Федор Березин.

Красный рассвет

(страница 5 из 35)

скачать книгу бесплатно

– Зачем тебе это надо? – интересовались у него все встречные «аэромобилисты». – Кому сейчас нужен этот атавизм – мускулатура? Это даже не модно!

Обычно он отвечал уклончиво, нечто типа: «Чхать я хотел на моду!» или «Мне нравится», а иногда: «А почему бы вам не спросить это у „желтых“?» Однако сейчас решил поделиться своими секретами:

– Я делаю себе товарный вид.

– Что?!

– Что слышал. Ты вот что собираешься делать, после того как дадут офицерские «наплечники»? Командовать уборкой снега на окраине Комсомольска-на-Амуре? Хорошая перспектива, тем более когда тебя в чине майора выпихнут без пенсии вон. Дворником, в том же Комсомольске, тебя возьмут вне конкурса. Ведь куда еще ты рыпнешься, имея там квартиру, которую некому продать? Разумеется, это в случае, если ты попадешь в областной центр. Если нет, дело дрянь. Неужели ты для этого загубил детство во славу Суворова, а юность подарил – вернее, даришь – нашему родному Аэромобильному?

– Ну…

– Вот тебе и «ну»! Именно против такого будущего я и делаю себе товарный вид. Буду продаваться.

– Продаваться?! В смысле по органам?

– Дурак! Зачем бы я тогда просиживал ночи над схемами «касатки» или держал по часу утюг, а? – Он имел в виду отработку привыкания к удержанию пистолета в неподвижном положении – упражнение из снайперского комплекса.

– Так что же?

– Только не рассказывай всем подряд.

– Разумеется, могила.

– Пойду в наемники.

– В наемники? Куда? К китайцам?

– Не смеши. У них своих некуда девать. В другие регионы. Я ведь еще и на английский нажимаю. Лучше всего – в теплые страны. Я ведь и в это БВАМКУСВР не просто так пошел. Можно ведь было в какие-нибудь ракетчики. Но мы – пехота, тем более «аэро», ценимся больше всего. Точно не знаю, но побывавшие рассказывают, за сезон можно взять то, что ты в своем гарнизоне – за весь свой «четвертак» до обещаемой пенсии. Можно вообще потом осесть за «занавесом».

– Но там ведь придется воевать по-настоящему?

– Ну и что?

– Могут ведь того…

– Понятное дело, но чем лучше подготовлен, тем меньше вероятность.

– Но ведь там еще придется кого-нибудь это…

– А ты на кого учишься, на дизайнера?

– Нет, но…

– Так ведь тебя этому и учат, и, насколько могут, грамотно. Опять же, «желтые» рядом. Тоже можно при случае чему-нибудь научиться. У меня тут один знакомый – Ин-Ди-Ган – такие приемчики показал. Опять же язык: почти половина населения «шарика» – китайцы.

– Толку от тех приемов? Пули изрешетят, не успеешь приблизиться.

– Это для того же товарного вида. Те, кто тебя купит, с тобой в джунгли не пойдут. Покажешь, кроме бицепса, еще и какой-нибудь удар – заплатят вдвое больше. Кумекать надо. И зарплата будет не в рублях, даже не в юанях, а сам понимаешь в чем…

– Так ведь сейчас запрет на валюту!

– Это сейчас запрет. Он невечный. Ты что, уже выучился, салага? И потом, вся она конвертируемая. Так что не ленись, спать будешь в гарнизонах.

Лезь-ка, братец, на брусья. Давай, давай! А то мне скучно быть сумасшедшим в одиночестве.

Дел стало больше, и жизнь приобрела какое-то подобие смысла.

15
Обзор сверху

Итак, к 2030-му головы, в два с половиной – три раза умнейшие, чем Петина, разрабатывали очередные вариации «Б». Точнее, новые виды того, что может пройти над головой тех, что с мотыгой, со скоростью двенадцать Махов. Это являлось еще развитием той, ставшей классической концепции «высокоточных парализующих ударов». Головы в полтора-два раза лучшие Петиной совершенствовали эти самые классические концепции. Обычно эти головы обрамлялись наплечниками золотых, орластых погон. Концепция «парализующих ударов» основывалась на том, что одна высокоточная ракета, способная наводиться с помощью спутниковой системы навигации, запросто заменит тысячу авиационных бомб девяностолетней давности. По мощи ее начинка в сто раз мощнее пороха, а попасть она может в покоящийся экран монитора. Даже учитывая некоторое противодействие и случайные сбои, в основу концепции брался постулат о том, что для поражения трехсот наиважнейших объектов какого-либо государства достаточно произвести пуск девяти тысяч ракет. В зависимости от размеров назначенной для удара страны и, значит, от траекторий полета ракет через два-три часа все указанные объекты будут поражены с предусмотренным загодя ущербом. Он может быть уничтожающим, а может быть и щадящим. Воистину здесь в полной мере воплотилась формула о том, что война – это есть продолжение политики другими средствами.

Естественно, в случае если цели войны предельные, то есть, к примеру, заставить миллионную армию комбайнеров-трактористов снова взвесить в руке мотыгу, то удар по тремстам объектам может считаться только началом дела. Ведь вернуть отвыкших за поколение-два комбайнеров в забытое прошлое нужно гуманно, без применения нехороших и почти запрещенных атомных арсеналов. Следовательно, необходимо разрушить не только основные железнодорожные узлы, нефтеперегонный и химические заводы, станции связи, здания администраций всех уровней, но еще сотворить богатые залежи металлолома из топливно-энергетической системы в целом. И кстати, вполне рационалистично, ибо действительно человека, у которого дома из крана течет вода, над столом горит настольная лампа, а детишки учат в школе астрономию, весьма трудно заставить по новой изобретать мотыгу. Как-то он с ней не смотрится.

Потому, в общем, на операцию возвращения индустриальной страны в каменный век, точнее, в следующую фазу – общинно-феодального хозяйства, требуется приблизительно двадцать тысяч высокоточных ракет. По минимуму! Это могут быть крылатые ракеты, запускаемые с самолетов и кораблей, а также высокоточные баллистические ракеты, стартующие из далекой метрополии. Естественно, в это число входят и четыре тысячи ракет, предназначенных для уничтожения средств самообороны, то есть допотопных радиолокаторов, старых антенных решеток и новейших, основанных на пассивных методах обнаружения целей систем. И разумеется, средства уничтожения, опасные для воздушно-космического агрессора: в основном высокоточные и не очень ракеты и даже очень высокоскорострельные зенитные пушки с пламенным разгоном снарядов, способные перехватить крылатую смерть за пяток километров, хотя летит она, всегда и обязательно, ниже.

Если все идет по плану, то есть все эти пушки-локаторы, а также врытые в бетон и подвешенные в воздушных КП штабы и приемно-передающие станции связи успешно стерты с оперативных планшетов, то дальнейшее дело можно растягивать или сужать по календарю как угодно. Обычно, если ничего не торопит, медлительно и почти вразвалочку, в течение десяти-пятнадцати суток необходимо утюжить средства ответного удара или намек на таковые. То есть системы, кои могут нанести увечья далекой метрополии или хотя бы силам передового базирования. К средствам ответного удара может относиться все, что угодно, начиная от складов ядерных боеприпасов и кончая центрами государственного руководства. Между этими полюсами помещается море всего: аэродромы, радио, телевидение, энергетические комплексы, заводы, связанные с производством военной техники хотя бы косвенно, склады горючего и, естественно, все, что связано с инфраструктурой, – от автобанов до трубопроводов. Безусловно, в течение первых двух недель нивелируются только самые важные из названных предметов. Все последующее перетирается в пыль и ошметки во второй фазе. Здесь можно совершенно не торопиться и тянуть резину хоть три месяца кряду.

«Как долго, – скажет тот, кто впервые сталкивается с проблемой. – Неужели в войне так много определяет именно наслаждение этим потягиванием кота за хвост?» Но дело совсем не в этом. И даже не в том, что за такое время боевая авиация, точнее, «летающие платформы запуска», натаскает в страну-жертву восемьдесят, а то и девяносто тысяч ракет.

Дело в том, что именно здесь и наблюдается тот самый слабейший стык совмещения новейших технологий с реальностью. И военные, даже высокопоставленные, уж совсем ничем не рискующие, находясь в заокеанском Пентагоне, разве что возможностью угодить по дороге на службу в автомобильную пробку, даже они рады бы кончать все ловко и быстро. Но! Видите ли, эти новейшие технологии невероятно дороги. Черт возьми, понимаете, на них «пашет» весь родимый «Золотой миллиард», разогнанный трудом всего остального многомиллиардного подбрюшья человечества, а средств все едино не хватает. То есть всех этих хваленых самолетов-роботов, гиперзвуковиков, радароневидимых «стелсов» – их ведь на вооружении не тысячи и даже не сотни, всего десятки. Кого больше, кого меньше. Уникальных воздушных двухсотметровых катамаранов «Бреадвинеров», подносчиков боеприпасов, способных заряжать бомбардировщики боевыми контейнерами прямо в воздухе, – всего два штуки. Два штуки на весь мир, точнее, против всего мира. Неужели вы думаете, что трех-четырехзвездные генералы не прочь иметь их десяток, а то и два-три? Очень даже не прочь. Но стоимость «Бреадвинера», его чертова стоимость, вместе с его бортовым жидкометаллическим реактором, она ведь сравнима с новейшей лодкой-охотником. Нет, не равна, именно сравнима.

Так вот, время проведения высокоточной войны проистекает из того, за сколько авиация агрессора способна перетащить с метрополии эти самые девяносто тысяч ракет. То есть доставить их к рубежу пуска. Грузоподъемность каждого носителя ограниченна. Время полета – это часы, а то и десятки. Если бы чрева носителей хватало для загрузки всего, что имеется, то война бы кончилась в день. Однако их мало – десятки штук. Так вот, когда эти десятки пилотных и беспилотных бомбардировщиков перетащат всю кучу, тогда и придет победа и конец войне. В 2030 году соотношении количества «груза» и «грузовиков» позволяло сделать это «перетаскивание» за семьдесят пять – восемьдесят суток, и никак не быстрее.

И тут ничего не сделать, ибо бюджет все еще по-прежнему самой богатой страны мира еле-еле тянет и тот военизированный воз, что имеется. Так что очень похоже, вроде бы лишенная тормозов гонка вооружений уже нащупала собственные пределы. Разумеется, не сама по себе, вместе со всем прогрессом Земли. Объяснимо это просто. Поскольку на гонку вооружений никогда не жалко, она наткнулась на забор первой. Если, конечно, это забор, а не конечная станция?

Что последует далее? Общество американского типа рассчитано на постоянный прогресс или хотя бы его имитацию. Но может ли имитации очень долго прикидываться движением вперед? Над этим наверняка раздумывают те, что умнее нашего знакомого Пети ровно втрое. Однако есть ли до сего дело остальным, тем, кто всего в два-полтора? Вообще-то, думают они или нет – значения не имеет. Упершийся лбом в стену прогресс в некоторых обстоятельствах вполне способен долго и молчаливо топтаться на месте. Однако на гораздо более ранних стадиях, а никак не на фазе так называемых высоких технологий. Отступление назад? Это выглядит совсем уж невероятным. Тем более осторожное.

И значит, единственный возможный финал – стагнация, коллапс и падение. Кто может быть готов к такой развязке?

16
Твердый грунт

Разобранный миномет, безоткатную пушку, противоракетную «иглу-7», боеприпасы ко всему этому, вообще все лишнее уже разместили на лошадях.

– Хорошие звери, – констатировал Потап Епифанович. Он стоял рядом с Германом и говорил не для всех. – Чувствую, скоро не только груз, а и мы сами будем на них ездить. Станем кавалеристами: «Шашки наголо!» Красота.

– Вообще-то на «вертушке» было бы быстрей. – Потап Епифанович все еще в хорошем настроении, и возражать вполне допустимо.

– Это в тебе сказывается опыт молодости – родное Благовещенское. Ты ведь, Герман, я подозреваю, заканчивал БВАМКУ… Как там его дальше-то?

– СВР, Благовещенское высшее аэромобильное командное училище Сухопутных войск России, – подсказал Герман, внимательно глядя на начальника. – Откуда вы?..

– Тсс, товарищ аэромобильник. – Глаза у Потапа Епифановича блестят. – Так вот, надо привыкать. Нефть в мире почти всю повыкачали, так что лошадки наши русские в самый раз. Хотя я бы их поменял.

– На вездеход?

– Нет, это снова дело обреченное. Опять топливо – бензин, соляра. Электрические что-то пока не прижились, да и где их заряжать. Сейчас у нашей Родины появился конкурент.

– Это в чем? – спросил Герман, размышляя, в какой области у России есть конкуренты, от которых она не отстает безнадежно.

– Казахские ханства начали разводить верблюдов. В смысле они их вроде бы всегда чуть-чуть разводили. Но теперь на экспорт. Я уже видел в одном городке выставку-продажу. Для этой местности, – Потап Епифанович обвел рукой окрестности, – они самое то.

– Но они, наверное, медленнее?

– Глупости! Да и какая разница? Мы же сами пока не скачем, а просто возим поклажу. Зато они мало пьют. В смысле делают это только перед дорогой, а потом никаких проблем.

– А…

– Здесь, возле Мозамбика, еще ничего. А вот на востоке… Там от лошадей проку мало. Их самих надо снабжать. Да и нагрузить на ту скотину можно гораздо больше. Раза в два как минимум.

– Понятно, майор.

И все тронулись в путь. Им предстоял относительно небольшой марш, потом бросок на вертолетах и снова марш – в спорную территорию. Там они могли столкнуться не только с бандами «переносчиков», но и с пограничниками Зулустана или Оранжевой. Вряд ли со всеми из них существовала договоренность о мире и согласии.

17
Кабинетные эмпиреи

Вообще-то бесстрастно-прямолинейный Шеррилл Линн безбожно врал своему президенту. И врал он не по незнанию, что, кстати, тоже не оправдание при его должности министра обороны, а по предварительному, хорошо продуманному сговору. Правда, целью этого сговора была не какая-нибудь афера, а разрешение все той же геополитической проблемы. В действительности она представлялась много сложнее, чем в мультиках, демонстрируемых президенту. Очень многие из незатронутых аспектов Шеррилл Линн неоднократно обсуждал с некоторыми из подчиненных военных. Следовательно, они вместе состояли в сговоре против главы исполнительной власти.

– Итак, Брук, прямое столкновение с Евросоюзом не принесет нам ничего хорошего? – интересовался элементарщиной министр обороны.

– Естественно, – пожимал плечами министр ВВС США, трехзвездный генерал Брук Теобалд, – в целом этот вариант может быть лучше, чем война с китайцами.

– Интересно чем?

– Одно дело коалиция, пусть и давно объединенная в целое. К тому же с проблемами на востоке. Совсем другое, цельный народ, ко всему прочему, умеющий терпеть трудности и даже голодать.

– Да, но в случае китайцев можно будет меньше церемониться. Они все-таки не наши бывшие союзники.

– Думаю, они в долгу не останутся. По крайней мере, если не дать им по мозгам с ходу. Однако, господин Линн, вы спросили о войне с европейцами. Скорее всего это выльется в обмен высокоточными ударами. Точнее, они попытаются это сделать. Разумеется, из-за того, что у них до сей поры нет мощных носителей ракет, ни морского, ни воздушного вида, а всякую мелочь, могущую нести всего несколько зарядов, мы собьем еще над Атлантикой, – нашей метрополии это не грозит. Тем не менее у объединенной Европы достаточно много средств перехвата. Так что там не удастся особо успешно использовать наши старинные запасы «томагавков» и прочего. Придется пользовать то, что поновей, – да и здесь далеко не все будет доходить до цели. Разразится большая война во всем диапазоне высот. Нам это грозит тем, что мы растратим все, что у нас есть высокотехничное, и останемся на бобах перед возможной угрозой с Востока. Более того, зная о наших трудностях, Китай может совершенно обнаглеть. Ну, а в этом случае…

– Да, Брук, я прекрасно помню тот фильм, – кивнул министр обороны, ибо речь шла о показанном ему когда-то мультике с несколькими вариантами возможного столкновения в Азии. – Жаль, что у предшествующей администрации не получилось столкнуть «желтых» с Россией. Такой повод упустили.

– Тем более что мы и терпели-то русское перевооружение, дабы создать противовес этим коммунистам, – посетовал министр ВВС.

– Если б только им, – почти горестно произнес Шеррилл Линн.

– Понятное дело, и Европе тоже, – поддакнул начальству Брук Теобалд.

– По-моему, господин летчик, мы ушли от темы. – Голос гражданского министра снова вернул обычную твердость. – Мы говорим о столкновении с НЮАС, так?

– Конечно, господин Линн, о чем же еще, – совершенно командирским тоном согласился генерал ВВС. – Итак, наша, точнее, все-таки ваша, господин министр обороны, задача уговорить президента на проведение ограниченной высокоточной войны. Ведь и вы, и я понимаем, что Буш Пятый никак не согласится на нечто другое, то, что действительно требуется. А и мы с вами, и кое-кто еще прекрасно знаем, что для достижения поставленных историей политических целей этого мало.

– Я бы даже назвал это «цивилизационными» целями, – дополнил Шеррилл Линн.

– Пусть так, господин министр. Мало того, что в случае высокоточной войны мы растратим непозволительно много ракет там, где спокойно можно отыграться обыкновенной, даже не беспилотной авиацией. Так еще это не даст нам никаких политических преимуществ. Мы с некоторыми военными взвешивали ситуацию. Вы ведь в курсе, единственное, что приструнит китайцев, а уж тем более введет в шок Европу, это…

– Ограниченный ядерный удар, правильно?

– К сожалению, неправильно, господин Линн. Ограниченный удар способны нанести сейчас многие. Для этих самых демонстрационных целей нам придется раскатать Новый Южно-Африканский Союз совсем. Только тогда, наверное, точнее, наверняка, весь мир поймет, что мы не шутим, и не будет сильно тявкать, когда мы перекроем нефтяные клапаны.

– Знаете, Брук, я человек гражданский, напомните мне, пожалуйста, сколько на это потребуется зарядов?

– Была бы только моя воля, я бы сбросил сотню.

– Не многовато ли?

– Понятно, многовато, господин министр. Но только это покажет, что мы не будем церемониться ни с кем.

– Президент не пойдет на такое, Брук.

– Конечно, не пойдет, но вы сами вместе с нашими секретными службами утверждали, что сможете обеспечить ситуацию, которая вынудит его согласиться.

– Вам так не терпится надавить кнопки, господин генерал?

– Я солдат и для своей страны сделаю что угодно, – снова со скорбью в голосе доложился министр военно-воздушных сил США. – На всякий случай я составил план действий.

18
Твердый грунт

Леса здесь были гораздо гуще. Что, кстати, странно, ибо ранее отряд находился в зоне тропиков, а сейчас все-таки – субтропиков. В густоте имелись свои плюсы, но и свои минусы. В данной ситуации минусы перевешивали. Густой лес сводит на «нет» преимущества меткости и дальнобойности ручного оружия. Разумеется, поскольку природа бесстрастна, папоротниковая поросль одинаково здорово маскирует и тех и других. Но ведь ставящие засаду загодя проигрывают в числе, и, значит, густота зарослей все же на стороне тех, кто идет «в ловушку». Их придется подпустить ближе, и тогда имеются шансы сойтись вплотную – в старой, недоброй рукопашной. А потому вначале древний друг раскинувшего силок – дистанционно подрываемая мина. Естественно, не в единственном числе, но и не в массовом масштабе: грузоподъемность воронежских лошаденок ограниченна. Но все же какое-никакое, а подспорье приунывшим минометчикам. Им тоже не нравится этот лес. Не нравится из-за дополнительной работы по очистке торчащих сверху, над позицией, веток. А еще, их мины будут иметь меньший радиус разлета осколков. Досадное обстоятельство для экономных натур.

И надо же именно в этом месте, или примерно в этом месте, им нужно перехватить удовлетворенно отступающих «переносчиков». Можно ведь было, наверное, выбрать район перехвата где-нибудь еще? Где-нибудь возле спрятанных на берегу притока Лимпопо лодок? Или все-таки нельзя? Закончились боеприпасы у штатных кормильцев болотных пресмыкающихся? Или не решено что-нибудь с входящей в Новый Союз Оранжевой Республикой? Что-то там не так с дележом территорий отстрела пришлых бродяг? Но уж кто платит, тот и заказывает музыку. Этот кто-то любит жесткую, приглушенную насадками мелодию плазменных винтовок. Ну что ж, группе Потапа Епифановича «Ахернар» придется ее исполнить. Исполнить именно там, где заказано. И даже постараться, дабы дружно и правильно, как по нотам, сыграл весь оркестр. За отсутствием контрабаса и флейт им будет аккомпанировать миномет и беззвучный световой скальпель Соранцо. А также, заменяя арфы, притороченные на деревьях дугообразные мины направленного взрыва. Ну что ж, господа пришельцы с севера, просим, просим на концерт! У вас нет приглашения? Ну что ж, сюрприз будет. Билеты за вас уже оплачены. В новых американских долларах, как положено. Тех, которые, по заверениям торговой палаты, на этот раз обеспечены золотом Форт-Нокса. Поди проверь? Интересно, подпустят к хранилищу хотя бы на пятидесятикилометровый радиус?

Но две тысячи тридцатые – это годы еще не угасшей веры в прогресс технологий. Хоть место для засады и неудачное, вовсе не нужно устраивать военный совет. У Потапа Епифановича надежнейший союзник, припрятанный где-то на поясе. Микро-ЭВМ «IBM-4000». Не бьется, не ломается, не страдает похмельем, всегда бодр и свеж, имеет внутри математически обобщенный опыт тактики со времен Сунь-Цзы. Включаем, даем подробную аэросъемку местности, наличное вооружение, количество боеприпасов, состав противника, его скорость, примерный маршрут и прочее. Трогаем сенсор – получаем результат. Время подхода врага; освещенность в зависимости от времени суток, понятно, с учетом наиболее вероятной погоды; схема размещения группы; зоны обстрела; интенсивность огня в первую минуту; смена позиций гранатометчиков; смещение огненного вала дальнего миномета; четкость мгновений инициации закрепленных загодя мин. Что еще? Да, возможные потери. Плохо. Многовато будет! Переиграть! Изменение схемы. Вот этот пулемет ближе к кустам, этот левее. Автоматчики-плазменники – удар, и тут же – оттяжка, отход, заход с флангов. Что? Потери меньше. Двадцать вероятных процентов экономии. Зато враг рассредоточивается, и кривая его урона заметно клонится вниз. Маловато будет! Переиграть! Глупости, дел на пять секунд. Может, даже специальное, предусмотренное конструкцией замедление, секунды на три, дабы неторопливое млекопитающее – Потап Епифанович – верило, что машина испытывает муки творчества и напрягается.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35

Поделиться ссылкой на выделенное