Евгений Сухов.

Шнифер

(страница 4 из 23)

скачать книгу бесплатно

– Да, видок у тебя, Скелет, еще тот, – с усмешкой произнес он. – За версту видно человека, пробатрачившего на «хозяина». Пойдем-ка к машине, пока тебя за бродяжничество не заластали.

– У тебя курить есть?

В отличие от него, вчерашнего зэка, Готспер выглядел прекрасно. Крепкий, загорелый, в белой футболке и таких же белых льняных штанах. На ногах бежевые остроносые лодочки. Модные солнцезащитные очки закрывали большую часть лица. Зализанные назад черные волосы хорошо сочетались с тонкими щеголеватыми усиками.

Готспер протянул другу пачку «Парламента», сверкнув на солнце дорогими часами с платиновым браслетом.

– Держи. Можешь оставить себе. У меня в тачке еще одна есть.

– Благодарю, – Скелет тут же выудил сигарету и закурил.

Они вместе прошли через здание вокзала и остановились рядом с машиной Готспера. Скелет завистливо присвистнул.

– Ух, ты! Твоя, что ли? – в голосе звучало явное восхищение.

Новенький черный «БМВ» блестел до ряби в глазах.

– Нет, отжал у одного пенька на Калининке, – Готспер от души рассмеялся. – Конечно, моя, брат. Всего пару дней назад приобрел. Ну, как? Нравится?

– Впечатляет.

– Садись-садись, – Готспер гостеприимно распахнул дверцу. – Внутри еще лучше.

Скелет разместился на пассажирском сиденье, приспустил боковое стекло и с удовольствием откинулся на кожаную спинку. Готспер уже был за рулем. Легким поворотом ключа в замке зажигания запустил двигатель. «БМВ» тронулся с места.

– Соскучился по нормальной жизни небось?

Скелет кивнул.

– Не то слово! Пять лет, конечно, не такой уж и большой срок, брат, но... Я думал, они никогда не кончатся. На зоне время тянется раз в шесть медленнее.

– Могу себе представить, – хмыкнул Готспер.

– Нет, не можешь...

Скелет докурил сигарету и швырнул окурок в раскрытое окошко. Тут же закурил следующую. Подавшись вперед, он по-хозяйски раскрыл бардачок и радостно хлопнул себя по колену, обнаружив внутри банку пива. Сорвав кольцо, Скелет жадно стал пить.

– Оно же теплое! – засмеялся Готспер. – Сказал бы сразу, я б у ларька тормознулся. Взяли бы холодненького, свежего...

– Отвали! – Скелет смахнул осевшую у него на подбородке пену. – Дай насладиться маленькими радостями жизни. Теплое не теплое, какая к черту разница!

– Дикий ты стал совсем, Скелет, – Готспер пожал плечами. – Как вернувшийся к жизни коматозник. Надышаться не можешь! Чего теперь торопиться-то? Все впереди, брат! Я тебе такие местечки покажу. За пять лет тут у нас много чего интересного появилось. Сауны, девочки по вызову, казино...

– Так это и раньше было, – возразил Скелет.

– Было, – не стал отрицать Готспер. – Но уровень уже не тот, брат. Теперь все по высшему разряду. Не везде, конечно, но места знать надо. А у меня они все на счету. Куда рванем для начала? Ну, в магазин – это понятно.

– В какой магазин? – Скелет смял пальцами жестяную банку и тоже швырнул ее за окошко.

Глубоко затянулся сигаретой.

– В магазин, где шмотки продают. Если ты думаешь, что я позволю тебе по респектабельным местам в виде оборванца шастать, то ты принимаешь меня за законченного психа. Мне моя репутация, знаешь ли, тоже не за красивые глаза досталась. Я ее годами выстраивал...

– Ладно. Черт с тобой! Уболтал, – Скелет небрежно махнул рукой. – Пусть будет магазин для начала. Но кутить поедем чуть позже, братан. Сначала дело.

– Дело? – Готспер оторвал взгляд от дороги и удивленно посмотрел на сидящего рядом пассажира. – Какое дело?

– Мне с одним человеком встретиться нужно. Есть фартовая работенка. Корешок в лагере его координаты подогнал. Платят неслабо, да и дело непыльное. Сечешь, о чем я?

– Я-то секу, – мрачно откликнулся Готспер. – Но не лучше ли тебе с этим повременить? Что, вот так сразу с корабля на бал, да? Нары остынуть не успеют, Скелет.

– Да брось! Ты не слышал, что я сказал? Работа – херня. Как два пальца об асфальт. Никакого риска. Клиент хочет какую-то мульку понтовую из музея увести. Себе в коллекцию, как я понял. Из музея, Готспер! – Скелет поднял вверх указательный палец. – Это же тебе не банки трясти. А мне лавы нужны край. Одних подъемных на жизнь долго не хватит. А тут куш хороший предлагают. Возьмемся?

– Ты мне в дело войти предлагаешь, что ли?

– А ты че, теперь под честного фраера косишь? – Скелет заметно раздухарился. – Да ни в жизнь не поверю! А люди мне, ясное дело, понадобятся. Я уж набросал вчерне кое-какой план.

– Не зная подробностей дела?

– Подробности сейчас у заказчика выясним. Но это несущественные детали, Готспер. Я сейчас горы свернуть готов! Силища немереная! Понял?

Готспер вздохнул. Спорить со старым приятелем не имело смысла.

– Куда ехать-то? – обреченно спросил он. – Кто заказчик?

– Мелихов. Знаешь такого?

* * *

– Ну, что такое? Кому я понадобился?

Сандаев ускорил шаг. За дверью его квартиры разрывался телефонный звонок. Евгений стремительно преодолел расстояние между вторым и третьим этажами, распахнул дверь и, не снимая обуви, направился в гостиную.

– Да. Слушаю вас, – управляющий казино недовольно произнес привычную для себя фразу.

– Евгений? Ты? Узнал? Еще минута, и я бы, считай, похоронил тебя, – голос Громилы был хорошо известен Сандаеву. – Евген, сваливай быстрее! Уходи! Слышишь, что говорю?

– А что случилось? – резко оборвал собеседника Сандаев.

Его опасения полностью подтверждались. Исчезновение Платона и его группы все же было связано с какими-то проблемами.

– Сваливай быстрее, Евген, говорю тебе! Всех наших Янис замел...

– Откуда ты знаешь? – Сандаев почувствовал, что начинает задыхаться.

– Я там был. Янис с братвой перестреляли всех. Я один ушел...

– Но подожди, – трубка скользила в потной ладони Сандаева. Евгений переложил ее в другую руку. – Мелихов может не знать, что...

– Что Платон работал в казино с твоего согласия? – подхватил Громила. – Он все знает, Евген. Платон успел все выложить, после того как Янис шмальнул в Знахаря. Мелихову все известно...

Громила шумно выдохнул, видимо, выпуская из легких табачный дым.

– Но этого не может быть... – машинально произнес Сандаев.

– Мне жаль, но это так. Уходи, Евген, говорю тебе, – вновь добавил Громила.

Сердце Сандаева бешено колотилось. Он мысленно прокрутил назад события минувших суток. Невольно оглянулся на стол, на котором до сих пор стояла ополовиненная бутылка «Хайна», принесенного Метбурзиновым.

– Когда это случилось? – уточнил Сандаев.

– Позавчера. В ночь с пятницы на субботу...

Сомнений не оставалось. Метбурзинову на момент их встречи было все известно. И этот странный визит, нанесенный ему одним из приближенных Геннадия Геннадьевича, был не что иное, как приговором Мелихова.

Сандаев попытался подняться с кресла, но ноги его не слушались.

Черт! Артур подставил его! Весь этот спектакль с предложением организовать шулерский бизнес под боком у Мелихова был хорошо спланированной акцией!

Еще вчера у него был выбор. Он мог бы остановиться и на том, что принес ему Платон с его людьми. Тогда у него еще сохранялись шансы... Но теперь!

– Где Разгуляй? – простонал в трубку Сандаев.

– Не знаю, – отозвался Громила. – Уходи с фатеры как можно быстрее, – добавил он. – Свяжешься со мной, когда осядешь где-нибудь...

Последние слова Громилы Сандаев не слышал. Он уже припечатал трубку к рычагу.

Счет теперь шел на секунды, и его жизнь зависела от того, насколько оперативно он сработает. Сандаев выхватил из кармана трубку мобильного, заменил в аппарате сим-карту и набрал номер. Руки его дрожали. Наконец, ему удалось набрать нужное сочетание цифр.

Маргарита, молодая любовница Сандаева, не спешила отвечать на звонок. После минутного ожидания в телефоне раздалось сонное «алло».

– Маргарита, ты еще там? – Сандаев, опираясь на подлокотник, тяжело поднялся с кресла.

– Да, это кто? Женечка, это ты? – произнес тот же томный голос. – Я сплю. Может быть, ты попозже немножко перезвонишь. А то я...

– Марго, слушай меня внимательно! Сиди дома, – оборвал девушку Сандаев. – Никуда не выходи. Никому не открывай. Я буду к вечеру. Свет не зажигай. Никто не должен знать, что в квартире кто-то есть. Понятно?

– Женечка, что-то случилось? – безучастно поинтересовалась Маргарита, подавляя зевоту.

– Да. Меня хотят убить, – Сандаев встал с кресла.

– О господи!

– Тихо! Не до тебя сейчас, – рявкнул на нее Евгений. – Запомни, никто не должен знать, что в квартире кто-то есть. Я открою своим ключом...

Сандаев нажал отбой и направился к шифоньеру. Маленький металлический сундучок, в котором он держал документы, хранился в ящике с постельным бельем. Сандаев вытряхнул содержимое ящика на кресло, переложил пакет с документами в «дипломат» и поспешно вышел из квартиры.

Спускаясь к машине, он позвонил в банк.

– Добрый день, – приветствовал его приятный женский голос. – Вы дозвонились...

Евгений оборвал заученную фразу оператора.

– Сандаев говорит. Я хочу перевести всю сумму своих вкладов на другой счет...

– Одну минуту. Скажите, пожалуйста, ваши персональные данные, – вежливо попросила девушка.

Евгений по памяти продиктовал номер счета, на который следовало перевести его деньги...

Перламутровый «Рено Меган» домчал его до казино в считаные минуты. Вероятность того, что кто-то из людей Мелихова окажется в это время суток в казино, была ничтожно мала. Тем не менее Сандаев не стал закрывать салон автомобиля. На случай, если ему придется быстро ретироваться.

– Евгений Иванович? Что так рано? – бросил охранник «Золотого Скарабея», вежливо распахнув перед управляющим входную дверь.

Сандаев ничего не ответил на приветствие молодого человека и прямиком направился в свой кабинет.

Прежде чем зайти в комнату, Евгений внимательно осмотрел помещение. Все вещи лежали на своих местах, так, как оставил их сам Сандаев, уходя с работы. Значит, его еще не хватились.

Сандаев плотно закрыл за собой дверь на ключ.

Все свои наличные сбережения он хранил во внутреннем отделении сейфа для особо важных бумаг. Большую часть этих денег ему принес «левый» бизнес в казино. Некоторые пачки были перетянуты банковской лентой. Сандаев невольно обратил внимание на пометки, сделанные на ленте рукой Платона всего пару дней назад. Именно эти деньги сослужили Платону такую недобрую службу. Каталы уже не было в живых...

Сандаев нервно сглотнул. У него перехватило дыхание.

Он опустился рядом с сейфом на пол и, привалившись к стене, принялся медленно пересчитывать пачки. Всего в сейфе было порядка трехсот тысяч долларов.

Евгений машинально переложил доллары в «дипломат», складывая их ровными рядками, и закрыл крышку, установив на замках новый код.

Неровная пульсация сердца отдавалась в каждой клетке его тела. Сандаев сунул руку в карман пиджака и достал оттуда упаковку с таблетками нитроглицерина. В это самое время на рабочем столе Евгения зазвонил телефон.

Сердце у него оборвалось. Сандаев побледнел, в глазах у него помутнело. Превозмогая боль в грудной клетке, он поднес руку с таблетками к лицу, дрожащими пальцами выковырял из упаковки одну таблетку и сунул ее под язык. Сердце отпустило. Евгений с трудом поднялся на ноги, схватил «дипломат» и поспешно кинулся к двери.

Дальнейшее Сандаев воспринимал как будто через какую-то пелену.

Позже, сидя за рулем своего «Рено», Сандаев попытался восстановить ход событий. Он отчетливо помнил, что успел закрыть за собой дверь кабинета. Он помнил лицо охранника, который изумленно смотрел на своего начальника, столь странно покидающего стены казино.

Сейф, судя по всему, Сандаев так и оставил открытым, но его это уже не волновало. Евгений мчался по трассе к дому в новом спальном районе города, где он всего месяц назад снял себе квартиру. Об этой квартире знали лишь двое. Он и его молодая любовница Маргарита. Лучшего места для того, чтобы отлежаться какое-то время и принять для себя решение, придумать было невозможно.

Легкая улыбка тронула губы Сандаева.

* * *

– Ее привезли из Русского музея. Выставили у нас, в Художественном. На месяц, – Мелихов старательно срезал кончик сигары и бросил его в пепельницу. Потянулся к зажигалке. – Статуэтка называется «Царевна Волхова». Это одна из выдающихся работ великого Врубеля...

– Лекции по искусству нас не интересуют, – перебил собеседника Скелет, забрасывая ногу на ногу. – Давайте разговаривать по существу. К какому сроку вам нужна эта штукенция и сколько вы готовы заплатить нам, если мы ее доставим вовремя?

Мелихов сдвинул брови к переносице, и по одному этому выражению Готспер понял, что подобный подход к делу ему совсем не понравился. Скелет, казалось, даже не заметил перемены. Все его внимание было сосредоточено на зажатой меж пальцев тлеющей сигарете. Бледность и худощавость лица Скелета остались теми же самыми, что и два часа назад, когда он сошел с поезда, но в остальном вид вчерашнего зэка существенно изменился. Татуированные до плеч руки скрывала бирюзового оттенка рубашка с длинными рукавами, джинсы подпоясаны широким кожаным ремнем, а на ногах надраенные до блеска ботинки с тонкой шелковой шнуровкой. Готспер убедил друга, что такой прикид подойдет ему лучше любого другого. Немного поколебавшись, Скелет согласился, но по собственной инициативе добавил все-таки к новым шмоткам серебряный перстень на левую руку в виде выпуклого черепа. Готспер неприязненно морщился всякий раз, когда его взгляд падал на это нелепое украшение старого приятеля.

– Я говорю вам о ценности этой статуэтки не ради того, чтобы прочесть лекцию, – с нажимом произнес Геннадий Геннадьевич, раскуривая сигару. – Я хочу, чтобы вы отнеслись к этому делу со всей ответственностью, и если с моим заказом что-то случится...

– Мы – профессионалы, братан, – Скелет самодовольно осклабился. – Если мы беремся за работу, результат гарантирован. Положительный результат, я хочу сказать. Какой размер у статуэтки?

Обращение «братан» в его адрес пришлось Мелихову по душе еще меньше, чем бесцеремонная манера Скелета вести беседу. Но Геннадий Геннадьевич сдержался. Откинувшись в кресле и держа сигару в согнутой руке немного на отлете, он буквально буравил глазами обоих собеседников.

– Что значит «какой размер»?

– Ну, если че, под куртку ее сховать можно? – уточнил суть вопроса Скелет.

– При желании можно.

– Тогда никаких проблем, братан. Что у нас по срокам и по бабкам?

Мелихов помолчал минуту, а затем произнес:

– Статуэтка пробудет в нашем музее до конца следующей недели. По большому счету мне все равно, когда вы совершите ограбление. Завтра, послезавтра или на днях. Главное, чтобы она не успела покинуть город. А что касается оплаты... – Геннадий Геннадьевич затянулся сигарой и выпустил дым в потолок. – Сколько человек вы рассчитываете задействовать в вашей операции, уважаемый... э-э-э...

– Скелет. Все друзья зовут меня так, и вам незачем напрягаться. Мы ведь теперь почти друзья?

– Я бы сказал, деловые партнеры, – жестко осадил его Мелихов. – В соотношении: «заказчик – исполнитель». Но пусть будет Скелет. Ничего не имею против. Так сколько, Скелет?

Последнему не понадобилось много времени для поиска подходящего ответа. Фактически он ответил на вопрос без всякой подготовки.

– Нас будет четыре человека.

Готспер удивленно посмотрел на приятеля. Никакого разговора на эту тему у них до сих пор не было. Скелет упоминал, конечно, о каком-то черновом плане, но по-прежнему держал его при себе.

– Хорошо, – спокойно отреагировал на это сообщение Мелихов. – Я дам вам за вашу работу двести тысяч, то есть по пятьдесят кусков на брата.

Скелет скроил недовольное лицо.

– Не маловато ли, братан? В самом начале нашего разговора мне показалось, что вы сказали, будто бы эта хрень – одна из выдающихся работ Шнобеля. Иди как его там?.. Какова ее реальная стоимость?

Мелихов подался вперед и ткнул сигару в пепельницу. На скулах у него проступили красные полосы.

– Вы задаете вопросы, которые вас не касаются, – резко бросил он. – Я предлагаю вам работу, а если гонорар не устраивает, вы можете пойти и попытать счастья в другом месте. А я, соответственно, найду других исполнителей.

Оскал-улыбка Скелета стала еще шире, чем прежде.

– Тпру! Ты смотри, как он завелся, Готспер? Ну, и стоит ли так пылить, братан? Мы же типа партнеры, да? Или я чего-то не уловил? – Скелет снял ногу с колена, а затем и вовсе поднялся с дивана. Поправил ворот рубашки. – Короче, решаем так. Еще по полтиннику в зубы, и наша любовь будет вечной. То есть четыреста кусков за работу. Годится?

Пока со стороны Мелихова длилось напряженное молчание, Готспер готов был поспорить, что в итоге авторитет ответит им отказом. Ему самому никогда не приходилось работать на Геннадия Геннадьевича, но Готспер немало был наслышан об этом человеке. И втайне он надеялся, что соглашения у Мелихова со Скелетом не получится. Пахать на авторитета Готсперу не улыбалось. А раз нельзя переубедить товарища, то... Последняя надежда рухнула, когда Мелихов согласно качнул головой.

– Пусть будет так, – сказал он и тоже поднялся с кресла. – Вы приносите мне статуэтку, я передаю вам в руки четыреста тысяч. Никакого аванса не будет.

– А кто тут базарил об авансе? – парировал Скелет. – Мы – ребята честные. Можете не сомневаться.

Он протянул Мелихову руку то ли в знак прощания, то ли в знак закрепления сделки, но так или иначе Геннадий Геннадьевич оставил этот жест Скелета без внимания. Татуированная пятерня с кольцом в виде черепа зависла в воздухе.

– Удачи вам, парни, – только и напутствовал их Мелихов.

Готспер первым вышел из офиса. За ним последовал и Скелет.

– Ну, вот видишь? – последний находился в самом что ни на есть приподнятом расположении духа. – А ты мандражировал. С любым человеком можно договориться. Так?

– Ты не хочешь поделиться со мной некоторыми своими мыслишками? – спросил Готспер, когда они спустились на лифте вниз и миновали стеклянную вращающуюся дверь.

– Это какими, например?

– Например, кого ты еще хочешь взять в дело?

«БМВ» слабо пискнула, когда владелец снял его с сигнализации.

* * *

«Золотой Скарабей» было третьим по счету заведением, куда наведывался Чертышный текущим вечером. Переступив порог, он только приветливо кивнул двум охранникам на входе, после чего прямым ходом прошел в игровой зал.

У столов с рулеткой толпилось много народу. Чуть меньше клиентуры интересовалось игрой в «блек-джек».

Заложив руки в карманы брюк, подполковник прошелся вперед и практически тут же наткнулся взглядом на того, кого искал. Невысокого роста крупье с родинкой над правой щекой и небесного цвета большими глазами легко и непринужденно метал карты двум сидевшим напротив него подвыпившим мужчинам. Рядом с одним из них стоял высокий узкий бокал с коктейлем. Второй нервно теребил не поставленные еще на игру фишки.

Чертышный подошел ближе. Крупье поднял глаза и встретился с подполковником глазами. Оперативник едва заметно кивнул в сторону бара, развернулся и сам пошел в заданном направлении.

– Что будете пить? – услужливо склонился к нему парень с противоположной стороны стойки. – Коньяк, виски, мартини? Может, желаете коктейль? У нас богатый выбор.

– Дайте мне кофе.

Язва уже не давала о себе знать более трех часов, и Чертышный не собирался провоцировать ее алкоголем. От употребления спиртного и от курения подполковнику давно уже пришлось отказаться. Эту роскошь он себе позволить никак не мог.

– Роман Григорьевич?

Чертышный повернул голову. Голубоглазый крупье взобрался на соседний кожаный табурет и тут же щелкнул зажигалкой, прикуривая. Подполковник разогнал дым рукой.

– Какими судьбами к нам? Никак по делу опять?

– По делу, Боря, по делу, – рядом с ними никого не было, но Чертышный все равно предпочел вести разговор почти шепотом. – Ты же знаешь, что я в такие заведения без дела не хожу.

– А зря, – крупье выпустил к потолку четыре ровных колечка дыма. – Такие заведения, как вы говорите, для того и придуманы, чтобы люди отдыхали. Отвлекались от дел и все такое. Вот вы когда последний раз отдыхали, Роман Григорьевич?

– Мне отдыхать некогда, Борь. Да и не по карману мне это, – подполковник выдержал небольшую паузу. – Информация нужна. Подсобишь?

– Если в моих силах, подсоблю. Чего для хорошего человека информации жалеть?

Бармен поставил перед Чертышным маленькую чашку ароматного кофе и тут же отошел в сторонку. Подполковник сделал небольшой обжигающий глоток. Кофе оказался на редкость хорошим.

– Платона знаешь?

Борис улыбнулся во весь рот.

– Спрашиваете тоже! Кто ж его не знает? Таких клиентов мы просто обязаны знать в лицо.

– Это почему?

Чертышный и так знал, какой последует ответ, но хотел услышать его из уст Бориса. И не ошибся.

– Катал ни в одном приличном заведении не любят. – Крупье поерзал на стуле и покосился в сторону стола, где сам пару минут назад метал карты. Подполковник тоже посмотрел в этом направлении. На месте Бориса трудился его сменщик. – Сразу поганой метлой гонят. Если я вижу такого, тут же даю знать охране. Они его вышвыривают. Если катал двое и больше, может, конечно, нехилая потасовочка наметиться, но итог все равно один, Роман Григорьевич. Охрана у нас в «Скарабее» на высшем уровне.

– Ясно. А Платон тут был? Приходилось его вышвыривать?

Борис придвинул к себе пепельницу и загасил в ней сигарету.

– Был, – ответил он. – За последний месяц, если не ошибаюсь, раза три был. Я его, правда, сам не видел. Платон больше по покеру прикалывается, а я на блек-джековых столах работаю. Но был – это точно. Ребята рассказывали... Ну, и вышвыривали его, конечно. Как без этого, Роман Григорьевич?



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23

Поделиться ссылкой на выделенное