Евгений Сухов.

Смотрящий по России

(страница 7 из 38)

скачать книгу бесплатно

Глава 6
ВОРОВСКОЕ ОЗАРЕНИЕ

Тимофей Беспалый не спешил открывать глаза. До подъема оставалось минут десять. Это точно! За последнее время у него обострилось чувство времени, теперь он мог с почти абсолютной точностью сказать, сколько времени.

Школа генерала Голицына не прошла бесследно. Несмотря на то что старик был «контрой», дело свое он знал отменно и щедро, не скупясь, передавал немалый опыт. Возможно, происходило это еще и оттого, что он чувствовал приближение смерти и хотел напоследок поделиться всем, что знал. Все-таки не чужим передавал, а своим, российским.

Поговаривали, что перед германской войной генерал Голицын два года жил среди монахов на Тибете и многое перенял у них. Во всяком случае, как-то, в качестве эксперимента, он сумел доказать, что умеет читать мысли. По его утверждению, мысли так же материальны, как и предметы, важно только почувствовать их энергетику, но для этого нужно открыть в себе третий глаз. А когда кто-то из бойцов спросил, почему бы ему не держать третий глаз открытым постоянно, генерал Голицын отвечал без затей:

– Я его закрываю, чтобы не сойти с ума от той красной ереси, что бродит в ваших головах.

Оставалось в очередной раз гадать, почему князь Голицын до сих пор на свободе? А если он все-таки не в заключении, следовательно, командование его очень ценит.

А вчера в очередной раз он сумел подивить всех бойцов. Раздевшись до пояса, Голицын велел завязать себе глаза черной тряпкой и попросил одного из курсантов медленно водить ладонями на некотором расстоянии от своего тела. Ни разу не ошибившись, генерал уверенно говорил, где именно находится ладонь курсанта и на каком расстоянии она от поверхности кожи. Затем, сорвав повязку с головы, он уверенно произнес, что через две недели тренировок каждый из них сможет выполнять подобный трюк.

Очень хотелось верить, что так оно и будет.

Не открывая глаз, Тимофей Беспалый выдвинул ящик стола и на ощупь взял несколько небольших предметов. Он положил их в ящик специально, для тренировки, по совету Голицына. Это были листы разноцветной бумаги, обломки карандашей, лоскуты тканей, вырезанные из них кружочки и квадраты.

Первый был в форме неровного круга. То, что это картонка, можно было определить без труда. Сложнее было угадать цвет предмета. Подержав круг в руках, Беспалый почувствовал, как пальцы наполняются теплом, которое затем быстро распространилось по ладони и дальше по всей руке.

Светлые цвета не умеют так греть, это точно! Скорее всего, это может быть зеленый или, в крайнем случае, синий цвет. Прислушавшись к собственным ощущениям, Беспалый, уже не колеблясь, решил, что это все-таки темно-зеленый цвет, обладающий большей энергетикой. Открыв глаза, Тимофей улыбнулся – приятно чувствовать себя правым. Затем он вытащил треугольник. Он показался Беспалому очень прохладным. Конечно же, белый цвет! Тимоша остался доволен – он не ошибся и в этот раз.

Собрав все предметы, Беспалый сунул их обратно в ящик.

Пригодятся еще. До подъема оставалась ровно минута.

И в следующую секунду луженая глотка дневального известила о начале следующего дня:

– Рота, подъем!


На сей раз князь опять придумал нечто новенькое. За плацем была вырыта широкая траншея, до краев заполненная мутной водой. А над водой на высоких столбах тяжелыми длинными цепями было закреплено толстое бревно.

На лице генерала появилось торжественное выражение. Окинув строй бойцов суровым взглядом, он заговорил:

– Для того чтобы хорошо стрелять в движении, нужно уметь бегать и держать равновесие. Каждый из вас будет бегать по этому бревну до тех самых пор, пока не пробежит его до конца. В одной руке нужно будет держать пистолет, а в другой – для противовеса – «лимонку». Кроме того, «лимонка» вещь серьезная, на расстоянии нескольких метров осколками выкашивает всю траву. Очень полезная вещь, чтобы остудить даже самые горячие головы. Показываю, как нужно делать.

Генерал Голицын, совершенно неожиданно для своего возраста, ловко взобрался на раскачивающееся бревно. Слегка согнув колени, удержал равновесие и, раскинув руки в стороны, уверенно побежал по бревну. Бревно все сильнее раскачивалось, пытаясь сбросить бегущего. Но генерал ловко двигался вперед, умело прогибаясь то в одну, то в другую сторону. Бревно было длинным и казалось бесконечной дорогой, конца которой невозможно достичь. Пару раз казалось, что Голицын опрокинется в холодную муть, крепко ударившись о раскачивающееся бревно, но всякий раз он ухитрялся удержаться.

Добежав до конца бревна, Петр Михайлович крепко ухватился за натянутые цепи и ловко соскочил вниз. Вблизи стало ясно, что перед строем стоит все тот же старый человек, а минутой ранее они видели на бревне всего лишь его тусклую молодую копию.

– Ясно? – торжествующе спросил он, весьма довольный собой. – А теперь повторить! – И, сунув «лимонку» первому в строю, скомандовал: – Велесов, пошел!

Не сделав и трех шагов по бревну, курсант поскользнулся, крепко ударившись о бревно промежностью, и с диким криком рухнул головой в канаву. В строю злорадно загоготали.


Два дня назад в школу с инспекцией прибыл товарищ Веселовский. Он держался подчеркнуто официально, посетил несколько занятий. Особенное впечатление на него произвел трюк, в котором боец в точности определял местонахождение врага и уход от встречной пули кувырком. Скинув с себя гимнастерку, инспектор доказал, что тоже не чужд боевому искусству. Он умело пробежался перекрестным шагом, расстреляв на ходу три банки, расставленные в отдаленье.

Вечером Беспалый постучал в его комнату.

– Входи, – хмуро кивнул Веселовский, распахнув дверь.

На нем была тельняшка, как и прежде. Казалось, что ничто не изменилось со времени их последней встречи, если не считать того, что тельник еще больше выцвел, а на локтях виднелась крохотная заплатка. Не похоже, что он хочет поменять эту тельняшку на новую. Очевидно, с ней у него были связаны какие-то воспоминания.

Отношения между ними поменялись качественно. Теперь это уже были не начальник и подчиненный, а скорее два приятеля, связанные общим делом.

– Сегодня ты какой-то невеселый, – заметил Беспалый. – Никак не соответствуешь своей фамилии.

Веселовский сыпанул в кружку заварку, залил ее крутым кипятком.

– Тебе ведь покрепче… Я до вашей школы поездом добирался, скукота страшная! Я один в купе, как полагается. А тут бабенка объявилась, все глазками в мою сторону стреляла. Ну, я и не удержался. А только как приехали, что-то нехорошо мне стало, не то натер до такой степени, не то подхватил чего. Тоска!.. Было у меня уже однажды такое. В Гражданскую, под Питером. Мы тогда голодные были, сам понимаешь… А тут завалились в один особнячок дворянский… Ну, и отвели душу по полной программе. Мне-то досталась маман. Сначала думал, что повезло. Все-таки у нее опыт! А через пару дней с конца закапало. С тех пор я на этих дворянок смотреть не могу.

Беспалый сдержанно улыбнулся:

– А с маман кто-нибудь еще был кроме тебя?

– А то как же! – почти оскорбился Веселовский. – Я матросикам не отказывал. Что я жадный, что ли? Побаловался с девахой, дай и другим попользоваться. А потом, морячки меня бы не поняли, жлобом бы окрестили.

– Вот после одного из них ты и подцепил! – уверенно заявил Беспалый.

Веселовский поскреб затылок:

– Ты уверен?

– Конечно! Дворянки, в отличие от вашего брата-морячка, более разборчивы.

Веселовский махнул рукой:

– Ну да ладно, я уже позабыл об этом. Что там у тебя? – по-деловому спросил он.

Сделав два небольших глотка чая, Тимофей рассказал все, что видел в разрушенном соборе.

Веселовский слушал его с интересом, ни разу не перебив. Подобное с ним случалось редко, стало быть, зацепило. Когда Беспалый умолк, он еще долго молчал и теребил на рукаве тельняшки вылезшую нитку, соображая какую-то свою думку.

– Значит, ты говоришь, дверь в подвал все время была закрыта?

– Да. И замок там как будто бы старый. Весь проржавленный, а им, оказывается, пользуются.

– Как же он тебя не заметил?

Беспалый только пожал плечами:

– Сам не знаю. Голицын ведь чувствительный, как зверь! Мне иногда кажется, что у него на затылке глаза. Всегда знает, кто к нему подходит со стороны спины. Просто диву даешься, откуда он всего поднабрался.

– Значит, было откуда, – задумчиво протянул Веселовский. Беспалый догадался, что ему кое-что известно. Посмотрев хитро на Тимофея, Веселовский поинтересовался: – А ты не догадываешься, что там может быть?

– Откуда же?! – почти возмущенно воскликнул Беспалый. – Если бы я знал, так сразу тебе сообщил бы.

И по тому, как просветлело лицо Веселовского, он понял, что угадал с ответом.

– Ты чай-то пей, – кивнул Веселовский в сторону стакана. – По специальному пайку получал. – Когда Беспалый сделал очередной глоток, он заговорил, четко выделяя каждое слово: – Вот что я тебе скажу – сейчас его арестовывать никто не будет. Это ни к чему, да и вредно! Но вот когда курс подойдет к концу, ты его уберешь! Тебе понятно? Сладишь?

Пронзительные и невероятно холодные, будто бы волны Балтийского моря, глаза Веселовского остановились на лице Тимофея Беспалого.

– Если надо, сделаю, – как можно бодрее сказал Беспалый.

Голос его прозвучал уверенно, вот только правая половина лица застыла, а левая исказилась болезненной ухмылкой.

Похлопав Беспалого по плечу, Веселовский неожиданно заулыбался и весело произнес:

– Я в тебе не сомневался.

Жутковатая у него получилась улыбка. Беспалому вдруг подумалось о том, что точно так же когда-нибудь Веселовский отдаст приказ и на его устранение.


– Беспалый! – услышал он голос генерала и, встретив его взгляд, уверенно сделал шаг вперед. Голицын испытующе протянул: – А ведь ты вздрогнул… Что, боец, невеселые мысли одолевают? – И, не дождавшись ответа, громко скомандовал: – На бревно!

Вытащив из кобуры «ТТ», Тимофей взял «лимонку» и уверенно направился к бревну. Сосновый ствол был подвешен на высоте шести метров, что само по себе неприятно. Высоковато! Но, кроме того, нужно было пройти по нему, а бревно приходило в движение даже от легкого прикосновения.

Внизу генерал Голицын бесстрастно поучал:

– Вы всегда должны видеть реального врага. Только так вы можете пройти бревно без потерь и уничтожить противника. Нужно бежать и стрелять. И палить следует не в белый свет, а по цели! Вы всегда должны помнить, если не попадете в противника первой пулей, то ответным выстрелом он обязательно уничтожит вас! – жестко заключил генерал, наблюдая за тем, как Тимофей взбирается на бревно.

В тот день из пятидесяти человек бревно сумели преодолеть только шестеро. Покуривая «Казбек», счастливчики стояли в сторонке и с явным превосходством наблюдали за тем, как Беспалый пробирается по бревну.

«Лимонка» не только эффективное боевое средство, но, как выяснилось, и отличный противовес. Тимофей осознал это сразу, едва ступил на бревно. Бревно нервно качнулось, но совсем не для того, чтобы опрокинуть дерзкого, а лишь затем, чтобы напомнить о том, что дорога будет трудной. Но Беспалый, балансируя руками, за несколько секунд преодолел шатающееся бревно.

– Встать в строй! – приказал Голицын. – Опять отличился… – И, повернувшись к строю, скомандовал: – Следующий!


Наступления темноты в этот день Тимофей дожидался с особым нетерпением. Ну, право, как молодой любовник! А когда сумерки сменились ночью – густой и темной, будто плодородный чернозем, – Беспалый оделся и выскользнул из казармы.

Протопав метров пятьдесят, он предусмотрительно осмотрелся. Кажется, никого. Листва деревьев скрыла строевой плац, барак и бревно, по которому он, ради шика, пробежал целых десять раз. В последнем заходе Тимофей едва не сорвался, и если бы не выбросил «лимонку» в сторону предполагаемого противника, пришлось бы искупаться с головой. И вряд ли амуниция просохла бы до вечера.

Беспалый уверенно двинулся по тропе. Собор предстал перед ним неожиданно, как и в прошлый раз, темнея куполами. Немного в стороне на стоптанную траву упала световая дорожка. Нащупав в кармане отмычки, Беспалый пошел прямиком на свет.

Окно было низким, и Беспалому пришлось слегка согнуться, чтобы заглянуть в комнату. У большого зеркала, распустив волосы, стояла та же девушка, какую он встретил в прошлый раз с Голицыным. Странно, почему здесь под окном не собрались все курсанты? Посмотреть на подобное чудо отыскалось бы немало желающих – девушка была нагая и очень хороша собой.

Беспалый отошел от окна. Осмотрелся. На небе ни звезды. Оно и к лучшему, ночь выдалась настолько темной, что не видно было пальцев вытянутой руки.

Сделав шаг назад, Беспалый тут же исчез в ночи, будто в сажу окунулся. Где-то у собора, надрываясь, стрекотал сверчок. В этот час ему тоже не спалось, наверняка зазывал к себе подругу провести досуг. Подкравшись к двери, Тимофей замер. Вытащив связку отмычек, он без труда, на ощупь, отыскал нужную. Наука Голицына пригодилась и здесь, среди множества предметов он научился безошибочно определять нужный. Обладай он способностями, какие имел князь, так уже такими бы делами ворочал! А Голицын (старый дурень) все по бревнам бегает!

Замок поддался на удивление быстро, лишь негромко щелкнув язычком. Осторожно приоткрыв дверь, Тимофей заглянул в комнату. Девушка продолжала стоять перед зеркалом и бережно расчесывала густые волосы большим деревянным гребнем. Золотистые волосы, рассыпаясь, скрывали почти всю ее спину. Беспалый, не в силах оторвать глаз от ее обнаженных ног, тихо приближался. Подкрадывался он медленно и осторожно, как хищник к добыче, опасаясь, что девушка почувствует его и, подобно перепуганной птахе, вспорхнет к потолку.

Вот тогда ее не достать!

Подкравшись, Беспалый вытащил из кармана нож и нажал на кнопку. Сильная пружина сработала мгновенно, выщелкнув из рукояти заточенное лезвие. Даже надев гимнастерку, Беспалый не смог вытравить из себя привычки уркача. Он никогда не расставался с пером. Так, на всякий случай…

Девушка мгновенно повернулась и застыла с гребнем в руках. Странное дело, но он не заметил в ее глазах страха, лишь один немой вопрос. Она даже не попыталась прикрыться и словно не стеснялась своей наготы, которая в данный момент выглядела особенно вызывающей.

– Вы что здесь делаете?! – нахмурившись, негромко спросила она.

Беспалый мгновенно зажал ей рот рукой и, приставив нож к горлу, с придыханием сообщил:

– Будешь жить, сучка!.. Обещаю… Если дергаться не станешь. – Дотянувшись до лампы, он уверенно прикрутил ее, обжигая пальцы. – А теперь залазь на трюмо, немного подмашешь мне. – Девушка в страхе попятилась, отступила к трюмо. – Вот так, детка, – просипел Тимофей, – только попку не отбей. Уж очень она у тебя аппетитная.

Сумрак почти скрыл ее, лица не рассмотреть, выделялись лишь глаза, огромные и влажные, как у совы.

– Осторожно… Ты меня поцарапаешь!

В голосе ни малейшего волнения.

Беспалый прислушался к собственным ощущениям. Барышня его не боялась, это уж точно. Страх различим сразу, даже в абсолютной темноте. В первую очередь это огромный выброс энергии, которая, как ни странно, ведет к параличу воли. А девушка вела себя совершенно естественно, словно речь шла о самых обыкновенных вещах.

– Не переживай, – повеселев, шепнул Беспалый. – Не поцарапаю. Не будешь дергаться, сама удовольствие получишь и мне радость доставишь.

Свободной рукой он взялся за конец ремня. Расстегнул портупею, и, когда штаны упали к его ногам, он приблизился к ней вплотную и ощутил ее прохладное, гладкое тело.

– Обхвати меня ногами! – велел Беспалый, притянув девушку к себе.

Почувствовав тяжесть ее бедер, он мягко вошел в нее. Движения его становились все более энергичными и ритмичными. Девушка, слегка откинувшись, опиралась на трюмо. По ее частому прерывистому дыханию Тимофей понимал, что ей нравится их занятие. Незнакомка была влажная и теплая, как будто дожидалась его целую вечность. Не справясь с нахлынувшими чувствами, он откинул в сторону нож, который зловеще вонзился в дощатый пол, и, ухватив девушку за бедра, все неистовее тянул ее на себя, вырывая из колыхающейся груди новые сладкие вскрики. Неожиданно ее ноготки, будто бы крохотные кинжалы, впились ему в кожу, и девушка, издав громкий, протяжный крик, блаженно расслабилась. На мгновение из-за тучи вышла луна, осветив застывшее и одновременно счастливое лицо женщины. Луна тут же скрылась, погрузив комнату в еще большую темень. В этот самый момент Тимофей тоже разрядился, зарычав по-звериному. Обессиленный, он прильнул к распластанному женскому телу.

Тимофей даже не понял, что произошло. Какая-то неведомая сила скинула его с трюмо и швырнула к противоположной стене. Оглушенный, он рухнул на что-то необыкновенно гремучее, больно ударившись бедром.

Ярко вспыхнул свет. Беспалый невольно зажмурился. Открыв глаза, он обнаружил, что нелепо сидит в тазу, и увидел ствол пистолета, направленный точно ему в грудь. Девушка держала пистолет умело, обхватив рукоять обеими руками. Этот способ удержания оружия назывался треугольником. Весьма эффективен на расстоянии в четыре метра, да и держалась барышня уверенно. Она по-прежнему была обнажена, что, похоже, совершенно ее не волновало. Внутри у Беспалого похолодело, он подумал о том, что она не спешит одеваться по одной лишь простой причине, – ей это ни к чему. Сейчас брызнет яркая белая вспышка, и все для него будет навсегда закончено. Глупо умирать со спущенными штанами, да еще к тому же от руки бабы. Пусть даже такой темпераментной, как эта. Можно представить, какие усмешки будут гулять на лицах бойцов, когда они обнаружат окровавленный труп своего сотоварища.

– Чем ты меня? – озадаченно спросил Беспалый, не отрывая глаз от зрачка пистолета.

– Пяткой! – сообщила женщина. – Поднимайся.

Тимофей, опираясь спиной о стену, поднялся.

– Послушай, давай договоримся, – взялся он одной рукой за штаны. – Прости… Сам не знаю, как вышло. Да и тебе ведь сладко было. Ты же, как тигрица, рычала…

– Подними руки! – приказала девушка. И, когда Тимофей поднял руки над головой, строго спросила: – Как ты здесь оказался?

Странное дело, созерцание обнаженной женщины снова возбудило его. Ему уже не было достаточно той сладости, что он заполучил несколько минут назад. Аккуратные девичьи груди вызывающе торчали и вызвали в нем все больший сексуальный аппетит. А его орган, уже было увядший, вновь победоносно воспрял. Весьма некстати!

Руки женщины уверенно опустились вниз, ствол замер как раз в области паха. Тимоха нервно проглотил слюну. Небольшое усилие пальца, и ты скопец! Но даже гнетущая реальность не умерила его желания. Он по-прежнему хотел эту женщину. Случается же такое наваждение! Теперь Беспалый понимал, что эта женщина была создана именно для него, а их встреча была предначертана свыше. Следовало убедить в этом и незнакомку.

– Я хотел тебя увидеть… Хотя бы в окно…

Тимофей замолчал.

– Продолжай! – потребовала она.

Желание не угасало – чертова фигура! Девушка выглядела совершенно безупречно, не к чему было даже придраться.

– Я видел тебя несколько раз, но не думал, что ты настолько красивая, а когда увидел тебя такой… Не удержался! Ты меня убьешь за это?

Беспалый удивился – сейчас в его голосе прозвучала обида. Это надо же! И вообще, как она может его застрелить, когда вместе они представляют собой единое целое, две половинки одного яблока. Пусть одна половинка слегка червивая, но зато другая сочная и необыкновенно сладкая.

– Как ты открыл дверь? Она была заперта! Я это помню точно!

– Я – вор… бывший, – прохрипел Беспалый, – для меня открыть такой замок – семечки! Если ты не веришь, так можешь проверить.

В глазах девушки произошла какая-то перемена. А может быть, все-таки показалось?

– Ладно, я тебя тоже помню, – наконец произнесла девушка. – Одевайся!

Левая рука девушки опустилась, теперь она держала пистолет в одной правой, но по-прежнему так же уверенно направляя его Беспалому в живот. Ни о каком соитии не могло идти и речи, уж слишком профессионально она действовала.

– Я тебя тоже видела, – произнесла она. – Это ты был около собора?

– Да. Но как ты узнала?!

– Неважно.

– Я думал, что меня никто не видит.

– Зачем ты следил за мной?

– Я забрел туда случайно.

Рука девушки нащупала халат. Набросив его на плечи, она умело затянула вокруг талии поясок.

– Ты был в подвале?

Беспалый отрицательно покачал головой:

– Нет.

Теперь он был уверен, что его не убьют. Слишком много разговоров.

Девушка сунула пистолет в карман халата. Высокая, в длинном цветастом халате, она напоминала змею, у которой только что вырвали ядовитый зуб. Собственно, теперь она казалась безобидным созданием, но опасаться ее все-таки стоило. Мало ли чего!

Беспалый улыбнулся своим шальным мыслям и предложил:

– А может, все-таки повторим? Мне казалось, что нам было хорошо.

– Значит, ты говоришь, что можешь открыть замок без ключа?

– Да, – приосанился Тимофей. – Я же вор! С малолетства любой замок открываю.

– А хочешь знать, что там, в подвале?

– И что же там может быть? – как можно безразличнее спросил Беспалый.

И тут же укорил себя за ошибку – уж слишком откровенно прозвучало в его голосе безразличие. Так не бывает. Следовало добавить немного заинтересованной интонации.

Девушка, кажется, этого не заметила.

– Там ящики… Хочешь взглянуть на их содержимое?

Беспалый пожал плечами:

– Ну, если ты предлагаешь…

– Отвернись, – вдруг приказала девушка.

– А это еще зачем? – запротестовал Беспалый. – Я отвернусь, а ты меня того… В затылок!



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38

Поделиться ссылкой на выделенное