар с моря. И вроде бы имеются следы высадки на берег крупного десанта.

– Какой может быть десант – там же истребители? Станция радионаблюдения. Там куча самолетов-заправщиков, как я помню… – не унимался Стаатс.

– Да, заправщиков там было около двадцати штук. Тут же на взлетных полосах они и сгорели. Дыма было столько, что вначале посланный «Боинг»-разведчик, кроме него, ничего и не обнаружил. Теперь самое интересное. В настоящий момент следов какого-либо морского соединения в море не найдено. Остров сейчас осматривается.

– И кто же, черт возьми, это был? – проронил командир штурманской части капитан второго ранга Карнеби.

– Я вам не сыщик Шерлок Холмс или лейтенант Коломбо. По поводу происшедшего флоту даны следующие общие указания: готовность повышена до уровня «боевой», а российские суда в акватории Тихого океана должны досматриваться.

– Русские могут квалифицировать это как пиратские акции и не подчиниться, – встрял в разговор начальник разведки соединения коммандер Трисель. – Что, у командования флота есть серьезные основания подозревать русских?

Джедд Галлоуген проигнорировал его замечание и продолжил:

– Еще. В момент нападения над местом боя проходил спутник. Мне не сообщили его марку и тип, что-то донельзя секретное, как я понимаю. Я даже в этом уверен. Нечто законсервированное на орбите на всякий пожарный случай. Что-то из происходящего внизу разбудило его аппаратуру наблюдения. И вот он заснял сверху район боя. Видимость очень плохая, и не знаю уж, в каком диапазоне он снимал, но мне важен вывод. В деле участвует куча кораблей – небольшой флот. Два авианосца, несколько сравнимых по размерам кораблей. У берега десантные суда, возможно, плавающие танки или транспортеры, может, то и то вместе.

– Откуда это все взялось? – спросили хором сразу два коммандера – Спаатс и Сиприани.

– Не знаю. Теперь подумайте, какая страна способна сейчас осуществлять крупномасштабную морскую десантную операцию вдали от собственной территории.

– Пёрл-Харбор, – заметил кто-то из присутствующих.

– Но зачем, черт возьми, России нужны острова Фиджи?

– Еще раз говорю, не знаю, – отрезал контр-адмирал. – И напоминаю еще раз, держите язык за зубами. – Он повернулся к самому младшему по званию: – А вас, лейтенант, срочно требуют наверх. Как свидетеля, понятное дело. Транспортный самолет на палубе, на сборы десять минут. Управитесь?

– Так точно, сэр!

– И вот еще что, эсминец «Гурон» подобрал в море один из ваших контейнеров.

– Какой?

– Не тот, что с радиолокационной аппаратурой, к сожалению. С фототехникой, но спецы говорят, там есть кое-что интересное. Этот непонятный туман – какая-то странная, малопроницаемая штука.

– Да?

– Всё. Свободны, лейтенант. Не поминайте лихом.

10
Любезность

Новая встреча посла России и представителя президента США состоялась в полдень.

– Правительство Российской Федерации, – зачитал с листа посол Иван Евгеньевич Титуленко, – крайне обеспокоено произошедшими в последнее время событиями. Изучив предоставленные американской стороной материалы, оно убедилось в серьезности возникшей проблемы. Однако по-прежнему непонятно, почему в случившихся в океанических просторах происшествиях американское правительство косвенно обвиняет Российскую Федерацию. В связи с этими необоснованными нападками наше правительство официально заявляет протест. Но, учитывая, что сейчас происходит секретное разбирательство, мы оставляем за собой право объявить о своей ноте в средствах массовой информации тогда, когда сочтем это необходимым. Далее. Несмотря на недобросовестное или слишком беглое, явно предвзятое отношение к отснятым материалам и сделанным из этого выводам о причастности России к странным происшествиям в районе острова Моала и в других районах Тихого океана, российское правительство сообщает, что во время этих событий армия и Военно-Морской Флот России выполняли задачи по несению службы совсем в других местах и не имели физической возможности появиться в названном месте. Мнение экспертов, изучивших переданные вами материалы, однозначно: в них нет никаких явных или же неявных указаний на причастность к агрессивным акциям Российских Вооруженных Сил. Тем не менее российское правительство во имя мира и мирного сосуществования народов передает американскому правительству секретные материалы, полученные недавно нашей разведкой. Мы не прилагаем никаких выводов, за исключением подтверждения сроков случившегося, дабы избежать предвзятости. Делайте выводы сами.

А теперь, извините. Я должен откланяться.

11
Разрушения

– Вы разведчик? – спосил Ричарда Дейна полковник с нашивками сухопутных войск. Полковника звали Люк Безель, они только что познакомились.

– Нет, сэр, – ответил Ричард Дейн, – я просто пилот разведывательного варианта штурмовика «Харриер».

– Я тоже не имею отношения к сухопутным войскам, – признался полковник, теребя погон. – Это камуфляж. Я из специальной, срочно сформированной группы экспертов смешанного профиля, подчиненной непосредственно команде президента. Вам теперь тоже деться некуда. На вас уже оформлен нужный допуск, а ценно любое мнение. Голова пухнет от разных версий.

Так Ричард Дейн попал в вертолет, следующий на остров Моала.

Полет занял много времени, на самолете, конечно, было бы быстрее, но, как узнал впоследствии Ричард, взлетная полоса военного аэродрома Форт-Кук оказалась полностью выведена из строя.

Когда они прибыли на место, Ричард Дейн смог в этом убедиться воочию.

– Сколько же в нее вогнали бетонобойных бомб? – спросил он у полковника, спеша воспользоваться своими летными знаниями хоть по какому-то предмету (со времени знакомства с группой экспертов на борту вертолета Ричард Дейн все время находился в режиме ощущения своей умственной неполноценности).

– Только одну, мы так предполагаем. А остальные воронки – вот эти – большие и глубокие – они сотворили какой-то наземной пиротехникой, после того как высадились на берег.

– Да?

– Ладно, двигаемся дальше, – произнес Люк Безель, шагая по куче битого кирпича, бывшей не так давно казармой, а то и коттеджем генерала. – Это похлеще Пёрл-Харбора, ей-богу, – сказал он через некоторое время, перепрыгивая через валяющийся на земле обломок радиомачты. – Если бы мы не имели информации со спутников, можно было бы подумать, что здесь было не только нападение, но и землетрясение одновременно.

Упоминание о Пёрл-Харборе Ричард Дейн слышал за последние сутки уже раз десять, но бодрился, изображая из себя воздушного аса. На самом деле он оставался в состоянии непрерывного удивления. В действительности в своей жизни он участвовал лишь в одном настоящем бою – в том, где его сбили, а все остальное летное время выпадало на учения. Сейчас он впервые наблюдал последствия применения современного оружия в таком масштабе, да еще вблизи. И был в состоянии, близком к шоку, хотя не показывал этого. Вокруг, в развалинах строений, суетились люди, преимущественно в военной форме.

– Убитых подсчитали? – интересовался кто-то из больших шишек у испачканного с ног до головы спасателя.

– Пока приблизительно. Включая команды двух кораблей в гавани.

– Ну?

– Где-то тысячи четыре.

– О боги! Как такое скрыть от прессы? – спросил любопытный военный шишка сам себя.

А спасатель добавил:

– Но может быть и на полторы тысячи больше, мы еще не все учли.

– Господи! Скоро ведь сюда устанут дозваниваться родственники и тогда обратятся куда-нибудь повыше, так?

В двух местах Ричард Дейн натолкнулся на кровавые лужи. Какие-то службы успели убрать покойников. А еще в одном случае Ричард Дейн чуть не наскочил на торчащую из битых кирпичей и лестничных перекрытий черную, обгорелую руку – он чуть не лишился чувств. На территории острова Моала хорошо поработала большая мясорубка-костоломка – с размахом и фантазией. Некоторые вещи Ричард Дейн раньше даже представить не мог, а теперь увидел воочию. Например, колонну словно побывавших под прессом тягачей «Хаммер». Смяло только верхушки кабин, создав из них ряд ровнехонько обрезанных грузовиков с открытым верхом, – так прокатилась по ним взрывная волна от какой-то мощной штуки, упавшей с неба. Вся база Форт-Кук была разнесена в щепки.

12
Былое

И снова встреча на уровне послов.

– Господин посол. Наши эксперты внимательно изучили материалы, переданные вами. Наши специалисты пришли к заключению, что данная пленка является мистификацией – очень умелой и сделанной с использованием новых принципов, но мистификацией. Плавательное средство, представленное на снимке с птичьего полета, идентифицировано с двумя реально существующими объектами – линейным кораблем «Ямато» и его аналогом – «Мусаси». Однако, как известно, оба названных линкора потоплены американским флотом во Второй мировой войне. – Советник президента США внимательно глянул на российского посла.

– На некоторых кадрах, как указывается в экспертизе, наблюдаются авианосные корабли. Однако в настоящее время ударные авианосцы имеет только одна держава – Соединенные Штаты Америки. Мы бы могли сделать вывод о провокации, произведенной вашими собственными военными с некими политическими целями. Кстати, имела ли место такая интерпретация происшедшего на базе Форт-Кук? Мы понимаем, что это звучит чудовищно, но уж слишком все напоминает Пёрл-Харбор. Ведь до сих пор неясно, знало ли американское правительство о том, что Япония готовила тогда нападение, и не дало ли само возможность осуществить эту акцию, чтобы получить повод для вступления в войну? – без всякой интонации ответил Иван Евгеньевич Титуленко.

– Столь давние исторические события вряд ли имеют отношение к случившемуся.

– Но вы же сами, господин советник, затронули Вторую мировую, так?

– Я могу лишь повторить: навряд ли эти давние события как-то соотносятся с текущим моментом.

– Как знать, господин Саржевский, – загадочно, но все так же бесстрастно пожал плечами Титуленко.

– Русские что-то знают, – тихо сказал, выходя из посольства, господин Саржевский сопровождающему его человеку. – Они темнят.

– Я не представляю, как можно подступиться к данной проблеме с помощью традиционных методов, – ответил ему Ален Уаллдер – помощник советника президента США.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29

Поделиться ссылкой на выделенное