Евгений Сухов.

Матёрый и скокарь

(страница 5 из 21)

скачать книгу бесплатно

– Это вы?

– Ты не ошибся.

– У вас как-то изменился голос.

– Тебя это пугает? Ты лучше скажи, как продвигаются твои дела?

– Идут потихоньку.

– Сумел ли ты открыть дверь?

– С дверью все в порядке, сейчас нахожусь в квартире.

– Ты не позабыл, что тебе нужно?

– Не позабыл, – выразительно посмотрев на полотно, висевшее рядом, проговорил домушник. – Мне нужен сейф. Хата неплохо упакована. Может, стоить прихватить на память что-нибудь еще?

– Никакой самодеятельности! – строго наказал Григорьев. – Делай то, что тебе велено. Сейф может быть хорошо спрятан, тебе нужно его отыскать.

Тонкие губы вытянулись в трубочку, выражая высшую степень неудовольствия. В глазах так и читалось: «Когда я еще попаду в такую хату!»

– Хорошо. – Шагнув в комнату, Кирилл цепким взглядом осмотрел потолок, стены. – У меня такое чувство, что за мной наблюдают.

Толстые губы патрона разошлись в снисходительной улыбке.

– Вот как? – удивленно протянул Григорьев. – Кто же это за тобой может наблюдать?

– Понятия не имею. Просто вдруг возникло ощущение, что я не один.

– Такое бывает. Не заостряй на этом внимание. Делай то, что велено, и тотчас уходи... Если не хочешь неприятностей.

– Я все понял.

Фомич отключил телефон и сунул его в карман брюк.

Скорым шагом пересек зал. Ничего! Зашел в комнату и остановился у небольшого шкафа.

Шеф невольно заулыбался: в этом парне и впрямь что-то было. Домушником он был от бога, если подобная терминология применима к ворам. Каким-то образом он почувствовал, что сейф был спрятан именно в шкафу, и для этого ему потребовалось ровно столько времени, чтобы скорым шагом пересечь комнату.

Уверенно распахнул шкаф и, не теряя времени, принялся выбрасывать с полок вещи. Удовлетворенно хмыкнул, увидев в глубине полки небольшой сейф. Достав зажигалку, посветил в замочную скважину. Замок был непростой, изготовленный по индивидуальному заказу.

На какое-то мгновение на его лице отразилось замешательство, сменившееся настоящим озарением. Никаких трудностей и терзаний – домушник действовал, как хорошо отлаженная машина. Губы разошлись в довольной улыбке, превратив сосредоточенного домушника в обаятельного симпатягу.

Вытащив изо рта жвачку, он аккуратно скатал ее в трубочку и просунул в замочную скважину. После чего вытащил с подобающей осторожностью. Жевательная резинка приняла форму отверстия. Вот теперь самое время изготовить подходящую отмычку. Открыв чемоданчик, он извлек из него тонкую, будто бы прут, отмычку, небольшими кусачками, больше напоминающими щипчики для колки сахара, отогнул крючок, придав ему замысловатую форму, и уверенно вставил прут в скважину.

– Точно по резинке, – заметил шеф. – Сколько у него ушло на это времени?

Глянув на часы, Григорьев ответил:

– Ровно три минуты.

Покрутив пальцами отмычку, Фомич уверенно отыскал паз, слегка нажав, он повернул его вправо, и дверца открылась.

– А он молодец!

Слегка присев, Фомич заглянул в темное нутро сейфа и тотчас разочарованно отстранился.

Видеоглазок бескомпромиссно высветил сложенные в трубочку губы. Похоже, он ожидал, что в этом сейфе его ожидает нечто большее, чем невыразительный белый конверт.

Взяв документы, он небрежно сунул их в карман. Даже не удосужившись захлопнуть дверцу сейфа, домушник быстрой походкой направился к двери. На некоторое время приник к глазку и, убедившись в безопасности, уверенно распахнул дверь.

– Так ты думаешь, он успеет? – задумчиво произнес шеф, откинувшись на спинку стула.

– Никто из привлеченных ранее не проходил так быстро эту дистанцию, – твердо заверил Григорьев. – А чего только стоит его выдумка с жевательной резинкой! Этот парень соображает мгновенно.

– Способности у него имеются, – сдержанно согласился Валерий Нестерович. – Расскажи о нем поподробнее.

– Кражами в квартирах он начал заниматься еще со школы. Первая кража состоялась в девятом классе, когда он вынес новенький костюм из прихожей в соседнем доме... Да, еще забрал модные мужские туфли.

– Значит, любит одеваться... Как это произошло?

Пожав плечами, Григорьев ответил:

– Обыкновенно... Первая кража всегда случается спонтанно. Возможно, если бы ему в свое время дали по рукам, то убили бы в нем все те таланты, что в нем заложены.

– Пожалуй.

– Пошел в гости к приятелю. Увидел слегка приоткрытую дверь. Заглянул в нее ради любопытства и заметил, что на вешалке висит шикарный костюм. Ну, он его и взял, а заодно поменял и туфли. Свои же, старые, оставил в прихожей.

– А он не без юмора!

– Это у него имеется... В тот день к приятелю он так и не зашел. На выпускной вечер явился в новом костюме, который подошел ему по размеру. Думается, в тот же вечер он сделал для себя существенное открытие, определившее всю его дальнейшую жизнь: оказывается, вещи можно выносить из коридора через открытую дверь! – На губах шефа промелькнула снисходительная улыбка. – Уже через три года он вырос в матерого вора. К каждому своему делу он подходил весьма творчески: узнавал через газету, в каком доме состоятся похороны или свадьба, и под видом гостя выносил понравившиеся шмотки.

– Как же ему удавалось так долго уходить?

– Это действительно странно. Скорее всего, парню просто везло. Хотя в милиции на него была наводка.

– И все-таки он попался!

– Причем, я считаю, весьма по-глупому. Пошел как-то на базар сбывать украденные вещички, и тут увидел одну старушку, у которой из сумки торчит кошелек. Ну и ухватил его сдуру! А та поймала его за руку и милицию позвала. Оказалось, что женщина была опытным оперативным работником. Выпутаться он так и не сумел. Дали ему три года. Отсидел от звонка до звонка. Потом сошелся с какой-то бабой, некоторое время они промышляли на пару.

– Как же они работали?

– Присматривали какую-нибудь квартиру в новом доме, где соседи еще толком не знали друг друга. Подбирали ключ и выносили все, что было под рукой.

– А что у него была за подруга?

– Форточница. Причем весьма искусная.

– Где он с ней познакомился?

– Познакомился он с ней по переписке, как это случается с заключенными. Но баба в самом деле оказалась достаточно привлекательной. Я смотрел ее дело, на фотографиях она выглядит просто шикарно, даже в профиль... Работала вечерами. Залезет на второй этаж и пролезет через форточку на кухню. Наберет все самое ценное, что лежит на кухне и в прихожей, а потом тем же путем и уходит.

– Ее все-таки поймали?

– Да, – кивнул Григорьев. – Но здесь тоже весьма забавная история произошла. Однажды во время ограбления проснулся хозяин квартиры, пришел на кухню попить водички. И вдруг увидел девку, которая у него в сумке роется. Ему бы ее скрутить да милицию вызвать, а он к ней начал с гнусными предложениями приставать. Ну, она его и уделала сковородкой по темечку. Хозяин упал, разбил голову. Девке бы через форточку уходить тем же путем, что и вошла, а она через дверь попыталась выйти, а дверь оказалась на сигнализации. Вот ее и сцапал подоспевший наряд милиции.

– И впрямь презабавная история, – согласился шеф, скупо улыбнувшись.

Крупным планом на мониторе показалась светлая «девятка». Машина Глушкова вывернула во двор.

– Объект подъехал ко второй квартире.

– Ты усложнил ситуацию?

Широко улыбнувшись, Григорьев ответил:

– В полной мере. Сейчас вы это увидите сами. Думаю, он нас не разочарует.

* * *

Глянув на часы, Кирилл Глушков подошел к нужному дому. Дверь в подъезд оказалась открытой – тем лучше, меньше проблем!

Скоренько поднявшись на четвертый этаж, Фомич отметил, что на площадке две квартиры, ту, что справа, предстояло вскрыть. Внимательно осмотрел замок. Английской работы. Судя по мелким царапинам и легкой потертости, ему было не меньше двух-трех лет.

Оно и к лучшему!

Бороздки у такого замка истираются за один год, зубчики так же стачиваются. Достаточно подобрать подходящую пластину, и тогда такой замок можно открыть за четверть минуты. Впрочем, легко подойдут и два шила.

Открыв чемодан, Кирилл достал два тонких шила с небольшими зубчиками и просунул их в прорезь замка. Почувствовал, как заточенный конец уперся в упругий валик, затем отыскал крохотную выемку (то, что нужно!). Протолкнув шила дальше, услышал, как раздался негромкий щелчок. Язычок замка, будто бы чего-то испугавшись, забрался внутрь. Фомич невольно хмыкнул – кажется, установлен мировой рекорд по открыванию замка.

Открыв дверь, прошел в просторную прихожую. В квартире очень опрятно. Видно, хозяин большой аккуратист. Так и подмывало надеть стоявшие в углу тапочки. Не самое подходящее время! У входа возвышалось огромное трюмо, по обе стороны которого закреплены небольшие оленьи рога, на одном из них висела потертая кожаная куртка. Фомич привычно постучал по карманам куртки и, убедившись, что они пусты, прошел в просторную гостиную.

Следовало отыскать сейф.

Зашел в гостиную. Осмотрелся. Пожалуй, гостиная не самое подходящее место для хранения ценностей. Сейфу подобает помещаться где-нибудь в дальней комнате, в укромном уголке.

Толстый мягкий ковер, разложенный в коридоре, заглушал торопливые шаги.

Еще одна комната.

По всей видимости, детская: пол и диван были завалены мягкими игрушками, которых здесь было бесчисленное множество, от миниатюрных, величиной с мизинец, до самых больших. В углу комнаты возвышался розовый плюшевый слон, который мог выдержать десятилетнего ребенка. Фомича заинтересовал заяц с очень длинными лапами – весьма симпатичная вещичка! Будем надеяться, что хозяин не станет возражать, если он возьмет его себе на память о посещении квартиры, а потом будет что подарить Насте. Девушки ценят знаки внимания.

По всему периметру комнаты стены были разрисованы в несколько слоев краски. Полное впечатление, что здесь упражнялась целая толпа сорванцов, специализирующихся в граффити. Причем в некоторых местах под густой замазкой просматривались весьма приличные рисунки.

Дети в такой комнате должны чувствовать себя весьма комфортно.

В конце коридора имелась маленькая дверь, значительно ниже остальных, да и поуже на целую ладонь.

Лучшего места для хранения сейфа придумать трудно.

Взявшись за ручку, он вдруг отчетливо осознал, что за порогом присутствует какая-то угроза. Кирилл никогда прежде не искушал судьбу и, едва почувствовав неладное, разворачивался и уходил. Но в этот раз, вспомнив громкий голос Насти, взывавшей о помощи, предпочел остаться.

Осторожно, как если бы хотел выпустить опасность по капле, приоткрыл дверь. Здесь тоже были мягкие игрушки, как это свойственно детям. Они склонны к экспансии и привыкли завоевывать своими вещами окружающее пространство. Однако никто на него не набрасывался, не пытался вывернуть руки, не наставлял ствол пистолета в грудь. Все благопристойно. В какой-то момент Фомич даже испытал чувство разочарования. Прежде интуиция его не подводила, он доверял ей, как зрению или слуху.

«Бывает же такое!» – расслабившись, Кирилл Глушков шагнул в небольшой кабинет.

Вдруг в дальнем углу одна из игрушек ожила, и на него пушечным снарядом молчаливо и сосредоточенно, с твердым намерением сомкнуть свои могучие челюсти на его горле, бросился белый мускулистый бультерьер. Пытаясь спастись, Фомич инстинктивно выставил вперед зайца, и тотчас зубы собаки сомкнулись на его плюшевом брюхе.

Развернувшись, Кирилл скорым шагом, не отпуская зайца, направился по коридору и прошел на кухню. Распахнув холодильник, без особого почтения бросил в него зайца вместе с прицепившейся собакой и захлопнул дверцу. О днище холодильника разбилась стеклянная банка, и глуховато прозвучал обиженный собачий писк.

– Придется тебе, дружище, немножечко подышать холодком. Не обессудь! – со злорадством произнес Кирилл.

На всякий случай, не желая искушать судьбу, припер дверцу холодильника тяжелым дубовым столом. В чреве холодильника что-то судорожно бухнуло. Похоже, собачка пытается выбраться на волю.

* * *

Григорьеву нечасто приходилось видеть Валерия Нестеровича в таком приподнятом настроении, но сейчас, откинувшись на спинку высокого кресла, тот безудержно и весело хохотал.

– Мне определенно нравится этот домушник! Так это и есть твой сюрприз?

Едва улыбнувшись, Григорьев ответил:

– Да. Хотелось посмотреть, как он будет действовать в нестандартной ситуации.

– Я смотрю, ты ему устроил сплошные нестандартные ситуации... Но вижу, что он не растерялся. А если бы этот песик откусил ему руку?

– Тогда бы пришлось искать другую кандидатуру.

– Лучшего мы бы уже не нашли.

– Согласен с вами.

– Мыслит он нестандартно, и это нам подходит.

* * *

Пес скоро затих, похоже, холод подействовал на него весьма успокаивающе. Вернувшись в комнату, Кирилл тщательно осмотрел все стены. Ничего такого, что могло бы указывать на то, что в них запрятан сейф. У окна стоял небольшой старинный секретер, стилизованный под эпоху Людовика XIV; шкаф, стоящий у самой двери; кожаный диван, припертый вплотную к стенке. Вот, собственно, и все. Более никаких изысков. И все-таки что-то подсказывало Фомичу, что сейф следовало искать здесь.

На стенах никаких изъянов. Обои аккуратные, выбраны со вкусом. Вряд ли сейф вмонтирован в кладку.

В диване ему тоже не место, да и шифоньер вряд ли подходит для подобной цели. Вот секретер...

Присев, Кирилл попытался открыть дверцу. Она оказалась запертой. Невольно хмыкнул, подивившись искусной работе старых мастеров. Сейчас таких вещей не производят. Секретер был заперт на замок, вот только где именно находился замок, было непонятно. Обыкновенные сюрпризы в духе французских умельцев. Порой в толщине досок прятали важные документы, фамильные драгоценности. Порой такой клад мог храниться целыми столетиями, переходя от одного хозяина к другому, и только случайность позволяла обнаружить сокровища. Не исключено, что где-нибудь в дубовой стенке находится полкило золотых монет, вот только не оставалось времени для их поиска.

* * *

Ухмыляясь, шеф с интересом посмотрел на монитор, пребывал он в благодушном настроении и, щурясь, пускал сигаретный дым под самый потолок.

– Как ты думаешь, разберется?

– Думаю, да.

– Сколько потребовалось предыдущему, чтобы открыть секретер?

– Он его так и не открыл, – ответил Григорьев. – Взломать тоже не удалось. На совесть сработано.

– Поглядим, что получится у этого.

* * *

Можно было бы просверлить пару дырок, потом долотом отворить дверцу, искурочив при этом замок вместе с секретером. Но портить антиквариат было совестно. Несолидно как-то! Более трех столетий вещица простояла в неприкосновенности где-то во французских дворцах, чтобы впоследствии быть вскрытой фомкой российского домушника.

К таким вещам следует относиться бережно.

Кирилл Глушков обошел секретер со всех сторон. Сплошной монолит, ничего такого, что могло бы напоминать замок. Даже отверстия не отыскать! И все-таки разгадка пряталась где-то близко. И тут на боковой стенке секретера он заприметил, что верхний уголок дерева немного другого оттенка. Всмотревшись внимательнее, Фомич обнаружил, что боковая стенка в действительности состояла из двух кусков, верхний из которых был меньшего размера. Причем он был настолько подобран по узору, что внешний вид представлял с другим куском единое целое.

Вот в чем разгадка! А так ни за что не догадаешься.

Ткнув в неровность, он почувствовал, как она слегка провалилась под нажимом его пальцев. Еще один толчок, и дощечка, сложившись, отодвинулась в сторону. Кирилл сунул пальцы в полость и, нащупав небольшой рычажок, слегка потянул его. Где-то внутри дубового массива сухо щелкнуло, и дверца слегка приоткрылась.

Теперь на одну тайну в секретере стало меньше.

Распахнув дверцу, Фомич увидел бронированную поверхность сейфа старинной конструкции. Можно предположить, что ему не меньше лет, чем самому секретеру.

Осталось только подобрать подходящую отмычку, и задача выполнена.

Вытащив из кармана набор отмычек, перетянутых бечевой, Фомич без труда отыскал нужную – коротенькую, уплощенную, с зубчиками по одной стороне.

То, что нужно!

Просунув отмычку в щель, Фомич слегка ее покрутил, пытаясь отыскать пазы. Отмычка не желала цепляться, без конца соскальзывала с зубчиков. Нужно попробовать другую. На этот раз Кирилл выбрал отмычку подлиннее, с загнутым концом. Опять не подходит! Отмычка ни в какую не желала проворачиваться, что-то мешало по самому краю.

А сейф оказался не таким простым, как это показалось вначале. Видно, в старину понимали толк в замках и имели верное средство против разного рода взломщиков.

Кирилл нервно посмотрел на часы, время убегало.

Следует попробовать третью. Перебрав все отмычки, домушник решил остановиться на той, что имела заостренный край. Достав плоскогубцы, он слегка согнул ее и бережно просунул в замочную скважину. Слегка волнуясь, провернул. А когда зубчики замка зацепились за крючки отмычки, осторожно повернул.

Внутри сейфа негромко щелкнуло, и дверца отомкнулась. Кирилл невольно выдохнул. На верхней полке лежал небольшой пакет, точно такой же, какой он забрал из предыдущей квартиры: ни надписей, ни рисунков, ничего такого, что могло бы указывать на его принадлежность.

В кармане завибрировал телефон. Нажав кнопку, Глушков поднес его к уху:

– Слушаю.

– У тебя остался всего час, надеюсь, что ты меня не разочаруешь.

– Я сделаю все, что нужно, – поспешно заверил Кирилл.

– Вот и отлично!

В барабанные перепонки ударили короткие надоедливые гудки.

– Да пошли вы!

Сунув телефон в карман, Фомич вышел из квартиры. Ему сегодня определенно везет, в подъезде не встретилось ни одного жильца, как если бы дом вымер.

– Молодой человек! – услышал Кирилл за спиной пронзительный голос.

Внутри все съежилось – полное впечатление, что кто-то ухватил его за руку в то самое время, когда он пытался вскрыть квартиру. Возникло желание скатиться с лестницы кубарем и броситься из подъезда прочь. Однако торопиться не следовало, нужно было набраться хладнокровия.

Налепив на лицо любезность, Фомич обернулся:

– Вы это мне?

Из дверного проема выглядывала женщина лет восьмидесяти пяти и, близоруко прищурившись, взирала на Кирилла. Внешне вполне безобидное создание, но именно такие трухлявые грибы обладают поразительной наблюдательностью.

– Да, молодой человек. Вы ведь из нашего дома?

– Разумеется, я из тридцать четвертой квартиры, – весело ответил Кирилл.

– Вот я гляжу, лицо знакомое... Вы не знаете, во сколько дадут горячую воду? Отключили два часа назад, а ее все еще нет.

Фомич понимающе кивнул и уверенно ответил:

– Пятнадцать минут назад я разговаривал со Степанычем, и он сказал, что воду дадут через час.

– Это который же из них двоих Степаныч? – насторожилась старуха.

– А тот, что в полосатой кепке, – с прежней уверенностью ответил Фомич, спускаясь.

– Ах вот оно что, – облегченно произнесла старуха, закрывая дверь.

Еще несколько напряженных шагов, и Фомич вышел на улицу, вычеркнув из памяти квартиру, а заодно и старуху, встреченную нежданно на лестничной площадке.

Следующий адрес оказался неподалеку. Пройти-то всего квартал! Кирилл поймал себя на желании пройти расстояние быстрым шагом. Но следовало соблюдать хладнокровие, спешащий человек всегда вызывает повышенный интерес со стороны окружающих.

Вот и нужный подъезд.

Его встретила хлипкая дверь, которая к тому же была еще и распахнута – держалась всего-то на небольших петлях, готовых сорваться от легкого пинка.

При такой двери не следовало ожидать, что внутри будет нечто значительное. Оставалось непонятным, зачем им было нужно, чтобы он взламывал квартиры в предельный срок. Наняли бы с пяток домушников, вот и занимались бы подобными безобразиями. Но в одиночестве?.. Вряд ли отыщется безумец, способный вскрыть три квартиры в течение двух часов.

Мало заполучить стоящую «наколку», следовало разведать, какие именно люди проживают в этой хате, требовалось досконально знать их распорядок дня и разузнать наиболее подходящее время для проникновения.

Удача для вора нужна, но она должна быть хорошо подготовлена. На безумные поступки способен только неопытный чиграш, не державший серьезных денег.

Подъезд оказался грязным, по углам валялись кучи мусора. В нем не убирались, по крайней мере, полгода. Стены разрисованы пестрым граффити, а на вековой темно-зеленой краске крупными буквами нацарапаны признания в любви двадцатилетней давности. Наверняка у этих мелких пакостников появились уже внуки. А вот надписи по-прежнему кричащие. С надрывом. На такие откровенные душещипательные признания способна только слепая юность. Если не полениться и протопать до последнего этажа этого высотного здания, то можно будет встретить немало красноречивых надписей.

Своеобразная летопись подъезда.

Вверху что-то загрохотало и стало приближаться с дребезжащим звуком. Так могла громыхать только небесная колесница, запряженная самим Зевсом. Следовало напрячь воображение, чтобы понять – спускался лифт.

Фомич глянул на номера квартир. Ага, значит, у него третий этаж. До хаты следует добираться пешком, не хватало еще застрять где-то между этажами.

Подняв воротник – на тот случай, если придется столкнуться с кем-нибудь из жильцов дома, – Фомич потопал вверх по лестнице. Под толстыми подошвами ботинок неприятно похрустывало битое стекло. На подоконнике стояло десятка два пустых бутылок из-под пива, а немного в стороне, явно бравируя своим аристократизмом и пузатой поверхностью, возвышалась импортная бутылка из-под водки.

Достаточно было одного взгляда, чтобы понять – в этом подъезде время любят проводить шумно, с большим размахом и очень затейливо. И вряд ли у кого в груди ворохнется нечто похожее на жалость от отчаянного вопля.

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.
Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.

Купить и скачать книгу в rtf, mobi, fb2, epub, txt (всего 14 форматов)



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21

Поделиться ссылкой на выделенное