Федор Березин.

Красный рассвет

(страница 2 из 35)

скачать книгу бесплатно

Растерянность в лицах сокурсников. Лучезарные мордяки наслаждающихся неведомой столичной жизнью направленцев, прибывших за «командным» молодняком. И на фоне всеобщего праздника безэкзаменационного зачисления только одна хмурая, но с тонким запахом перегара физия чудом добравшегося до Москвы капитана. Добравшегося из самой дальней обучающей офицерству точки – БВАМКУСВР (Благовещенского высшего аэромобильного командного училища Сухопутных войск России). Почему хмурое? Потому что впереди у него – тяни, не тяни резину, а не избегнешь – дорога обратно. По стершейся, но еще тянущей лямку «железке» не получается – передрались какие-то ханства. И значит, «аэромобильникам» не привыкать, на попутных летающих транспортах. Где их сейчас взять – попутные? И значит, через княжества-ханства, сколько-то их впереди.

А между прочим, пока то-се – семнадцатый-двадцатый, куда-то окончательно сгинула мамка. Может быть, с очередным Ерофеем, а может, и совсем. И некуда особо в отпуск, который после зачисления и фиктивных зачетов, проставляемых направленцами не то что за так, а даже за встречное вознаграждение, в виде закуси и того что перед.

Кстати, в померкшем, но не потухшем «голубом ящике» успешно справили годовщину принятия закона о взятках. Официальная, и даже прибыльная, за счет дорогих зрительских билетов, рубка рук по локоток. Обеих разом! Чем мы хуже других ханств-княжеств? Можем даже посоревноваться, если у соседей хватит духу и административного аппарата. Правда, нет, но статистика разворачивает диаграммы о фатальном переломе коррупционной кривой. Может, и правда, правда. Ибо пока доберешься из конца в конец города в метро, раза три-четыре безрукие тянут обрубки за подаянием. А глаза честные-честные. Тут и без всяких билетиков в почетную гостевую ложу, в которую только за валюту, и то пять раз подумаешь, прежде чем кому-то что-то предложить. Лучше уж лишний раз нахамить.

Так вот, в те «командные», что поближе, «солдатушки-браво-ребятушки» набрались как-то ударно. Даже, наверно, не без той самой, заранее согласованной штуки, за которую локотки становятся крайней точкой при положении «руки в стороны». Во всякие, типа Ярославское противоракетное, или Минское высоко-точно-ударное изначально к направленцу не подступиться, хотя прохаживается, зевает – сильно устает где-то по ночам. Короче, приставка «аэромобильное» сбивает с панталыку. Вот чисто «аэро» – это вроде – после доверительного разговора со знакомым – настораживает. У того родная тетка жила до развода в авиационном городке. Вот и поведал, что летчики-выпускники ждут самолетов годами и в основном все зря. Промышленность все еще не раскрутилась: алюминия мало, а титан ни одно из четверки казахских ханств не продает ни за какие коврижки. А если что-то и выпускается, Китай скупает целыми партиями, даже в качестве полуфабрикатов. Готовится к чему-то серьезному! Недооснащенные электроникой машины фарширует у себя, благо наловчился за полвека. И значит, истребителе-бомбардировочные трех-четырехлетки не прельщают.

Направленцы с крылышками источают улыбчивость зазря. А вот «аэромобилист» стал попадаться в коридорах чаще. Может, переселился в казармы? Идет так по коридору в умывальник с хитро устроенной электроаэрозольной китайской зубной щеткой (все-то у него «аэро»!). Теперь, задним умом, прикидывается: скорее всего жизнь после первой недели кутежей в гостинице окончательно разорила – впереди еще дальний «аэропуть» домой, а гордость не позволяла кутить по вечерам на халяву.

И вот идет, щеткой своей взгляды притягивает (а когда чистит, жужжанием еще и уши), улыбку свою хмурую бесплатно дарит. Впервые они побеседовали над раковинами, отплевывая пасту. Не очень конструктивно. Так: «Ты-м-м-м на Даль-м-м-м Вос-м-м-м Не-м-м-м, ж-ж-ж (это микромотор щетки). К нам-м-м-м не-м-м-м? „– „Не-м-м, дале-м-м“. – „Вольно-м-м-м воля-м-м-м ж-ж-ж“. Вот и поговорили. Потом как-то опять около умывальников, точнее, в соседнем помещении, которое дневальные стараются убирать сильным шланговым напором. Здесь чудо-щетка с компьютерным измерителем толщины эмали мешает косвенно, только тем, что торчит во рту. „Ну, так что?“ – „В смысле, господин капитан?“ – „К черту господина, суворовец! У нас на Амуре – „товарищ“. – „А?“ – „Так что?“ – „Э-э…“ – „Думай, товарищ!“ И старинный бачково-унитазный смыв заглушил остатки дискуссии. Капитан-амурец явно не страдал говорливостью. Но вот «товарищ“ в сочетании с «аэромобильностью“, а может, и с насыщенной чипами щеткой подсекли на крючок окончательно.

Уже по дороге он вдоволь наощущался «аэро», да и «мобильности» тоже – в квадрате. И мир посмотрел – всяки-разны ханства-княжества, по которым они, можно сказать, пропутешествовали «аэростопом». Велика страна Россия, жалко, что несколько разрозненна и нецельна.

6
Твердый грунт

Никто из сотворивших засаду понятия не имел, когда впервые появились такие банды. Вполне допустимо – они ровесники века. Уже в конце прошлого Африка была поражена болезнью по всей площади. Где-то с большей, где-то с меньшей концентрацией по отношению к здоровым. Какие-либо серьезные попытки внешнего мира воздействовать на процесс ни к чему не привели. Если, конечно, эти попытки вообще имели место. Некоторые внутренние районы Черного континента оказались поражены полностью! То есть существовали селения, и даже группы селений, в которых не водилось ни одного (!) здорового человека. По сути, весь окружающий Африку и вроде бы атеистический мир просто ждал, когда произойдет чудо, то есть вирус убьет сам себя. Вместе с носителями или без – это значения не имело. Само собой понятно, такое мнение никто не выражал вслух. Все находящиеся за морями-океанами скромно возводили очи долу и соглашались с верующими, до которых в остальных вопросах им никогда не было дела. Те тоже не доводили суть ожидаемого волшебства прямо, а юлили вокруг да около, вспоминая Содом, Гоморру, искупающие жертвы и прочие премудрости. Если Содом с Гоморрой расползлись на целый материк с миллиардом жителей, ну что ж, на все воля Божья. Так что в какой-то, очень большой мере действия отряда полностью оправдывались. С онкологической точки зрения они являлись слугами господа. Это роднило их с канувшими в исторические сериалы крестоносцами. Ну что ж, кто против такового сравнения?

По оперативным данным, банда, двигающаяся по лесу, поголовно состояла из носителей ВИЧ-инфекции. Люди находились в разных стадиях заболевания, разумеется, кроме тех, кто уже не мог подняться. Все без исключения знали о своем заболевании. Цель перехода из Зимбабве в Новый Южно-Африканский Союз состояла в распространении болезни вширь. В основном в банде наличествовали люди, воспитанные в условиях натурального хозяйства, то есть в почти первобытном обществе. Может быть, поэтому и болезнь они собирались разносить не какими-нибудь впрыскиваниями вирусов в артерии, а прямым половым контактом? Разумеется, насильственным, причем не только в отношении женщин, но и в отношении подвернувшихся под руку мужчин. Вообще-то «собирались разносить» мягко сказано. Данная банда, как и некоторые другие подобного рода, занималась этим вполне активно. На ее счету уже имелось по крайней мере десяток деревень, подвергнувшихся нападению. Теперь, конечно, нельзя установить, кого из жертв заразили именно эти сексуальные бандиты, а кто имел в венах ВИЧ-инфекцию ранее – слишком широко болезнь разгулялась по континенту.

Обычно операция проводилась так. Выбранный главарями населенный пункт загодя – ночью – окружался. А утром производилось нападение. В чем заключался «гуманизм», так это в том, что оружие применялось только как крайняя мера. Здесь сила шла на силу. Жители сгонялись в одно место, сортировались по полу и возрасту, а потом начиналась сама акция. Естественно, те, кто активно сопротивлялся, уничтожались. Однако столь жестокое мероприятие не могло базироваться только на неудовлетворенном половом инстинкте, оно требовало более серьезной идеологической подпитки. Но негры, состоящие в банде, не имели какого-то особого образования, так что для них хватало участия в акции шамана. Потому перед «самым-самым» имели место песнопения и даже пляски. Этой упрощенной мессой участники обязались совершить порученную дьяволом «работу» с энтузиазмом. Понятно, кроме этого, они еще и грабили захваченный населенный пункт. Что особенного можно украсть у живущих в собирательстве и примитивном земледелии жителей? В основном только пищу. Но именно это и требовалось, ведь на физиологическую акцию уходило море силы и энергии. Кстати, именно поэтому акция могла быть только однократной. То есть переход границы – точнее, переправа через реку Лимпопо, нападение и уход обратно в Зимбабве или Мозамбик.

Между прочим, поскольку такие мощные и относительно организованные группы появились только несколько лет назад, предполагалось, что их кто-то поддерживает. И вряд ли хилые правители этих самых Зимбабве и Мозамбика. Кто-то гораздо более серьезный, где-нибудь там, в недрах «Золотого миллиарда». Зачем? Если бы все шло «как положено» и ВИЧ-инфекция распространялась на материке по экспоненте, то в примитивной и никому не нужной Центральной Африке уже давно бы не стояло проблемы идентификации зараженных. С однозначной уверенностью оказались бы заражены все. Тогда бы еще через некоторое количество лет центр Черного континента успешно обезлюдел, и проблема исчезла.

Однако в последнее время на пути болезни встали древние первобытные племена. Возможно, проявили себя какие-то присущие любому виду жизни свойства – активно противостоять исчезновению. В племенах, ранее культивировавших все, что угодно, кроме воздержания, внезапно изменились каноны. В примитивных культурах очень трудно, а чаще даже невозможно противостоять принятым порядкам, тем более осененным колдовством и магией. Здесь все сошлось в фокус. Законы этих архаичных обществ стали до ужаса жестки. Одновременно вожди не гнушались помощью современной медицины. Но ее функция заключалась не в лечении, а всего лишь в выявлении носителей дьявольской заразы. После фиксации все зависело от культурных канонов данной группы. В некоторых, относительно жестоких, идентифицированные уничтожались во время специального обряда. Их трупы сжигались. Те, кто случайно или по привычке решался откусить кусочек от поджаренного, тоже уничтожались. В африканских деревнях творились страшные вещи. Но узнававшая об этом полиция обычно закрывала на происходящее глаза.

Но еще более ужасное происходило, когда после медицинского тестирования выяснялось, что больных в деревнях более, чем здоровых. Это становилось истинной победой дьявола, точнее, местных, примитивно-локальных идолов. Кстати, врачей, получивших такие результаты, обычно тоже не жаловали. Потом происходило разное. Иногда это приводило к взаимно истребительной войне между родственниками. Возможно, именно на основе таких случаев появлялись впоследствии банды. И конечно, их пополняли те, кому удалось увильнуть от принесения в жертву.

Однако первоначально отряды «переносчиков» выявлялись достаточно легко. Они были плохо, чем попало, вооружены, никем не корректировались, а значит, легко выслеживались полицией и армией. Даже их нападения на деревни часто успешно отражались. То, что появилось потом, стало несколько другим. Банды новой формации умело обходили полицейские и пограничные посты, абсолютно избегали бесцельной растраты сил до подхода к цели, а их оружие стало много лучше. Все это свидетельствовало о коррекции сверху.

Потому то, что сейчас делала вооруженная минометами группа, стало очередным ответом на новый вид воздействия. Природа явно наслаждается, копируя себя в малом и большом. Вторжение заграничной банды, несущей заразу, даже не напоминало, а прямо-таки копировало ситуацию по внедрению вируса в организм. Организм же отвечал на это по-своему. Он посылал антитела на отражение атаки. То, что антитела были не местного происхождения, имитировало внесение в организм биологически активных вакцин.

Сейчас вирус был обязан испытать на себе действие новой вакцины. Он шел прямо в раскинувшуюся западню.

7
Твердый грунт

Это было подлое оружие. Любое оружие не подарок, но такие подлые виды попадаются все же нечасто. Вот атомная бомба при всем ее ужасе все-таки штука прямолинейная. Нет в ней эдакой подковырки. Рушит, ломает, выжигает. Вот ее разновидность – нейтронная… Тут подлость уже прощупывается. Так же подловаты некоторые виды химии. Нервно-паралитические, от которых сразу в «ящик», те как-то сходны с атомом – раз, и все. Вот другие, те что долгие часы душат или палят внутренности, те – да! Есть, конечно, еще яды… Как-то глубоко в истории и разбавлено романтизмом, так что не из этой оперы. К тому же, что нейтронные боеголовки, что бинарная химия, тут все – оружие коллективного пользования, да и без индивидуального посыла. Есть в них что-то от сил природы. Как ураган – переворачивает все вверх дном, уносит к черту на кулички – никто конкретно не виноват. Очень большое сходство. Не видно тут особенной личности, которая за этим стоит. Кого винить? Оппенгеймера с Сахаровым? Или сразу Эйнштейна? Да хоть всех скопом! Как-то все это несерьезно.

Ну а здесь была подлость в индивидуальном пользовании. А что можно еще сказать о лазерной винтовке, предназначенной для ослепления? Нет, понятно, для чего ее изобрели. Хоть и действует она в зоне прямой видимости, и хорошая снайперская сравнима в дальности поражения, но… Вначале научись с той снайперской попадать! Тут всяческие помехи – ветер, собственное движение цели, ствол нужно хранить в определенном диапазоне температур – не нагрей, не охлади, баллистические таблицы для феноменов памяти. К тому же разве она сработает против танкового наводчика? сквозь броню? А здесь – прямо в глаз, через извилину перископа. Конечно, если брать в расчет только войну механизмов, то все в ажуре. Вывод из строя фотокамер, прицельных приспособлений, ночных видеоскопов. Но все знают, не это главные цели. Зрачковые щели двуногих, разумных млекопитающих – вот что на мушке, и вот для чего изобретено.

И вот что интересно. В будущем далеке, когда программируемый робот окончательно сменит на поле боя человека, подлость применения улетучится не только из-за отсутствия биообъектов. Кибернетический разум, использующий лазерную «слепилку», не обладая воображением, абсолютно не будет представлять, что он конкретно делает. А человек? Здесь при самом скромном образовании, при самом жутком сужении коридора мышления – все, что происходит, однозначно представимо. За километр цель или за три-пять – разницы никакой. Даже если не видишь и никогда не узнаешь, как корчится, визжит или тихо раскачивается, молясь, лишившийся глазастости организм, все равно страшно. Ибо ужасная это штука – потеря зрения вмиг. Кто не верит, спросите у тех, кто давно бродит по миру с собакой-поводырем.

Потому, чтобы эффективно пользоваться световой винтовкой, нужно иметь черную-черную душу. По всем признакам, у Матиаса Соранцо верховодило внутри что-то очень подходящее. Или по мере общения друг с другом человек и техническое средство ведения войны перенимали друг у друга привычки, как часто случается у хозяев и их домашних питомцев. И уже не разберешь, стала ли собака постепенно походить на хозяина либо он сам выбрал для себя упрощенную живую копию. Здесь был прибор – «слепилка», штука из железа, пластика и прошедшего сверхтонкую обработку стекла. Механизм не мог менять свою структуру. Но вот сам итальянец Соранцо? Он явно уже перенял что-то от своего технологического кошмара. Например, с некоторых пор никто не любил встречаться с ним взглядом. Похоже, включалось подсознательное программирование: где-то там, в голове, каждый представлял, что именно эти глаза ищут жертву через прицел перед нажатием гашетки; причем ни мгновения запаздывания на полет пули. Триста тысяч километров в секунду! Здравствуйте, госпожа Луна, туда и обратно – три секунды на полет!

Так что Матиаса Соранцо в отряде не любили. Возможно, про себя он считал, что это от засилья славян. Но то было его личное, никем не разделенное мнение. Переняв от своей световой винтовки прямолинейность, он часто ляпал свои домыслы в глаза:

– Эти русские. Откуда их понабралось? У меня в Кальяре и то, куда ни ткнись. В каждом кабаке. Официантами, я имею в виду.

– А где это – Кальяр? – интересовался Герман, уводя глаза с нити прицеливания.

– Сардиния, – механически прямолинейно чеканил Матиас Соранцо и спохватывался: – Ты, я надеюсь, ничего не слышал. – По принятой традиции, и на всякий случай, наемники скрывали свои выходные данные.

– Конечно, не слышал, – кивал Герман и тоже на всякий случай маскировал зрачки веками. – А как там, на этой вашей Сардинии? Сардин много?

– Чего? – Глаза Матиаса искали цели, буравили сомкнутые ресницы собеседника. – Вообще-то у нас бедно. Скоплю денег, перееду в Неаполь. В Генуе, правда, еще богаче, но там север – не люблю.

– Генуя – север? – переспрашивал Герман, вспоминая сугробы Амурского гарнизона. – Холодно, что ли?

– Да как-то не то. Французов всяких навалом. Не люблю.

«А я их даже с итальянцами не различаю, – думал Герман. – И никого-то, ты Матиас Соранцо – если, конечно, тебя так действительно зовут – не любишь. Ни французов, ни русских. Любишь только палить людям по глазам, выжигать дно глазных яблок, причем все едино кому, хоть неграм, хоть белым. Нехорошее это хобби, и не завидую я тебе, если ты случайно угодишь кому-нибудь в плен». Обычно воюющие люди не любят тех, кто намеренно стреляет в зрачки. Сильно не любят, так же сильно, как когда-то раньше, в период избытка топлива, ненавидели огнеметчиков.

8
Твердый грунт

Большая группа из нескольких сотен человек приближалась к расставленной засаде – совсем маленькому боевому подразделению. Во времена крестоносцев такая засада оказалась бы гарантированным самоубийством для нападающих. Однако времена напора массой миновали давно, приблизительно с момента изобретения пулемета. Сейчас два устройства такого типа разместились с обеих сторон от сбегающей к ручью тропы. Тем не менее, несмотря на огромную скорострельность, их задачей являлось только сдерживание возможной атаки. Однако самое главное орудие уничтожения пряталось на триста пятьдесят метров дальше. Это была достаточно примитивная система, и ее обслуживание отвлекло на себя сразу четыре человека. Ну что ж, зато в предстоящем бою они оказывались вне радиуса опасности.

Устройство представляло собой миномет разработки полувековой давности. То есть еще двадцатого века. Конечно, за прошедшее время он несколько модернизировался, но все эти изменения в основном коснулись используемых боеприпасов, а не основных узлов. Вообще, примитивные системы времен холодной войны показали удивительную живучесть. Научно-техническая революция обтекала их стороной – они и без того считались совершенными машинами убийства. В данный момент в ящиках размещались снаряды нескольких типов, но чего-то особо мудреного здесь не значилось.

Для доставки миномета и боеприпасов сюда отряду понадобилось задействовать пять лошадей. Это было хуже катания на транспортном вертолете, но для примитивной задачи, поставленной отряду, экономически оправданно. Кроме того, вертолет засекался радаром, и, учитывая организованность «переносчиков», следовало поостеречься.

Лет за тридцать до того использование лошадиной тяги в этих мечтах сочли бы бредом. В первую очередь из-за непроходимых джунглей. Однако, к радости экологов, защитивших диссертации на теме климатических бедствий, за прошедшие десятилетия с наличествующими тут тропическими лесами все сложилось не слава богу. Местность стала достаточно проходимой для четвероногих.

Лошади были не местными – их вывели в России, в Воронежской области. С некоторых пор находящаяся в другом полушарии страна возродила этот древний бизнес и успешно поставляла своих жеребцов как в Африку, так и в Азию. Возможно, мир действительно развивается по спирали и настала пора возвращаться в примитивизм? К крестоносцам и прочему? Так что общее оснащение отряда представляло собой смесь архаики и новизны. Без последней шансов уничтожить многократно превосходящего противника не имелось.

Солдаты, выполняющие роль лекарства, были облачены в кевларовые шлемы и такие же доспехи. В руках, облаченных в трехслойные перчатки, они держали легкие автоматические винтовки, производящие впечатление игрушечных. Общая длина винтовок была небольшой, однако того, кто видел такое оружие впервые, поражала массивность приклада. Но именно там и помещались основные механизмы; туда же, позади рукоятки управления огнем, пристыковывался очень толстый магазин. Он имел такие параметры не за счет бесчисленности патронов. Просто в нем же находился добавочный, причем достаточно мощный, аккумулятор. Винтовка была плазменная, без электричества она стрелять не могла. Из-за безгильзовой механики она имела недоступную другим видам автоматов скорострельность. А за счет разгона пуль плазмой они получали солидное ускорение, однозначно недостижимое пороховыми устройствами.

– Это легкое задание, – сказал им три дня назад чернолицый полковник Расмус. – Ваша цель истребить их всех. Их детское вооружение вам не помеха. Перещелкаете как семечки.

– Оплата? – прямолинейно и совсем не улыбаясь спросил его Потап Епифанович.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35

Поделиться ссылкой на выделенное