Евгений Сухов.

За пределом беспредела

(страница 5 из 33)

скачать книгу бесплатно

Николай недоверчиво посмотрел на майора.

– Что, можно прямо так и уходить?

– Вот твое обязательство. – Майор красноречиво постучал по папке, где лежала бумага с подписью. – Теперь ты от нас никуда не денешься.

Глава 8
СЕКСОТ

– Хорек, это ты? Я тебя жду у подъезда, ты мне нужен!

На противоположном конце провода раздалось радостное восклицание, сменившееся щенячьим повизгиванием:

– Колян, ушам своим не верю! Неужели это ты?! А то, знаешь ли, разное говорили: будто бы ты кого-то замочил и сейчас сидишь в изоляторе…

– В школе тоже имеются умные люди. Разобрались, как следует, и отпустили. Ведь я же его ненарочно:. Случайность вышла. Ладно, выползай быстрее.

– Расскажешь. Жди, я мигом!

Сумерки опустились на двор, размыв очертания зданий и силуэты двух парней, сидевших в глубине двора на скамейке.

– Селезня с Ухтомского помнишь? – спросил один из них – тот, что был покрупнее.

– Ну?

– Из-за него, козла, я чуть срок не заработал. Распустил Селезень язык, за базаром перестал следить, вот мне и пришлось врезать ему по горлу. Да перестарался я малость, так что крякнул наш Селезень.

– Круто, – уважительно протянул Хорек, невысокий парень с длинной цыплячьей шеей. – Драться ты умеешь. Только как ты все-таки выбрался? Может, ноги сделал?

– Ты что, мне не веришь? – тон круглолицего сделался почти угрожающим. – Стал бы я тогда тебе названивать. Тогда я бы уже давно на срыв пошел – в тайгу куда-нибудь или в Китай. Так что все чисто.

– На скамейке между собеседниками стояли четыре бутылки пива. Колян взял одну из них, умело откупорил о край лавки и, обтерев горлышко, пригубил. Сделав несколько больших глотков, он смачно рыгнул и с легким стуком поставил бутылку на место.

– Колян, а ты у жены-то был?

– Нет еще. Сразу к тебе, так что цени, Хорек, – серьезно ответил круглолицый и спросил в свою очередь: – Пока я в школе был, за ней никто не подстреливал?

– Да нет, что ты! – возмутился Хорек. – Она у тебя святая, как мадонна.

– Если узнаю что-нибудь такое, так убью и ее, и хахаля! – спокойно произнес Николай и сделал большой глоток.

Хорек тоже потянулся к бутылке. Что-то с Коляном определенно произошло. Скорее всего, учеба в этой спецшколе ему мозги набекрень сдвинула.

Хорек внимательно посмотрел на приятеля.

– Чего вылупился?

– Так…

Бутылка открылась с четвертой попытки. Отброшенная крышка звонко стукнулась обо что-то металлическое и затерялась в траве.

Хорек отхлебнул пива и весело добавил:

– И правильно сделаешь. Сколько баб забеременели, пока их пацаны под ремнем в армии стояли? Им только дай свободу! Знаешь, где краля Селезня работает?

– Ну?

– В коммерческом киоске, неподалеку отсюда. Красивая баба, с такой мордахой, как у нее, только мужиков зазывать.

Колян зашвырнул в кусты бутылку с остатками пива. Раздался треск сухих сучьев.

– Пойдем! – поднялся со скамьи Колян.

– Куда? – не понял Хорек.

– Навестим кралю Селезня.

Хочу посмотреть на нее. Да оставь ты это пиво! – вырвал Колян из рук приятеля бутылку. – Она же в киоске работает? Вот и напоит тебя.

Дорога действительно оказалась короткой – минут через пять они подошли к небольшому киоску. Николай уверенно забарабанил в дверь.

– Кто там еще?! – послышался из глубины помещения сердитый женский голос.

– Открывай, милиция! – грозно отозвался Хорек.

За дверью послышались торопливые шаги, а потом тот же звонкий голос с укором произнес:

– Надоели мне твои шуточки, Игорь! Все время одно и то же! Не можешь что-нибудь пооригинальнее придумать? Будешь так борзеть, так я на тебя вообще Назару пожалуюсь!

Замок дважды щелкнул, и дверь распахнулась.

Николай по-хозяйски ввалился в киоск, оттеснив внутрь застывшую в недоумении девушку.

– Чего вам надо? – спросила та наконец.

– Испугалась? – поинтересовался Николай.

– Чего вам надо?!

– Эта соска с Селезнем трахалась? – по-деловому поинтересовался Николай у Хорька.

– Она самая.

– Закрой дверь, Хорек, у меня к ней разговор коротенький будет. – Дверь захлопнулась. – Ты знаешь, сука, что я из-за твоего хахаля чуть десять лет зоны не получил? – угрожающе спросил Колян, наступая на продавщицу.

Девушка испуганно отступила в глубину киоска, задевая при этом банки с пивом, блоки с сигаретами, упаковки с соком. Все это валилось к ее ногам, но она даже не пыталась подобрать рассыпавшийся товар.

– Ничего я не знаю, – пробормотала она. – Уходите, если не хотите неприятностей! Это киоск Назара! Слыхали о таком?!

– Хорек, ты слышишь? Она пугает нас Назаром!

Хорек угодливо хохотнул.

Николай ухватил пальцами девушку за щеку и прошипел:

– Дура, я поставлю раком не только тебя, но и твоего Назара!

– Вот ты сам ему об этом и скажи!

– Ах ты, сучка остроумная! – В тесном пространстве киоска оглушительно прозвенела пощечина. – Я тебя научу светским манерам!

В стекло нетерпеливо постучали.

– Чего хотел? – высунулся Хорек.

– Сигарет не продадите? – спросил мужчина.

– Не видишь, что ли?! Учет! – Хорек закрыл окошечко и задернул шторы.

– Оборзела, блядина! – воскликнул Колян. – Что за моду взяли эти соски – так разговаривать с уважаемыми людьми!

Неожиданно он совершенно успокоился. Это был очень плохой признак.

– Я тебя, мразь, на понт брать не хочу. Несколько дней назад я угробил твоего Селезня.

– Как?!

Николай хмыкнул:

– Интересуешься:. Ткнул ему ладошкой в горло, вот его и не стало. Могу это повторить и с тобой… если мы, конечно, не договоримся. А теперь ответь мне на один вопрос, красотуля: каким способом тебя Селезень дерет? Кто-то тебя должен ведь утешить, так почему же не я?

Отступать было некуда – лопатки девушки уперлись в стену.

– Не посмеешь!

– Ты, видно, еще ничего не поняла. Юбку, дура, подними! Да повыше, чтобы я твой сейф разглядел. Хорек, помоги ей, а то нам эту сучку до утра не уговорить.

Хорек захихикал и с готовностью ухватился за подол девушки.

– Отпусти! Отпусти! – пыталась она высвободить юбку из цепких пальцев Хорька.

– А ножки-то у нее стройные!

Девушку опрокинули на стол, разметав при этом во все стороны металлические банки, с грохотом полетевшие на пол. Николай рванул колготки, и прозрачная пленка мгновенно разъехалась, обнажив голые бедра. Звонкая оплеуха заставила тренькнуть бутылочки с пивом.

– Шире ноги, паскуда! Еще шире, чтобы не туго было, чтоб мне мозолей на елде не натереть: А хорошо. Класс! Признайся, голуба, Селезень и вставить-то не умел! Не будь меня, так настоящего мужика ты бы и до смерти не попробовала.

Николай по-хозяйски обхватил бедра девушки и входил в нее яростными толчками.

– Улыбайся, сучка! Не люблю, когда баба подо мной с кислой рожей лежит. Ну, кому сказано?! Поласковей!

Прозвенела новая оплеуха.

Девушка попыталась улыбнуться, но вместо улыбки у нее получилась болезненная гримаса.

– Шире улыбку! Селезню-то небось не с такой кислой рожей давала! Хорек, дай ей еще разок по губам, а то у меня руки заняты.

Хорек, заливаясь смехом, ударил девушку по лицу.

– Получила? Будешь в следующий раз знать, как не слушаться старших. А теперь улыбайся… Вот так: Это уже получше будет. Ох, хорошо!

Николай на мгновение замер, прикрыв глаза, потом впился ногтями в бедра девушки, расцарапав кожу, и что было сил ткнулся тазом вперед.

– Все! – радостно объявил он. – Уверяю тебя, гoлуба, это лучший акт в твоей жизни. Лет через тридцать, когда состаришься, будешь меня вспоминать с благодарностью. А беззубым подругам будешь рассказывать, что был у тебя один ухарь, который отпахал тебя до болей в паху, и ты неделю заглядывала под юбку, думая, что у тебя там полено вставлено. – Колян отстранился от девушки. – Тряпку подай! Не идти же мне с мокрым хреном.

Девушка не слышала его – она лежала, поджав ноги, и тихонько всхлипывала. Хмыкнув, Николай вытер член краем скатерти, после чего повернулся к Хорьку:

– Может, ты желаешь? Уверяю тебя, девка ништяк. По второму заходу пошел бы, да дела кое-какие имеются. Я пойду, а ты развлекись.

– Хорек деловито откупорил банку с пивом, сделал изрядный глоток, громко рыгнул и ответил:

– Ты не подумай, Колян, что я брезгую, но сейчас мне больше пивка охота. Как-нибудь в другой раз.

Николай не спеша застегивал ремень.

– Ну, смотри сам. Как говорится, было бы предложено, а то еще обидишься. Пакет возьми, положи в него чего хочешь. Слышь, Хорек, а я теперь покойному Селезню молочным братом сделался.

– Хе-хе-хе! – мелким смешком отозвался Хорек, наполняя огромный полиэтиленовый пакет банками с баварским пивом.

– Да прикройся ты, дура! – рыкнул Николай. – Кайфа больше не дождешься.

Пиво было свежим и прохладным. Оно приятно щекотало язык и охлаждало разгоряченное нутро. Легкий хмель заставил забыть о подвигах последней недели, и теперь Колян жалел только о том, что позабыл прихватить из киоска орешков. С солененьким было бы самое то!

Омоновцы появились внезапно. Один из них пинком выбил из рук Коляна банку и, ткнув в грудь стволом АКСУ, рявкнул:

– Лежать, скоты! Руки за голову!

Николай Радченко мгновенно бросился на землю, уткнулся лицом в сырую траву и тут же почувствовал, как кто-то с силой, по-хозяйски наступил ему на затылок.

– Кому сказано – руки за голову!

Послышался глухой удар, а затем прозвучал умоляющий вопль Хорька:

– Вы чего, мужики? За что?! Так и ребра поломать можно!

– Молчать, мразь!

Послышался новый удар, Хорек охнул и умолк.

– Обыскать.

Николай попытался приподняться, но сильный пинок в бок заставил его еще плотнее прижаться к земле. Чья-то сильная рука нахально выворачивала его карманы, просыпая мелочь. Звякнула связка ключей.

– Ничего не нашел, командир. Героинчику им подбросить? Я на всякий случай прихватил.

– Не надо. У них и без того по хорошему сроку выйдет. Вставай!

Колян продолжал лежать, решив, что приказ относится к Хорьку, но в следующую секунду его ухватили за волосы, и он увидел над собой широкое волевое лицо.

– Ты что, хмырь, в мертвяки со мной решил поиграть?! Кому сказано – вставай!

И омоновец вновь с силой дернул Радченоко за волосы.

Николай поднялся, ожидая удара, но его не последовало. В двух шагах от него, держась за лицо, стоял Хорек. Скула у него была разбита, из носа, просачиваясь сквозь пальцы, текла кровь. Омоновцев было шестеро, все с автоматами, в серой камуфляжной форме. Их лица не оставляли сомнений в том, что при попытке бегства или сопротивления они, не колеблясь, пустят оружие в ход.

– Подойди сюда, детка, – произнес начальник, тот, что поднял Коляна с земли за волосы. Это был настоящий гигант – саженного роста, широкогрудый, с мощными руками молотобойца. – Нет ли среди этих двоих того, кто тебя обижал?

Только тут Николай увидел, что в стороне стоит женщина. Это была подруга Селезня. Теперь она была в брюках, на плечах длинная темная шаль.

– Тот, что повьше, – глухо произнесла девушка.

Один из стоящих рядом омоновцев мгновенно развернул автомат и прикладом ударил Коляна под дых. Радченко коротко охнул, пытаясь глотнуть воздуха, но следующий удар в лицо свалил его на землю.

– Отставить! – рявкнул рассерженно старший. – Что о нас девушка может подумать? Хоть они и подонки, но мы обязаны соблюдать законность. Отвести их в отделение, составить протокол задержания, снять показания. Можно считать, что преступление раскрыто по горячим следам. Не забудьте браслеты на них нацепить, а то неизвестно, чего еще от этих ублюдков ожидать можно. Возьмут да брыкаться начнут. А ты вставай, падаль, разлегся, как на курорте!

Николай с трудом поднялся и тут же почувствовал на запястьях прохладу металла – браслеты защелкнулись, превратив его в обыкновенного арестанта.

– Пошел!

Радченко шагнул на тропу следом за плечистым омоновцем, и тут же упругая ветка больно хлестнула его по щеке.

* * *

Обстановка в кабинете следователя была крайне убогой – засаленные обои, стандартная мебель с инвентарными бляшками, чернильные пятна на зеленой обивке столешницы… Однако ничего этого Николай не видел – мощный свет настольной лампы бил в глаза, позволяя различить только очертания головы следователя.

– Знаешь, какой срок тебе светит? – рычал следователь. – Слышал, как с такими козлами на зоне поступают?! Да я сейчас тебя к ворам в камеру запихну, и ты уже через час на парашу кишками ходить станешь!

– Я работаю на госбезопасность и нахожусь при исполнении задания. Прошу дать мне возможность позвонить вот по этому телефону… – Николай положил на стол перед следователем клочок бумаги, на котором было написано несколько цифр.

– Что ты тут мне вкручиваешь, падаль?! При чем здесь госбезопасность? Какое у тебя задание – баб насиловать?

– Прошу вас дать мне возможность позвонить по этому телефону, – повторил Николай. – Вся ответственность за срыв намеченной операции ляжет лично на вас.

За пятнадцать лет работы следователь повидал в своем кабинете убийц, насильников, воров и наслушался от них таких баек, из которых можно было бы составить «Уголовную энциклопедию курьезов». Однако сейчас интуиция подсказывала следователю, что сказанное задержанным отнюдь не розыгрыш. Осторожность, выработанная долгой службой, убеждала не рубить с плеча.

– Ладно, звони… Но если сбрехал, то тебе в первую же ночь целку сломают! – И капитан пододвинул телефон задержанному.

Николай Радченко выглядел невозмутимым, только губы слегка скривились: дескать, что же ты мелешь, капитан, я же при исполнении, а ты меня срамными словами поносишь!

Задержанный уверенно закрутил диск, а когда на другом конце ему ответили, заговорил в трубку:

– Товарищ майор, я делаю все строго по легенде, а тут один следователь пытается сорвать все наше дело… Да, сижу в его кабинете. Нет, не били, то есть били, но не сильно… Так что выручайте, товарищ майор:. Жду!

И Колян аккуратно положил трубку на рычаг.

– Ну, ты и фрукт, – процедил следователь сквозь зубы, твердо решив не отдавать задержанного.

Радченоко издевательски ухмыльнулся:

– Что поделаешь, капитан, служба у нас такая. Всякое делать приходится. Так что свой петушатник ты для других побереги!

Майор явился очень скоро, минут через пятнадцать. Николай не сразу узнал его в гражданской одежде – модный светло-коричневый костюм сильно молодил майора и придавал ему сходство с бизнесменом средней руки.

– Майор Громовский, – коротко представился вошедший и, достав из кармана алую книжечку, раскрыл ее перед глазами капитана. Держал он ее достаточно долго, чтобы следователь успел прочитать фамилию и звание, после чего вежливо поинтересовался: – Убедил? – Следователь что-то неразборчиво буркнул в ответ. – А теперь я хочу забрать этого парня с собой. Он поступает в мое распоряжение. Надеюсь, вы слышали о нашем отделе?

– Приходилось, – в голосе капитана прозвучали нотки брезгливости. – Но этот человек совершил преступление и уйдет отсюда только в наручниках: В камеру!

– Не надо так нервничать, капитан. Я вас прекрасно понимаю, вы уже составили протокол задержания, но при желании его можно изъять.

– Я не собираюсь ничего изымать. Этот ублюдок изнасиловал женщину, и он ответит за это! И, ради Бога, не надо мне внушать, что этого требовали интересы государства.

– Вы знаете мою фамилию, должность, звание. Знаете даже отдел, в котором я работаю. Этого вполне достаточно, чтобы понять: со своей принципиальностью вы можете влипнуть в очень скверное дело. Вас не сумеет вытащить даже самое высокое начальство. Или вы думаете, что мы не ведем досье на таких, как вы? Покопайтесь немного в своем прошлом, неужели в нем не отыщется никаких грешков, за которые можно не только лишиться погон, но и провести большой отрезок жизни за колючей проволокой? Так вот, я вам клятвенно обещаю, даю слово офицера, что если вы мне сейчас не отдадите моего подопечного, то я вам испорчу жизнь. Ну, что вы решили?

– Забирайте вашего сексота, – не скрывая неприязни, ответил капитан. – Но я буду вынужден сообщить об этом инциденте вашему начальству.

– Разумеется.

И, повернувшись к Николаю, майор бодро сказал.

– Ну, с возвращением тебя, блудный сын!

По длинному, пустынному в поздний час коридору они шагали молча. Только когда вышли на улицу, майор злобно прошипел в лицо Николаю:

– Ты что же это, сучонок, делаешь?! Подставить меня хочешь? Не успел тебя отпустить, как ты баб принялся сношать. Сначала грохнул Селезня, а потом решил поиметь и его подружку? А может, ты и работать на меня не желаешь?

– Не надо на меня орать, майор, я от своих слов не отказываюсь. Только и ты меня пойми: столько времени без бабы – вот контроль над собой и потерял. А потом, я хотел проверить, настолько ли могущественна твоя организация, как ты говоришь.

Неожиданно для себя Николай стал называть своего покровителя на «ты».

Майор Громовский остановился, выдержал паузу и спокойно спросил:

– Теперь убедился?

– Вполне.

– Иди к машине. Куда тебя отвезти, чтобы ты за эту ночь еще одну статью не получил?

– Майор, – затопал Николай следом, – у меня просьба есть…

– Что тебе еще взбрело в голову? Еще одну бабу хочешь трахнуть?

– Со мной был парень, Александр Хорьков. Его тоже нужно вытащить, он здесь ни при чем. К тому же он может пригодиться в нашем деле.

– Ты думаешь, что мы в свой отдел берем каждого дебила?

Майор Громовский плюхнулся за руль новенькой «Волги».

– Он толковый парень, а лучшего исполнителя, чем он, вообще трудно найти. И если вы не сумеете его вытащить, то я не знаю, как буду работать у вас…

Луна выглянула из-за лохматой тучи, и холодный свет упал на лицо майора. Сейчас оно выглядело неживым. Однако «мертвец» неожиданно разлепил уста и смачно выругался:

– Ладно, хрен с тобой, попробую что-нибудь придумать. Но это твоя последняя просьба.

Николай распахнул дверцу и, пряча улыбку, опустился на переднее сиденье рядом с майором.

Глава 9
ВНЕДРЕНИЕ

Домой Николай зашел не сразу. Минут десять он всматривался в светящиеся окна, а когда убедился, что кроме Надьки в квартире находится кто-то еще, достал из кармана куртки пистолет и стал осторожно, крадучись, подниматься по лестнице.

Надька досталась ему не девочкой, и данный факт Колян считал одним из самых больших проколов в своей жизни. «Откупорил» ее в семнадцать лет Валька Мальцев – известный на всю округу хулиган и большой половой пират. Как признавалась позже Надька, между ними возникло чувство, которое позволило ей без всякого сожаления расстаться с целомудрием на влажной от росы лавочке в городском парке. Вторым у нее был курсант военного училища. Обещал жениться, подлец, но позабыл, едва надев офицерскую портупею. Третьим у Надьки был сам Колян, а это уже статистика.

Николай частенько расспрашивал Надежду о ее прежних приятелях, и она с наивностью маленькой девочки отвечала ему на самые откровенные вопросы, не подозревая о том, какой пожар ревности невольно разжигает в его груди. Если бы он мог, то приставил бы к своей ненаглядной дюжину расторопных телохранителей и приказал бы им беспощадно избивать всякого, кто осмелится хоть на секунду задержать взгляд на его супруге. Весь последний год Колян провел как в бреду – учеба не шла, а вечерами, стоило только прикрыть глаза, как возбужденное сознание будоражили откровенные сцены, где желанная Надька оказывалась главным действующим лицом в роли разгоряченной вакханки.

И вот сейчас он осознал, что худшие опасения подтвердились – Надька была с воздыхателем. Следовало во что бы то ни стало положить конец ее карьере порнозвезды.

Николай остановился у двери, прислушался, снял пистолет с предохранителя и спрятал руку с оружием за спину. Волнения не было, и он почти с улыбкой подумал о том, что события последних дней здорово закалили его нервы. Было бы неплохо застать любовничков врасплох, благо у него имеется ключ. Проклятье! Предусмотрительная женушка набросила на дверь цепочку.

Николай надавил пальцем на кнопку звонка. Раздалась привычная мелодия. Некоторое время в квартире было тихо. Николай хотел позвонить еще раз, но в коридоре послышались шаркающие шаги, а потом раздался недовольный голос жены:

– Кто там?

– Открывай, это я.

– Кто это – «я»? – На сей раз голос прозвучал откровенно недружелюбно.

– Муж твой!

– Господи!.. Ты же должен быть в училище.

Николай услышал, как брякнула цепочка. Щелкнул один замок, другой, и в следующую секунду дверь распахнулась.

Николай увидел счастливое лицо жены, и только ее сияющая улыбка удержала его от того, чтобы не выстрелить ей в лицо.

– Ты одна? – как можно спокойнее поинтересовался Николай.

– Нет, ко мне пришел брат, Степан. А то мама беспокоится, я давно у них не была. Но почему ты здесь? Ты же должен прийти в субботу.

Николай перешагнул порог, дружелюбно пожал руку вышедшему навстречу Степану и с облегчением подумал о том, что сумел уберечься от самой большой ошибки в своей жизни.

– Я больше не учусь в училище. Мне предложили работу, – произнес Николай.

Только присутствие Степана удерживало его от того, чтобы не накинуться на свою верную женушку и не утолить свербившую похоть.

– Вот как, – пожала плечами Надежда и замолчала.

– Извините меня, я пойду, – направился к двери Степан. – Вам еще нужно о многом поговорить.

Попрощавшись, он вышел. Николай с трудом дождался, когда за Степаном закроется дверь. Ожидание напоминало пытку. Надежда приняла душ, постелила на кровать свежее белье и, наконец, раскинулась поверх широкого одеяла. Николай, не сдерживая сладострастного стона, опустился прямо на ее мягкое тело.

– Боже мой, Надежда, ты даже не представляешь, каким я был дураком!

* * *

– Молодой человек, вы спрашиваете, что нам нужно? Я вам откровенно отвечаю: деньги! Любая партия без денег умирает. Никакие лозунги здесь не помогут. Если прекратится финансовая подпитка, то мы тут же задышим на ладан.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33

Поделиться ссылкой на выделенное