Федор Березин.

Пожар Метрополии

(страница 4 из 32)

скачать книгу бесплатно

И вот так подноготно присматривая за вновь обретенными друзьями-товарищами, неожиданно замечаешь, что прямо через их добрые, притушенные глаза за тобой наблюдает такая же внимательная химера. Тогда внедрение в коллектив и привыкание к «общежитию» перестает быть так захватывающе радостным. Тем более ведь твою радость тоже фиксируют всевидящие «жучки».

4
Игроки

– Господин президент, я как глава Федерального бюро расследований вынужден признать, что мы абсолютно не предвидели лавинообразное нарастание рассматриваемого процесса. То, что где-то в отдельных городах могут случиться волнения, предусматривалось. Однако то ли по так называемому «закону подлости», то ли в силу причин, на которых я остановлюсь позднее, но первые вспышки произошли именно в тех городах, на которые мы обращали первичное внимание менее всего. Затем, когда мы, говоря по военному, провели новую концентрацию агентов и сил на угрожающих направлениях и, как следствие, ослабили группировку в изначально предполагаемых местах, начались беспорядки и там тоже. Создается ощущение, что все происходящее не есть спонтанный процесс. Это хорошо срежиссированная акция. Покуда мы не ведаем ее конечной цели. Не принимать же за цели лозунги, раздающиеся в тех или иных штатах? Даже если брать их за чистую монету, то все равно на чем же остановиться? Они слишком сильно разнятся между собой. В одних городах, и даже штатах, выкрикивают одно, в других другое. И если бы только так, а то в тех же самых местах распространяются прямо противоположные взгляды. Например, некоторые требуют отделения от США, но здесь же можно встретить и таких, кто просто хотел бы, в рамках тех же Соединенных Штатов, произвести перераспределение федерального бюджета. Мол, центр тратит его не туда, куда надо. Понятно, что всю эту мелочь подавляют агрессивные расистские лозунги. И здесь тоже наблюдаем большой спектр. От подстрекательств солдат и моряков дезертировать из армии, которая вроде бы, по взглядам реакционеров, ведет в Африке войну на уничтожение, до призывов перенести войну сюда, на Американский континент. То есть уничтожить здесь белую расу подчистую и основать САШЧ – Свободные Американские Штаты Черных. Разумеется, на фоне этой пестроты, которая вообще-то выглядит крашенной в один тон, можно все-таки предположить хотя бы одну явную цель.

– Интересно, какую? – спросил внимательно слушающий доклад президент США Ад Буш.

– Самую элементарную, господин президент. Общую дестабилизацию обстановки. Другой вопрос, до какого уровня? Возможно, до того, до коего мы позволим разгореться пожару.

– Господин Талс, а разве мы сейчас контролируем ситуацию? – прищурился человек, прозванный в народе, да и в официальных кругах, Буш Пятый.

– Нет, господин президент, ситуацию мы, разумеется, не контролируем. Но ведь, как я понимаю, потому мы и проводим это совещание в узком кругу, дабы разобраться, на какие меры пойти, чтобы вернуть все на круги своя, правильно?

– Правильно, – кивнул Буш. – А как думаете (это вопрос ко всем, господа!), почему не сработали наши обычные методы контроля ситуации?

– Можно мне? – приподнял руку директор ЦРУ Айзек Уинстан. – Мы тут все свои, можно говорить честно.

Господин президент, господа, вы прекрасно понимаете, что в любом что-то значащем государстве власть должна пронизывать своей агентурой всю структуру сверху донизу. Особенно в нашем государстве, которое уже далеко не первое десятилетие лидирует на земном шаре. Так вот, понятно, что давно исчерпали себя проекты простого силового контроля. С усложнением этой самой структуры их время вышло. Понятно, что они не исключаются полностью. Вот, например, сейчас пришло время для силовых акций. Но я отвлекся. Сложный контроль с манипулированием массами включал в себя многие аспекты. Все мы понимаем, что даже проблема наркотиков не решена до конца нами и нашими предшественниками намеренно. Да, это грязноватый метод. Но если бы не все эти многочисленные виды наркотических травок и таблеток, дурманящих мозги некоторым социальным группам, то я вам гарантирую: проблемы, которые мы получили только что, возникли бы лет двадцать, а то и тридцать назад. Люмпенизированные слои населения, не уведенные в сторону получения мгновенных и легкодостижимых удовольствий, – это опасное болото, населенное монстрами. Если не глушить их экспансию подавляющими сознание препаратами, своей животной активностью они опрокинут государство. Тем более мы знаем, что в силу некоторых обстоятельств, и вообще-то не расового, а социального свойства, наркомании подвержены именно «не белые», то есть афроамериканцы и испаноязычные слои…

– Уважаемый директор Центрального разведывательного управления, мы что, тут собрались для решения вопросов мерзопакостных наклонностей человека прямоходящего? – перебил нового докладчика Буш Пятый. – По-моему, речь идет несколько о другом.

– Извиняюсь, господин президент, извиняюсь. Но еще минутку. Я вот что хотел сказать. Государство – это жестко скрепленная обручами бочка. Мы все знали, что рано или поздно старые обручи не выдержат, ведь бочку распирают новые и новые проблемы. Мы даже готовили новый хороший обруч. Тут все свои, все в курсе. Мы вели интенсивную разработку по теме «гипноизлучателей». Вместе с Министерством обороны мы даже разрабатывали спутник для глобального контроля и управления массами. Однако господа ученые, конкретно те, что занимаются биологией и прочей анатомией, нас подвели. Видите ли, психика человека оказалась гораздо более сложным делом, чем казалось поначалу. То есть крайне быстро происходит привыкание и внешний фактор перестает действовать. Нет, нет, господин президент, я тут не собираюсь развивать еще и эту тему. Я просто хочу сказать, что мы…

– Господи, Айзек, – вновь оборвал его глава администрации США. – Вы тут используете наше время для самооправдания? Прекратите. По виноватым будем разбираться после. Мы здесь все в одной лодке. А кто-то неизвестный нам очень сильно ее раскачивает. Я уж так образно – накипело. Все эти лозунги, эти выскочившие откуда-то и терроризирующие города черные и латиноамериканские банды – это все волны. Но ведь кто-то дунул и нагнал их. Вот я, да и все окружающие, хотим знать, кто? Вот сидит министр обороны. У него в распоряжении самая мощная и мобильная армия и флот, но что с ней делать в этих условиях? Куда направить силищу? Вы, господа, вы, – Ад Буш ткнул в церэушника и фэбээровца пальцем, – вы должны были подсказать и направить. Почему все разразилось так внезапно?

– Господин президент, – директор ЦРУ неожиданно покраснел. – Каждый год наш официальный, да и неофициальный бюджет сокращается. Нашему продажному конгрессу жалко государственных денег. Они думают, раз сейчас все нормально, то так будет всегда. Вот мы и поплатились. Мой коллега из Федерального бюро говорит правильно. Весь происходящий ныне в южных штатах спектакль – это срежиссированное кем-то представление. Точнее, если бы представление. Все серьезно. Здесь замешаны не только внутренние, но и внешние силы. Хотя какие из них превалируют, я покуда не берусь судить.

– Вы что, подозреваете кого-то внутри, Айзек Уинстан? – спросил президент.

– Конечно, подозреваю. Кому выгоден развал? Ясно кому. Большим корпорациям. (Только не посчитайте меня марксистом-ленинцем.) Они спят и видят, как совершенно прекратят платить налоги и прочее. Они бы, наверное, рады отхватить куски собственной, негосударственной территории, как в какой-нибудь Колумбии с Венесуэлой. Там бы они разгулялись как хотели. До многих из них абсолютно не доходит, что все их мизерные налоги – это плата за процветание. Сейчас мы решаем не только свои собственные – государственные – вопросы, но и вопросы их выживания. Ведь все думающие хоть что-то понимают. Как только наша большая дубина – представленная здесь министром Линном армия – перестанет нависать над «шариком», наши доблестные корпорации-монополисты окажутся перед сворой равных конкурентов, к тому же натасканных на неравной борьбе, когда бьешься за жизнь, а в шею тебе врезается поводок.

– Сегодня не один я выражаюсь красиво, – улыбнулся Ад Буш. – Я даже заслушался. Так вы, Айзек, подозреваете какие-то конкретные корпорации?

– Так вы же нас связали законодательно со всех сторон. Естественно, за ними всеми нужно было следить годами. Накапливать информацию, отслеживать доходы.

– Короче, полицейская диктатура, да?

– А разве откладывание всего в долгий ящик – «авось, пронесет» – лучше, господин президент? Вот сейчас посыпалось. Теперь будем вводить в мятежные (разве я неправильно выразился?) штаты войска. Давить этих негров, то бишь афроамериканцев, силой.

– Ну, успокойтесь, господин директор, это мы еще не решили, – проявление людьми эмоций развлекало президента, он был бывшим боксером-любителем, почти профессионалом. – Мы ведь для того и собрались здесь, правильно? Естественно, если бы вы успели разработать свои «чудо-спутники», тогда другое дело. Нажали бы кнопку. Поменял бы он там орбиту – или что там у него еще есть – и наступила бы в Техасе и прочих штатах тишь-благодать. И кстати (этот вопрос министру обороны). Господин Шеррилл Линн, я думаю, вы уже прикидывали. Каковы возможности нашей армии, флота и прочего по поводу возможного применения силы в… как выразился наш директор, – «мятежных» штатах?

– Господин президент, как вы знаете, самые боеспособные из наших сухопутных частей находятся сейчас в Африке. Понятно, какие-то, как всегда, на базах в Японии и прочих. К тому же, я бы не рискнул срочным образом перебрасывать пехоту обратно из Южной Африки. Тут даже психологический барьер. Они только что с настоящей войны. Они и здесь по инерции начнут действовать соответственно. Но мы ведь не хотим раскатать наши собственные города в щебень, правда? К тому же там они привыкли действовать с непрерывной поддержкой авиации и флота. Здесь-то будет абсолютно не так, верно? Мы же не станем пулять по Детройту, или куда там еще, крылатые ракеты морского базирования, так?

– К тому же, господин президент, – втиснулся в разгорающуюся дискуссию шеф ФБР, – одним из лозунгов митингующих, бунтующих и под этот шумок бандитствующих является протест против войны в Африке, так сказать, против коренных негров. Ввод в эти города дивизий, выведенных именно оттуда, может сыграть против нас плохую шутку. Я уж не говорю, как развякаются средства массовой информации.

– Вот это верное замечание, – закивал Буш. – Если несколько пошутить на эту тему, то мне вовсе не хочется, чтобы именно на мне прервалась семейная традиция. Да еще по средством импичмента или там чего-то в таком роде. А значит, давайте думать.

И совещание продолжилось.

5
Обработка сырья

Как и следует ожидать, их не сводят в «общаге» на час-два. Дается время привыкнуть, вместе вздремнуть отведенные пять часов, скорее всего ночного сна. Ибо точно не определишься – в помещении круглосуточный искусственный свет и ни одного окна. Вздремнуть, если неутомимые поисковики истины – штатные служащие спецслужб не дернут на допрос. А тогда уж не поспать…

– Военный преступник Минаков, ответьте, какого типа было электромагнитное устройство, которое вы взрывали в Капских горах для нанесения ущерба американским силам освобождения?

– Но я не взрывал его лично, поэтому…

– Минаков, отвечайте на вопрос! Быстро отвечайте на вопрос!

Лампа в глаза, и по тому, как они сразу же начинают слезиться, ясно, что это какое-то специальное излучение с искусственно сдвинутой спектральной полосой: «Добрый вечер, господа фашисты! Мы так давно с вами не виделись!»

– Не закрывать глаза, Минаков! Если не вы, то кто же взрывал это устройство?

– Не знаю.

– Не знаете? Ну тогда от кого вы узнали, что будет взорвано это самое устройство?

– Какое устройство?

– Играетесь, лейтенант Минаков? Зря. У вас остается очень мало времени на сон.

– А что, солдат спит – служба идет.

– Не понял? А, так называемый русский юмор?

– Казарменный.

– Не важно, Минаков. Итак… Не спать, не спать, лейтенант! Открыть глаза!

– Так ни черта же не видно.

– Зато нам видно.

– Что вам видно-то?

– Врете вы или нет.

– По глазам, что ли?

– Вот именно.

– Какие-то у вас устаревшие методы, господа.

– Все, завязали… (Так ведь у вас выражаются?) Отвечайте на вопрос. От кого вы узнали, что электромагнитная бомба будет взорвана? И откуда вы ведали время взрыва? Отвечайте на вопрос, Минаков!..

В общем, никак не поспать свои положенные по норме триста минут. Воруются и воруются, десятками и сотнями зараз.

Но иногда дают и поспать. И ясно, не только для того, дабы заключенные восстановили силы и не померли досрочно. Есть и другие расчеты. Например. Когда местной ночью, назначаемой по распоряжению, чуть полыхающее сутки напролет искусственное освещение несколько притухает и все падают спать, некоторые делать этого не хотят. Да, они тоже выматываются за день допросами и шагистикой под конвоем туда-обратно, однако в этом помертвевшем свете в их, видимо, уже не совсем дееспособных головах внезапно происходит какое-то новое переключение. По непонятной причине они вдруг начинают чувствовать себя в безопасности. И тогда они пытаются беседовать с соседями. Что с того, что их соседи замыкаются и крутят пальцем у виска, предупреждая? Сами заданные вопросы, да просто затронутая тема и реакция на нее – все фиксируется впаянной в незаметных местах аппаратурой. И значит, очень скоро, на очередных допросах, круг задаваемых ребусов расширится. Или какие-то буковки в решаемых спецслужбами кроссвордах встанут на свои места.

6
Игроки

– Ну, что скажете, Миллард? Мы тут с вами наедине. Пришел ваш час заниматься своей работой – советовать.

– Прекрасно, господин президент, – согласился советник по национальной безопасности. – Тогда давайте обсудим одну вещицу. Весьма скользкую и щекотливую.

– Щекотливую и щепетильную – это что же, речь о моей будущей попытке переизбрания? Что-то мне мало верится после такой «успешной» войны.

– Вы все шутите, господин президент, а я вот по действительно серьезному поводу, – Миллард Ладлоу почему-то переключился почти на шепот. – Вы помните о втором, или каком-то там по счету, параграфе программы «Ковчег»?

– Э… Насчет чего речь? – В действительности Буш Пятый сразу понял, что имеется в виду, однако хороший политик редко сходу выкладывает все карты на стол. Впрочем, как и хороший боксер на ринге.

– Вначале, как я знаю, выигрывается маленькая победоносная война. То, что у нас то ли получилось, то ли нет, я до сей поры не понял…

– Я тоже вообще-то.

– Потом, все страны-конкуренты отрезаются от «трубы». Но ведь на этом режим экономии не заканчивается, правильно? И тогда идут пункты по наведению порядка здесь, в Северной Америке. Вот я и думаю. Не знаю, по чьей там указке действуют эти «черные» и «латиносы», но, в некотором случае, нам сие должно быть все равно. У нас хороший повод прижать их к ногтю и даже более того…

– Ну, договаривай, договаривай, Миллард.

– Прямо скажем, подсократить их количество. Ведь вы прекрасно ведаете, что последние десятилетия они плодились гораздо более интенсивно, чем белые. Мы с вами теперь входим в меньшинство. Кстати, это касается и проблемы перевыборов на второй срок.

– Миллард, честно тебе скажу, сейчас последнее стало меня весьма мало беспокоить. Слишком много волнений доставляют другие поводы. Дотянуть бы этот срок.

– Ну а касательно основной темы разговора, господин президент?

– Предлагаешь развязать руки армии?

– Тут развязыванием не обойдется. Здесь нужны прямые указания.

– Господин Ладлоу, я лично таких указаний давать не буду. Но мысль может быть и дельная. Благодарствую. Что ж, посоветуемся с нашими спецами. Прикинем. А насчет развязывания рук… Видишь, Миллард, наш министр обороны хочет пока ограничиться Национальной гвардией. Толку от нее в таком деле, думаю, немного. Но пусть поломает зубы. И пусть обожжется. И если исходить из плана «Ковчег», то, конечно, надо использовать повод. Придется, разумеется, переставить между собой какие-то подпункты. Что ж, бывает. Подумаешь, вначале наведем порядок в стране, а уже потом в мире. Кстати, тогда нас там начнут лучше понимать, в нужном нам ракурсе. И оправдание! Не эгоизм какой-то американский, а обстоятельства довели. Случается, куда денешься. Так вот, если исходить из такого плана, тогда пусть беспорядок на юге растет, пусть эти «южане» подумают, что взяли быка за рога, так что ли?

– Да, господин президент. И тогда пусть там, на юге, вообще творится черт знает что. Потом натравим прессу, покажем крупным планом какие-нибудь зверства «черных». Я думаю, если покопать, такие найдутся. И когда после откатившейся гвардии за дело возьмутся военные профи, дело пойдет как надо.

– Мысли читаешь, господин советник по национальной безопасности. Однако это все покуда чистая теория. В действительности все эти процессы на юге не по плану, ой как не по плану.

– Согласен с вами полностью, господин президент.

– Это хорошо, что согласен. В общем, мило мы с тобой побеседовали.

7
Обработка сырья

И может быть, по умно продуманным размышлениям и не надо радоваться пересечениям жизни с сослуживцами в специфических условиях тюрьмы, но ведь не в твоих возможностях уклониться от действа. Да и не радоваться тоже не в твоей воле. Ведь приятно, по сути, уже от того, что твои бывшие подчиненные и соратники просто-напросто живы. Конечно, неизвестно, что и как там впереди; судя по происходящей вокруг преднамеренности, ничего особо хорошего не предвидится. Разве что смена декораций – переезд из одной тюрьмы в другую? Ну и кто знает, вдруг к пенсионному возрасту тебя, за доблестное многолетнее сотрудничество в разоблачении геополитических планов Московии, решат выпустить на волю и даже узаконят твое пребывание в раскинутом вокруг штате Луизиана? Ничто не исключено. Тем более тот следователь, что играет роль «доброго», усиленно намекает на подобные перспективы.

– Вы же специалист, господин Минаков, правильно? Специалист по ведению войны. Почему бы вам не подумать о служении настоящей демократии, а не азиатскому тоталитаризму? Я, конечно, не командую штурмовой ротой – мы тут, как видите, заняты более специфической службой, – но думаю, в связи с последними общемировыми событиями, нашей армии наверняка требуются люди, подобные вам. Платят там не меньше, чем вы получали от своих африканских хозяев. Ну а о ваших русских начальниках и говорить не стоит. Ведь они пальцем не пошевелили, дабы вас выручить. Да, скажу вам по секрету, это они же вас и подставили. Продали.

Ясно, что «добрый» дознаватель врет, причем не слишком умело. Но ведь не просто так. Наверняка это только часть большого плана психообработки. Предусмотренное загодя «покалывание» каких-то узлов в нашем большом, выращенном природой мозге. Дабы потом, через еще сколько-то глубоко либо мелко колющих шагов, сломать какую-то очередную пружину сопротивления. А главное, когда с тобой вот так «по-доброму», после спецлампы в глаза, разговаривают, начинает подмывать спросить что-нибудь действительно нужное. Не им, тебе самому для личного потребления. Вот, например, где находится Лиза Королева? Ведь большинство из попавшихся тогда в ловушку плена ты уже встречал, знаешь, что живы, а вот ее или же кого-то, кто видел ее…

Вдруг вот прямо сейчас возьмут да ответят. Но ведь спрашивать такое ни в коем случае нельзя. Это дополнительная шпора для давления на тебя. И вполне может быть, на нее тоже. Ведь исходя из обычной логики, ясно, что ни ее, ни ее подруг никто на волю не отпустил. Очень может быть, что Лиза содержится в этой же тюрьме. Хотя так же вероятно, что где-нибудь в еще более специализированном заведении. Именно это предположение больше похоже на правду, ибо многих сослуживцев Герман Минаков с того времени наблюдал, со многими обнимался, а вот с кем-либо из ударной команды хакеров так и не свиделся. А что мешало местным следователям-экспериментаторам обеспечить подобное пересечение? Вдруг снова всплыли бы какие-то экзотические нюансы общения? Ведь, например, увиделся же Минаков с малознакомым, но хорошо запоминающимся из-за богатырской фигуры подводником Румянцевым. Ясно, что наблюдателям та встреча в общей камере мало что дала, если только не подтверждение их малой привязанности друг к другу. Но ведь пересечение их жизненных нитей все-таки организовали, так?

И значит, остаешься ты в неведении не только в отношении своей собственной судьбы, но даже теперешнего жития Елизаветы Королевой.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32

Поделиться ссылкой на выделенное