Евгений Сухов.

Кровник смотрящего

(страница 7 из 37)

скачать книгу бесплатно

Михаил отошел в сторонку и стал наблюдать за тем, как эксперт Балашин изучает тело убитого. Он настолько низко наклонился к его лицу, словно намеревался сделать прощальный поцелуй.

Неожиданно он выпрямился и окликнул техника-криминалиста:

– Принеси метр.

Тот, охотно кивнув, вытащил из небольшого кожаного кейса измерительную ленту. Чертанова всегда удивляла способность Балашина выжимать из места преступления максимум информации. Очень часто выводы эксперта отражали суть преступления. Что же будет на этот раз?

Ага, он собирается изучить пулевое ранение.

Метрах в двадцати пяти от места преступления топталось трое милиционеров – искали злополучную пулю. В счастливый случай почти не верилось. Но все-таки чем черт не шутит, а вдруг! Вот один из них наклонился, что-то поднял и едва ли не бегом направился к эксперту. Балашин одобрительно хмыкнул и дружески хлопнул его по плечу.

– Что ты об этом думаешь? – подошел Чертанов.

– Мне ясны две вещи, – отозвался эксперт, – первая, это то, что стрелял классный снайпер, если уж сумел поразить цель с такого расстояния…

– Расстояние было большим?

– Вне всякого сомнения! И второе, охота шла именно на Бабичева… Снайпер работал с оптикой, и у него было достаточно времени, чтобы изучить свою жертву в оптический прицел. А потом, с такого расстояния случайных людей не убивают, да еще к тому же бронебойными пулями! – он победно поднял деформированный кусочек металла.

– Давай пройдемся на каланчу, хочу кое-что уточнить.

* * *

Взобравшись на пожарную каланчу, Чертанов укрепился в своем мнении, что стрелял настоящий мастер. К окну был придвинут раскладной стол, на подоконнике мешок с песком. В центре мешок слегка примят, видно, для того, чтобы поудобнее было расположить винтовочную ложу. Но сам снайпер с улицы заметен не был, его скрывал царящий здесь полумрак. Была продумана каждая мелочь. А кроме того, помещение имело три выхода, и в случае возникшей опасности снайпер мог воспользоваться любым из них. А вот и винтовка, аккуратно приставлена к стене. Вряд ли стоило рассчитывать на отпечатки пальцев, но все-таки!

Михаил бережно поднял винтовку.

Действительно странно, что из этого оружия снайпер сумел поразить цель на расстоянии почти в девятьсот метров! Для подобных вещей подошла бы австрийская винтовка «SSG 69» или, к примеру, немецкая модель «Heckler-Koch 3S61». Австрияки и немцы понимали толк в оружии. Но снайпер стрелял именно из старой модели винтовки, а ведь для нее требуются более высокие профессиональные качества. Еще одно доказательство того, что стрелок был весьма и весьма незаурядным.

За свою жизнь Михаил Чертанов встречал только трех снайперов столь высокого уровня. Снайпер – это прежде всего комплекс человеческих качеств самого высокого достоинства. Кроме отменных физических данных, ему нужна мгновенная реакция, способность быстро и правильно принимать решения, а такое дано далеко не каждому.

Вот хотя бы применительно к данному случаю: в распоряжении снайпера были всего лишь одна-две секунды, за которые нужно было не только произвести верные расчеты, определить расстояние до объекта, но и точно выстрелить. При этом снайпер учел расположение телохранителей, которые прикрывали босса своими телами, словно живыми щитами.

Внезапно Чертанова посетила неожиданная мысль: а что, если этот выстрел сделал один из его троих знакомцев? Ведь весьма способные ребята. Но он тут же отогнал ее.

Исключено!

Первый уже три года как пребывает в монастыре; второй за решеткой. А третий уже два года как лежит в могиле. Так что подобное предположение не больше чем абсурд. Впрочем, был еще четвертый…

Чертанов передернул затвор винтовки, проверил патронник. Пусто. Неужели он забрал патроны с собой или был столь самонадеян, что зарядил винтовку всего лишь одним патроном?

Михаил понюхал ствол. В носоглотку ударил кисловатый запах гари. Не такой уж и терпкий. Выстрел был один, сомневаться не приходится.

– Что скажешь? – спросил Шевцов у Чертанова.

– Думаю, что он еще заявит о себе.

* * *

Отношения с Верой разладились в один миг. Еще утром она не желала отпускать его на работу без поцелуя. А вечером, когда он явился домой, Вера вдруг заявила о том, что оставаться у него больше не намерена. Не отвечая на расспросы, девушка молча упаковала свою сумку и, покидая квартиру, вместо ответа швырнула на пол ворох фотографий. Подняв снимки, Михаил не стал более удерживать Веру. Да-а, тут было на что посмотреть. Сидя на стуле, он активно совокуплялся с какой-то темноволосой девицей. И главное, он никак не мог вспомнить, где это произошло, при каких обстоятельствах, и, что самое смешное, понятия не имел, что это была за девушка. Возможно, подобное случилось в один из мальчишников, когда не следовало отставать от заводных приятелей и требовалось показать, что ты еще способен на легкие шалости.

Вот, значит, как оно аукнулось…

Но кому это взбрела в голову мысль запечатлеть его шалости на фотопленку! Да к тому же подсовывать фотографии любимой! Видно, у этого человека имелись основания, чтобы ненавидеть его. Причем разрыв с Верой произошел в тот самый момент, когда казалось, что они научились понимать друг друга даже без слов.

Однако унывал Чертанов недолго. Уже на следующий день он случайно, но очень кстати, познакомился на улице с девушкой, которую звали Валентина. И, судя по тому, как у них развивались отношения, Михаил был вправе рассчитывать на то, что вскоре исправит свои расстроенные чувства.

Михаил был убежден, что предстоящий вечер ему должен запомниться. Валентина согласилась поужинать с ним в ресторане. Пока это не победа, но все-таки! Хотелось верить, что топтание у ее порога сделается достоянием истории. Нельзя сказать, что их отношения развиваются стремительно, но путь от ресторана до койки всегда очень короток. Конечно, не было гарантии, что ему сразу после ужина удастся отвести ее в свою холостяцкую квартиру, но попытаться стоило. Разумеется, никакого нажима, только любезная обходительность и улыбки. Предложение более близких отношений должно восприниматься как продолжение приятного вечера, и если он будет достаточно тактичен и обходителен, то вряд ли у Валентины найдутся аргументы для отказа.

Войдя в ресторан, Валентина сказала, улыбнувшись:

– Я здесь ни разу не была. Мне здесь очень нравится.

Чертанов преисполнился гордостью. Если бы она знала, сколько усилий пришлось ему предпринять, чтобы забронировать именно этот столик в углу ресторана, где во всю стену мерцал аквариум с вуалехвостами. При желании от любопытных глаз можно было закрыться ширмой. Все предусмотрено! Если события будут развиваться стремительно, то можно будет воспользоваться этим.

А ведь поначалу администратор встретил его просьбу с заметной прохладцей и после секундной паузы уверенно отказал, сославшись на нехватку обслуживающего персонала. Ясно, что внешний вид гостя его не впечатлил. Но причина отказа крылась в ином: Чертанову было известно, что за этим столиком обычно восстанавливают силы два авторитета из казанской группировки. Даже если они не придут в этот вечер, в любом случае столик всегда держали свободным, полагая, что авторитеты могут объявиться в любую минуту.

Михаил испытывал нешуточное желание взять администратора за нос и преподать ему пару уроков вежливости. И только официантки, что деловито сновали по залу, заставили его отказаться от подобного шага. Собственно, что с этого типа возьмешь? Наверняка из бывших халдеев, полжизни гнул спину перед именитыми гостями и, возможно, в администраторы выбился не без содействия той же самой «крыши», а потому лез из кожи, чтобы оправдать доверие. Пришлось показать ему удостоверение, чтобы внести ясность в дальнейшие отношения.

Можно было бы выбрать другой ресторан, но Валентина почему-то предпочла именно этот, а отказать девушке Чертанов не посмел. Чего копаться в глубинах ее души? Может, за этим выбором прячется какая-то сердечная тайна.

Михаил бросил взгляд на соседние столики. За одним из них сидело четверо парней. Самому старшему не более двадцати пяти лет. По всем параметрам самый боевой возраст. По тому, как они поспешно отвели взгляд, Михаил догадался, что сохранить инкогнито ему не удалось и услужливый администратор уже шепнул им о нежданном госте. Ничего страшного, как-нибудь переживете!


– Я рад, что тебе понравилось здесь, – улыбнулся Михаил, и его ладонь мягко коснулась тонких пальчиков девушки.

Вино было итальянским, и Чертанов возлагал на него большие надежды.

– Выпьешь еще?

Валентина одарила его кроткой улыбкой:

– Разве самую малость.

– Конечно. – И вино заплескалось в высоком фужере.

– Обо мне ты знаешь уже очень много, но ты почему-то никогда не рассказываешь о себе.

Сделав небольшой глоток, Михаил сказал:

– А чего тут рассказывать? Работаю в МЧС. Часто бываю в разъездах.

– И чем же ты там занимаешься? – весело спросила Валентина.

– Спасаю! Неделю назад летал в горы. Несколько любителей экстрима взобрались на вершину, а спуститься не сумели. Пришлось снимать их с пика при помощи вертолета.

– Какой ужас!

Мобильный зазвонил в самый неподходящий момент. Михаил еще не знал, кто ему звонит, но интуитивно почувствовал, что вечер безнадежно испорчен и в холостяцкую квартиру он вернется в одиночестве.

– Да, – откинул он крышку телефона.

– Вот что, – услышал он голос полковника Крылова. – Немедленно бросай все и приезжай в отдел!

– Я сейчас нахожусь в ресторане с девушкой, – предпринял Чертанов робкую попытку отказаться. Все-таки Крылов сам мужик, должен понять.

– Послушай, – раздался в трубке грозный начальственный рык. – Если бы ты знал, откуда именно меня выдернули, то не стал бы вякать! В ювелирном магазине взяли заложников, необходима твоя помощь!

– Понял, – обреченно подчинился Чертанов. Положив телефон в карман, он с минуту рассматривал узор на тарелке, не желая показывать растерянность, после чего, собравшись с духом, сказал: – Знаешь, Валя, мне нужно срочно уходить. Ты можешь посидеть немного одна, здесь хорошая музыка…

Михаил не договорил, губы Валентины обиженно дернулись:

– И как ты себе это представляешь?

– Извини.

Валентина поднялась.

– Так ты меня даже не проводишь?

– Валя, у меня сейчас нет времени. В другой раз.

Девушка неприязненно передернула плечами и произнесла:

– Не думаю, что другой раз будет.

Взяв со спинки стула кофточку, она заторопилась к выходу. Первой реакцией Чертанова было броситься вслед удаляющейся девушке, но он усилием воли заставил себя остаться. Самое главное, не смотреть на ее ноги, на редкость безукоризненно стройные. Михаил отвел глаза и тут же натолкнулся на насмешливые взгляды парней, сидящих за соседним столом. Облом был полным!

Валя ушла. Чертанов почувствовал облегчение. Выждав еще несколько минут, Михаил бросил на стол деньги и заторопился к выходу.

Глава 8
НАЛЕТ

Микроавтобус остановился у дверей ювелирного магазина. Стрелки часов показывали пятнадцать минут седьмого. Инкассаторы должны подойти перед самым закрытием. Следовательно, в их распоряжении полчаса чистого времени. На всю операцию отводилось не более десяти минут, и каждый из четверки до последней мелочи знал объем своей работы. Накануне вечером они провели генеральную репетицию, выпотрошив небольшой продовольственный магазин на окраине Москвы. Все прошло без сучка и задоринки.

В двоих Егор Даничев, или просто Шатун, был уверен, как в самом себе. Старшего из них – Валеру, он знал уже без малого лет десять, а с Витьком сошелся лет пять назад. Компания была слаженной, сработанной. Десятки раз выбирались на дело, и за все это время ни одного существенного срыва. Но сегодняшний день был особенным, об этом знал каждый из них. А потому отрадно было, что сейчас ребята держались уверенно, даже с какой-то лихостью, и терпеливо ожидали команды.

Сомнения вызывал лишь четвертый – Жорик, девятнадцатилетний детина с литыми, как у тяжелоатлета, плечами. Ему бы в спортзале гири поднимать да гриф от штанги в узел скручивать, а он на дело увязался. Возможно, Егор и нашел бы серьезный предлог, чтобы отшить его, но за парня подписался кореш, с которым он чалился три года в сучьем кичемане под Воркутой. Нахлебавшись вдоволь «красного» беспредела, они доверяли друг другу больше, чем родные братья. Жорик приходился корефану каким-то дальним родственником, и тот имел на него серьезные виды.

Вот теперь и предстояло посмотреть, насколько он будет хорош. Парень пытался напустить на себя лихость, но получалось это у него плохо. Его глазенки беспокойно бегали из стороны в сторону.

– Начали! – скомандовал Егор и натянул на себя маску.

Его примеру тотчас последовали остальные. Открыв дверцу, Егор быстро вышел на улицу, зная, что за ним, дыша в спину, топают подельники. В этот ювелирный магазин он заходил не однажды, а потому даже с закрытыми глазами мог отыскать нужную витрину. Главное, не нервничать, и тогда все пройдет так, как задумывалось.

Шатун уверенно вошел в магазин, отметив, что народу здесь в этот час было немного. Отыскал взглядом охранника, который, почувствовав неладное, уже направился в его сторону. Егор, не тратя время на разговоры, вскинул руку с оружием и нажал на курок. Выстрела не было, просто негромкий выхлоп, и охранник, нелепо держась руками за горло, стал опускаться на пол.

Этот уже не боец, более Егора он не интересовал. Направив пистолет на перепуганную белокурую продавщицу, он жестко объявил:

– Останешься живой, сучка, если будешь слушаться меня. Будешь?!

Девушка, как заколдованная, остановившимися глазами смотрела на ствол пистолета.

– Будешь, тварь?!

Голова ее нервно дернулась:

– Да, да…

– Вот и славненько.

Негромко хлопнула дверь – последним в зал вошел Жорик. Его задача – запереть замки и следить за входом. К прилавку подошел Валера; вжикнув замком на сумке, он уверенно поставил ее на витрину и скомандовал:

– Открывай витрину!

Витек, худой и гибкий уркаган, держа пистолет наготове, наблюдал за перепуганными посетителями, сбившимися в угол. Можно не сомневаться, что в решающую минуту он не промахнется. Троицу связывали годы совместной работы, и за это время они научились понимать друг друга с одного взгляда. На сухом протокольном милицейском языке их отношения называются «устойчивая преступная группировка». Но казенный язык не выявит тех отношений, что связывали их на протяжении последних лет. После каждого удачного налета они выезжали всей компанией куда-нибудь на Канары, чтобы укрепить расшалившиеся нервишки. А кроме общего дела, совместного отдыха и моря выпитой водки, их еще связывала целая толпа девок, которых они ради хохмы пускали по кругу. Кровными братьями их не назовешь, но уж молочными они были наверняка!

– Сейчас… сейчас, – лихорадочно повторяла продавщица, не в силах справиться с нервной дрожью. Ключ никак не желал попадать в замочную скважину.

– Дай сюда! – Егор свободной рукой вырвал связку ключей. И уверенно отомкнул сначала одну витрину, затем другую.

Валера, не теряя ни секунды и без особого почтения, уже складывал драгоценности в сумку. Иногда его рука останавливалась на какое-то мгновение, чтобы порадовать глаза крупным самоцветом, после чего уверенно опускалась в глубину сумки.

Все шло точно по намеченному плану. Первая витрина опустошена, теперь на очереди вторая. Шатун уверенно приподнял ее крышку. Взял в горсть несколько колье и золотые цепочки и, покачав их в воздухе, как бы оценивая на вес, швырнул в сумку. Через две минуты витрина была опустошена. Теперь – шкафы. Шатун знал, что именно в них находились наиболее ценные изделия.

– Где ключ от шкафов?

– У меня его нет, – отчаянно затрясла головой продавщица.

На какое-то мгновение взгляд Егора столкнулся с глазами Валеры. В них плескался самый настоящий восторг. Сумка была заполнена почти на треть. Такого фарта они не знали, по крайней мере, последние года полтора. Даже через маску было видно, как лицо Валеры расплывается в довольной улыбке. А может, повернуть к двери? Ведь того, что набрали, хватит на многие месяцы безбедной жизни. Но начатое полагалось доводить до конца. Таково правило.

– У кого, стерва, ну?! – прикрикнул Шатун, наставив на белокурую ствол пистолета. Ее следовало ломать сразу. Человек мыслит совсем иначе, если чувствует запах оружейного масла и гари.

– У заведующего.

– Где он, сука?! – зло прошипел Егор в ее побелевшее лицо. Палец уверенно лег на спусковой крючок.

Если бы ему сказали, что страх имеет свой неповторимый запах, то он бы ни за что не поверил этому. Но сейчас чувствовал, как запах страха наполняет помещение кисловатой затхлостью. Был момент, когда ему хотелось нажать на курок, но он остановил себя усилием воли.

Взгляд продавщицы на мгновение замер, а затем и острый подбородок решительно дернулся в сторону посетителей. Ясно. Заведующий среди них. Повернувшись, Егор посмотрел на сгрудившихся посетителей. Вот откуда исходило зловоние! Их было семь человек: четверо мужчин и три женщины. Самому старшему около шестидесяти лет, а младшей – не более двадцати. Они держались вместе, рука об руку. Кто они такие? Отец и дочь? Не похоже. Скорее всего, любовники. Стареющий ловелас решил придать импульс угасающим чувствам в виде колечка с бриллиантом?

Остальные были люди среднего возраста. Уж эти-то заявились в ювелирный не случайно – главная их цель потратить деньги. И тут взгляд Егора остановился на плотном невысоком человеке с огромной лысиной, которая широкой полосой убегала куда-то на затылок. Прекрасный костюм будто отражал сияние выставленных на продажу бриллиантов. Их свет словно светился на лацканах пиджака. Лицо приветливое и одновременно недоверчивое. Он разительно отличался от всех, кто стоял с ним рядом.

Шатун сделал два шага и, протянув ладонь, потребовал:

– Ключи!

Людей такого рода он знал. Чтобы сломать их, совершенно не нужно давить на психику и угрожать. Ведь это всего лишь наемный служащий, и в глубине души он негодует на то скудное жалованье, что ему выдает хозяин. По его личному мнению, плата должна быть более значительной. И не в качестве премиальных где-нибудь в конце квартала, а в виде небольшого процентика, который бы бесперебойно капал на его личный счет. Каждый из них в глубине души мечтает, чтобы хозяина ограбили. Не насмерть, разумеется! А чтобы неприятность послужила хозяину-скупердяю хорошим уроком. Вот тогда он будет иначе относиться к своим людям.

Заведующий лихорадочно похлопал себя по карманам:

– Сейчас… Где же они…

В дверь раздался сдержанный стук. Егор обернулся и увидел у входа парня лет двадцати пяти в камуфляже, в руках он держал брезентовый мешок.

Инкассатор!

Тот не мог видеть людей, находящихся в помещении, – стекла в витринах магазина и в дверях были зеркальные, но зато люди, находящиеся внутри, могли рассмотреть каждый его жест. Парень вел себя беспечно. Оно и понятно, для него это был самый что ни на есть заурядный день. Наверняка инкассатором он работал не первый месяц, успел привыкнуть к ежедневной рутине. И чувство опасности уж если не атрофировалось, то заметно притупилось. Ему явно хотелось как можно быстрее отработать смену да вернуться к спортивным передачам и к бутылке пива. Да и выглядел он как-то сонно.

Сложив руки на груди, инкассатор терпеливо дожидался, когда ему наконец откроют.

А может, все-таки случайность?

– Кто это? – повернулся Шатун к заведующему.

Нежданный стук как будто бы добавил тому дополнительные силы, теперь его лицо выглядело куда более уверенным.

– Инкассаторы… Они всегда подъезжают в это время. Нужно открывать. Если вы не откроете, они тут же сообщат в диспетчерскую.

Егор обратил внимание на то, что ключи заведующий уже вытащил и теперь держал их в ладони, однако передавать не спешил. Весь его вид как бы говорил: а не пойти ли вам отсюда, господа налетчики… через черный ход!

Даже через маски было видно, что на лицах сообщников застыло смятение. Их взгляды были устремлены на Егора. Все, включая заложников, ждали от него какого-то гениального решения. А оно не приходило.

Особенно удрученным выглядел Жора. Его круглые глазенки бегали по углам помещения, как бы ища поддержки. Ему хотелось как можно дальше уйти от опасного места.

– Ключ! – спокойно потребовал Егор.

Заведующий протянул дрожащую руку со связкой ключей, и она, негромко звякнув, оказалась в ладони Шатуна.

Стук повторился. Инкассатор, стоящий за дверью, безмятежно почесал нос, не проявляя пока признаков нетерпения. Интересно, надолго ли его хватит?

– Что мне делать? – нервно спросил Жора.

– Стой, как стоял, – ответил Егор, направляясь к шкафу. – Да не бей ты копытами! – прикрикнул он в сердцах. – Пол проломишь!

Замок был несложный, его можно было бы вскрыть обычной отмычкой. Егора всегда удивляла эта черта ювелиров – держать драгоценности за копеечными запорами. Створки шкафа распахнулись. На полках в аккуратных коробках лежали кольца, браслеты, ограненные алмазы, некоторые из которых были величиной с крупный орех фундук.

Взгляд Даничева приковал огромный желтый бриллиант.

– Такой на аукционе стоит миллионы баксов, – услышал он за спиной восторженный шепот Валеры.

Камень и вправду был хорош. Вобрав в себя свет, он полыхал изнутри всеми цветами радуги. Следовало бы захлопнуть коробочку да швырнуть драгоценность в темное нутро сумки, но, повинуясь какому-то совершенно необъяснимому внутреннему порыву, Шатун бережно взял камень двумя пальцами и поднес его к глазам. В середине камня замерцали огоньки. Обычно в темной комнате так светятся кошачьи глаза.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37

Поделиться ссылкой на выделенное