Александр Фадеев.

Тайна Бога и наука о мозге. Нейробиология веры и религиозного опыта

(страница 4 из 18)

скачать книгу бесплатно

Проще говоря, мозг создает ум. Наука способна показать, что ум не существует без неврологической деятельности головного мозга. Если бы мозг не был бы способен в совершенстве обрабатывать различные типы поступающих к нему данных, мыслей и чувств, из которых складывается ум, ума просто бы не было. Вместе с тем непрестанное стремление мозга строить как можно более живую и сложную перцептивную картину неизбежно порождает мысли и эмоции, из которых формируется ум.

Итак, с точки зрения нейробиологии ум не может существовать без мозга, а мозг не может остановить в себе стремление создавать ум. Между умом и мозгом существует настолько тесная связь, что разумнее было бы рассматривать эти два понятия как два разных аспекта одной и той же реальности.

Стоит вспомнить, например, о том, что для появления одной мысли у человека требуется сложнейшая совместная работа сотен тысяч нейронов. Если бы мы захотели отделить ум от мозга, нам пришлось бы мысленно отделить каждый нейрон от его функции – это было бы равноценно попытке отделить соленую воду океана от той энергии, которая заставляет двигаться волны и придает им особую форму. Для существования волны нужны оба элемента: без энергии поверхность воды оставалась бы ровной, без воды эта энергия не нашла бы себе выражения. Подобным образом невозможно отделить нейроны от их функций. Если бы мы могли это сделать, мысль освободилась бы от своей нейробиологической основы и мы могли бы рассматривать ум как нечто отдельное от мозга, как парящее в воздухе сознание, которое можно назвать «душой».

Но отделить одно от другого, даже в случае одной-единственной мысли, совершенно невозможно. Когда вы думаете о многомерной и целостной нейробиологической активности мозга, вы не можете отделить нейроны от их функций. Разум снова и снова говорит нам, что уму нужен мозг, что мозг создает ум и что эти два образования по сути одно, но мы пользуемся двумя терминами лишь потому, что смотрим на это единое целое с двух точек зрения.

Для появления одной мысли у человека требуется сложнейшая совместная работа сотен тысяч нейронов

Непостижимое единство биологического мозга и бесплотного ума – это первый аспект того, что мы называем мистическим потенциалом ума. Второй аспект, на который косвенно указывают наши исследования методом ОФЭКТ, заключается в том, что ум воспринимает духовные переживания как нечто реальное. Это свойство, связанное со способностью ума входить в измененные состояния сознания и соответственным образом на неврологическом уровне модифицировать свою оценку реальности, определяет тесную связь между биологией и религией. Но прежде чем мы начнем рассматривать природу этой связи, поговорим об эмоциональных и нейробиологических компонентах, которые делают мозг основой мистического ума.

3. Архитектура мозга. Как мозг строит ум

Каждый раз, когда силы души вступают во взаимодействие с тварным миром, они получают тварные образы и подобия от творения и впитывают их.

Так в душе возникает знание о творении. Тварные вещи не могут стать к душе ближе, чем так, как было сказано, и душа может приблизиться к творению лишь через целенаправленное восприятие образов. И только через такой образ душа приближается к тварному миру, ибо образ есть то, что душа творит своими силами. Желает душа знать, допустим, природу камня, лошади, человека. Тогда она создает образ.

Майстер Экхарт, «Mystiche Schriften», цит. по: Evelyn Underhill, Mysticism

Средневековый немецкий мистик Майстер Экхарт жил за несколько веков до появления науки нейробиологии. Однако, похоже, он интуитивно постиг один из фундаментальных принципов этой дисциплины: то, что мы воспринимаем как реальность, на самом деле есть только образ реальности, созданный мозгом.

Наши современные представления о перцептивной власти мозга подтверждают его правоту. Ничто не входит в сознание как готовое целое. Не существует непосредственного и объективного опыта реальности.

Все, что воспринимает мозг, – все мысли, чувства, интуиции, воспоминания, озарения, желания и откровения – было собрано из кусочков мозгом, обрабатывающим информацию, из потока импульсов нейронов, сенсорных данных и отдельных когнитивных элементов, рассеянных по его структурам и нервным путям.

Ничто не входит в сознание как готовое целое. Не существует непосредственного и объективного опыта реальности. Все, что воспринимает мозг, было собрано из кусочков мозгом, обрабатывающим информацию, из потока импульсов нейронов, сенсорных данных и отдельных когнитивных элементов

Представление о том, что наш опыт реальности – а это, если уж на то пошло, все наши переживания – лишь «вторичный» образ того, что могло (или не могло) быть реальным объективно, ставит перед нами глубокие вопросы относительно самих основ существования человека и нейробиологической природы духовного опыта. Так, наши исследования с участием людей, занимавшихся тибетской медитацией, и францисканских монахинь показали, что переживания, казавшиеся им духовными, были прямо связаны с наблюдаемым повышением активности определенных участков мозга. Редукционисты могли бы сделать отсюда следующий вывод: религиозный опыт есть плод воображения нервной системы, так что Бог физически живет «в вашем уме». Но глубокое понимание того, как мозг и ум собирают из фрагментов реальность и ее переживают, предполагает нечто иное.

Если Бог существует и если Он являлся вам в каком-то воплощенном виде, вы не могли бы пережить Его присутствие каким-то иным способом, кроме как через образ реальности, созданный вашей нервной системой

Вообразим себе, например, что ваш мозг исследуют методом визуализации. В процессе исследования вам предлагают съесть большой кусок домашнего яблочного пирога. Пока вы наслаждаетесь его вкусом, исследователи получают картину неврологической активности в разных центрах обработки информации, где поступающие от органов чувств данные превращаются в конкретные нейробиологические картины, связанные с опытом поедания вкусного пирога: обонятельные зоны регистрируют приятный запах яблок и корицы, зрительные зоны создают образ чудесной румяной корочки, центры осязания дают картину чего-то хрустящего и мягкого одновременно, и в то же время зона вкуса говорит о том, что вы едите нечто сладкое с богатыми вкусовыми ощущениями. ОФЭКТ покажет примерно такую же картину, что мы наблюдали при исследовании медитирующих буддистов и молящихся монахинь, и мы увидим на мониторе компьютера яркие пятна. Опыт поедания вкусного пирога находится в буквальном смысле слова в вашем мозге, но это не означает, что пирог призрачен или его вкус нереален.

Подобным образом, когда мы находим, какие нейробиологические процессы стоят за духовным опытом, это не значит, что мы объявляем этот опыт нереальным. Если, скажем, Бог существует и если Он являлся вам в каком-то воплощенном виде, вы не могли бы пережить Его присутствие каким-то иным способом, кроме как через образ реальности, созданный нервной системой. Вам понадобился бы слуховой анализатор, чтобы услышать Его голос, визуальная система, чтобы увидеть Его лицо, и когнитивная обработка информации, чтобы понять, что Он вам этим явлением хотел сказать. И даже если Он будет говорить с вами мистически, помимо слов вам понадобятся когнитивные функции, чтобы уловить смысл сказанного, и приток информации от эмоциональных центров мозга, чтобы вы могли пережить глубокое восхищение и трепет. Здесь с нейробиологией все ясно: Бог не может войти в вашу голову никак иначе, кроме как по нервным путям мозга.[46]46
  И даже если бы существовала душа, через которую мог бы с нами общаться Бог, без мозга она имела бы для нас мало когнитивного смысла.


[Закрыть]

Бог не может существовать как концепция или реальность где-либо за пределами вашего мозга

Соответственно, Бог не может существовать как концепция или реальность где-либо за пределами вашего мозга. В этом смысле как духовный опыт, так и обычные переживания материальной природы становятся для мозга реальностью одним и тем же путем – через обработку информации в мозге и благодаря работе когнитивных способностей ума. Какой бы природой в итоге ни обладали духовные переживания – будь они отражением подлинной духовной реальности или просто образами, которые имеют чисто нейробиологическую природу, – все значимые события, касающиеся человеческой духовности, происходят в уме. Иными словами, ум по определению обладает мистической природой. Мы не можем уверенно сказать, каким образом в нем возникли такие способности, но можем обнаружить их нейробиологическую основу: некоторые важнейшие структуры и функции, в первую очередь автономную нервную систему, лимбическую систему и сложные аналитические функции головного мозга.

Системы возбуждения и умиротворения

Системы возбуждения и умиротворения – самая главная часть нервной системы тела, их волокна служат важным неврологическим мостом между мозгом и всеми остальными частями тела. Получая информацию от различных структур головного мозга, автономная нервная система участвует в регулировке таких важнейших функций, как частота сердцебиения, артериальное давление, температура тела и пищеварение. В то же время, поскольку она связана с высшими структурами, она оказывает сильное влияние на многие другие аспекты деятельности мозга, включая генерацию эмоций и настроений.

Автономная нервная система состоит из двух отделов: симпатической и парасимпатической систем[47]47
  Существует и третий компонент автономной нервной системы, регулирующий работу желудочно-кишечного тракта, но нам для рассмотрения вопроса о духовных переживаниях будет достаточно помнить о наличии симпатической и парасимпатической нервных систем.


[Закрыть]
. Симпатическая нервная система – это основа для телесной реакции «борьба или бегство», которая резко повышает адреналин в тот момент, когда нам нужно защищаться от опасности или убегать. Эту систему возбуждения также активизируют позитивные переживания – из-за этого, например, сердце охотника начинает быстро колотиться, когда он приближается к своей жертве. Подобное происходит и тогда, когда человек подходит к своему сексуальному партнеру. Фактически любая ситуация, как-то связанная с выживанием, активизирует симпатическую систему. Будь это новая потенциальная возможность или будь это угроза, реакция одинакова – это приведение тела в состояние готовности, возбуждение. На физиологическом уровне это выражается в увеличении частоты сердечных сокращений, повышении артериального давления, учащении дыхания и повышении тонуса мышц. В состоянии возбуждения тело щедро тратит энергию, чтобы получить возможность совершать решительные действия.

Поскольку симпатическая система готовит тело к действию, мы будем называть ее, включая ее связи с головным мозгом и надпочечными железами, системой возбуждения.

У системы возбуждения существует свой противовес – парасимпатическая нервная система. Она отвечает за сохранение энергии и за гармоничный баланс в работе базовых функций организма. Она регулирует сон, вызывает расслабление, способствует пищеварению и управляет ростом клеток. Поскольку она оказывает успокоительное и стабилизирующее действие на тело, мы будем называть парасимпатическую нервную систему вместе с некоторыми связанными с ней структурами верхних и нижних частей головного мозга системой умиротворения.

В целом системы возбуждения и умиротворения действуют по принципу антагонизма: когда повышается активность одной из них, активность другой снижается[48]48
  Более подробное описание работы автономной нервной системы – см.: Kandel, Schwartz, and Jessell 2000.


[Закрыть]
. Это позволяет телу и мозгу работать плавно и должным образом реагировать на любую новую ситуацию. Допустим, когда возникает опасность, умиротворяющая система уступает место системе возбуждения, позволяя ей тратить энергию, которая физиологически готовит тело к действию. Подобным образом система возбуждения отходит на задний план, когда угроза остается в прошлом, и тогда под действием системы умиротворения давление крови снижается, дыхание замедляется и тело начинает копить нужные запасы топлива и энергии.

Эти две системы, как правило, не раз уступают власть одна другой в процессе выполнения повседневных дел[49]49
  Более подробное описание взаимодействия двух отделов автономной нервной системы – см.: Hugdahl 1996. Любопытно также то, что фармакологическая стимуляция одного из отделов автономной нервной системы не всегда приводит к возникновению необычных эмоциональных и когнитивных состояний, хотя иногда они здесь встречаются. Таким образом, описанные ниже состояния могут выражаться через активность автономной нервной системы, но они всегда возникают благодаря сотрудничеству иных связанных с ней структур мозга.


[Закрыть]
. Однако в некоторых случаях обе системы работают одновременно, когда что-то вынуждает их максимальным образом активизироваться, и это наблюдается при возникновении альтернативных состояний сознания. Такие необычные состояния измененного сознания возникают под воздействием некоторых сильных физических или психических пусковых механизмов, таких как танец, бег или длительное сосредоточение внимания[50]50
  По сути, любая периодически повторяющаяся стимуляция – физическая, эмоциональная, сенсорная или когнитивная – потенциально способна порождать такие состояния (Gellhorn and Kiely 1972).


[Закрыть]
. Эти состояния можно запускать сознательно с помощью особых действий, прямо связанных с религией – обрядов или медитации. То, что как вызванные намеренно, так и непроизвольные состояния такого рода обладают большим сходством, указывает на то, что автономная нервная система имеет непосредственное отношение к потенциальной способности мозга испытывать духовные переживания.

Мы полагаем, что на самом деле автономная нервная система фундаментально важна для появления духовных переживаний. Многие исследования прошлого показывали, что такие практики, как, например, тантрическая йога или трансцедентальная медитация, связаны со значимыми изменениями частоты сердцебиения и дыхания, а также уровня артериального давления – все эти вещи контролирует именно автономная нервная система.[51]51
  См.: Jevning et al. 1992, Corby et al. 1978; MacLean et al. 1994, где подробнее говорится о подобных изменениях во время занятия медитацией. Хотя нельзя экстраполировать медитацию на религиозные переживания в целом, поскольку эти переживания бывают самых разных типов и сопровождаются различными изменениями параметров, за которые отвечает автономная нервная система, тем не менее далее в нашей книге мы глубже рассмотрим функции автономной нервной системы в контексте работы других структур мозга, чтобы лучше понять, как эти функции связаны с религиозными переживаниями.


[Закрыть]

Эти и подобные им исследования состояний медитации показали, что при медитации изменяется электрическое сопротивление кожи (которым также управляет автономная нервная система), вызывающее обильное выделение пота в различных ситуациях. Несомненно, когда мы возбуждены или находимся под воздействием стресса, мы больше потеем. Однако исследования показали одну любопытную особенность: здесь нет устойчивой картины. В одних исследованиях во время медитации наблюдалась активность обеих систем, в других преобладала одна из них – возбуждающая или умиротворяющая. Разумеется, невозможно, исследовав медитативные практики и их результаты, экстраполировать полученные данные на любые религиозные переживания. Но мы выявили четыре автономных состояния, которые, по нашему мнению, помогают нам понять широкий ряд измененных состояний сознания, потенциально связанных с духовными переживаниями[52]52
  Более детальное описание этих особых автономных переживаний – см.: Gellhorn and Kiely 1972, 1973; Lex 1979.


[Закрыть]
. Эти состояния помогут нам познать взаимоотношения автономной нервной системы и религиозного опыта.[53]53
  Мы уже описывали эти состояния (см.: d’Aquili and Newberg 1999; Newberg and d’Aquili 2000). Список конкретных признаков этих состояний, особенно связанных с духовными практиками, неполон, поскольку дифференцированная активность автономной нервной системы плохо поддается измерению. Есть стандартные измеряемые параметры, такие как частота сердечных сокращений, артериальное давление и подобные физиологические функции. Проблемы ставит перед нами интерпретация смысла подобных изменений. Скажем, учащение сокращений сердца может указывать либо на усиление возбуждения, либо на снижение активности умиротворяющей системы. Таким образом, это очень трудно оценить тогда, когда оба отдела автономной нервной системы активизируются одновременно. Некоторые исследования, основанные и на физиологических показателях, и на изменении мозговой активности, показали, что происходит именно одновременная активизация обоих отделов. Другими словами, во время медитации активизируется умиротворяющая система, но в то же время остается активной и система возбуждения, поскольку во время медитации испытуемый продолжает держать свое внимание в фокусе. Одно недавнее исследование частоты сердцебиений показало, что во время медитации возрастает неустойчивость данного параметра (Peng et al. 1999). Это указывает на то, что во время таких состояний активность автономной нервной системы может быть крайне вариабельной и что при медитации эта активность может быть весьма сложной.


[Закрыть]

Автономные состояния и духовный опыт
1. Наивысшая умиротворенность

Мы называем наивысшей умиротворенностью состояние необычайно глубокой релаксации. Как правило, тело находится в этом состоянии только во время крепкого сна, но иногда оно зарождается и на определенных этапах медитации. Его могут запустить медленные, спокойные и целенаправленные действия во время исполнения религиозных ритуалов, такие как песнопения или общая молитва. Если это состояние достаточно глубоко, то тело и ум ощущают океаническое спокойствие и блаженство, и при этом никакие мысли, чувства или телесные ощущения не вторгаются в сознание. Буддисты, описывая подобное состояние, достигаемое с помощью медитации, называют его «сознание доступа», или упакара самадхи.

2. Наивысшее возбуждение

Наивысшее возбуждение есть оборотная сторона наивысшей умиротворенности. Это поток возбуждения и энергии, порождающий мощное чувство бодрости и предельную концентрацию внимания, которые позволяют исключить все посторонние чувства или мысли. Состояние наивысшего возбуждения может возникать на фоне любых постоянных ритмичных действий, таких как быстрый ритуальный танец мистиков-суфиев или вудуистов. Подобное состояние иногда испытывают марафонцы или пловцы на длинные дистанции. В некоторых случаях состояние возбуждения возникает спонтанно в критических ситуациях – скажем, у горнолыжника на Олимпийских играх или у пилота истребителя во время воздушного боя с противником, – когда на основании обработки огромной массы сенсорной информации необходимо мгновенно принимать решения. При этом нормальные мысли, приходящие в сознание, только отвлекают от главного и могут привести к катастрофе.

Людям в состоянии наивысшего возбуждения часто кажется, что они без усилий пропускают через свое сознание массу энергии, что порождает переживание «потока».[54]54
  См.: Czikszentmihalyi 1991.


[Закрыть]

3. Наивысшая умиротворенность со вспышкой возбуждения

При некоторых необычных обстоятельствах умиротворяющий отдел автономной нервной системы так сильно активизируется, что нормальный антагонизм между симпатической и парасимпатической системами прекращается. В результате система возбуждения не подавляется системой умиротворения, но получает от последней крайне сильную стимуляцию. Такой неврологический «выброс» или такая «вспышка» могут привести к возникновению яркого измененного состояния сознания.

При медитации или созерцательной молитве мощная деятельность умиротворяющей системы может привести к ощущению полного блаженства, но когда умиротворение достигает пика, может произойти «взрыв» системы возбуждения, что будет ощущаться как невероятный прилив энергии. Если человек переживает такое состояние в момент, когда концентрирует внимание на каком-то объекте – скажем, на свече или распятии, – он может почувствовать, что как бы стал частью этого объекта. Буддисты называют это состояние поглощения аппана самадхи.

4. Наивысшее возбуждение со вспышкой умиротворенности

Крайне сильная стимуляция системы возбуждения может также вызывать «выброс» в форме реакции умиротворения. В результате возникает состояние транса с экстатическим высвобождением энергии, подобным оргазму. Это состояние можно вызвать с помощью интенсивного и продолжительного созерцания, стремительного религиозного танца, а иногда оно на короткое время возникает во время сексуального оргазма. В значительной мере системы возбуждения и умиротворения и четыре состояния их взаимодействия осуществляют связь тела с сознанием, и наоборот. Поскольку эти состояния имеют прямое отношение к эмоциям, автономная нервная система должна тесно взаимодействовать с лимбической системой, регулирующей эмоции. Автономная нервная система влияет на наши переживания позитивных и негативных эмоций, возникающих в лимбической системе, поэтому нам следует понять, как наш мозг создает эмоции для нашего ума.

Эмоциональный мозг: лимбическая система

Лимбическая система человека осуществляет связь между эмоциональными импульсами и высшими мышлением и перцепцией, что создает богатый и гибкий спектр крайне сложных эмоциональных состояний, таких как отвращение, разочарование, зависть, удивление или удовольствие. Эти эмоции, хотя и примитивные, в какой-то мере присущие и животным, дают людям более сложный и более четкий эмоциональный словарь.

Исследования показали также, что лимбическая система выполняет весьма значимую роль в возникновении религиозных и духовных переживаний. Электростимуляция лимбических структур людей порождала галлюцинации, подобные сновидениям, переживания выхода из тела, дежа вю и иллюзии – обо всех таких вещах говорят люди, рассказывая о своих духовных переживаниях[55]55
  См.: Weingarten et al. 1977; Horowitz et al. 1968; Halgren et al. 1978.


[Закрыть]
. Вместе с тем, если заблокированы нервные пути, по которым в лимбическую систему поступают данные, это может привести к возникновению зрительных галлюцинаций[56]56
  См.: Lilly 1972, Zuckerman and Cohen 1964, and Shurley 1960.


[Закрыть]
. Поскольку лимбическая система имеет отношение к возникновению религиозных и духовных переживаний, иногда ее называют «передатчиком для связи с Богом»[57]57
  Rhawn Joseph (2000) использовал это выражение в книге с таким названием. Он указал на то, что лимбическая система крайне важна для возникновения религиозных феноменов. Другие исследователи, такие как V. S. Ramachandran и Michael Persinger (1993, 1994), считали, что лимбическая система в значительной степени способствует появлению религиозных переживаний. Мы, однако, полагаем, что не одна только височная доля с ее лимбическими структурами ответственна за сложность и многообразие таких переживаний. Мы думаем, что существует немало других структур, которые здесь задействованы. James Austin в своей книге Zen and the Brain описал структуры, связанные с медитацией, включив туда некоторые центры таламуса и височной доли. Он также предпринял попытку выделить некоторые системы нейромедиаторов, которые в этом задействованы. По нашему мнению, его заключения несколько преждевременны, поскольку мы еще не описали отдельные участвующие в этом структуры, а это необходимо сделать прежде, чем мы перейдем к описанию специфических нейрохимических процессов. Тем не менее теория этого автора не противоречит нашим выводам, хотя он, кажется, не уверен в том, что автономная нервная система принимает участие в возникновении таких состояний. Мы думаем, что все эти части важны и что надо их исследовать, если мы хотим объяснить широкую область религиозных и духовных переживаний.


[Закрыть]
. Что бы мы ни думали об ее участии в феномене духовности, у нее есть более важная функция, чем служить передатчиком: главная задача лимбической системы – генерировать и модулировать первичные эмоции, такие как страх, агрессия и ярость. Структуры лимбической системы, которые есть почти у всех животных, обладающих центральной нервной системой, с эволюционной точки зрения очень древние. Наша лимбическая система отличается от аналогичных структур других животных и наших древних предшественников своеобразной утонченностью. Ревность, гордость, сожаление, смущение, восторг – все эти явления порождает крайне совершенная лимбическая система, особенно когда она это делает при участии других отделов головного мозга. Поэтому если кто-то из наших древних предков мог испытывать острое разочарование из-за того, что не смог присутствовать на соревнованиях метателей камней, где участвовал его сын, мы в подобной ситуации способны пережить сложное чувство вины. Важнейшие части лимбической системы – гипоталамус, миндалевидное тело и гиппокамп. Все это примитивные нервные центры, но они оказывают огромное влияние на ум человека.

Поскольку лимбическая система имеет отношение к возникновению религиозных и духовных переживаний, иногда ее называют «передатчиком для связи с Богом»

На вопрос о том, какие преимущества для выживания давала лимбическая система, ответить нетрудно: она снабжала животных агрессивностью, необходимой для нахождения пищи, страхом, который помогал им спасаться от хищников и противостоять другим опасностям, и аффилиативную потребность – если хотите, примитивную «любовь», – которая толкала их на поиск пары и заставляла заботиться о потомстве. У людей примитивные чувства, порождаемые лимбической системой, интегрированы с высшими когнитивными функциями неокортекса, а потому их эмоциональные переживания богаче и разнообразнее.

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.
Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.

Купить и скачать книгу в rtf, mobi, fb2, epub, txt (всего 14 форматов)



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18

Поделиться ссылкой на выделенное