Евгений Сухов.

Один против всех

(страница 9 из 42)

скачать книгу бесплатно

– Стоять! – громко крикнул майор. – Не двигаться! Если не хочешь, чтобы этот день был последним в твоей жизни. Руки за голову! – Рывком он вырвал ключи и передал их Козыреву.

– Вы не так меня поняли…

– Вам что, мишеней не хватило и вы принялись стены расстреливать?

– Послушай, майор, не надо так напрягаться, – миролюбиво протянул Волков. – Здесь ничего такого нет. Просто ребята побаловались немного, и все.

Омоновцы свое дело знали – мгновенно разбежались по комнатам, шумно распахивая всюду двери, кованые каблуки по-деловому стучали во всех концах помещения.

– Товарищ майор, разрешите доложить? – раздался бодрый голос за спиной.

Шевцов обернулся. Молодой, слегка пучеглазый старлей хищно разглядывал его.

– Уже прибыли?

– Так точно.

– Только без светских церемоний, пожалуйста, окружить этот охранный бордель и не выпускать отсюда никого.

– Уже сделали, товарищ майор, – ответил старший лейтенант, и глаза его при этом еще более округлились.

– Отлично. Проверить документы у всех, кто здесь находится. Сдается мне, тут чего-то нечисто.

– Разрешите выполнять?

– Ступайте.

Омоновец четко развернулся на каблуках и подставил взгляду майора стриженый затылок.

– Товарищ майор, – услышал Шевцов взволнованный голос Алексея, – в одной из комнат, кажется, на полу имеются следы крови.

– Стоять! – стукнул рукоятью в спину пошевелившегося Волкова Шевцов. – А теперь на пол и мордой вниз. Я не люблю слишком прытких. Ну! Пошевеливайся, пока я тебя не опрокинул.

Начальник службы охраны неохотно лег на пол, заложив руки за голову.

– Сцепи его наручниками.

– Понял, – бодро ответил сержант Козырев и умело нацепил браслеты на запястья Волкова. Зловеще лязгнул замок, и пленник взвыл от боли.

– У-у, сука! Кожу прищемил!

– Ничего страшного, потерпишь, – скривился в усмешке Алексей.

– Товарищ майор, – подошел «херувим», – в зале есть еще одна комната, тоже бронированная. Мне кажется, что там кто-то есть.

– С чего ты взял?

– Раздавались какие-то непонятные звуки. Похоже, готовили баррикаду.

Майор Шевцов положил ногу на голову лежащему Волкову и с силой надавил.

– Что делаешь, сука!

– Кто за дверью?

– Постучись, узнаешь, – едко отозвался начальник охраны.

– Ладно, – убрал майор ногу, – мы с ним еще побеседуем, а сейчас под руки его и в бичарник. Народ там собирается исключительно интеллигентный, так что тебе будет о чем побеседовать с ними.

Стоявшие рядом омоновцы, напрочь лишенные светских манер, отодрали начальника охраны от пола и, заломив руки за спину, поволокли по коридору. Шевцов успел заметить, что один из бойцов крепко держал его за волосы, отчего голова Волкова была неестественно горделиво запрокинута назад.

– Так где вы обнаружили кровь? – повернулся он к Алексею.

– В спортзале. Такое впечатление, что там было целое побоище. Они не особенно-то оттирали следы крови, она въелась в полы, как краска, – зашагал впереди сержант.

Действительно, в самом конце зала Шевцов увидел темные, почти багровые пятна.

Так могла выглядеть только кровь. Приглядевшись, он заметил узкие затертые полосы, явно следы волочения, направлявшиеся в сторону второй бронированной двери.

«Херувим» мгновенно угадал желание майора.

– Для нас это минутное дело. – Улыбнувшись, добавил: – Будет немного шумно, но ничего.

Майор Шевцов знал породу таких людей, отчасти и сам был таким. В «херувиме» проснулся бог войны, которому не терпелось сразиться с целым миром.

Секунду майор колебался, а потом сказал:

– Отставить! Я попробую по-другому, – улыбнулся от неожиданной догадки.

Постучав по злополучной двери, Шевцов прокричал:

– Гражданин Кориков, откройте дверь, мы знаем, что вы здесь. Если не откроете через минуту, она будет взорвана, и мы не отвечаем за все последующее, что может произойти здесь.

Абсолютная тишина. Казалось, что перестали дышать даже обступившие его омоновцы.

– Гражданин Кориков, если вы не откроете дверь, мы будем штурмовать комнату, а ваша секретарша предстанет перед судом как соучастница.

Валечка стояла за спиной майора всего лишь метрах в трех. Молодые омоновцы наверняка оценили короткую юбку девушки и, возможно, сейчас безо всякого стеснения пялились на ее добротные ляжки. Майор Шевцов не без удовольствия подумал о том, что именно сейчас от лица женщины отошла кровь и она лишилась значительной части своего очарования, представ обыкновенной провинциалкой, впервые попавшей на зрелищную тусовку отборных самцов.

Алексей посмотрел на майора. Шевцов сделал вид, что не заметил его осуждающего взгляда.

– Послушай, Кориков, я не намерен вступать с тобой в философские диспуты. Считаю до пяти, если не откроешь, то можешь пенять на себя. Раз!.. Два!.. Три!.. – Шевцов обернулся и подал знак омоновцам, чтобы они подошли поближе. На лице у каждого напряжение, но даже самые молодые из них смотрелись так, будто прошагали с войной половину земного шара. У самых дверей он заметил секретаршу. Рот ее открыт, в глазах откровенный ужас, от прежней очаровательности остались только ноги, да и те будто сделались короче. – Четыре!.. – Майор поднял руку.

– Стойте, – послышался из-за двери приглушенный голос. На минуту установилась пронизывающая тишина. А затем громыхнул замок, и дверь открылась. – Милости прошу, – враждебно прозвучало приглашение, и на пороге Шевцов увидел мужчину тридцати с небольшим лет, в руке тот сжимал гранату. – Очень не люблю незваных гостей. Не дергаться! Мне терять нечего, – говорил он спокойно, будто вместо гранаты в руке у него был букет полевых цветов. – Эй ты, принеси мне ключ от машины, – обратился Кориков к омоновцу, стоящему впереди и оторопело, с вытаращенными глазами, взиравшему на гранату. Рука его все выше поднималась вверх, словно гипнозом приковывая к себе взгляды всех присутствующих.

Наверняка каждый думал об одном: сейчас шарахнет гранатой об пол, и куски железа проникнут в мягкое тело, навсегда оставшись в нем смертоносной начинкой.

– Живо! Ключи! Теперь мой черед, только я не буду считать до пяти! – нагнетал ужас Кориков.

– Послушай, Максим Егорович, хватит валять дурака, – негромко и даже как-то по-приятельски проговорил майор Шевцов. – Неужели ты думаешь, будто мы настолько ослепли, что не отличим боевую гранату от учебной?

Кориков неожиданно улыбнулся, изменившись до неузнаваемости. Сейчас перед ними был свойский парень, способный в кругу приятелей травить неприличные анекдоты.

– Глазастый ты, майор, не ожидал. Если бы раньше встретились, может быть, в одной команде водку пили бы.

– Сомневаюсь, – усмехнулся майор. – Слишком у вас, ребята, работенка опасная.

– А ты не без юмора, наверняка мы бы с тобой сработались.

Максим Егорович, чуть размахнувшись, уверенно швырнул гранату в мусорную корзину, и она, зловеще ударившись о жестяные бочка, издала вибрирующий звук.

– Ах ты, гад! – очнулся от оцепенения стоявший рядом боец в камуфляже. – На понт нас хотел взять!

Приклад «АКМ» дернулся вверх, чтобы со всей мощью обрушиться в корпус Корикову. Майор успел заметить, как на миг напряглось лицо директора, – в следующую секунду он нырнет под его правую руку и коленом со всего размаху ткнет в живот раскрывшемуся сержанту.

– Отставить! – крикнул майор, опередив столкновение на сотую долю секунды.

Поднятый автомат, словно бы в ожидании, застыл в воздухе, после чего аккуратно опустился у ноги хозяина.

– Есть отставить!

– В машину его! – коротко распорядился Шевцов.

«Херувим» отделился от стены и, сняв автомат с предохранителя, легонько подтолкнул Корикова к выходу:

– Пошел!

* * *

Через час во двор охранного бюро съехалось едва ли не все милицейское начальство. В сопровождении начальников отделов, двух серьезных полковников, появился и генерал-полковник Прохоров. Антон Игоревич пересек неширокий двор, заставив чуть не в панике расступиться младшие офицерские чины, и бодро, преодолевая по две ступеньки сразу, поднялся по крыльцу. Генерал был размашист и плечист, все в нем было великолепно, а оперный баритон заставлял в волнении замирать всю женскую часть управления. В здании ему было тесновато. Точно так океанская подлодка, оснащенная самым современным атомным оружием, ощущает неудобство вблизи моторных лодок, приспособленных разве что для рыбалки.

Генерал уверенно шел по коридору, словно добрую половину жизни провел в стенах этого здания в качестве обыкновенного сторожа. Встречавшиеся на его пути омоновцы отдавали честь и предусмотрительно прижимались к шершавой стене. Примерно так же поступают небольшие суда, уступая фарватер могучему кораблю, и главная задача для них – не подставлять борта набежавшей волне.

– Где тут майор Шевцов? – не обращаясь ни к кому конкретно, спросил Прохоров.

– Следующая дверь направо, – подсказал полковник Крылов, стараясь не отстать от генерала ни на шаг и одновременно радуясь тому, что успел прибыть на место на десять минут раньше.

– Ага! – обрадованно протянул начальник УВД. – Вижу! Вот он, наш герой!

Майор Шевцов, присев на корточки, что-то тщательно изучал на полу, вырисовывал пальцем в воздухе какой-то замысловатый круг. Заметив генерала, он распрямился, но не поспешно, как это сделал бы опытный служака, обеспокоенный собственной карьерой, знающий, что дальнейшее продвижение частенько зависит от усиленного расшаркивания, а как человек чрезвычайно занятой, которого оторвали от важного дела.

– Товарищ генерал-полковник, разрешите доложить, – без особой прыти произнес Шевцов.

– Ну, докладывай, майор.

– В зале обнаружены крупные пятна крови, особенно их много вот в этом месте, – зашагал майор к противоположной стене. – Вот здесь, – ткнул Шевцов себе под ноги.

– Да, действительно, – невесело протянул генерал, стараясь не наступать на бурые разводы. – И что, по-твоему, здесь произошло?

– Трудно пока сказать, товарищ генерал-полковник, это будет выяснено на следствии. Но смею предположить, что погибшие люди, обнаруженные в микроавтобусе, работали в «Мостранспорте» и были убиты именно здесь.

– Откуда такие предположения?

– Во-первых, большое количество крови. Убит был не один человек и не два, а несколько! Причем сразу. Как мы знаем, из компании «Мостранспорт» одновременно исчезли восемь человек, скорее всего они были убиты, и следы ведут в эту контору. Убиты они были в спортзале. По оставленным на полу следам видно, что тела волокли вниз по коридору и дальше по лестнице, – показал Шевцов в сторону открытой двери.

– Что говорит задержанный?

– Крепкий орешек. Пока молчит, но ничего, расколем. Когда его брали, он нам еще концерт устроил с учебной гранатой.

– Документы у всех проверили?

– Так точно, товарищ генерал-полковник. У всех. Кроме директора фирмы, задержали еще шестерых – незаконное хранение оружия. Ребята здесь работали с размахом, в подвале мы обнаружили несколько комнат, буквально заваленных оружием. Десятка два автоматов «АКМ», несколько «узи», восемь «винчестеров», пять ящиков патронов, столько же гранат. Три десятка пистолетов, причем самых новейших разработок, есть немецкие «вальтеры», американский «глок», французские «юники», польские «радомы», триста килограммов взрывчатки.

– Солидный арсенал, – согласился генерал, – с таким вооружением они могли бы держать круговую оборону как минимум пару недель. Но интересно, каким образом они успели натаскать сюда столько оружия? У тебя есть какие-нибудь соображения по этому поводу?

– Мы тут вскрыли сейфы с документами, и обнаружилось – контора имела достаточно высоких покровителей. На многих бумагах визы замов силовых министров, что давало им возможность не только носить оружие, но и успешнее раскручивать свою охранную деятельность.

– Вот как? Ладно, разберемся, – сурово пообещал Прохоров. – А моей подписи там случайно нет? – серьезно поинтересовался генерал.

– Не встретил, товарищ генерал-полковник, – едва улыбнувшись, ответил майор.

– Да что ты меня все генерал-полковником-то кличешь? Будь попроще, я для тебя Антон Игоревич. Усек?

– Так точно, Антон Игоревич!

В свое время генерал был крепкий оперативник, об этом знали все, и когда он прибывал на место преступления, в нем мгновенно пробуждался охотничий азарт, какой можно наблюдать у породистого рысака, состарившегося на беговых дорожках. И силы вроде уже не те, и усталость накопилась немалая, но стоит ступить на зеленую траву ипподрома, и как прежде начинает бурлить кровь, а копыта невольно от нарастающего возбуждения барабанят по гулкой земле.

Глаза у генерала Прохорова загорелись почти сатанинским блеском. Он подошел к стене, ковырнул ногтем пулевую отметину и сдержанно заметил:

– А пальба здесь была нешуточная. Все стены, от пола до потолка, в пулевых отметинах. Гильзы нашли?

– Никак нет, товарищ генерал. Обыскали все, вскрыли даже полы, думали, может быть, туда что-нибудь закатилось, но ничего не нашли.

Начальник управления повернулся к полковнику Крылову, который, несмотря на свой немалый рост, оставался почти невидимым, и четко произнес:

– Не расслабляться. Нажимать дальше и докладывать мне по-прежнему каждый час, как продвигается дело.

Ни с кем не прощаясь, генерал-полковник заторопился к выходу.

Глава 11

Майор Шевцов с интересом разглядывал Корикова.

При первой встрече это не удалось, мешала граната, которой тот размахивал, как веником. Сейчас перед ним сидел спокойный и даже флегматичный мужчина. Трудно было поверить, что еще вчера он представлялся ему сгустком энергии, способным легким прикосновением сокрушить каменную стену. Возможно, в тот момент так оно и было.

Безусловно, Кориков был сильный человек и абсолютно не опасался ни следака, таращившегося на него с нескрываемым любопытством, ни предстоящего допроса. Похоже, его не беспокоила и собственная судьба, а к своему пребыванию в кутузке он относился философски: ничего страшного не случилось – отсижу положенное да и выйду.

Прежде чем вызвать к себе в кабинет Корикова, Шевцов досконально изучил его досье, навел о нем справки. Сотрудники его фирмы, состоящие в основном из бывших милиционеров, действительно занимались охраной объектов, причем на очень высоком уровне. Кроме этого, они специализировались на том, что добывали информацию, и, как утверждали знающие люди, перед Кориковым распахивались любые двери, а ключи от самых неприступных сейфов у него как будто бы висели на шее. Еще Кориков имел неплохие связи в преступном мире, кое-кто из законных воров были его личными друзьями, и, как следовало из оперативных сводок, он весьма комфортно чувствовал себя на всевозможных преступных сборищах. Поговаривали, что его фирма доставляла грев в одну из подмосковных колоний.

Максим Егорович Кориков не боялся ничего, это нужно было признать. Не страшила его и зона. Как только господин Кориков попадет за решетку, так мгновенно окажется под опекой влиятельных блатных.

– Ну, чего пялишься, майор? – без всякого раздражения поинтересовался бывший директор фирмы. – Я не красная девица. Или ты того?.. Ну, чего улыбаешься, в ментуре тоже всякие людишки встречаются, приходилось мне знавать подобных. Может, лучше сигаретой угостишь, а то в камере у нас с этим напряг. Сунули в какую-то лунявую хату: ни дороги нет на волю и переговорить не с кем.

Шевцов достал пачку сигарет и положил перед Кориковым:

– Кури.

Лениво, как если бы он выкуривал по четыре пачки в день, Максим достал одну сигарету и старательно большим и указательным пальцами размял слежавшийся табак. Сдул с ладони просыпавшиеся желтые соринки и сунул сигаретку в уголок рта.

– Бери всю пачку, – великодушно предложил Шевцов. – Тебе еще понадобится, да и нужно хорошие отношения с сокамерниками устанавливать. На общак дашь несколько штук.

Кориков невесело хмыкнул:

– Это всегда подозрительно, когда мент об арестантах печется. – Но пачку взял и небрежно положил ее в карман. – У меня и так все в порядке. Я там за своего прохожу, если что, меня братва и поддержит, и согреет. А вот если бы ты попал, то тебе несладко пришлось бы. Ну да ладно, – щелкнул он зажигалкой, – за курево спасибо. Буду в камере дымить и тебя вспоминать. Кстати, надолго меня заперли? – невинно поинтересовался он и выпустил в сторону серую струйку дыма.

Майор невольно улыбнулся:

– А ты, я вижу, полон оптимизма, Максим Егорович. За тобой такие серьезные дела значатся, а ты думаешь, что тебя на пятнадцать суток задержали. Наш отдел мелкими хулиганствами не занимается.

– Мне уже говорили об этом.

– Чтобы наша беседа стала доверительной, сначала поговорим о пустяках. – Шевцов сделал небольшую паузу и положил ладонь на папку, лежащую на столе. – Мы знаем, что твоя контора дает «крышу» многим фирмам, в послужном списке значатся даже заводы.

– Ах, это! – небрежно махнул рукой Максим Егорович. – Право, пустяки, – легким щелчком он стряхнул пепел на пол, – скорее всего я занимался благотворительностью. Это куда дешевле милицейских «крыш», насколько мне известно, вы берете уж больно много. А потом, если вы надумаете привлечь меня по такому обвинению, то оно просто не дойдет до суда, рассыплется. Вряд ли кто захочет отказаться от моего покровительства, а тем более свидетельствовать против меня. Что там у вас еще?

– Хранение оружия, взрывчатых веществ, в наше время это очень серьезная статья…

– Но у меня имеются соответствующие разрешения, вам нужно только повнимательнее прочитать все мои бумаги, – не сильно волнуясь, почти перебил Кориков. Держался он на редкость уверенно, будто вместо следственного изолятора его должны препроводить в один из шикарных московских ресторанов. – Все-таки мы охранная фирма и постоянно должны поддерживать свой тонус. Вот вы же тренируетесь в тире?.. Так почему нам не поступать таким же образом, тем более что к нам обращаются влиятельные и состоятельные люди. Кстати, их имена, фамилии занесены в журналы, можете проверить. И они оставались нашей службой весьма довольны.

Майор Шевцов согласно кивнул:

– Да, мы ознакомились с этими данными. Список действительно впечатляет. Со временем мы проведем беседы и с ними, но сегодня меня больше интересуете вы. Ладно, опустим сейчас подобные мелочи, давайте поговорим о главном. Как вы объясните, что в вашем помещении имеются следы от пуль и много следов крови. Ее пролилось столько, что следы подтеков видны даже в подвале.

– Все очень просто, майор, – голос Максима Егоровича звучал без интонаций, словно происходившее не имело к нему никакого отношения. – Люблю порой почудить, знаешь ли, – откинулся он на спинку стула. – Как-то велел своим ребятам привезти со свинофермы пару десятков поросят, а потом от нечего делать стал расстреливать их из пистолетов. Они визжат, а ребятам радость. А потом месяц одними шашлыками питались.

– Интересно очень!

– Еще бы! – охотно поддакнул Максим Егорович. – Работа у нас нервная, вот и хочется иногда расслабиться. Разрядиться, что ли, – очень серьезно заверил он. – Глядишь, посмеемся – и стресс как рукой снимает.

– А ты оригинал!

– Еще какой! – в голосе Корикова появились едва различимые издевательские нотки.

– Глядя на тебя, я бы никогда этого не подумал. Впрочем, этот недостаток со временем мы устраним. Сидеть тебе долго, встречаться нам предстоит часто. Только я хочу сказать, что экспертиза установила: кровь принадлежит не поросятам, а людям. И в спортзале ее обнаружено столько, будто там была расстреляна по меньшей мере половина взвода. А потом отметины на стене, как установлено экспертами, появились от стрельбы не из пистолета, а из автомата, а может, даже пулемета.

– А-а, – неопределенно протянул Кориков и швырнул окурок в корзину. Помедлив, достал из пачки вторую сигарету. – Странно все это. Что-то я не помню, чтобы там какие-то неприятности произошли.

– Память у тебя очень короткая, гражданин Кориков: грохнуть с десяток человек и напрочь позабыть об этом. А ведь у меня есть свидетели, например, шофер микроавтобуса, на котором ты и твои приятели перевозили трупы. Он узнал тебя сразу.

– Сука! – вырвалось у Максима Егоровича.

– Ты тоже его вспомнил? – живо поинтересовался майор.

– Я о своем… Подумалось.

– Что ж, бывает, – охотно согласился Шевцов. – Только ведь этот водитель не единственный свидетель, твоих людей видели бомжи на свалке, когда те сбрасывали трупы. По фотографиям уже опознали двоих. Ну что, будем отпираться дальше?

– Скажи, майор, а какое отношение все это имеет ко мне? Если убийствами занимались мои люди, так ты и спрашивай с них. Я же им не нянька. Организация у меня большая, у меня и без них полно хлопот.

Майор Шевцов откровенно любовался задержанным. Мужик крепкий, нечего сказать. Против такого может сыграть только сильный козырь.

– Даже если ты к этому делу совсем не причастен, во что я не поверю ни при каких обстоятельствах, – четко, выделяя каждое слово, проговорил Шевцов, – так ты все равно отвечаешь за все, что происходит под крышей твоей фирмы.

– Предположим даже, что это так, – небрежно согласился Кориков. – Одно дело – я получу три года за свое неведение, а другое – лет двадцать как организатор убийства. Меня это вполне устраивает, майор.

Максим Егорович глубоко затянулся и выдохнул тоненькую струйку в сторону собеседника.

Дым прошел в нескольких сантиметрах от лица майора. Он почувствовал ноздрями горьковато-сладкий привкус табака и, подавляя в себе злобу, непроизвольно вцепился пальцами в край стола.

Выждав несколько секунд, майор вырвал изо рта Корикова сигарету и швырнул ее в угол.

– Ты, видно, позабыл, куда пришел, в моей власти доставить тебе массу неприятностей. Ты, похоже, уже думаешь, что на зоне будешь жить королем, а ведь сначала туда нужно попасть, и сделать это следует достойно. А я сейчас возьму да и посажу тебя к петухам, а они до свежатинки больно охочи.

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.
Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.

Купить и скачать книгу в rtf, mobi, fb2, epub, txt (всего 14 форматов)



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42

Поделиться ссылкой на выделенное