Евгений Сухов.

Власть Варяга

(страница 6 из 40)

скачать книгу бесплатно

– О деталях мы договоримся потом, – остановил его Варяг. – И о том, сколько ты получишь, на какое дело потратишь, к какому сроку и сколько вернешь – эти вещи так быстро не решаются, сам понимаешь. Сейчас меня интересовало твое принципиальное согласие, и я рад, что оно получено.

Варяг торжественно поднял свой бокал и сказал:

– За плодотворное сотрудничество!

Все сидящие за столом чокнулись и выпили. Ростовский почувствовал, как по пищеводу бежит приятная теплая волна, и, выждав несколько секунд, сказал:

– У меня тоже есть к тебе одно дело.

– Слушаю.

– Я узнал, что из столицы в нашу область скоро придет крупный заказ на золото. Очень крупный, – Ростовский сделал на этих словах особое ударение. – Так вот, мне нужно, чтобы он достался именно моей фирме, а не конкурентам. Можешь как-то посодействовать?

Варяг переглянулся с чиновниками. Сафронов едва заметно кивнул, Шурков опустил веки.

– Сможем, я думаю. Есть и опыт, и средства, и испытанные каналы, – сказал Варяг. – А сроки примерно можешь назвать, когда ожидается заказ?

– Сам заказ ожидается месяца через два, но решение о том, кто его получит, будут, разумеется, принимать значительно раньше.

– Ясно… В общем, можешь на меня раcсчитывать. – Голос Варяга звучал спокойно, уверенно, и Ростовский почувствовал, что не ошибся в выборе столичного покровителя.

Больше за этот день Ростовский не сделал ничего особенно полезного. Поездка в министерство по запасам вышла не слишком удачной, нужного ему человека он не застал, зато ему встретился один тип, с которым приходилось сталкиваться немного раньше. Бережно попридержав Ростовского за локоток, он начал говорить о том, что является страстным коллекционером минералов и что будто бы его шестиметровый шкаф забит экспонатами, которым позавидовал бы любой музей. Коллекционер доморощенный, етит его мать! И, наивным ребенком посмотрев на Илью, он смело поинтересовался, а не найдется ли у него для коллекции самородочка с небольшой кулак (ничего себе потребности!).

– А пятнадцать лет тюрьмы за такой подарочек не хочешь? – хмуро обронил Ростовский.

И, сполна насладившись переменами на холеном лице собеседника, затопал по длинному коридору к выходу. Единственное, что радовало, так это предстоящая встреча с Ладой. Предвкушение было сладостным, чего уж там лукавить. Ростовский опять мысленно вернулся к прошлой ночи и вспомнил откровенные жаркие ласки Лады. В тот момент не хотелось думать о том, что подобные наслаждения она дарит кому-то еще, верилось, что все ее мастерство предназначено только для него. Во всяком случае, в тот момент казалось именно так.

Взяв по пути бутылку шампанского и целый пакет различной снеди, Илья заторопился в гостиницу, представляя, как Лада обрадуется копченому окороку. В прошлый раз она довольно резво налегала на него.

Сутенер Резван стоял на том же самом месте, недалеко от ресторана, и картинно покуривал, стреляя глазами по сторонам. Казалось, что он арендовал этот кусочек площади у администрации гостиницы.

Место было выбрано удачное, с него хорошо просматривался вход, а еще было видно, в какую сторону проследует гость. Не имело смысла кричать ему вслед: «Уважаемый, а не желаете ли девочку на часик?» Просто нужно было обождать, пока тот расположится в номере, после чего сделать соответствующий телефонный звонок. Наверняка администратор тоже в доле и сдает сутенеру всякого мало-мальски приличного гостя.

Заметив подошедшего Илью, Резван приветливо кивнул, но своего поста не покинул, цепко продолжая простреливать взглядом подходы к гостинице. Вот один из гостей заинтересовал его – высокий статный кавказец с густой черной шевелюрой. Проводив его долгим взором, Резван поманил к себе девушку, стоявшую в нескольких шагах от него, что-то шепнул ей на ухо, и та, покачивая бедрами, устремилась следом за потенциальным клиентом.

Илья Ростовский посмотрел вслед удаляющейся проститутке. Дело, конечно, вкуса, но вряд ли она сумела бы вызвать у него аппетит, даже если бы исполняла нагишом сиртаки.

Достав деньги, Илья протянул их сутенеру.

– Мне нужна Лада.

– Братан, ты опоздал, – посочувствовал сутенер, – Лада сейчас работает.

– Как работает?! – внутри у Ростовского похолодело.

– Как, как, – буркнул сутенер. – Как и всегда, ножками работает! Три часа назад заявился богатый купец, сам меня нашел, попросил полистать журнальчики. Он как Ладу увидел, так сразу и запал на нее, веди, говорит, мне эту, других даже смотреть не стал. Отказывать я ему не стал, слово клиента закон! Заплатил сразу за два часа, все как полагается, без обмана.

– Прошло три часа, значит, сейчас она свободна!

– Послушай, друг, ты не кипятись, – сдержанно предупредил Резван, – я на своем веку всяких видал: и таких, что пальцы ломают, и крутых очень, так что ты меня не удивишь.

– Не о том говоришь, – стараясь успокоиться, сказал Ростовский, – я спросил тебя, где Лада?

– Когда два часа прошло, я пришел к нему, чтобы забрать ее, а он мне еще через дверь деньги сунул, но уже на целую ночь! Понравилась она ему, – сутенер плотоядно улыбнулся. – Впрочем, такая баба не может не понравиться. Ведь у тебя с ней тоже все заладилось. А?

Илья вытащил бумажник, извлек из него пачку долларов и протянул Резвану.

– Вот возьми, здесь не на одну ночь хватит, только приведи ее ко мне сейчас!

Сутенер удивленно закачал головой:

– А ты, я вижу, парень, крепко в нее втемяшился. – И, скосив алчный взгляд на деньги, проговорил умоляющим голосом: – Ну не могу я, пойми ты меня! Даже если бы ты мне сейчас миллион предложил! Сам посуди, как ты себе это представляешь? Вот приду я к нему в номер и стану Ладу из-под клиента вытаскивать? Так, что ли? Ведь заплачено! У нас так не делается. А с тобой даже договоренности не было. Придешь ты или не придешь, неизвестно, а тут реальный клиент с очень хорошими деньгами. Если я так поступать буду, то всех клиентов отважу, со мной потом никто больше не захочет дел иметь. А потом, и народ ведь в гостиницу разный приходит. Предположим, я сделаю так. Допускаю, что мне даже ничего не скажут, но потом где-нибудь за углом «перышко» воткнут в бок за такие проделки. Знаешь, не очень-то нас, сутенеров, жалуют. Так что убери «хрусты», – он сжал пальцы Ростовского в кулак. – Приходи завтра, обещаю, что она будет свободна, хоть на целую ночь. Хотя Ладка такая баба, что мужики к ней просто по записи попадают, – расхохотался сутенер. – А может, сегодня других возьмешь? – неожиданно воодушевился Резван. – К нам новые девчонки из Владимира поступили, такие, что просто слюной истечешь, всем по шестнадцать-семнадцать лет, – он достал несколько фотографий. – Уверяю тебя, взглянешь, так еще жениться на какой-нибудь из них захочешь!

– Не надо, – отстранил руку с фотографиями Илья, – я закоренелый холостяк. – И, развернувшись, зашагал к своему номеру.

– А зря, – крикнул вдогонку сутенер, – после жены проститутки особенно сладкими кажутся.

Глава 3
ГОРЯЧИЙ ПРИЕМ

Поменяв билеты, Ростовский в тот же день улетел в Магадан. Северо-восток встретил его неприветливо: студеным пронизывающим ветром, мокрым снегом и недоуменным взглядом Герасима.

– Старик, мы ждали тебя только через неделю. – Полозов поднялся навстречу вошедшему шефу. – Почему так рано? Что-нибудь случилось?

Поздоровавшись, Илья направился в свой кабинет. Как объяснишь этому добряку, что Москва без Лады показалась ему необитаемой планетой.

– Нет, все в порядке, сделал все дела и вернулся, – хмуро отозвался Илья.

Герасим недоверчиво смотрел на Ростовского.

– Что-то в этот раз ты из Москвы приехал какой-то другой.

Илья попытался отшутиться:

– Слишком много сил отняла ходьба по музеям. Ведь это только кажется развлечением, а на самом деле такая работа, что будь здоров.

Ведь не будешь же объяснять этому добродушному увальню, что за это время он успел втюриться в проститутку, причем так крепко, что думы о ней сумели вытеснить все остальные мысли. Не поверит. Герасим, тридцатипятилетний добряк, никогда не выезжавший за пределы Магаданской области, отношения между мужчиной и женщиной до сих пор знал в основном по художественной литературе. А ведь жизнь куда позаковыристее будет! Кроме цветных картинок, на которых сидит у камина счастливая семья, имеется еще и грубоватый, полный животной страсти секс, долговременные заходы на сторону, вот к таким милашкам, как Лада.

Интересно, как бы повел себя Герасим Полозов, если бы однажды оказался в одном номере с такой валькирией? Наверняка смущенно протоптался бы у самого порога целый вечер. А вот Лада бы не растерялась, проглотила б этого недотепу в момент, даже не прожевав.

Достаточно увидеть Ладу лишь однажды, чтобы понять – имеешь дело с настоящей фурией.

Сейчас Лада где-то за тысячи километров обрабатывает очередного молодца. Скоре всего в ее сложной жизни Илья Ростовский был одним из многих, кто когда-то западал на нее. Вряд ли она способна запомнить хотя бы десятую часть из своих страстных поклонников.

Чувство ревности было необыкновенно острым, на редкость болезненным, казалось, что оно забралось в каждую клеточку, и Ростовский, не сдержав тягостных ощущений, глухо застонал.

– Илья, что-нибудь случилось? – встревоженно спросил Герасим, заглянув ему в лицо.

– В дороге что-то простудился, вот и чувствую себя неважно, – соврал Илья, посмотрев на миленькую Анну, свою секретаршу.

Вот кто еще дожидался его с большим нетерпением. Девушке было двадцать лет, и она всерьез считала, что ей пора уже обзаводиться суженым, вот только в качестве кандидатуры для своей половины она почему-то выбрала именно его. Досадная нелепость! Если бы только она могла знать!

– Я могу предложить вам аспирину, – с улыбкой сказала Аня, взявшись за сумку.

Илья давно знал, что девушка могла предложить ему нечто большее, чем обыкновенное лекарство. А может, все-таки воспользоваться ее расположением и попытаться, так сказать, вышибить клин клином? Говорят, что такой способ весьма эффективен против любовных недугов, не мешало бы проверить это на собственном опыте.

Илья взял протянутую таблетку.

– Из таких рук даже редька покажется сладкой, – он поймал ее кончики пальцев.

Анна густо покраснела. Прежде Ростовский не говорил ей таких слов.

– Скажете вы тоже, Илья Борисович, – смущенно потупила взор красавица.

Ростовский проглотил таблетку, запив ее водой. Закатив глаза, он восхищенно произнес:

– Господи, какая вкуснятина! Я непременно должен тебя отблагодарить, Анечка. А не пойти ли нам сегодня куда-нибудь в ресторан? Обещаю тебе незабываемый вечер. Соглашайся, мой ангел, – он картинно прижал ладони к груди.

– Я согласна, – восторженно захлопала в ладоши Анна.

Илья взглянул на Герасима. Заместитель сделал вид, что ровным счетом ничего не произошло. Но вот ладони его сделались какими-то беспокойными и принялись без причины теребить лацканы пиджака, выдавая его с головой.

Герасим уже с год тайно вздыхал по Анне, но со свойственной ему наивностью полагал, что отношения между ними завяжутся сами собой. Ну не милый ли чудак? Думает, явится красивая девушка, признается ему в любви и торжественно поведет его под венец. Так не бывает, в иных случаях полагается действовать, так сказать, нахрапом. Глядишь, девица и одобрит подобный натиск.

– Я сейчас пойду, а вечером заеду за тобой, – пообещал Ростовский.

– Но я без вечернего платья, – рассмеялась Анна. – Мне надо заехать домой.

– Не нужно, Анечка, ты и так выглядишь великолепно. А потом, ты наверняка собираешься надеть какое-нибудь предлинное платье, – Ростовский поморщился. – Я этого не переживу. Мне бы хотелось полюбоваться твоими ножками.

– А вы, оказывается, безобразник, – Анна, смеясь, прикрыла рот ладошкой.

Герасим уже сумел справиться с растерянностью и выглядел вполне естественно. На мгновение Илье стало жаль верного друга, но он заглушил в себе это чувство. Ничего, переживет! Нужно быть побойчее!

– Да, кстати, был звонок из Москвы, – сказал Герасим, когда они вышли на крыльцо.

– Так, – насторожился Ростовский, – что говорят?

– Звонил некто Валерий Алексеевич Шурков, спрашивал, почему ты так быстро уехал. Говорил, что у тебя с ним какие-то общие дела остались необговоренными…

Ростовский нахмурился:

– Дела… Дела у меня с ним и правда есть. И не только с ним. Но об этом мы с тобой попозже поговорим, там разговор серьезный. Ладно, свяжусь я с ним сегодня. Что-нибудь еще было?

– Три дня назад приходили трое кавказцев, спрашивали тебя.

А вот это уже посерьезнее. Илья нахмурился:

– Чего они хотели?

– Не знаю. Но подозреваю, что они по поводу прииска. Прежний хозяин будто бы им задолжал, вот они и имели виды на прииск.

– Вот пускай у него и спрашивают. От меня-то чего им надо?

– Ты с прежним хозяином встречался? Утряс формальности?

– Когда был в Москве, говорили по телефону. Сейчас он находится где-то в Испании, отправил мне факсом недостающие документы. В общем, прииск наш!

– Отлично! Я был на участке, там драга разваливается, нужно закупить новую, японскую. Привезти будет легче, да и качеством эта получше, чем наши.

– Хорошо, займись этим вопросом. Всех алкашей нужно будет выгнать в шею, наберешь хороших работяг.

– Договорились, – охотно отозвался Герасим.

– Еще вот что. Людей нужно заинтересовать. Норму выработки оставим прежнюю, а вот премиальные увеличим в два раза. – Герасим хотел что-то сказать, но Илья перебил: – Знаю, что ты хочешь сказать, нигде столько не платят! Поэтому и работают вполсилы. Ладно, поговорим об этом потом, мне еще с дороги нужно душ принять.

* * *

Ресторан располагался в огромном сером здании, в котором некогда находилась партшкола. Когда-то здесь повышали квалификацию местные чиновники. Помещения в доме были огромные, и у каждого, кто посещал это здание, невольно возникала мысль, что вместо постижения идей марксизма-ленинизма партийная элита занималась бальными танцами. Во всяком случае, хозяину заведения практически не пришлось вкладывать дополнительных средств в перепланировку, достаточно было сбить с фасада прежние вывески и с большой помпой повесить новую. И, считай, кабак готов!

Аня, едва ли не впервые попавшая в подобное заведение, смотрела по сторонам во все глаза, и Ростовский с грустью подумал о том, как все же провинциальные девушки отличаются от столичных штучек. Ни одна из «штучек» не выразила бы ни восторга, ни удивления даже в том случае, если бы из поднебесья, прямо к ее ногам упала сверкающая звезда. Лишь передернула бы пренебрежительно плечиком и перешагнула через рассыпавшиеся блестки. А Анне достаточно было услышать живую музыку, чтобы от восторга у нее долго не закрывался рот. А вот взять хотя бы ту же Ладу – она держалась так, словно всю жизнь провела среди роскоши.

Лет пять назад это заведение пользовалось весьма дурной славой. Дорога на материк лежала именно через этот ресторан. Оказавшись в отпуске, старатели стремились наверстать упущенное время и с легкостью пускались в нешуточное веселье, вознаграждая себя за многие лишения. В течение нескольких дней в ресторане проматывались целые состояния, на которые каждый из них мог бы безбедно прожить несколько лет. Некоторых из старателей, не выдержавших стремительного обнищания, вынимали из петли, других, осмелившихся пуститься в отчаянные и рискованные приключения, находили с проломленными черепами.

Что удивительно, но местные проститутки всегда знали, какая из артелей натолкнулась на перспективную россыпь золота. Ведь это означало, что сезон у рабочих удался и, кроме обещанного вознаграждения, старатели получат премиальные, многократно перекрывающие обычный оклад.

Разведка в Магадане работала столь филигранно, что к проституткам попадали даже фотографии счастливых рабочих. Путаны запоминали их имена, изучали привычки, а познакомившись, не отпускали до тех пор, пока не выкачивали из них последний грош.

Магаданские проститутки – женщины особой породы. Правда, и в старатели народ подбирается непростой, во многом рисковый, часто с авантюрной жилкой и весьма склонный к плотским удовольствиям, а потому обе стороны стоили друг друга. Часто можно было обнаружить совершенно обратное – лихой старатель, с головы до ног увешанный золотом и драгоценными камнями, обворовывает полунищую красавицу.

– Послушай, у мэня к тэбэ есть разговор, – услышал за спиной Ростовский характерный кавказский выговор.

– Говори, что надо, – слегка повернулся Илья.

– Нэ при даме.

Илья осмотрел зал. У стены за столиком сидели еще трое кавказцев, так сказать, группа поддержки, и с интересом наблюдали за земляком. Ждете, братцы? Ну-ну.

– Что ж, пойдем поговорим, – согласился Илья.

– Я с тобой, – отчаянно повисла на его локте Аня.

– Не беспокойся, девочка, я скоро приду, – ласково пообещал Илья, похлопав ее по ладошке. Как бы невзначай Ростовский посмотрел в дальний угол ресторана. Там за двумя столами сидели шесть человек. Со стороны они выглядели разудалыми ребятишками, заигрывающими с официантками, лихо лакающими из графинов водку. Вот только вместо водки они пили обычную воду, но жмурились натурально, с завидным мастерством.

Илья был уверен, что если с ним произойдет неприятность, то возмутителей спокойствия придется разыскивать по частям. Несмотря на кажущееся дружелюбие, ребятки из службы безопасности способны были действовать, как самые заправские мясники. Уже не раз проверено! Поднимаясь, Илья подал незаметный сигнал – оставаться на местах!

– Чего хотел? – спросил Ростовский, когда вышли в залитый светом вестибюль.

– А ты молодэц, нэ боишься. Уважаю таких.

– Ты мне зубы не заговаривай. Что надо?

– Поделиться тэбе, братан, надо, слишком много хаваешь, как бы заворот кишок не случился. Знаю, что прииск купил, а чэловэк, у которого ты его купил, наш должник. Нэ хорошо!

– Чего же ты у меня все не просишь? – очень искренне удивился Ростовский. – Я тебе отдам прииск целиком, такого хорошего парня, как ты, обижать грех. Но при одном условии. – Достав из кармана револьвер, он вытащил из него три патрона. Кавказец, будто бы под гипнозом, не мигая, смотрел на ствол. Кровь отхлынула от смуглых щек, но выдержку он сохранил. – Давай крутанем барабан по очереди, если ты останешься в живых, забирай мой прииск, если я – не обессудь!

Глаза Ильи оставались серьезными, ни тени насмешки. На лице кавказца застыл вопрос: может, не шутит?

«Пиковый» посмотрел куда-то через плечо. Ростовский не сомневался, что в это время из-за стола выползли и остальные его приятели, чтобы поддержать земляка. Никто из них не догадывался, что сами они уже стали объектом пристального внимания охраны Ростовского. Главный вход уже был перекрыт, и в случае возникшей заварушки вряд ли кто из них выберется из ресторана живым, если они, конечно, не из железа сделаны!

Уж слишком серьезные деньги поставлены на кон.

Кавказец тоже уловил перемену. Чересчур самоуверенно тот держался. По его мнению, так мог поступать или очень большой глупец, или тот, за кем стоят весьма серьезные люди. Но на недоумка Ростовский явно не походил, следовательно, оставалось второе.

– А ты, оказываэтся, еще и шутник, – вдруг широко улыбнулся кавказец и, не дожидаясь ответа, вернулся в зал.

Илья Ростовский не торопился возвращаться, закурил сигарету и облегченно выпустил струйку дыма в потолок. Не без досады обратил внимание на то, что кончики пальцев слегка подрагивали. Состоявшийся разговор не прошел для него бесследно.

У входа в ресторан стоял бомжеватого вида мужичонка и хмуро посматривал по сторонам.

Странно, как это его занесло в столь благополучное заведение. Возможно, дверь была открыта, вот он и протиснулся в фойе серенькой мышкой. Впрочем, таких гостей можно встретить едва ли не в каждом заведении – край-то северный, и бомжей здесь значительно больше, чем коренного населения. Наверняка забрел в надежде заполучить стакан дешевой бормотухи, и, судя по тому, как блеснули его глаза, ожидания его оправдывались.

Швейцар принес бродяге тарелку супа и строго наказал:

– Иди в подсобку, там ешь. Не пугай людей своим видом. А потом во дворе подметешь.

Из зала вышло четверо «пиковых» и, громко разговаривая, направились к выходу. На их пути неожиданно встал тот самый бомжеватого вида мужичок с взлохмаченной шевелюрой и тарелкой супа в широких ладонях. Илья Ростовский едва заметно отрицательно покачал головой, и тот слегка отошел в сторону, пропуская выходящих. Поморщившись, кавказцы сделали значительный крюк, брезгливо огибая бродягу. Никто из них в тот момент даже не подозревал, что разминулся с опасностью всего лишь на полшага – при необходимости бродяга мог положить на пол всех четверых. И попробуй разыщи на бескрайних северных просторах бездомного мужичка, ни имени ни фамилии которого никто не знает!

Вернувшись в зал, Илья застал Анну всерьез расстроенной. Огромный шницель, занимавший почти половину тарелки, лежал нетронутым. Оно и понятно, никакой кусок в горло не полезет, когда кавалеру угрожает нешуточная опасность. Кто же тогда домой проводит? А может быть, все-таки не домой?

Будто бы прочитав греховные мысли Ростовского, девушка ободряюще улыбнулась.

– Знаешь, я сегодня очень устал. Этот перелет отнял у меня много нервов и сил. Может, я тебя приглашу к себе? Посидим немного, у меня в холодильнике есть хороший кусок запеченного мяса, шампанское… Уверяю тебя, что ты не разочаруешься.

Что подкупало в Ане, так это ее белозубая улыбка – девушка умела радоваться по-доброму и совершенно искренне.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40

Поделиться ссылкой на выделенное